Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа практики соблюдения судами общей юрисдикции Иркутской области сроком рассмотрения уголовных дел

 

Настоящий обзор содержит выводы о практике соблюдения судами общей юрисдикции Иркутской области процессуальных сроков рассмотрения уголовных дел в 2000 году.

Следует отметить, что 2000 году, как и в предыдущие годы, 1/3 часть уголовных дел разрешалась за пределами установленных законом сроков (33,7 %  в 2000 году и 34,4 % – в 1999 году). При этом 19 из 36 судов Иркутской области значительно (отдельные – в два раза)  сократили сроки рассмотрения уголовных дел.

           

Так, Куйтунский районный суд за пределами установленных законом сроков рассмотрел в 2000 году 8,4 % от находящихся в производстве дел против 43,5 %  – в 1999 году.

Нижнеудинский городской суд не уложился в сроки по 7 % дел против 35,9 % – в 1999 году.

Значительно (с 46,3 % до 27,7 %) сократил сроки рассмотрения уголовных дел Иркутский районный суд.

Улучшил показатели Нижнеилимский суд, рассмотрев 24,4 %  дел с нарушенными сроками против 64,7 %  в 1999 году.

В пределах допустимых норм с учетом реалий настоящего времени уголовные дела рассмотрены следующими судами: Заларинским районным, не уложившимся в предусмотренные законом сроки по 4,8 % уголовных дел; Катангским (3,1 %); Казачинско-Ленским (8,8 %); Куйбышевским районным г. Иркутска (3,4 %); Мамско-Чуйским (8,1 %).

Однако необходимо отметить, что некоторые суды Иркутской области нарушали сроки рассмотрения уголовных дел. При этом отдельные суды не выдерживают сроков разрешения уголовных дел  при  нагрузке, значительно ниже среднего показателя, составившего в 2000 году 11,7 уголовных дел в месяц на одного судью.

Так, Качугский районный суд при нагрузке на одного судью в 5,5 уголовных дел в месяц за пределами установленных сроков рассмотрел 10,2 % дел от числа находящихся в производстве; Киренский районный суд при  нагрузке в 7,6 уголовных дел за пределами процессуальных сроков оставил каждое пятое дело (21,4 %); Чунский районный суд при нагрузке в 7,9 уголовных дел с нарушенным сроком рассмотрел каждое третье дело (34,1 %).

Не укладываются в предусмотренные законом сроки следующие суды: Октябрьский районный г. Иркутска (34 %); Тайшетский и Усть-Кутский городские (28,7 % и 29,2 % соответственно).

Критическое положение сложилось в Бодайбинском городском суде, где на протяжении последних лет практически все уголовные дела рассматриваются с нарушением процессуальных сроков (93 % – в 1999 году, 87,3 % – в 2000 году). При этом не наблюдалось большого выхода дел – 7,3 уголовных дела в месяц в 2000 году. В указанный суд в 1999 году поступило 296 уголовных дел, в 2000 – 307 уголовных дел. Количество нерассмотренных дел составило 433 – в 1999 году; 362 – в 2000 году. Таким образом, данный суд практически занимается рассмотрением уголовных дел, поступивших ранее.

Не справляются с потоком поступающих уголовных дел также следующие суды: Ангарский, Ленинский и Свердловский районные г. Иркутска, Тулунский, Усольский, Усть-Илимский. В указанных судах большая половина уголовных дел рассмотрена с нарушением сроков.

 

Анализ данных судебной статистики, а также судебная практика свидетельствуют о том, что основной причиной нарушения процессуальных сроков рассмотрения уголовных дел является возросшее их поступление и связанная с этим нагрузка на судью, превышающая установленные  нормы.

