Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа практики рассмотрения судами общей юрисдикции дел,

 связанных с выселением временных жильцов без предоставления им другого жилого помещения

 

Согласно ст. 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Субъективное гражданское право – мера дозволенного поведения управомоченного лица, его возможность требовать от обязанного лица должного поведения. Право на жилище, как замечено выше, является конституционным, и при этом содержит определенные элементы субъективного гражданского права: можно обратиться  в суд за защитой нарушенного права, для этого предусмотрена исковая форма, что подразумевает наличие спора именно о праве гражданском.

Всякое правоотношение, в том числе по жилищному найму,  возникает на основе конкретных фактов действительности, с которыми нормы права связывают возникновение правоотношения, т.е. на основе юридических фактов. Обязательства могут быть прекращены при надлежащем их исполнении (ч. 1 ст. 408 ГК). Что касается обязательства по жилищному найму, то необходимо отметить его специфику, которая заключается в том, что данное правоотношение не может прекратиться его исполнением. Бессрочность договора  жилищного найма продиктована, прежде всего, постоянной нуждаемостью человека в жилье. Выселение из занимаемого гражданином жилого помещения без предоставления другого является изъятием из общего правила о том, что гражданам, выселяемым из жилого помещения, одновременно предоставляется другое жилое помещение, поэтому является мерой исключительной. Итак, граждане Российской Федерации имеют право на жилище. Это право обеспечивается путем предоставления жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов на условиях договора найма в пределах нормы жилой площади, а также на условиях аренды либо путем приобретения или строительства жилья за собственные средства без ограничения площади.

В соответствии с законом «Об основах федеральной жилищной политики» жилищная сфера – область народного хозяйства, включающая строительство и реконструкцию жилища, сооружений и элементов инженерной и социальной инфраструктуры, управление жилищным фондом, его содержание и ремонт.

В соответствии со ст. 672 ГК к договору социального найма жилого помещения (в государственном и муниципальном  жилищном фонде) применяется, в числе прочих, ст. 680 ГК РФ.  В ней речь идет о правовом положении временных жильцов. В качестве таковых вселяются в жилое помещение нанимателя и его семьи близкие им люди (родственники, друзья). Статья 81 Жилищного кодекса предусматривала вселение временных жильцов с согласия нанимателя и совершеннолетних членов его семьи. Согласно же ст. 680 ГК вселение временного жильца возможно после  предварительного уведомления о том наймодателя. Последний может запретить проживание временных жильцов, если не соблюдено требование законодательства о норме жилой площади на одного человека. Данная норма представляется некоторым исследователям антисоциальной, т. к. создается своеобразный барьер для вселения временных жильцов в жилое помещение нанимателя, что является ограничением его права  по собственному усмотрению решать вопрос о вселении  в его жилое помещение  близких ему людей на временное проживание. Таким образом, соответствующее предписание ст.680 ГК означает, что наниматель и его семья в меньшем объеме могут распоряжаться  жилым помещением, занимаемом ими  по договору социального найма, по сравнению с тем, что им было дозволено в соответствии с нормами Жилищного кодекса РСФСР. Думается, следует согласиться с мнением, что указанное сужение прав нанимателя и членов его семьи противоречит общей направленности  гражданского и жилищного законодательства на расширение прав и свобод граждан.1 Помимо этого, предусмотренная ст. 680 ГК обязанность нанимателя  предварительно уведомлять наймодателя  о возможном вселении временного жильца в жилое помещение совершенно не согласуется с позицией Конституции РФ и гражданского законодательства вообще о невмешательстве кого-либо в частную жизнь.

