Обзоры практики

Обзор
обобщения и анализа судебной практики отдельных процессуальных нарушений,
допускаемых судами общей юрисдикции г. Иркутска при рассмотрении гражданских дел

Настоящий отчет содержит выводы об основных нарушениях норм процессуального права, допущенных судьями судов г. Иркутска гражданских дел.

При проведении настоящего исследования была поставлена задача – выявить основные нарушения норм процессуального права, допускаемые судьями судов общей юрисдикции г. Иркутска.

В судебной практике имеют место существенные нарушения судами гражданского процессуального законодательства, которые могут являться основаниями для отмены постановленных судом решений

Заочное производство – это порядок вынесения судом решения в отсутствие ответчика. В гл. 16 ГПК РСФСР «Заочное решение» регламентированы условия и процедуры заочного производства. В частности ч. 1 ст. 213-1 ГПК РСФСР предусматривает, что в случае неявки в судебное заседание ответчика, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания, по делу может быть вынесено заочное решение, если истец против этого не возражает.

Кроме обжалования заочного решения в кассационном порядке (ч. 2 ст. 213-6 и ч. 1 ст. 282 ГПК РСФСР), закон предусматривает также право стороны, которая не присутствовала в судебном заседании, обратиться в суд, вынесший заочное решение, с заявлением о его пересмотре (ч.1 ст. 213-6 ГПК РСФСР). Такое заявление должно быть подано в течение 15 дней после вынесения заочного решения.

Заявление о пересмотре заочного решения рассматривается судом в судебном заседании в течение 10 дней с момента поступления заявления о пересмотре. Неявка лиц, извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения заявления. Суд, рассмотрев заявление, выносит определение, которое может быть обжаловано в установленном порядке.

1. Неправильное применение ст. 213-11 ГПК РСФСР, существенное нарушение ст. 224 ГПК РСФСР, несоответствие выводов суда материалам дела являются в силу п.п. 3, 4 ст. 306 ГПК РСФСР основанием к отмене определения суда и направлению заявления о пересмотре заочного решения на новое рассмотрение.

ООО  «Любавушка» обратилось в Иркутский областной суд с частной  жалобой на определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 15 июня 2000 г. об отказе ООО «Любавушка» в пересмотре заочного решения Ленинского районного суда г. Иркутска от 31 мая 2000 г.

В обоснование заявления о пересмотре заочного решения генеральный директор ООО «Любавушка» указала на то, что ООО «Любавушка» имеет только одного штатного работника – генерального директора.

С 30 мая 2000 г. она находилась на стационарном лечении, поэтому не могла явиться в судебное заседание 31 мая 2000 г. О причинах неявки она сообщила заблаговременно суду, приложила копию медицинского документа, и просила рассмотрение дела отложить.

В связи с болезнью она была лишена возможности оспорить договор займа.

Обеспечить явку другого представителя также не представилось возможным, так как адвокат Т., с которым был заключен договор, был занят в другом процессе.

Определением суда в пересмотре заочного решения отказано.

В частной жалобе ООО «Любавушка» просит определение отменить, указывая на то, что выводы суда о неуважительности причин неявки представителя ответчика противоречат материалам дела.

Суд также не учел, что представленные генеральным директором ООО «Любавушка» доказательства могут повлиять на решение суда.

В объяснении на частную жалобу гр-н К. указывает, что, по его мнению, определение суда является правильным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы и объяснения на нее, выслушав личные пояснения сторон, судебная коллегия пришла к выводу о том, что определение суда подлежит отмене в связи с неправильным применением норм процессуального права, их существенным нарушением, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

Отказывая в пересмотре заочного решения суд, вопреки требованиям ст. ст. 213-11, 224 ГПК РСФСР, не дал в своем определении оценку доводам генерального директора ООО «Любавушка» о невозможности его явки в суд 31 мая 2000 г. в связи с пребыванием в стационарном лечебном учреждении, отсутствии других работников в обществе, невозможности обеспечить реализацию своего права на ведение дела в суде через представителя и представленным в связи с этим доказательствам, не привел в решении выводы по этим обстоятельствам.

Судебная коллегия считает, что судом оставлены без внимания и оценки доводы генерального директора ООО «Любавушка» о том, что она намерена оспорить договор займа, на котором основаны требования истца, о наличии доказательств частичного погашения долга, которые могли повлиять на решение суда.

Судебная коллегия полагает, что вывод суда об отсутствии доказательств, способных повлиять на указанное заочное решение  противоречит вышеизложенному.

Не мотивирован вывод суда о том, что заявление о болезни стороны не является основанием для отложения дела.