Объективными обстоятельствами, негативно сказывающимися на сроках разрешения уголовных дел, по-прежнему являются неслаженная работа конвойной службы (по этой причине откладывались слушанием дела в Заларинском, Балаганском и других судах Иркутской области), а также несвоевременное исполнение судебных решений о принудительных приводах: работники милиции исполнять такие постановления судов отказываются, а служба судебных приставов, технически и финансово не обеспеченная, с возложенными на нее задачами не справляется.

Среди причин, объективно влияющих на сроки рассмотрения уголовных дел, необходимо отметить также низкую явку в судебные заседания потерпевших и свидетелей, уклонение адвокатов от поддержания защиты по заранее неоплаченным делам.

Так, поступившее 26 сентября 2000 года дело К., Л. и других передано в производство судьи Заларинского суда и назначено к слушанию (с нарушением ст. 223-1 УПК РСФСР) на 3 ноября 2000 года.  За неявкой подсудимых данное дело было отложено на 1 декабря 2000 года с одновременным вынесением определения о принудительном приводе. В результате отсутствия контроля за исполнением определения привод не был обеспечен ни на 1 декабря, ни на 5 декабря 2000 года. Более того, судом не была обеспечена и явка  свидетелей по делу. Дело вновь было отложено слушанием на месяц. При этом, председательствующий по делу судья, окончив производством за год 86 уголовных дел (с нагрузкой 7 дел в месяц), располагал возможностью соблюсти процессуальные сроки рассмотрения всех порученных ему дел.

Кроме того, 6 раз откладывалось слушанием дело по обвинению В. по ст. 162 ч. 2 УК РФ (Чунский районный суд). Дело в суд поступило 30 марта 1999 года и не нашло своего разрешения до января 2001 года.

Наряду с наличием объективных факторов, негативно сказывающихся на сроках рассмотрения дел Бодайбинским городским судом, следует отметить, что здесь имеет место волокита. Так, в производстве указанного суда значатся на остатке дела поступления 1994-1995 годах.

Среди причин необходимости отложения дела слушанием судьи Бодайбинского суда отмечают «занятость» в другом процессе, что может само по себе свидетельствовать о неверной организации труда.

По причине «занятости в другом процессе» нередко откладываются дела и в Кировском районном суде г. Иркутска. Однако предметным анализом установлено, что здесь назначаются на одно и то же время дела, заведомо обреченные на отложение, так как они не проходят подготовку к слушанию (уголовные дела по обвинению Г., по обвинению Е. и другие).

С заведомо нарушенными сроками, предусмотренными ст. ст. 223-1 и 239 УПК РСФСР, назначались дела и в других судах области: Ангарском, Усольском, Усть-Илимском, Падунском, что связано с большим поступлением дел. Но и при этом отмечаются множественные факты волокиты. Так, в нарушение ст. 223-1 УПК РСФСР дело по обвинению П. назначено  к слушанию в Усть-Илимском городском суде на 28 марта 2001 года при условии его поступления в суд 15 марта 2000 года.

Дело П., поступившее в тот же суд 16 марта 2000 года, впервые назначено к слушанию на 9 апреля 2001 года.

С ноября 2000 году находится без движения 171 уголовное дело, оставшиеся нерассмотренными судьями Усть-Илимского городского суда в связи с окончанием срока их полномочий (впредь до издания Указа Президентом Российской Федерации). При этом и.о. председателя Усть-Илимского городского суда мер к перераспределению этих дел не принял.

В судах Иркутской области по состоянию на 1 января 2001 года находилось 7 086 уголовных дел, из которых 1 033 были приостановлены производством.

Следует отметить, что, решая вопрос о приостановлении производства по делу, не все суды руководствуются требованиями закона, в результате окончательные сроки разрешения дел по существу неоправданно затягиваются.

Так, значилось среди приостановленных производством дело по обвинению Ф. по причине призыва его в армию (Бодайбинский городской суд). В Нижнеилимском районном суде 8 дел было приостановлено производством в связи с назначением судебно-психиатрической экспертизы.

При этом производство разного рода экспертиз не контролируется, в результате нарушаются процессуальные сроки рассмотрения дел.

