Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа судебной практики рассмотрения судами Иркутской области

материалов о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответсвенности, в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей и учебно-воспитательные учреждения закрытого типа

 

Настоящий обзор содержит выводы о практике рассмотрения судами общей юрисдикции Иркутской области материалов о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности в ЦВИНп и учреждения воспитательного характера закрытого типа.

Для проведения обобщения были истребованы все материалы,  рассмотренные судами общей юрисдикции Иркутской области по исполнению Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» № 120 от 24.06.99 г. за 1999-2000 г.г.

При этом 19 судов общей юрисдикции  Иркутской области направили ответы о том, что такие материалы не рассматривались. Ангарский и Слюдянский суды сообщили, что рассмотрели соответственно по три и два материала, однако материалы истребованы прокуратурой, и не вернулись в суды.

Материалы о направлении несовершеннолетних в центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНп) были направлены  в Иркутский Областной суд следующими судами: Ленинский суд – 2, Чунский – 1, Свердловский – 10, Усольский – 2, Нижнеудинский – 1.

Семью судами Иркутской области были направлены для обобщения материалы о помещении несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, в том числе Кировский, Катангский, Нижне-Илимский – по два материала; Ленинский, Братский городской, Братский районный, Усть-Илимский – по одному.

 

Анализ представленных на обобщение материалов показал, что судьями судов общей юрисдикции Иркутской области еще недостаточно хорошо изучен Федеральный закон от 24.06.99 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», вследствие чего, ими допущено значительное количество нарушений указанного закона, влекущих безусловную отмену принятых судами постановлений.

Круг лиц для помещения в это учреждение несовершеннолетних строго определен законом. Пункт 2 ст. 22 Закона указывает, что в ЦВИНп могут быть помещены следующие лица:

         несовершеннолетние, направленные по приговору суда или по постановлению судьи в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа;

         временно ожидающие рассмотрения судом материалов о помещении их в закрытое учебное заведение;

         самовольно ушедшие из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа;

         совершившие общественно опасное деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность за это деяние, в случаях, если необходимо обеспечить защиту жизни или здоровья несовершеннолетних или предупредить совершение ими повторного общественно опасного деяния, а также в случаях, если они не имеют места жительства, пребывания или не проживают на территории субъекта РФ, где ими было совершено общественно опасное деяние;

         совершившие правонарушения, влекущие административную ответственность в случаях, если их личность не установлена, либо они не имеют места жительства, места пребывания, или не проживают на территории субъекта, где ими совершено правонарушение.

Надо полагать, что в п. 5 понимаются субъекты административного правонарушения, т. е. лица,  достигшие 16-летнего возраста и подлежащие административному наказанию.

Практика показала, что судьи недостаточно ориентируются в этом вопросе. Примером является постановление судьи Свердловского района г. Иркутска в отношении несовершеннолетнего Н. Данный подросток 11.03.2000 г. в РОВД на ст. Иркутск-Пассажирский был задержан и доставлен за то, что приехал в Иркутск на электричке без билета. В постановлении указано, что проезд без билета является административным правонарушением, предусмотренным ст. 128 КоАП РСФСР. Кроме того, было указано, что он ушел из дома, жил у случайных знакомых, в подъездах и подвалах, имеет мать, проживающую в пос. Посольск. Данное постановление судьи является незаконным по следующим основаниям. Судья руководствовался п. 5 ст. 22 Закона,  где говорится о лицах, совершивших административное правонарушение. Однако Н. не достиг возраста, с которого наступает административная ответственность, то есть 16 лет, а значит, не может быть направлен в ЦВИНп на основании п. 5 ст. 2 Закона. Кроме того, суд не учел, что Н. имеет мать, а также место жительства. Судья же в резолютивной части постановления указал (дословно): «поместить его как совершившего административное правонарушение, не имеющего места жительства на территории Иркутской области на срок до 30 суток с целью проведения с ним профилактической работы и транспортировки его к месту постоянного места жительства». Таким образом, постановление судьи было противоречиво. К тому же судьей не была установлена личность Н., его возраст. В представленных материалах значилось, что Н. 1985 года рождения, а в постановлении судьи – 1984 года. Кроме того, в постановлении отсутствовала дата рассмотрения материала.