Неправильное применение ст. 213-11 ГПК РСФСР, существенное нарушение ст. 224 ГПК РСФСР, несоответствие выводов суда материалам дела являются в силу п.п. 3, 4 ст. 306 ГПК РСФСР основанием к отмене определения суда и направлению заявления о пересмотре заочного решения на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда отменила определение Ленинского районного суда от 31.05.2000 г. и направила его в тот же суд на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 19.07.2000 г. по гражданскому делу № 33-2062/00.

2. В судебной практике имеют место допускаемые судом нарушения процессуального законодательства  при вынесении заочных решений

Статья  213-1 ГПК РСФСР  предусматривает, что суд вправе вынести заочное решение только при наличии следующих условий:

·         неявки в судебное заседание ответчика, надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания;

·         против вынесения заочного решения не возражает истец.

При несоблюдении  судом перечисленных выше условий, вынесенное заочное решение подлежит отмене.

В соответствии со ст. 213-1 ГПК РСФСР, для вынесения заочного решения необходимо, чтобы ответчик был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания

Председатель Иркутского областного суда обратился в президиум Иркутского областного суда с протестом на заочное  решение Ленинского районного г. Иркутска от 3 августа 1998 г. по делу по иску ООО «Ц.» к гр-ну Г. о возмещении ущерба.

Постановлением Президиума Иркутского областного суда  заочное  решение суда отменено. Отменяя заочное решение, президиум Иркутского областного суда указал, что истец в обоснование исковых требований указал, что с ответчицей 08.04.1997 г. был заключен договор, в соответствии с которым она оказывала услуги по продаже товаров на территории Иркутска. На основании вышеуказанного договора ей был передан чемодан с образцами товаров на сумму 705 условных единиц.

Ответчица, прекратив с фирмой отношения, материальные ценности не сдала. Истец просил изъять у ответчицы материальные ценности, либо взыскать их стоимость в размере 16158,6 рублей. Заочное решение было отменено в связи с нарушением судом ст. ст. 213-1, 213-4, 197 ГПК РСФСР.

В соответствии со ст. 213-1 ГПК РСФСР, для вынесения заочного решения необходимо, чтобы ответчик был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания.

В материалах дела в нарушение требований вышеуказанной нормы закона не содержится сведений о надлежащем извещении ответчика о времени и месте судебного заседания. Таким образом, решение суд не соответствует требованиям ст. ст. 213-4, 197 ГПК РСФСР.

Выводы суда не мотивированы, суд не указал и не оценил  имеющиеся в материалах дела доказательства.

В решении не указаны нормы материального закона, которыми руководствовался суд при вынесении решения.

Разрешая требования о взыскании денежной компенсации суд,  в нарушении требовании ст. 195 ГПК РСФСР, оставил без внимания требования истца о возврате имущества. 

Частное постановление Президиума Иркутского областного суда от 06.12.99 г.

3. В судебной практике имеют место судебные ошибки, связанные с утверждением мировых соглашений.

Мировое соглашение – это соглашение истца и ответчика о прекращении спора и установлении новых отношений между ними. Заключение в суде мирового соглашения служит основание для прекращения дела производством. Мировое соглашение может быть заключено на основаниях, предложенных истцом, ответчиком, или взаимосогласованных ими, когда истец отступает от части своих требований, остальное же признается ответчиком. По своему материально-правовому значению мировое соглашение есть добровольное урегулирование спорных отношений путем заключения соответствующего договора, условия которого утверждаются судом. Текст его должен быть внесен  в протокол судебного разбирательства или приложен к нему.

Мировое соглашение подлежит исполнению принудительно в порядке исполнительного производства наряду с решением суда.

Суд может не принять мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц.

Принимая мировое соглашение, суд выносит соответствующее определение, которым одновременно прекращается производство по делу.

Отказ в принятии мирового соглашения должен быть надлежаще мотивирован судом в определении.

Нарушение судом требований ст. 34 ГПК РСФСР при рассмотрении вопроса об утверждении мирового соглашения явилось основание к отмене определения об утверждении мирового соглашения

Председатель Иркутского областного суда обратился в Президиум Иркутского областного суда с протестом на определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 27 октября 1997 г. по делу по иску гр-на В., гр-ки В. к гр-кам К. и Г. о признании сделки недействительной, выселении.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что 18 марта 1996 г. совершили нотариально удостоверенную сделку с ответчицей гр-кой К. по обмену квартирами. Согласно сделке они передали в собственности гр-ке К. свою четырех комнатную квартиру  в г. Иркутске по ул. Т., д. 5, кв. 12, а от нее получили однокомнатную квартиру по ул. П., д. 55, кв. 90, с доплатой 54 млн. руб. (без учета деноминации)

Истцы просили признать данную сделку недействительной, поскольку совершили ее в подавленном состоянии в связи со стечением тяжелых личных обстоятельств. Кроме того, истцы просили суд выселить их квартиру по ул. Т., д. 5, кв. 12 дочь ответчицы гр. К. – гражданку Г., которая на момент судебного разбирательства занимала данную квартиру со своей семьей.

