Обзоры практики

ОБЗОР

по результатам обобщения и анализа практики рассмотрения районными судами г. Иркутска дел об установлении отцовства

 

Дела, возникающие из семейных правоотношений, являются распространенными, часто встречаются в судебной практике. Дела, возникающие из семейных правоотношений, рассматриваются как в исковом, так и в особом гражданском производстве. В этих делах наиболее ярко выражены процессуальные особенности, обусловленные содержанием материальных норм, то есть норм семейного права. В связи с этим многие вопросы гражданского процессуального права могут быть рассмотрены на примере разрешения районными судами общей юрисдикции  гражданских дел, вытекающих из семейных правоотношений.

В соответствии со ст. 52 СК РФ запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с Семейным кодексом может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным. Так, в Кировский суд г. Иркутска обратился В. с исковым требованием к М. об исключении записи об отце ребенка. В исковом заявлении он указал, что о своем отцовстве он узнал со слов М., после чего пошел в отдел ЗАГС и записал себя отцом ребенка. Позднее ему стало известно о том, что М. обманула его, истец соотнес дату рождения ребенка и его последнюю связь с М., после чего пришел к выводу, что не может быть отцом ребенка. Истец просил в порядке подготовки дела к слушанию назначить экспертизу по установлению спорного происхождения детей методом генетической дактилоскопии.

В соответствии со ст. 49 СК РФ в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижению им совершеннолетия.

Изучение дел об установлении отцовства показало, что чаще всего с заявлением об установлении отцовства в суд обращается один из родителей (мать). Тем не менее, встречаются обращения и других лиц, указанных в ст. 49 СК РФ. Так, например, по делу об установлении отцовства в суд обратился А., на иждивении которого находится ребенок. В исковом заявлении А. указал, что он состоял в интимных отношениях с Ч., состоявшей в зарегистрированном браке с Ч. Отцом в свидетельстве о рождении ребенка указан супруг Ч., который не может иметь детей по состоянию здоровья, о чем свидетельствуют медицинские документы. А. оказывал материальную помощь на содержание дочери, принимал участие в ее воспитании, поэтому считает, что в свидетельстве о рождении ребенка должен быть указан он, а не супруг Ч.

В другом деле М. обратилась в суд с заявлением об установлении отцовства. В заявлении она указала, что ее сын состоял в фактических брачных отношениях с И., от которой у него родилась дочь. Он принимал участие в ее воспитании, относился к ней как к своему ребенку. Сын М. попал в места лишения свободы, там умер. И. была лишена родительских прав. В связи с этим ребенок оказался у бабушки, которая была официально признана опекуном, и обратилась в суд с заявлением о признании отцовства для оформления ребенку пенсии по случаю потери кормильца.

В материалах дел об установлении отцовства часто встречаются ходатайства сторон о проведении генетической экспертизы. Так, по иску Б. к М. об установлении отцовства и взыскании алиментов суд предложил ответчику провести геномную дактилоскопию и оплатить эту экспертизу. Ответчик согласился, однако перестал являться в судебные заседания, когда встал вопрос о ее назначении. В заочном решении по данному делу судья указал, что в соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» от 30 ноября 1995 г. в случае уклонения сторон от участия в экспертизе, когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы и какое она имеет для нее значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч. 3 ст. 74 ГПК РСФСР). Это означает, что суд может истолковать факт уклонения одной из сторон от участия в экспертизе в невыгодном для нее свете, расценить его как злоупотребление или нежелание участвовать в состязательном процессе. Неблагоприятные последствия такого поведения стороны могут выразиться в виде признания судом того, что сторона данное обстоятельство не доказала и не опровергла. Поэтому суд может прийти к выводу об отцовстве ответчика и вынести в отношении него решение об установлении отцовства, если ответчик отказался от проведения геномной дактилоскопии. По указанному иску судом было вынесено решение об установлении отцовства М. без проведения экспертизы и оценки ее результатов. В деле имеются объяснения истицы, показания свидетеля, а также вещественные доказательства (совместные фотографии истицы и ответчика), письменные доказательства (записки ответчика истице, свидетельствующие о том, что ответчик посещал Б., стихи, ей посвященные). Однако в решении суда об установлении отцовства М. они не отражены. Таким образом, суд сделал вывод об отцовстве М. на основании оценки факта его уклонения от проведения экспертизы.

В другом деле, по иску З. к С. об установлении отцовства судом также был поставлен вопрос о проведении биологической и генетической экспертизы. В определении о приостановлении производства по делу и назначении судебно-медицинской генетической экспертизы поставлен единственный вопрос: не исключается ли происхождение Н. рожденной 10.08.1999 г. от С.? Проведение экспертизы судом поручено Иркутскому бюро судебно-медицинской экспертизы. В заключении эксперта по делу об установлении отцовства С. в резолютивной части указано, что С. является отцом Н. рожденной 10.08.1999 г., родившейся у З. с вероятностью 99,985 %. Таким образом, вывод эксперта об отцовстве С. является вероятным. После производства экспертизы производство по иску З. к С. было возобновлено, в судебных заседаниях исследовались иные доказательства, имеющие отношение к делу: объяснения истицы З. и ответчика С., показания свидетелей со стороны истицы З. и ответчика С. Суд установил, что во время предполагаемого зачатия ребенка З. и С. проживали вместе, ответчик помогал по хозяйству З. во время ее беременности, покупал продукты питания, приносил деньги. У истицы находились его личные вещи, свидетели часто видели З. и С. вместе. Таким образом, при наличии положительного заключения эксперта об отцовстве С. суд правильно исследовал иные доказательства по делу и оценил их в совокупности в соответствии с требованием гражданского процессуального законодательства.

В другом деле, по иску Б. к Р. об установлении отцовства судом также был поставлен вопрос о проведении генетической экспертизы, при этом суд обязал своим определением о назначении указанной экспертизы оплатить ее проведение ответчиком Р. Он не согласился с определением суда, обратился к судье с заявлением о пересмотре определения о назначении экспертизы в части распределения расходов по ее проведению, при этом указал, что на проведение геномной экспертизы он согласен. Суд в судебном заседании рассмотрел заявление ответчика и предложил истице оплатить половину расходов по экспертизе. Однако Б. отказалась, сославшись, как и ответчик, на материальные трудности. Суд определил новую дату рассмотрения дела без проведения экспертизы.

На основании исследованных материалов дел об установлении отцовства следует сделать вывод, что суды в целом правильно разрешают вопрос об экспертизе. Она является необходимым доказательством по делу в силу ее высокой информативности. Однако дело об установлении отцовства может быть разрешено и без заключения эксперта, на основе других доказательств, имеющих значение для дела.  Такая практика свидетельствует о соблюдении районными судами общей юрисдикции г. Иркутска ст. 49 Семейного кодекса РФ, которая указывает, что суд в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка, устанавливая происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство), принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.