Интересен  характер установленного ст. 680 ГК  срока проживания временных жильцов (не свыше 6 месяцев). Это ничто иное, как срок пребывания лица  в определенном месте. Конституционный Суд  в своем постановлении от 2.02.1998 г. «По делу о проверке конституционности п.п. 10, 12, 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с учета по месту пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» указал на то обстоятельство, что срок временного пребывания в Правилах регистрации поставлен в зависимость не от волеизъявления гражданина, а от усмотрения органов регистрационного учета. Конституционный Суд признал недопустимыми ограничения,  содержащиеся в Правилах регистрации, в отношении свободного выбора места пребывания и жительства, а, равно как и в определении срока места пребывания и жительства. Однако, Конституционный Суд не обратил внимания на то обстоятельство, что соответствующее ограничение  содержится в ст. 680 ГК, установившей срок пребывания, а поскольку место проживания временного жильца есть его место пребывания, то представляется, что данная норма также противоречит положениям Конституции РФ и иных нормативных актов о свободе передвижения и свободе выбора места жительства и места пребывания.

 Право на жилье – одно из важнейших в социальном аспекте. Поэтому не случайно жилищные тяжбы между гражданами, а также между гражданами и организациями либо органами власти являются одной из самых «популярных» категорий судебных споров. Актуальность выбора для рассмотрения этой категории споров, таким образом, вызвана тем, жилищные  вопросы являются одними из наиболее важных в жизни каждого человека, и хотя граждане часто не решаются отстаивать свои права в суде,  все же складывается достаточно обширная практика по рассмотрению жилищных споров.

Один из видов таких споров – вопрос о выселении временных жильцов из занимаемого жилого помещения без предоставления другого. Как было отмечено выше, наниматель и члены его семьи имеют право временно вселить в свое жилое помещение иных лиц, однако на практике можно часто наблюдать злоупотребления со стороны временных жильцов предоставленными им возможностями. Особенность правового  статуса временных жильцов обусловлена тем, что за пользование жилым помещением не взимается плата (ст. 81 ЖК). В связи с этим временные жильцы часто «не торопятся» освободить помещение. В соответствии с ч. 3 ст. 81 ЖК РСФСР временные жильцы обязаны покинуть помещение немедленно по требованию нанимателя или проживающих с ним несовершеннолетних членов его семьи. В случае отказа наниматель или члены его семьи вправе требовать в судебном порядке  выселения временных жильцов без предоставления другого жилого помещения. Таким образом, формируется судебная практика по указанной категории дел, все больше исковых заявлений принимается к производству  в судах общей юрисдикции по защите жилищных прав.

Рассмотрим процессуальные особенности данной категории дел.

Как известно, согласно ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав  осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Дела, возникающие из жилищных  правоотношений вообще, и связанные с выселением временных жильцов  без предоставления другого жилого помещения в частности, подведомственны судам общей юрисдикции, что обусловлено, прежде всего, законодательным закреплением в качестве таковых всех гражданских дел, к тому же соблюдается требование о наличии такой предпосылки как общий субъект (физическое лицо, не обладающее статусом индивидуального предпринимателя).  Дела, связанные с выселением  временных жильцов без предоставления другого жилого помещения могут рассматривать только суды общей юрисдикции. Иные виды подведомственности здесь неприменимы, т. к. закон не указывает каких-либо иных органов, кроме суда, которые бы занимались рассмотрением  споров, возникающих из жилищных правовых отношений. Что касается подсудности, то под ней понимают  относимость дел  к ведению определенного судебного органа,  нормы о подсудности определяют компетенцию конкретных судов  внутри судебной системы по рассмотрению и разрешению того или иного гражданского дела. В соответствии с правилами родовой подсудности, большинство гражданских дел рассматривается и разрешается районными (городскими) судами, за исключением дел, отнесенных к подсудности судов субъектов РФ и Верховного Суда Российской Федерации, а также к подсудности мировых судей (ст. ст. 113, 114, 116 ГПК РСФСР). В данном случае для анализируемой нами категории дел действует правило – они рассматриваются по первой инстанции районными (городскими) судами.

