Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа отдельных нарушений норм материального и процессуального права,

допускаемых судами общей юрисдикции  Иркутской области при рассмотрении гражданских дел

 

Настоящий обзор содержит выводы об основных нарушениях норм процессуального права, допущенных судьями судов г. Иркутска гражданских дел.

При проведении настоящего исследования была поставлена задача – выявить основные нарушения норм процессуального права, допускаемые судьями судов общей юрисдикции г. Иркутска.

Полномочие на ведение дел в суде дает представителю право на совершение практически всех процессуальных действий, за исключением тех, на совершение которых в силу закона (ст. 46 ГПК РСФСР) требуется специальные полномочия. Судебный представитель может представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, отводы, участвовать в прениях, т.е. иметь право совершать все процессуальные действия, кроме тех, которые связаны с распоряжением материальными правами представляемого  или имуществом, а  именно:

а) признание полностью или частично исковых требований;

б) отказ полностью или частично от исковых требований;

в) изменение предмета иска;

г) заключение мирового соглашения;

д) предъявления исполнительного листа ко взысканию;

е) получение присужденного имущества или денег.

 

Полномочия на совершение перечисленных действий представителем должны быть специально оговорено в доверенности, в противном случае представитель не имеет права их совершать.

1. Суд, принимая частичное признание иска представителем ответчика, не проверил полномочия  представителя ответчика, заявившего о таком признании.

К. обратилась в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 28 июня 1999 г. по делу по иску К. к ООО «Иркутскметаллооптторг» о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за вынужденный прогул, взыскании недоплаченной зарплаты, взыскании компенсации морального вреда.

Проверив  доводы кассационной жалобы, исследовав материалы гражданского дела, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 6 августа 1999 г. указанное решение Ленинского районного суда отменила, дела направило на новое рассмотрение.

Как указала в своем определении судебная коллегия: «Причиной отмены решения суда явилось существенное нарушение норм процессуального права. Суд принял признание ответчиком в части  восстановления истицы на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, других сумм, однако полномочия представителя ответчика гр. К. на совершение данного процессуального действия надлежащим образом не проверил. В материалах дела отсутствует доверенность  и в протоколе судебного заседания от 28 июня 1999 г. полномочия представителя ответчика не указаны.

Суд, восстановив истицу на работе в прежней должности, в нарушение ст. 213 КЗоТ РФ взыскал заработную плату не за все время вынужденного прогула, а по 30.01.1999 г.

В нарушение ч. 1 ст. 314 ГПК РСФСР суд не выполнил указаний, изложенных в определении судебной коллегии по гражданским делам от 19 мая 1999 г. о полном и всестороннем рассмотрений всех требований истицы.

Из-за ненадлежащей подготовки дела к судебному разбирательству дважды решение Ленинского суда по данному делу отменяется судебной коллегии по гражданским делам областного суда.  Судом грубо нарушены сроки рассмотрения гражданских дел, предусмотренные ст. 99 ГПК РСФСР. Так, исковое заявление истцы поступило в суд 3 ноября 1998 года. Дело принято к производству судьей 1 декабря 1998 г. Первоначальное решение по делу постановлено только 6 апреля 1999 г.».

Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 06.08.1999 г. по гражданскому делу № 33-1910/99.

2. Возникают в судебной практике вопросы о неисполнении нижестоящими судами указаний кассационной инстанции.

 

Одним из полномочий суда кассационной инстанции является полномочие направлять дело на новое рассмотрение в том же или ином составе судей. При направлении дела на новое рассмотрение суд кассационной инстанции вправе дать указания суду первой инстанции. Указания, изложенные в определении суда, рассматривающего   дело в кассационном порядке, в случае отмены решения суда первой инстанции и передачи дела на новое рассмотрение обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дело (ч. 1 ст. 314 ГПК РСФСР). Однако обязательность этих указаний ограничена следующими пределами. Во-первых, суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, не вправе предрешать вопросы достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, а также о том, какое решение должно быть вынесено при новом рассмотрении дела (ч. 2 ст. 314 ГПК РСФСР). Во-вторых, с учетом принципов диспозитивности и состязательности суд кассационной инстанции не вправе давать указания о необходимости собирания письменных и вещественных доказательств по делу, если на это не указывали лица, участвующие в деле.