Определением судьи Ленинского районного суда от 27 октября 1997 г. утверждено мировое соглашение между гр-кой  В. и гр-кой Г., по которому последняя до 27 апреля 1998 г. обязалась передать гр-ке В. десять миллионов рублей (сумма приведена без учета деноминации).

В протесте ставился вопрос об отмене определения судьи, как постановленного с грубым нарушением норм процессуального закона.

Согласно ст. 34 ГПК РСФСР суд не принимает признание иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

Утверждая мировое соглашение между гражданской В. и ответчиком, суд не выяснил по нему мнение  других участников сделки – гр-ки К. и гр-на В.

В заявлении о принесении протеста на определение суда гр-ка К. указала, что в судебное заседание она не вызывалась, с мировым соглашением  не ознакомлена и считает определение суда необоснованным.

Президиум Иркутского областного суда считает, что суд не дал никакой оценки тому обстоятельству, что гр-ка Г. не являлась стороной при заключении договора мены жилыми помещениями, что собственником четырех комнатной квартиры по ул. Т., д. 5, кв. 12, согласно сделки стала гр-ка К., которая не участвовала в заключении мирового соглашения по данной квартире между гр-кой Г. и гр-кой В. и своих суждений по этому соглашению суду не давала.

Президиум считает, что при новом рассмотрении вопроса об утверждении мирового соглашения суду необходимо вызвать в судебное заседание всех участников сделки по обмену жилыми помещениями и выполнить требования ст. ст. 34, 165 ГПК РСФСР.

Исходя из изложенного выше, Президиум Иркутского областного суда, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 27 октября 1997 г. об утверждении мирового соглашения по данному делу отменил и направил вопрос об утверждении мирового соглашения в тот же суд на новое рассмотрение.

Постановление Президиума Иркутского областного суда г. Иркутска от 19.01.1998 г. 

4. При анализе судебной практики установлено, что суды допускают необоснованные отказы в принятии исковых заявлений

Право на обращение в суд принадлежит заинтересованным лицам и реализуется путем подачи заявления. Судья (суд) обязан принять заявление и возбудить гражданское дело. Отказ в принятии заявления возможен только по основаниям, указанным в законе.

Пункт 3 ст. 129 ГПК РСФСР предусматривает, что суд отказывает в принятии искового заявления,  если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения.

Для обоснованного применения п. 3 ст. 129 ГПК РСФСР важное значение имеет правильное определение тождества требований. Нередки случаи, когда при внешнем сходстве требования оказываются нетождественными, и, наоборот, при внешнем различии – тождественными.

Председатель Иркутского областного суда обратился в Президиум Иркутского областного суда с протестом на определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 12 марта 1999 г. об отказе в принятии искового заявления гр-ки К. к ликвидационной комиссии Русско-Азиатского банка о взыскании вклада.

В обоснование исковых требований истица указала, что решением Усть-Илимского городского суда от 16 апреля 1996 г. взыскано в ее пользу с Русско-Азиатского банка 2456,39 долларов США, но выплачено всего 151,83 долларов США.

Просит суд взыскать с ответчика проценты за пользование ее деньгами за период с 16 апреля 1996г. по 16 октября 1996г. в сумме 483,76 долларов США.

Определением суда в принятии искового заявления отказано.                    

В протесте поставлен вопрос об отмене определения суда в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Обсудив доводы протеста, выслушав докладчика, заключение прокурора, согласившегося с протестом, президиум нашел протест подлежащим удовлетворению.

Как считает президиум, суд, отказывая в принятии заявления указал, что решением Усть-Илимского суда в пользу гр-ки К. взыскана задолженность по вкладам.

Вместе с тем, решением Усть-Илимского городского суда от 16 апреля 1996 г. с филиала Русско-Азиатского банка в пользу истицы взыскан вклад с процентами на момент рассмотрения дела в сумме 2456,39 долларов США. Из искового заявления истицы видно, что ею заявлено новое требование о взыскании с ликвидационной комиссии Русско-Азиатского банка процентов за пользование ее вкладом в период с 16 апреля 1996 г. по 16 октября 1996 г.