Те же обстоятельства имелись и в материалах в отношении И. 1990 года рождения, а также О. 1986 года рождения, которые были задержаны в момент посадки в пригородный поезд. Дети самовольно ушли из дома, без билетов прибыли в Иркутск. Судья в постановлениях и в отношении 10-летней И., и в отношении 14-летнего О. указал, что они совершили административное правонарушение, и на основании  п. 5 ст. 22 Закона поместил их в ЦВИНп на 30 суток. Судья в данном случае упустил, что дети еще малолетние, что административная ответственность наступает в соответствии со ст. 13 КоАП РСФСР с 16 лет. Дети имели место жительства, а потому не могли подпадать под п. 5 ст. 22 Закона. Оснований для помещения их в ЦВИНп не имелось. Их следовало направить домой.

Незаконно была помещена в ЦВИНп и 12-летняя К., проживающая в г. Усолье-Сибирское, учащаяся школы № 15, которая проживала с матерью. Постановлением судьи Свердловского суда г. Иркутска была помещена на 30 суток. В постановлении были указаны те же основания.

Примером грамотного решения данного вопроса является постановление судьи Ленинского суда г. Иркутска, которым он отказал в помещении в ЦВИНп 14-летней В., которая была задержана в Иркутске за безбилетный проезд в электричке и приехала из Ангарска.

Судья указал, что оснований для помещения В. в ЦВИНп не имеется. Однако по форме постановления имеются замечания. Постановление вынесено на бланке по мелкому хулиганству, что недопустимо. Постановление судьи должно быть мотивированным, полным, подлинник остается в материалах дела, а заверенная копия вручается по назначению. При этом в данном материале имеется лишь его копия.

В п. 6 ст. 22 Закона определен точный срок, на который несовершеннолетний, при наличии оснований, может быть помещен судом в ЦВИНп, то есть на 30 суток. В исключительных случаях он может быть судьей продлен до 15 суток, поэтому, вынося постановление, судья обязательно должен указать срок, а также дату его исчисления.

Данное положение Закона понятно не всем судьям, поскольку встречаются постановления, где не указана не только дата исчисления, но и срок, на который несовершеннолетний направлен в ЦВИНп. Так, постановлением судьи Нижнеудинского суда на основании п. 4 ст. 25 Закона в ЦВИНп был помещен К. 1987 года рождения. Время, на которое он помещен в Центр, в постановлении не было определено, а поэтому постановление является незаконным, так как оно не исполнимо, и подлежит отмене.

Не указывается судьями и дата, с которой следует исчислять срок помещения несовершеннолетних в ЦВИНп.

Из числа представленных на обобщение 16 материалов, дата, с которой следует исчислять время нахождения несовершеннолетнего в ЦВИНп, была  определена лишь в одном случае, (постановление судьи Ленинского суда г. Иркутска в отношении несовершеннолетнего М.). По другим материалам даты исчисления срока отсутствуют, а поэтому постановления судей являются не исполненными.

Так, постановлением судьи Чунского суда продлен срок содержания в ЦВИНпе несовершеннолетним А. 1985 года рождения, а также М. на основании ч. 4 ст. 22 Закона до 30 суток. Однако из постановления непонятно, с какого времени эти дети содержатся в ЦВИНпе, когда они были и кем помещены, когда будут заканчиваться эти 30 суток.

В целях предупреждения злоупотребления со стороны работников органов профилактики при исполнении Закона, судьям в каждом случае следует выяснять и указывать в постановлениях дату задержания и дату исчисления срока содержания несовершеннолетних в ЦВИНп. Не следует употреблять в постановлениях таких неопределенных фраз, как «поместить такого-то на срок до 30 суток». Срок нахождения ребенка в учреждении должен быть точно оговорен в постановлении судьи.