Причиной отмены решения суда явилось невыполнение судьей требований ст.  314 ГПК РСФСР.

Департамент по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним обратился с кассационной жалобой в Иркутский областной суд на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 25 августа 1999 г. по гражданскому делу по жалобе Х. на действия Департамента по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

 Проверив  доводы кассационной жалобы, исследовав материалы гражданского дела, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 13 октября 1999 г. указанное решение Ленинского районного суда отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Как указала в своем определении судебная коллегия: «Причиной отмены решения суда явилось невыполнение судьей требований ст. 314 ГПК РСФСР. После отмены судебного решения  суд не выполнил указаний кассационной инстанции, не дал оценки доводам жалобы Х. в соответствии со ст. ст. 20, 16 п. 6, 13, 18 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», кроме того, председательствующий в судебном заседании судья не подписал протокол судебного заседания в нарушение ст. 228 ГПК РСФСР».

Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 13.10.1999 г. по гражданскому делу № 2543.

3. Возможны судебные ошибки и при вынесении решений по гражданским делам.

Постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, выносится в форме решения. Судебное решение – акт правосудия, результат осуществления судебной власти судом как единственным органом, который вправе осуществлять правосудие в целях защиты нарушенных или оспоренных прав и свобод граждан и организаций.

Судом должны быть рассмотрены все требования, заявленные истцом.

Г. обратился в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска по гражданскому делу по иску Г. к ООО «Найдар» о взыскании индексации по заработной плате, компенсации морального вреда.

Проверив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы гражданского дела, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 17 ноября 1999 г. указанное решение Ленинского районного суда отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Как указала в своем определении судебная коллегия: «Причиной отмены решения явились нарушение судом  требований ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР. Судом не дан полный, мотивированный и ясно изложенный ответ на заявленные требования Г., а также без учета ст. 81-1 КЗоТ РФ  и Закона РСФСР «Об индексации  денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» об индексации несвоевременно выплаченной зарплаты».

 Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.11.1999 г. по гражданскому делу № 2854.

4. Судом неправильно применены нормы материального права, касающиеся вопросов увеличения размера государственной пенсии, что послужило основанием к отмене решения.

А обратилась в суд с жалобой на действия Управления социальной защиты населения и указала, что при расчете ее пенсии неправильно применен коэффициент 0.7, так как Федеральный Закон «О порядке назначения и увеличения государственной пенсии» от 21.07.97 г. в ст. 4 предусматривает коэффициент 1.2.

А. просила суд обязать управление социальной защиты населения произвести перерасчет пенсии в соответствии с требованиями ст. 4 Федерального Закона от 21.07.97 г.

Представитель Управления социальной защиты населения требования заявительницы не признал.

Решением суда Управление социальной защиты населения обязано произвести перерасчет пенсии г. А. в соответствии с Федеральным Законом «О порядке назначения и увеличения государственной пенсии» от 21.07.97 г.

В кассационной жалобе начальник Управления социальной защиты населения, указывая, что основания ограничений в размере 0.7 на величину индивидуального коэффициента пенсионера (ИКП), исчисляемого в соответствии со ст. 1 Закона в процентах персонально для каждого пенсионера расчетным путем, исходя из продолжительности  трудового стажа и размера заработной платы, который применяется для определения размера пенсии в рублях, не имеется. В обосновании на жалобу А. не согласна с доводами жалобы ответчика.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы ответчика и объяснения на нее истицы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям. Удовлетворяя требования А. суд указал, что ссылки на рекомендации не могут быть приняты судом  во внимание, поскольку все нормативные акты и другие указания, противоречащие закону не имеет силу и не могут применяться на территории РФ. Выводы суда не могут быть признаны законными, так как согласно п. 9 Положения о министерстве труда и социального развития РФ, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 23.04.97 г. № 480, Министерство труда России вправе в соответствии с Законодательством Российской Федерации принимать постановления и давать разъяснения по применению нормативных актов в области социальной защиты населения, включающей в себя и пенсионное обеспечение.

