Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа судебной практики судов общей юрисдикции Иркутской области, связанной с фактами необоснованного осуждения граждан

 

Настоящий обзор содержит выводы о практике пересмотра Иркутским областным судом в кассационном порядке уголовных дел в связи с необоснованным осуждением граждан.

 

Следует отметить, что в кассационном порядке в 2000 году отменено 9 приговоров за необоснованностью осуждения 10 человек.  При этом 3 уголовных дела с отменой приговора были прекращены производством  в полном объеме и 6 – частично.

Приговоры отменялись в отношении 7 необоснованно осужденных и за недоказанностью участия в совершении преступления – в отношении 3 человек.

При этом в 1999 году в кассационном порядке отменялись приговоры в отношении 21 необоснованно осужденного (16 – за отсутствием состава преступления; 2 – за недоказанностью и 3 – в связи с нарушением норм процессуального права).

Таким образом, в 2000 году число необоснованно осужденных граждан сократилось в два раза, судами по-прежнему допускаются значительные нарушения норм материального и процессуального права при рассмотрении уголовных дел.

В 2000 году незаконные приговоры были вынесены Киренским районным судом – 2; Октябрьским и Свердловским районными судами г. Иркутска, Бодайбинским, Братским городским, Тулунским, Шелеховским и Падунским г. Братска – по одному.

Так, во втором полугодии 2000 года отменен в кассационном порядке за необоснованностью осуждения приговор Киренского районного суда от 2 июня 2000 года в отношении П., признанного виновным в том, что 22 января 2000 года он вовлек в кражу чужого имущества несовершеннолетнего Б.

Из материалов дела видно, что органами следствия П. обвинялся в вовлечении несовершеннолетнего Б. в совершение квалифицированной кражи путем обещаний и обмана. При этом, в чем заключался «обман», и что было «обещано» подростку в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано. Суд также не раскрыл в приговоре содержание объективной стороны преступления.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что кража Б. совершена по сговору с П. за один день до совершеннолетия.

При этом достоверно не установлено, был ли П. осведомлен о несовершеннолетии Б., вовлекая его в совершение преступления. Выводы суда относительно виновности П. в этой части предположительны и основаны на показаниях Б. и его матери, суду пояснивших, что П. «должен был знать» о несовершеннолетнем возрасте Б.

Отменив приговор в части осуждения П. по ст. 150 ч. 4 УК РФ с прекращением производства по делу за недоказанностью, судебная коллегия Иркутского областного суда указала, что преступления подобного рода совершаются с прямым умыслом, т. е. виновный должен не предполагать, а сознавать, что вовлекает в совершение преступления лицо, не достигшее совершеннолетия, и желать этого.

Вопрос о способе вовлечения подростка в преступную деятельность, как и вопрос об осведомленности относительно возраста, должен быть исследованным в судебном заседании в точном соответствии со ст. 20 УПК РСФСР.

Суд нарушил эти требования закона, что и повлекло необоснованное осуждение с частичным прекращением дела и снижением срока наказания.

 

Президиум Иркутского областного суда в 2000 году отменил в порядке надзора приговоры по 18 делам в отношении 18 незаконно осужденных граждан.

С отменой приговора 3 дела были прекращены полностью и 15 – частично, с оставлением обвинения по менее тяжкому преступлению.

Основанием к прекращению производства по делу послужило: отсутствие в действиях осужденных состава преступления – 15; недоказанность обвинения – 2; процессуальные нарушения – 1.

Приговоры, отмененные в порядке надзора, были вынесены Падунским районным судом – 3, Куйбышевским районным судом г. Иркутска – 3, Ангарским, Усольским, Свердловским районным г. Иркутска, Зиминским, Братским городским, Чунским, Тайшетским, Иркутским районным, Кировским районным г. Иркутска – по одному.

При этом необходимо отметить, что приговоры, отмененные в порядке надзора в 2000 году, постановлены судами в 1997-1999 годах, что частично объясняется неустоявшейся практикой  рассмотрения дел о незаконном обороте наркотических средств.

Результаты обобщения показали, что в основе этих судебных ошибок неверное толкование и неправильное применение норм, регулирующих незаконный оборот наркотических средств.

Так, приговором Кировского районного суда г. Иркутска от 5.01.99 г. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ Б., признанный виновным в незаконном приобретении и хранении для личного потребления 0,24 грамма гашиша.

Постановлением Президиума Иркутского областного суда от 13 ноября 2000 года указанный приговор по протесту зам. Председателя Верховного Суда РФ Верина В.П. отменен, а дело дальнейшим производством прекращено ввиду необоснованности осуждения Б.

Как видно из материалов дела, Б. был задержан на вещевом рынке в день приобретения наркотического средства. При доставлении его в Кировский РОВД г. Иркутска перед началом обыска Б. добровольно выдал только что приобретенное им наркотическое средство. Кроме того, при допросе в качестве подозреваемого подробно описал где, когда, у кого, при каких обстоятельствах приобрел это наркотическое средство.

Однако, органы предварительного следствия, ограничившись фактом привлечения Б. к уголовной ответственности, мер к отысканию сбытчика наркотических средств не приняли.

Как органами следствия, так и судом проигнорированы положения, закрепленные в примечании к ст. 228 УК РФ, согласно которым лицо, добровольно сдавшее наркотические средства и активно способствовавшее раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

По изложенным обстоятельствам приговор в отношении Б. отменен с освобождением его из-под стражи.

По свидетельству результатов обобщения кассационной и надзорной практики Иркутского областного суда в судах Иркутской области по-прежнему нет единообразного мнения по вопросу понятия «перевозки» наркотических средств. Это понятие нередко толкуется расширительно, смешиваясь с понятием «хранения», чему способствуют не только поверхностные знания  действующего законодательства РФ, но и поверхностное исследование обстоятельств фактически содеянного.

В связи с изложенным необходимо указать на разъяснения, содержащиеся в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

В соответствии с этими разъяснениями не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства в небольшом количестве, предназначенного для личного потребления.

Таким образом, судам необходимо в каждом конкретном случае решать вопрос о наличии в действиях подсудимых квалифицирующего признака перевозки «наркотических средств… с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотического средства».

Без учета указанных требований закона и руководящих разъяснений Верховного Суда постановлены в 1997-1999 годах приговоры Чунского суда в отношении Ж., Тайшетского – в отношении Н., Ангарского, Куйбышевского и Свердловского районных судов г. Иркутска в отношении С., Иркутского районного – в отношении Х. и Куйбышевского районного г. Иркутска в отношении В.

Президиум Иркутского областного суда, отменив перечисленные приговоры за отсутствием в действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 3 п. «в» УК РФ, отметил общую для всех судов ошибку – хранение наркотического средства при себе во время поездки суды ошибочно расценили перевозкой. В качестве примера можно сослаться на приговор Иркутского районного  суда, которым Х. осужден по ст. 228 ч. 1 и ч. 3 п. «в» УК РФ за то, что в с. Смоленщина для себя приобрел 2 полиэтиленовых отрезка с опием в количестве 0,95 граммов. С приобретенным наркотическим средством в машине поехал домой, но при выезде из села был задержан сотрудниками милиции.

Из материалов дела видно, что Х. приобрел опий для личного потребления в количестве, не требующем для перевозки специального транспорта. Все приобретенное им уместилось в кармане одежды. Этих фактических обстоятельств дела суд не учел, постановив необоснованный обвинительный приговор.