Например, в производстве Иркутского районного суда с декабря 1999 года находится дело по обвинению П. по ст. 132 УК РФ. 17 апреля 2000 года по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, производство  которой не контролируется, а потому и не было закончено по состоянию на январь 2001 года.

Аналогичным образом обстоят дела в Усольском, Бодайбинском, Шелеховском, Чунском и других судах Иркутской области.

Из текста ст. 257 УПК РСФСР следует, что в случае психического или иного тяжкого заболевания подсудимого, исключающего возможность его явки в суд, дело приостанавливается производством до выздоровления. Следовательно, председательствующий по делу судья обязан проверять, не отпали ли основания к приостановлению производства.

Результаты обобщения судебной практики свидетельствуют о многочисленных фактах отсутствия контроля за указанными обстоятельствами. Подтверждением может служить дело  Ц., обвинявшегося по ст. 111 ч. 4 УК РФ (Чунский районный суд). Данное дело в суде находится с декабря 1999 г. При этом 5 января 2000 года производство по делу приостановлено в связи с тяжким заболеванием подсудимого. По состоянию на январь 2001 года производство по делу не возобновлено при полном отсутствии интереса к нему со стороны судьи.

В Нижнеилимском районном суде на конец 2000 года 4 уголовных дела приостановлены производством в связи с тяжким заболеванием подсудимого. Обоснованность приостановления дел по указанному выше основанию нередко вызывает сомнения.

Так, в связи с тяжким заболеванием подсудимого 21 июля 1999 года Чунским районным судом приостановлено дело по обвинению О. по ст. 105 ч. 1 УК РФ. В обоснование принятого решения суд заложил справку ВКК от 12 апреля 1999 года о том, что О. страдает грыжей. На конец 2000 года дело не было рассмотрено, так и значится приостановленным без подтверждения сведений о состоянии здоровья подсудимого. Медицинская справка от 12 апреля 1999 года судом принята через три месяца без соответствующей проверки, в последующем председательствующий по делу судья интереса к делу не проявляла, затянув разрешение его на полтора года.

По значительному количеству дел сроки их окончательного разрешения затягиваются в связи с необоснованным возвращением на доследование, а также в связи с отменой приговоров, постановленных с нарушением закона.

В 2000 году на дополнительное расследование суды области возвратили 6 800 уголовных дел. 1 077 из них опротестованы, а из числа последних 564 отменены в кассационном порядке за необоснованностью принятых судами решений. За тот же период (2000 год) отменено в кассационном порядке 412 приговоров (267 – с направлением дела на новое судебное рассмотрение; 133 – с направлением на доследование).

Так, в 2000 году опротестовано 75 определений Усть-Илимского городского суда, 43 из них отменены за необоснованностью с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

7 августа 2000 года возвращено после отмены приговора в Братский городской суд дело по обвинению К. и др. с предложением сообщить результаты повторного рассмотрения к 18 сентября 2000 года. При этом 3 ноября 2000 года в суд направлено напоминание, в ответ на которое пришло сообщение о том, что дело трижды назначалось к слушанию, но всякий раз откладывалось за неявкой свидетелей и потерпевших. Таким образом, рассмотренное первоначально с нарушением закона дело приняло волокитный характер.

Прослеживаются факты волокиты и на других стадиях процесса. Зачастую суды не исполняют требований ст. 320 УПК РСФСР о необходимости вручения копии приговора осужденному в сорок до трех суток с момента провозглашения его.

Так, копия приговора Ленинского районного суда г. Иркутска от  12 апреля 2000 года вручена осужденному К. 25 апреля 2000 года, а к рассмотрению в кассационном порядке дело назначено на 27 июня 2000 года. Несвоевременно вручают копии приговора и другие суды Иркутской области.