Согласно ст.1 Федерального Закона от 21.07.97 г. № 113-ФЗ «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» (далее  Закон) государственные пенсии, исчисляемые по нормам Закона РФ «О государственных пенсиях в Российской Федерации» в связи с ростом заработной платы в стране размер государственной пенсии подлежит исчислению и увеличению путем применения индивидуального коэффициента пенсионера. Индивидуальный коэффициент пенсионера определяется  в зависимости от продолжительности трудового стажа, на отношение среднемесячного заработка за установленный период, из которого исчисляется пенсия к среднемесячной заработной плате в стране за этот период.

Отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной зарплате по стране устанавливается путем деления среднемесячного заработка пенсионера за соответствующий период на среднемесячную заработную плату в стране за этот же период.

При определении индивидуального коэффициента пенсионера отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране учитывается в размере 1.2 независимо от основания назначения пенсии.

Размер пенсии в рублях устанавливается исходя из среднемесячной заработной платы в стране за предшествующий квартал по индивидуальному коэффициенту пенсионера.

В соответствии со ст. 4 названного закона он ступает в силу с 01.02.98 г.

При этом индивидуальный коэффициент пенсионера определенный в соответствии с частью 1 данного Федерального Закона, ограничивающий отношения среднего заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, устанавливается в размере 0.7.

Размер указанного коэффициента на последующий период и сроки его действия устанавливаются Федеральным Законом, проект которого рассматривается одновременно с проектом Федерального Закона о бюджете Пенсионного Фонда РФ на очередной финансовый год.

Правовое значение термина «индивидуальный коэффициент пенсионера», приведенный в ст. 1 Закона, не тождественно термину «индивидуальный коэффициент пенсионера», использованному в ст. 4 Закона. Суд не учел данные нормы Закона, в связи с чем, выводы о том, что с 1 февраля 1998 г. индивидуальный коэффициент пенсионера  (ИКП), применяемый при исчислении пенсии, установлен в размере 0.7 не могут быть признаны законными.

Кроме того, Указом Президента Российской Федерации от 15 апреля 2000 г. № 860 «Об отношении среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране», применяемом при определении индивидуального коэффициента пенсионера  (ст. 1) с 1 мая 2000 г. при исчислении пенсии с применением индивидуального коэффициента пенсионера отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране не должно превышать 0.8.

В силу неправильного применении районным судом норм материального права Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда отменила решение районного суда по  основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 305 ГПК РСФСР и направила дело на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 29.09.2000 г. по гражданскому делу № 33-2747.

5. Судом неправильно применены нормы материального права,  что послужило основанием к отмене решения.

ТОО «Сибирячка» обратилась с кассационной жалобой, а прокурор Ленинского района г. Иркутска с кассационным протестом на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 12 октября 1998 г. по делу по иску А. к ТОО «Сибирячка» о восстановлении на работе, компенсации морального вреда.

В обоснование иска А. указал, что решение общего собрания ТОО «Сибирячка» от 12.03.1998 г. он утвержден в должности директора товарищества с ограниченной ответственностью и приступил к исполнению обязанностей. Также А. указал, что решением общего собрания от 16.03.1998 г. в заключении трудового контракта с ним отказано за неимением у него торгового образования, неприемлемости его программы п.п. 4.2, 5, 6, 8, 10, 13, 16 контракта. Истец считал, что его необоснованно не допускают к исполнению трудовых обязанностей, принизили его деловую репутацию.

Истец просил суд восстановить его на работе в должности директора товарищества с ограниченной ответственностью, взыскать с товарищества с ограниченной ответственностью компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины.

Ответчик иск не признал.

Решением суда А. восстановлен на работе в должности директора ТОО «Сибирячка», в его пользу взыскана заработная плата за вынужденный прогул в сумме 10 080 рублей  и компенсация морального вреда в размере 30 000 рублей.

В кассационном протесте прокурор просил об отмене решения и указал, что трудовой договор с А. не расторгался, поскольку и не заключался с ним трудовой договор (контракт), заработная плата ему не начислялась и им не получалась.