Что касается территориальной подсудности, то по анализируемой категории дел действует общее правило территориальной подсудности, закрепленной в ст. 117 ГПК РСФСР. В соответствии с ним иск предъявляется в суде по месту жительства ответчика. Для рассматриваемой нами категории споров место жительства ответчика совпадает с местом жительства истца и определяется местом нахождения спорной жилой площади, которую в соответствии со ст. 81 ЖК РСФСР временные жильцы обязаны покинуть по первому требованию нанимателя и совершеннолетних членов его семьи. Таким образом, территориальная подсудность по нашей категории дел подчиняется общему правилу о том, что суд рассматривает исковое заявление по месту нахождения ответчика. А в качестве процессуальной особенности данной категории дел можно выделить то, что место жительства истца и ответчика совпадают, поэтому можно сказать на основе проанализированных судебных решений из практики ряда  районных судов города Иркутска, что суд рассматривает дело по месту нахождения спорного жилого помещения.

Следующей процессуальной особенностью этой категории дел является то, что в таких делах зачастую имеет место соучастие, поскольку на практике истцы часто вселяют в свое жилое помещение не одного временного жильца, а супружеские пары и т. п. К примеру, в один из районных судов г. Иркутска обратились Ш. и Г. с требованием о выселении временных жильцов А. и Г.  Здесь имеет место соучастие как на стороне истца, так и на стороне ответчика, что обусловлено самим характером правоотношения, жизнью в семье и потребностью в жилье. Таким образом, здесь имело место  смешанное соучастие. Следует отметить, что это – наиболее частый случай в практике судов.

 Однако могут быть и другие варианты: например, Р. обратилась в Куйбышевский районный суд г. Иркутска с иском о выселении К. и Ч. как временных жильцов без предоставления другого жилого помещения, которых в спорное  жилое помещение пустил проживать на временной основе без заключения каких-либо договоров (аренды или найма спорного домовладения) покойный отец Р. Здесь мы можем наблюдать пассивное соучастие, т. е. наличие нескольких ответчиков.

В ряде случаев иск подается несколькими истцами к одному ответчику (активное соучастие). К примеру, в практике Кировского районного суда города Иркутска было дело по иску Ч. и К. о выселении  С. как временного жильца  из жилого помещения,  которое было им занято на непостоянной основе в качестве родственника истцов. Однако такие случаи в судебной практике более редки. Чаще исковые заявления подаются в суд несколькими истцами в отношении нескольких ответчиков, что не характерно для иных споров, возникающих из жилищных правовых отношений.

В соответствии с п. 29  Постановления Пленума  Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. № 2 «О практике применения судами жилищного законодательства» (с изм. от 30 ноября 1990 г.) в  целях обеспечения правильного и своевременного разрешения жилищных дел суды должны проводить их надлежащую подготовку к судебному разбирательству, принимать меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств каждого дела, прав и обязанностей сторон.

Нормативным (юридическим) основанием исков в данном случае является уже неоднократно упоминавшаяся ст. 81 ЖК РСФСР, которая императивно ставит вопрос о немедленном освобождении жилого помещения временными жильцами по первому требованию нанимателя или совершеннолетних членов его семьи; ч.1 ст. 98 ЖК РСФСР, которая говорит об основаниях выселения без предоставления гражданам другого жилого помещения и в числе прочих называет в качестве такого основания отказ от добровольного освобождения жилого помещения временными жильцами. Фактическим основанием  исков является факт проживания ответчика в жилом помещении   истца временно  в отсутствие необходимой документации. Так, Р. обратилась в один из районных судов г. Иркутска с иском о выселении как временных жильцов К. и Ч., указав, что в соответствии  со свидетельством о праве на наследство она является собственником жилого дома. Поскольку она является собственником имущества, то она вправе владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом (согласно ст. 288 ГК РФ). Однако реализовать свое право она не может, т. к. в доме проживают ответчики К. и Ч. Р. на протяжении ряда лет, оплачивая все необходимые налоги на строение, земельный участок, не может вселиться в принадлежащий ей дом из-за проживания нем К. и Ч. Из домовой книги усматривается, что  ответчики К. и Ч. в оспариваемом жилом помещении не зарегистрированы, никаких правоустанавливающих документов на жилье не имеют, поэтому являются временными жильцами и подлежат выселению. Другой пример: Б. обратилась в суд с иском о выселении С. В. и С. Г. В обоснование исковых требований истица ссылается  на то, что она временно пустила в свою квартиру  пожить семью С., а сама и члены ее семьи в силу сложившихся обстоятельств проживали у ее матери в квартире в том же жилом доме. То, что  ответчики временно занимали жилое помещение,  подтверждает тот факт, что в ее квартире они не зарегистрированы.