Поэтому президиум считает, что определение судьи подлежит отмене, как постановленное в нарушение п. 3 ст. 129 ГПК РСФСР.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 239 ГПК РСФСР, президиум постановил: определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 12 марта 1999 г. об отказе в принятии искового заявления гр-ки К. к ликвидационной комиссии Русско-Азиатского банка о взыскании вклада отменить, направить исковой материал в тот же суд для рассмотрения вопроса в порядке ст. 129 ГПК РСФСР.

Постановление Президиума Иркутского областного суда от 21.06.99г.

5.  В результате анализа гражданских дел  было установлено, что по некоторым делам суды допускают нарушение сроков рассмотрения гражданских дел.

Помимо своевременности рассмотрения и разрешения судом гражданских дел значение процессуальных сроков состоит и в том, что их соблюдение  является важным средством воздействия на недобросовестных участников процесса, препятствующих своими действиями или бездействием своевременному и правильному разрешению дела.

Согласно ст. 99 ГПК РСФСР общий срок рассмотрения гражданских дел судом первой инстанции не должен превышать одного месяца со дня принятия заявления. По некоторым категориям гражданских дел установлен сокращенный (специальный) 10-дневный срок, а в других случаях – гражданские дела должны быть рассмотрены не позднее 20 дней со дня принятия заявлений.      

Вместе с тем, в судебной практике нередко встречаются случаи необоснованного нарушения сроков рассмотрения гражданских дел.

При проверке материалов гражданского дела Президиумом Иркутского областного суда установлено нарушение срока рассмотрения дела.

Председатель Иркутского областного суда обратился в Президиум Иркутского областного суда с протестом на определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 17 сентября 1998 г. о приостановлении производства по делу в связи с назначением экспертизы по иску гр-на К.

Постановлением Президиума Иркутского областного суда от 19 апреля 1999 г. данное определение отменено в связи с нарушением требований ч. 1 ст. 75 ГПК РСФСР.

В соответствии с требованиями указанного закона при назначении эксперта суд учитывает мнение лиц, участвующих в деле.

В протоколе судебного заседания от 17 сентября 1998г. отсутствуют сведения о выяснении судом мнения участников процесса о назначении эксперта, и какой экспертной организацией будет проводиться экспертиза.

В надзорной жалобе ответчик указал, что он ходатайствовал о проведении экспертизы в НИЛСЭ Министерства юстиции. Данный довод, по мнению президиума,  заслуживает внимания, так как в определении суда указано о его несогласии с проведением экспертизы в Экспертсервисавто.

Кроме того, суд по данному делу допущено несоблюдение требований ст. 99 ГПК РСФСР.

Как видно из материалов дела, оно находится в производстве суда с 5 марта 1998 г.

В нарушение требований ст. ст. 141, 142 ГПК РСФСР судья при подготовке гражданского дела не уточнил обстоятельств дела, имеющих значение для его правильного рассмотрения, не определил доказательств, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих утверждений.

В определении судьи о подготовке дела к слушанию указано: возбудить гражданское дело, принять к производству. Вызвать на 15 апреля 1998 г. в 10 ч.

В материалах дела отсутствуют сведения о предложении ответчику представить в установленный срок доказательства в обоснование возражений.

15 апреля 1998 г. судом вынесено определение о назначении экспертизы и о приостановлении производства по делу, которое постановлением президиума Иркутского областного суда от 6 июля 1998 г. отменено  в связи с нарушением ст. 74 ГПК РСФСР.

Определением от 17 сентября 1998 г. вновь назначено проведение экспертизы, и производство по делу приостановлено.

Надзорная жалоба гр-на К. на это определение поступила в областной суд 27 октября 1998 г. По сообщению председателя Ленинского районного суда данное гражданское дело направлено на экспертизу. Дело поступило в областной суд 1 апреля 1999 г.

Сведения о нахождении дела на экспертизе и о ее проведении в материалах дела отсутствуют.

В протоколе судебного заседания от 3 марта 1999 г. указано, что решается вопрос о назначении экспертизы, суд на месте определил дело слушанием отложить, предоставить гр. Л. копию определения от 17 сентября 1998 г. для проведения экспертизы.

Данное дело находится в производстве свыше одного года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 313, 225 ГПК РСФСР, Президиум Иркутского областного суда обратил внимание председателя Ленинского районного суда г. Иркутска на нарушение норм процессуального права, допущенные судом при рассмотрении дела.

Частное постановление Президиума Иркутского областного суда от 19.04.99 г.