Следует отметить, что порядок обжалования постановлений о помещении несовершеннолетних в центр временной изоляции в законе не оговорен. Однако представляется, что эти постановления могут быть обжалованы и опротестованы заинтересованными лицами и прокурором председателю вышестоящего суда.

К числу заинтересованных лиц следует отнести самих несовершеннолетних, достигших 14 лет, их родителей и лиц, их заменяющих.

Анализ рассмотренных материалов показал, что право на обжалование названных постановлений судьями области практически не разъясняется. Из числа 16 изученных материалов исключение составляет лишь постановление судьи Ленинского суда г. Иркутска в отношении несовершеннолетнего М., в котором разъяснено право обжалования и опротестования председателю вышестоящего суда в 10-дневный срок. Представляется, что подобное разъяснение является законным, несмотря на то, что законодателем этот момент упущен.

Обобщение показало, что материалы о направлении несовершеннолетних в ЦВИНп рассматриваются судами по-разному.

Некоторые судьи (Ленинский, Свердловский суды г. Иркутска, а также Нижнеудинский суд)  рассматривают их составом суда, то есть с участием прокурора, адвоката несовершеннолетних и его законных представителей. В Законе порядок рассмотрения таких материалов не оговорен. Однако участие в рассмотрении материала самого подростка обязательно. По аналогии с требованиями уголовно-процессуального закона заочное рассмотрение этих материалов, то есть в отсутствие несовершеннолетних, представляется невозможным. Однако анализ представленных материалов показал, что имеют место случаи заочного направления несовершеннолетних в центр временной изоляции.

Изучение дел свидетельствует, что в тех случаях, когда несовершеннолетние присутствовали в суде при рассмотрении материалов, их разъяснения отражены в постановлениях судей (постановление в отношении К. – Нижнеудинский суд; в отношении Я., Л., М., Б. – Усольский суд). Другие же постановления содержат лишь мотивировку, переписанную из представлений комиссий по делам несовершеннолетних. Каких-либо сведений о том, что подросток присутствовал в суде и давал какие-либо пояснения, материалы не содержат, что является недопустимым. Постановление судьи в таком случае является незаконным, подлежащим отмене.

В соответствии с законом эти материалы должны рассматриваться незамедлительно, то есть в тот же день. Анализ поступивших материалов свидетельствует о том, что судьи следуют закону, и при поступлении таких материалов здесь же незамедлительно их рассматривают,  либо в течение 1-2 дней, необходимых для оповещения заинтересованных лиц, адвоката и прокурора. В то же время следует обратить внимание на то, что во многих материалах отсутствуют сведения о дате поступления этого материала в суд. Исключение составляет Кировский суд г. Иркутска, в материалах которого имеются штампы с датами их поступления. Представляется, что к этому вопросу судам следует относиться более серьезно, так как именно это обстоятельство дает возможность установить время нахождения материала в суде. Комиссии по делам несовершеннолетних обращают внимание областного суда на то, что суды затягивают рассмотрение материалов в суде, а иногда вообще отказываются их принимать по надуманным причинам (Куйбышевский суд г. Иркутска).

В отличие от вопроса направления несовершеннолетних в ЦВИНп (центр временной изоляции), производство по материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа регулируется гл. 3 Закона. В  то же время обобщение показало, что и в этом вопросе судьи разобрались недостаточно хорошо, и допускают такие ошибки, которые могут повлечь за собой отмену принятых ими постановлений.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Закона в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа могут быть помещены несовершеннолетние в возрасте от 11 до 18 лет, нуждающиеся в особых условиях воспитания, обучения и требующие специального педагогического подхода, в случае если они:

         не достигли возраста, с которого наступает ответственность;

         достигли возраста, но не подлежат уголовной ответственности в связи с тем, что вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не смогли в полной мере осознавать фактический характер и опасность своих действий (ч. 3 ст. 20 УК РФ);

         осуждены за совершение преступлений средней тяжести и освобождены судом от наказания в порядке ст. 92 УК РФ.