По сведениям администрации СИЗО-1 за Шелеховским городским судом по состоянию на 1 января 2001 года числились без копии приговора А., осужденный 12 октября 2000 года; Р., осужденный 29 ноября 2000 года; Л., осужденный 8 декабря 2000 года.

Необходимо также отметить, что не все суды Иркутской области обеспечивают соблюдение требований ст. ст. 264, 267, 327, 336, 356 УПК РСФСР, что, сказавшись на процессуальных сроках, создает дополнительную нагрузку на суды и 1-ой, и 2-ой инстанции.

Нередко судьи игнорируют замечания на протокол судебного заседания, не отражают в протоколе, когда он изготовлен, в какое время с ним можно ознакомиться; указанные обстоятельства, выявленные в кассационной инстанции, влекут отложение дела слушанием на длительное время.

Судебной коллегией по уголовным делам Иркутского областного суда выявляются также факты нарушения конституционных прав граждан на обжалование приговора в кассационном порядке.

Так, постановленный 15 декабря 2000 года приговор Кировского районного суда г. Иркутска в отношении Е. был обжалован потерпевшей в установленные законом сроки – 21 декабря 2000 года, подтверждением чему служил почтовый штемпель на конверте и штамп входящей регистрации почты суда от 22 декабря 2000 года. В нарушение прав потерпевшей председательствующий по делу судья возвратил ей кассационную жалобу с сопроводительным письмом без номера и даты, разъяснив, что жалоба должна быть подана с копиями для уведомления осужденного, адвоката, гражданского ответчика. Противозаконные действия судьи предприняты им  в нарушение ст. 328 УПК РСФСР.

В нарушение указанных требований закона возвратил судья за пропуском срока и кассационный протест государственного обвинителя на приговор Кировского районного суда г. Иркутска в отношении С. Приговор был вынесен судом 11 декабря 2000 года, протест почтой направлен 18 декабря 2000 года, а 27 декабря 2000 года возвращен с сопроводительным письмом. На уверения о том, что протест подан своевременно, судья не отреагировал, объявив, что почтовый конверт утрачен, а почтовую квитанцию от 18 декабря 2000 года не принял.

Обобщение  судебной практики показало, что отдельные суды допускают факты волокиты в процессе подготовки дела к рассмотрению в кассационном порядке. Иллюстрацией может служить дело по обвинению Б., осужденного 10 июля 2000 года Октябрьским районным судом г. Иркутска. 13 июля 2000 года на приговор суда поданы кассационные жалобы. По состоянию на февраль 2001 года дело к слушанию в кассационном порядке не подготовлено.

Вопреки ст. 264 УПК РСФСР протокол судебного заседания изготовлен 6 октября 2000 года, замечания на протокол обсуждены в ноябре, к тому времени поступили полные тексты кассационных жалоб. Требования ст. 327 УПК судом не выполнены по февраль 2001 года.

Факты волокиты отслеживаются и на стадии приведения приговора к исполнению. Вместо трех суток, предусмотренных законом (ч. 4 ст. 356 УПК РСФР), приговоры к исполнению обращаются через месяцы. К примеру, вступивший в законную силу 13 июля 2000 года приговор Свердловского районного суда г. Иркутска по делу Д. обращен к исполнению 6 октября 2000 года.

Приговор Кировского районного суда г. Иркутска в отношении Е. вступил в силу 25 мая 2000 года, а для исполнения поступил 6 сентября 2000 года. Подобные факты имеют место во многих судах Иркутской области.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 года и 25 июня 1996 года контроль за четкой организацией судебных процессов, в частности, за соблюдением сроков рассмотрения уголовных дел, возложен на председателей судов. В обязанности председателей судов также вменено не допускать фактов волокиты и принимать меры в случаях грубого или систематического нарушения сроков рассмотрения дел.

Таким образом, вопросы соблюдения судами Иркутской области процессуальных сроков рассмотрения уголовных дел находятся в центре внимания судебной коллегии по уголовным делам, а также Президиума и председателя Иркутского областного суд.