Следующий пример свидетельствует о том, что хотя и были договорные отношения между истцом и ответчиком о проживании в оспариваемом жилом помещении, все же  при определенных обстоятельствах ситуацию можно подвести под ч. 3 ст. 81 ЖК РСФСР, т. е. под выселение временных жильцов без предоставления другого жилого помещения. Так, Ж. обратилась в суд с иском о выселении Ш. В обоснование своих требований Ж. ссылалась на то, что ответчик с ее согласия вселился в дом, принадлежащий ей на праве личной собственности. Кроме того, последний зарегистрировался в этом жилом помещении. В последующем ответчик освободил дом, но добровольно не отказался от пользования этим жилым помещением. Условия договора были таковы, что по первому ее требованию Ш. освобождает спорное жилое помещение. Однако ответчик этого условия не выполнил, в связи с чем, она просила выселить его из занимаемого жилого помещения, т. к. последний нарушал ее права как собственника, она не могла распорядиться этим домом по своему усмотрению. Согласно ч.2 ст. 135 ЖК РСФСР наниматель, арендатор не вправе требовать возобновления договора, когда судом будет установлено, что помещение необходимо для личного пользования и для проживания членов его семьи. Истица, собственник дома, не намерена продлять договор с Ш. Таким образом, хотя и есть некоторые договорные отношения, касающиеся возможности ответчика проживать в спорном жилом помещении, что в имеющихся для анализа судебных решениях является единственным случаем, все же туда были включены условия о временном характере проживания и об обязательстве покинуть жилое помещение  по первому требованию истца, принятом на себя ответчиком, что позволило суду  применить в данном случае нормы ст. 81, ч. 1 ст. 98 ЖК РСФСР о выселении временных жильцов без предоставления другого помещения.

Что  касается предмета иска, им является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет ответчику и относительно которого суд и должен вынести решение по делу. Как уже неоднократно замечалось выше, истец через суд предъявляет требование к ответчику  освободить  незаконно занимаемое им жилое помещение. Ответчик – временный жилец, вселившийся  на жилую площадь истца с взаимного согласия истца и совершеннолетних членов его семьи на безвозмездной основе и отказывающийся добровольно его покинуть по требованию вышеуказанных лиц в досудебном порядке.

Во всех проанализированных судебных решениях суд правомерно делал ссылку на  ст. 288  ГК РФ, которая гласит, что жилые помещения предназначены для проживания граждан. Гражданин – собственник жилого помещения может использовать его для личного  проживания и проживания членов его семьи. Жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания на основании договора. Таким образом, подчеркивается то, что за истцом признается его право владеть, пользоваться и распоряжаться жилым помещением, вселять туда кого-либо на основании договора как поднанимателя или на безвозмездной основе как временных жильцов.

Следует отметить, что незаконным будет проживание временного жильца в этом жилом помещении только с того момента, когда собственник  потребует его выселения, однако тот не исполнит этого требования. Поэтому  только  через суд истец может выселить ответчика.