Основаниями содержания несовершеннолетних в спецшколах закрытого типа является и постановление судьи, и приговор суда по п. 3 ст. 4 Закона. Анализ представленных материалов свидетельствует о том, что эти требования закона судьями, как правило, выполняются. В спецшколы закрытого типа направляются несовершеннолетние, с которыми проводилась большая профилактическая работа, не давшая, однако, положительных результатов.

Вместе с тем, суды должны в каждом конкретном случае при решении вопроса о направлении несовершеннолетнего  в закрытое специальное заведение проверять, есть ли в том необходимость, проводилась ли с ним профилактическая работа, какая и кем. В зависимости от этих сведений должны назначаться и сроки нахождения несовершеннолетнего в этих учреждениях, что не всегда имеет место.

Так, постановлением судьи Усть-Илимского суда Ш. 12 лет, направлен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа сроком на один год. Он совершил кражу колбасной продукции на сумму 90 рублей. Данный подросток проживает в приюте. Направляя его в учреждение, судья обосновал свое решение тем, что в отношении подростка имеется отказной материал, что он неуправляем, убегает из приюта, его сопровождают в школу. Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что этим подростком совершено общественно-опасное деяние впервые, ему всего 12 лет, из постановления не усматривается, применялись ли к нему меры профилактического воздействия, дали ли они какие-либо результаты. Социальные педагоги просили, чтобы этого ребенка направили в учреждение потому, что он неуправляем, убегает из школы, куда его провожают. Судье следовало проверить, применялись ли к подростку меры профилактического характера, какие они дали результаты, возможен ли за ним контроль со стороны педагогов, или работники приюта хотят избавиться от неудобного подростка, который доставляет лишние хлопоты. Однако этого сделано не было, а поэтому постановление о направлении Ш. в закрытое спец. учреждение являлось преждевременным, принятым судьей без исследования всех обстоятельств.

Статьей 27 Закона определяется порядок направления в суд материалов о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Пункт 1 данной статьи указывает, что материалы в суд направляются начальником органа внутренних дел или прокурором по месту жительства, подлежащего направлению. Обобщение показало, что это положение повсеместно выполняется, и материалы направляются в суд для рассмотрения надлежащими лицами. Вместе с тем, имели место случаи, когда такой материал был направлен инспектором комиссии по делам несовершеннолетних.

Так, материалы в отношении Л. в суд представлены инспектором комиссии по делам несовершеннолетних Братского района. Вследствие этого совершенно правильно он был возвращен  председателем Братского районного суда для вынесения представления органами внутренних дел. В дальнейшем ходатайство о направлении несовершеннолетнего Л. было представлено за подписью начальника Братского РОВД.

Статья 27 Закона четко определяет, какие документы должны содержаться в материале, представленном в суд для направления несовершеннолетних в специальное учреждение закрытого типа, в частности:

         постановление комиссии по делам несовершеннолетних, содержащее ходатайство о направлении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, утвержденного начальником органов внутренних дел;

         прекращенное дело или материал об отказе в возбуждении дела;

         характеристика с места учебы (работы);

         акт обследования жилищно-бытовых условий несовершеннолетнего;

         справка органов внутренних дел, содержащая сведения о принятых мерах воздействия;

         заключение учреждения здравоохранения о состоянии здоровья несовершеннолетнего и возможности его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Анализ материалов показал, что судьи не всегда обращают внимание и не придают значение тому, имеется ли в материалах медицинское заключение на несовершеннолетнего. Между тем, в соответствии с ч. 8 ст. 15 Закона в учреждения закрытого типа не могут быть помещены несовершеннолетние, имеющие заболевания, препятствующие их содержанию и обучению в этих учреждениях. Однако, как показало изучение поступивших материалов, одни из них вообще не содержат заключений, другие содержат разного рода справки, ничего общего не имеющие с требуемыми Законом заключениями, третьи ссылаются на истории болезней, которые не были предметом исследования в суде.