В кассационной жалобе ТОО «Сибирячка» просило от отмене решения и указывало на то, что суд не учел, что должность директора вакантной не была, так как М. была освобождена от должности директора только 27.04.98 г., контракт во исполнение решения общего собрания товарищества от 12.03.98 г. не заключался, истец не работал и обязанности директора не исполнял.

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного протеста, выслушав объяснения сторон, заслушав заключение прокурора, полагавшего,  что решение суда является неправильным, судебная коллегия решение суда отменила по приведенным ниже основаниям.

Удовлетворяя иск о восстановлении на работе А., взыскании зарплаты за вынужденный прогул и компенсации морального вреда, суд сослался на то, что истец был утвержден решением собрания учредителей в должности директора ТОО и хотя контракт с ним заключен не был, однако он фактически приступил к исполнению обязанностей с 12.03.98 г. и фактически отстранен от работы решением собрания учредителей от 16.03.98г. об отказе ему в должности директора по основаниям, которые не предусмотрены Законом.

Данный вывод суда судебная коллегия сочла несостоятельным, так как он не основан на материалах дела.

Материалы гражданского дела не содержат данных о том, что А. фактически приступил к исполнению обязанностей директора товарищества с ограниченной ответственностью в соответствии с п. 7.11. Устава ТОО.

Расходный ордер, который якобы подписал истец, и на который в решении суда ссылается суд, в материалах дела отсутствует.

Судом допрошены в качестве свидетелей учредители М., Е., М., Д., С., С., Е., однако ни один из них не показал суду какие именно функции директора ТОО с 12.03.98 г. по 16.03.98 г. выполнял А.

Между тем, как видно из материалов дела, решение собрания учредителей ТОО «Сибирячка» от 12.03.98 г. решило назначить А. на должность директора ТОО и заключить с ним контракт сроком на 5 лет в соответствии с Уставом, учредительным договором и законом, уполномочив председателя собрания подписать контракт с А. Одновременно на собрании был утвержден состав членов комиссии по передаче документов и имущества предприятия в ведение назначенного на должность директора.

Однако контракт с истцом подписан не был, имущество и документы ему не передавались, а решением учредителей от 16.03.98 г. вышеуказанные пункты решения от 12.03.98 г. признаны недействительными и в назначении А.  на должность директора ТОО  было отказано. В соответствии с п. 7.5. Устава ТОО  избрание директора относится у исключительной компетенции собрания учредителей.

Кроме того, отсутствуют данные о том, что директор ТОО М. на 12.03.98 г. была уволена с этой должности, поскольку ксерокопия ее трудовой книжки таких данных не содержит, кроме записи о  принятии М. на должность директора  ТОО «Сибирячка».

Судом не дана оценка этим обстоятельствам, что указывает на то, что суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства.

Отсутствуют в материалах дела исковое заявление истца, оформленное в соответствии с требованиями ст. ст. 126, 127 ГПК РСФСР о взыскании зарплаты за вынужденный прогул, однако суд этом вопрос разрешил.

При разрешении спора судом не учтены разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 15.01.98 г. о внесении изменений и дополнений в некоторые постановления Пленума Верхового Суда РФ п. 16, согласно которого в силу ст. 1 КЗоТ РФ нормы этого кодекса регулируют трудовые отношения лиц, работающих по трудовому договору (контракту) на любых предприятиях, в учреждениях, организациях, независимо от форм собственности и от организационно-правовых форм, в том числе и трудовые отношения работников, являющихся акционерами, участниками хозяйственных товариществ и обществ, с которыми они заключили трудовой договор (контракт), с учетом особенностей в регулировании труда таких лиц, предусмотренных законами об этих товариществах и обществах, ст. ст. 33, 40 Федерального Закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

В силу неправильного применении районным судом норм материального права Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда  отменила решение районного суда по  основаниям, предусмотренным ст. ст.  305 п. 2, 306 ГПК РСФСР и направила дело на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 25.11.98 г. по гражданскому делу № 2152.