Примером является материал в отношении В. 1987 года рождения. В материалах дела отсутствовало не только медицинское заключение, но и медицинская справка (Катангский суд). Отсутствовало такое заключение и по материалу в отношении Б. направляя его в спецшколу на 3 года, судья сослался в постановлении на медицинские документы, которые, якобы, позволяют содержать несовершеннолетнего в специальном учреждении, при этом он не указал, какие это документы. Материал же дела таковых не содержал. Подросток был направлен на максимальный срок без обследования состояния здоровья, что являлось незаконным.

В этой связи правильно поступил судья Братского районного суда, отказав в направлении несовершеннолетнего Л. в закрытое учреждение, указав в постановлении наряду с другими основаниями и отсутствие заключения медицинской комиссии о состоянии здоровья несовершеннолетнего.

Следует обратить внимание на то, что материалы, поступившие в суд, должны содержать не какие угодно справки, а именно медицинские заключения органов здравоохранения, в которых указывается, что по физическому и психическому состоянию несовершеннолетний может пребывать в таких учреждениях и обучаться. При этом следует пояснить, почему наличию медицинского документа в материалах дела придается такое значение, а его отсутствие будет являться основанием к отмене принятого судом решения. Дело в том, что имеется утвержденный постановлением Правительства РФ от 20.11.99 г. № 1279 перечень заболеваний, препятствующих содержанию и обучению несовершеннолетних в специальных учебных заведениях закрытого типа. Этот список включает значительное количество заболеваний, таких как инфекционные, паразитарные инфекции, инфекции, передающиеся половым путем, злокачественные новообразования, болезни крови, эндокринной системы, психические расстройства, болезни нервной системы, болезни глаз, уха, системы кровообращения, органов дыхания, болезни кожи, болезни костно-мышечной системы, врожденные аномалии и другие. Наличие хотя бы одного из перечисленных заболеваний у несовершеннолетнего правонарушителя препятствует направлению его в закрытое учреждение. Поэтому, при отсутствии в материалах дела надлежащего медицинского заключения,  у судей возникает большая вероятность направления в учреждения закрытого типа больного подростка. Что касается обследования, то исследованные материалы свидетельствуют о том, что оно, как правило, проводится ненадлежащим образом, второпях. Таким образом, суды должны руководствоваться указанным перечнем заболеваний и подвергать сомнению все возможные медицинские справки, приобщенные к материалам.

В соответствии с п. 3 ст. 26 Закона при наличии согласия несовершеннолетнего и его родителей или законных представителей медицинское освидетельствование проводится на основании постановления начальника органа внутренних дел или прокурора. Если несовершеннолетний или его законные представители не дали такого согласия, то освидетельствование проводится по постановлению судьи. Это постановление может быть обжаловано заинтересованными лицами. Анализ материалов показал, что в этом вопросе споров не бывает. Обследования проведены на основании постановлений органа внутренних дел.

При решении вопроса о направлении ребенка в учреждение следует обязательно устанавливать его личность. Следует требовать, чтобы к материалам приобщались соответствующие документы, то есть  свидетельство о рождении или паспорт. Обобщение показало, что документы, устанавливающие личность несовершеннолетнего и его возраст, отсутствуют практически по каждому материалу.

Статья 28 Закона предусматривает порядок рассмотрения материалов судом.

Эти материалы должны рассматриваться с участием несовершеннолетних, их родителей, адвокатов и с обязательным участием прокурора.

Предполагается проведение судебного заседания с заслушиванием участников процесса и дачей заключения прокурором.

Анализ представленных материалов показал, что и в этом вопросе имеются разночтения Закона.

Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 28 Закона рассмотрение материалов дела в суде предполагает участие самого несовершеннолетнего, его законного представителя, адвоката и прокурора, их выступления, то, безусловно, предполагается и ведение протокола судебного заседания, несмотря на то, что это прямо не предусмотрено Законом. Поэтому правильно поступают судьи, которые действуют именно так. Обобщение показало, что по большинству материалов, рассмотренных судьями, протоколы велись, в рассмотрении участвовали как прокурор, так и адвокат.

В то же время, некоторыми судьями по материалам выносились лишь постановления, протоколы в этих материалах отсутствуют. Примером является материал в отношении несовершеннолетней С., рассмотренный Катангским судом. При рассмотрении этого материала протокол судебного заседания не велся. Об участии в деле адвоката  и прокурора свидетельствует лишь указание во вводной части постановления. В тексте самого постановления судьи о направлении С. в специальное учреждение не отражены позиции адвоката, законного представителя и прокурора. В этой связи возникает вопрос, а участвовали ли эти лица в судебном заседании, не нарушено ли право несовершеннолетнего на защиту. При отсутствии протокола этот вопрос проверить не представляется возможным. Аналогичная картина по материалу и в отношении В. (Катангский суд).

Некоторые судьи, не изучив Закона, принимают и рассматривают ненадлежаще оформленные материалы и выносят заведомо незаконные решения. Так, начальником Нижнеилимского РОВД в суд направлено не ходатайство о направлении несовершеннолетнего в специальное учреждение закрытого типа, а «исковое заявление». Судье следовало возвратить данный материал для надлежащего оформления. Однако судом это заявление было рассмотрено с вынесением постановления, которое подлежит отмене.

Рассматривая материал о направлении несовершеннолетнего С. 1987 года рождения, судья Нижнеилимского суда руководствовался ст. ст. 245, 246, 214 ГПК РСФСР, а также п. 11 ст. 50 Закона РФ «Об образовании», и, таким образом, вынес не постановление, а решение, в порядке гражданского судопроизводства. Данное решение подлежит отмене как вынесенное с нарушением уголовно-процессуального закона.

Постановление судьи о направлении того или иного несовершеннолетнего в закрытое специальное учреждение обязательно должно содержать сведения о сроке его нахождения в этом учреждении, а также о дате исчисления этого срока. Анализ материалов показал, что судьями допускаются ошибки и в этом вопросе. Практически по всем изученным материалам, за исключением Ленинского суда г. Иркутска, дата исчисления срока в постановлениях не указана. Между тем, определение этой даты имеет большое значение, поскольку на основании п. 6 ст. 28 Закона в срок содержания несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальных учреждениях закрытого типа засчитываются:

         срок предварительного заключения несовершеннолетних, если они до освобождения от уголовной ответственности содержались под стражей в порядке меры пресечения или задержания;

         срок нахождения несовершеннолетних в Центре временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органа внутренних дел.

Так, несовершеннолетняя Ц. судьей Усть-Илимского суда была направлена в специальное учреждение закрытого типа сроком на 3 года. В постановлении судья указал, что срок следует исчислять с момента помещения ее в ЦВИНп. Однако дату при этом не указал. Девушка же была доставлена в судебное заседание из Тайшетского Центра временной изоляции, т.е. доставлялась из другого города. Сведения о том, с какого времени она там находилась, судья не установил.

Решением судьи Нижнеилимского суда А. был направлен в специальное учебное воспитательное учреждение закрытого типа. Судья в решении допустил ряд ошибок. Так, в резолютивной части судья не указал срок, на который он направляет его в это учреждение, дату исчисления этого срока, а так же правильное название данного учреждения. Резолютивная часть этого «решения» приводится дословно: «Поместить несовершеннолетнего А. в специальное учебно-воспитательное учреждение для детей с отклонением в поведении. Решение суда обратить к немедленному исполнению».

Постановлением Нижнеилимского суда от 21.03.2000 г. несовершеннолетний Р. 1987 года рождения, направлен в специальное учреждение закрытого типа «сроком до 24 февраля 2001 года». Судьей не указан ни срок, ни дата его исчисления.

Статья 29 Закона обязывает судей вручать под расписку направляемому в специальное учреждение копию постановления. Копия вручается также родителям, либо другим его законным представителям.

Это требование закона выполняется не всеми судьями области. Суды Братский городской, Ленинский г. Иркутска, Нижнеилимский имеют в материалах такие расписки. Суды Катангский, Кировский, Братский районный, Усть-Илимский не вручали постановления несовершеннолетним и их законным представителям. В материалах дела имеются лишь сопроводительные письма о направлении копий постановлений в комиссии по делам несовершеннолетних.

Таким образом, судом нарушаются предусмотренные Законом права заинтересованных лиц на обжалование решений судьи о направлении несовершеннолетних в специальные учреждения закрытого типа.

Безусловно, что к материалам дела должна приобщаться расписка о получении заинтересованными лицами копий постановления с обязательным указанием даты его получения, с тем, чтобы в установленный законом десятидневный срок они могли бы обжаловать его, реализовав свое право.

Анализ материалов, представленных на обобщение, показал, что органами, оформляющими материалы на несовершеннолетних правонарушителей для помещения их в специальные учреждения закрытого типа, не выполняются требования закона об ознакомлении этих лиц и их родителей с материалами комиссий о направлении материалов в суд.

Судьи также никаким образом не реагируют на нарушение права подростка и его законных представителей, не возвращают материалы для переоформления, хотя это делать необходимо. Лишь по пяти материалам имеются сведения о том, что законные представители ознакомлены с решением комиссии и не возражают. Остальные материалы таких сведений не содержат, что является нарушением закона.

Согласно Закону, постановление судьи может быть опротестовано прокурором или обжаловано председателю вышестоящего суда как самим несовершеннолетним, достигшим 14-летнего возраста, так и его родителями, лицами их заменяющими, в 10-дневный срок. Однако, как показал анализ представленных материалов, это право судьями в постановлениях не всегда разъясняется. Так, отсутствуют такие разъяснения в постановлениях Катангского суда по материалам в отношении несовершеннолетних Ш., а также С. Поскольку это обстоятельство затрагивает вопрос осуществления права на защиту несовершеннолетних, то судьям следует обратить на это указание в законе внимание и принимать меры к недопущению этих ошибок в дальнейшем. Примером безграмотного рассмотрения материалов о помещении  несовершеннолетних в специальные учреждения закрытого типа является решение Ленинского суда г. Иркутска от 11.01.2001 г. о помещении К. и Л. в специальное учреждение закрытого типа. При рассмотрении этого материала был допущен ряд существенных нарушений закона. Так, согласно п. 2 ст. 28 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» участие при рассмотрении судом материала о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учреждения закрытого типа, прокурора и адвоката является обязательным. Это требование Закона судом не выполнено.  Ни прокурор, ни адвокаты участия в деле не принимали. В нарушение п. 2 ст. 30 Закона несовершеннолетним и их законным представителям не разъяснен порядок и сроки обжалования данного постановления. Рассматривая вопрос о возможности помещения несовершеннолетних К. и Л. в специальное учреждение закрытого типа, судья в полном объеме не исследовал материалы, требуемые Законом. Так, в представленном в суд материале отсутствуют характеристики на этих подростков с места учебы, акты обследования семейно-бытовых условий их жизни, отсутствует и постановление комиссии по делам несовершеннолетних, содержащее ходатайство о направлении их в медучреждение. Материалы также не содержат заключений органов здравоохранения, свидетельствующих о том, что эти подростки здоровы и по своему физическому и психическому  состоянию могут пребывать и учиться в специальных учреждениях закрытого типа. В нарушение требований п. 3 ст. 27 Закона подростки и их родители не ознакомлены с материалами, направленными в суд. Им не разъяснено право воспользоваться услугами адвоката, заявлять ходатайства, обжаловать принятые решения. В нарушение п. 1 ст. 29 Закона копия названного постановления судьи не была вручена несовершеннолетним и их родителям. Суд не только не определил К. и Л. дату исчисления срока нахождения их в специальном учреждении, но, в нарушение требований п.п. 2, 6 ст. 28 Закона, не засчитал в срок содержания их специальном учреждении срок нахождения К. и Л. в ЦВИНпе УВД области. Данные нарушения, допущенные судьей при рассмотрении материала, являются существенными, в связи с чем постановление отменено как незаконное.

Согласно ст. 28 Закона материалы, поступившие в суд, должны рассматриваться в десятидневный срок. Обобщение показало, что установленные законом сроки судьями соблюдаются. Практически все материалы рассмотрены в течение 2-3 дней. Лишь один материал в отношении Ц. был рассмотрен за пределами установленного законом срока, т. е. 10 дней (Усть-Илимский суд). При этом следует отметить, что и в данном случае срок был нарушен не по вине суда, а потому, что несовершеннолетняя в суд доставлялась из другого города – Тайшета. В её отсутствие суд не мог рассмотреть эти материалы.

Следует также отметить, что некоторые материалы не содержат сведений о дате поступления их в суд. Отсутствуют и сопроводительные письма РОВД, из которых было бы видно, когда материал направлен в суд, а поэтому определить время нахождения материала в суде без этих сведений не представляется возможным (Катангский суд в отношении Шишенко В.В.).

Анализ материалов свидетельствует о том, что постановления судей о направлении несовершеннолетних в специальные учреждения закрытого типа и в ЦВИНп практически не обжалуются. За 2000 год было обжаловано лишь три постановления. Так, постановлением Усть-Илимского суда К. 1987 года рождения, помещен в Центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей на срок 30 суток. В постановлении судья указал, что Ковалевский продолжает совершать правонарушения, и в целях обеспечения невозможности совершения им новых общественно-опасных деяний он подлежит направлению в ЦВИНп.

Отменяя постановление по жалобе отца К., полагавшего, что сын не совершал правонарушений, из дома ушел, т.к. был запуган дружками, что в настоящее время он живет дома и нет необходимости его помещать на 30 дней в Центр изоляции, судебная коллегия указала, что при рассмотрении данного материала было нарушено право К. на защиту. Ему не было разъяснено право иметь защитника в судебном заседании, адвокат представлен не был. Не извещался о рассмотрении материала в отношении К. и прокурор. Данные нарушения признаны существенными, которые и повлекли отмену постановления. Материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд.

Постановлением Усть-Илимского суда от 22.12.2000 г. прекращено производство по материалу о помещении несовершеннолетнего П. 1985 года рождения, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. В постановлении судья указал, что отсутствует заключение учреждения здравоохранения о состоянии здоровья П. Кроме того, П. и его законный представитель не ознакомлены с в полном объеме материалами, в частности с постановлением инспектора ПДН от 09.11.2000 г. На постановление судьи принесена частная жалоба председателем комиссии по делам несовершеннолетних администрации Усть-Илимска, в которой поставлен вопрос об отмене постановления судьи. Судебная коллегия Иркутского Областного суда, рассматривая жалобу в кассационном порядке, определением от 24.06.2001 г. прекратила производство по данному материалу. Коллегия, ссылаясь на закон от 24.06.99 г., указала, что правом на обжалование постановлений судьи обладает несовершеннолетний, достигший 14-летнего возраста, его родители, другие законные представители, либо адвокат. Постановление судьи, кроме того, может быть опротестовано и прокурором. Отсюда следует, что председатель комиссии по делам несовершеннолетних не является лицом, наделенным правом обжалования судебного постановления. Не соблюдено в данном случае и требование, предусмотренное ч. 1 ст. 27 Закона, в соответствии с которым материалы о возможности помещения несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, направляются в суд начальником органа внутренних  дел или прокурором. Материал в отношении П. в суд направлен инспектором ПДН г. Усть-Илимска, т.е. ненадлежащим лицом. Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 30 Закона жалоба или протест прокурора на постановление судьи рассматриваются не коллегией, а председателем вышестоящего суда. При таких обстоятельствах судебная коллегия была лишена возможности рассматривать материал в кассационном порядке, поэтому кассационное производство было прекращено. Согласно имеющимся сведениям, председателю Областного суда в 2000-2001 г. г. постановления судей о направлении несовершеннолетних в ЦВИНп и специальные учреждения закрытого типа не опротестованы и не обжаловались.