Наиболее интересным представляется освещение вопросов доказывания в суде обстоятельств  временного проживания и связанных с этим оснований выселения без предоставления другого жилого помещения. Согласно ст. 49 ГПК РСФСР доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются следующими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами и заключениями экспертов. Наиболее часто используемым на практике доказательством являются письменные доказательства. Так, Р., обратившаяся в суд с иском о выселении временных жильцов К. и Ч. , в обоснование своих требований представила свидетельство о праве на наследство, в соответствии с которым она является собственником жилого дома, который отказываются покинуть ответчики. Их для проживания впустил в дом наследодатель – отец Р., никаких договоров, связанных с передачей им этого дома в аренду или в ином качестве, например, договора поднайма, не заключалось. Также истицей Р. были представлены копии свидетельств о рождении и справка главы администрации об отсутствии иной жилой площади для проживания,  Р. имеет двух детей, в отношении которых является матерью-одиночкой, что подтверждает острую нуждаемость в жилье для личного проживания и проживания членов семьи. Другой пример: Ч. обратилась в суд с иском о выселении временных жильцов Н. и С. без предоставления другой жилой площади. Истица утверждала, что пустила проживать в свой дом, принадлежащий ей на праве личной собственности, ответчиков – племянницу с ее мужем, длительное время просит их освободить дом, т. к. он необходим для личного пользования истицы, однако ответчики отказываются это сделать. Доводы истицы были подтверждены, как указано в судебном решении, следующими доказательствами:

– свидетельством о праве на наследство, согласно которому истица Ч. является наследником  имущества ее отца.  Наследственное имущество состоит из домовладения;

– справкой БТИ г. Иркутска, согласно  которой истица является владеющей спорным домом;

– адресными  справками, согласно которым ответчики были зарегистрированы по определенным адресам.

Таковы основные письменные доказательства, на которые ссылаются истцы в обоснование своих исковых требований: свидетельство о праве на наследство, что подтверждает наличие оспариваемого жилого помещения в собственности истца, справки из адресного бюро, согласно которым ответчики зарегистрированы в других жилых помещениях. Однако этот перечень далеко не является исчерпывающим. Например, судом было рассмотрено дело по иску Ж. о выселении временного жильца Ш. В качестве основания для приобретения Ж. прав собственника на спорное жилое помещение было представлено не свидетельство о праве на наследство, упомянутое в двух ранее указанных судебных решениях, а договор купли-продажи, т. е. в качестве такого обоснования могут выступать не только односторонние гражданско-правовые сделки, в частности, наследование, но и многосторонние, например, договоры купли-продажи, дарения, аренды и т. д. Особенность данного дела (по иску Ж.)  заключалось в том, что с ответчиком был заключен договор, согласно которому он имел права проживать в этом жилом помещении, он был там зарегистрирован, однако по условиям договора  он был обязан покинуть спорное жилое помещение, но этого  условия не выполнил. Эта специфика выражена в том, что, как правило,  вообще никаких договоров с временными жильцами не заключается. Но в рассматриваемом деле было заключено соглашение, в котором оговорены существенные условия,  связанные с необходимостью  прекращения пребывания ответчика в оспариваемом жилом помещении по наступлении определенного условия: требования истца о немедленном освобождении занимаемого жилого помещения.

Иным документом, подтверждающим права истца на жилое помещение, может быть и административный акт, например, ордер. Именно этот документ был представлен в качестве основания для признания прав на жилье в деле по иску  Б. к В. и Г. Судом было установлено, что согласно ордеру, выданному Куйбышевским райисполкомом г. Иркутска, Б. являлся нанимателем двухкомнатной квартиры.  В качестве членов семьи нанимателя включены Б. А. – муж, Б. Н. – дочь, Б. Е. – сын. 

В практике Куйбышевского суда было рассмотрено гражданское дело по иску Ш. к М. и Г. о выселении. Ответчики были заселены для  временного проживания сроком на 1 год в спорную квартиру. За пользование данной квартирой они передали истцам денежные средства. По истечении срока  ответчики отказались освободить оспариваемое жилое помещение, ссылаясь на то, что они в квартире произвели ремонт, в связи с чем, имеют право прожить в квартире еще один год. По истечении и данного срока ответчики также отказались освободить жилое помещение, при этом не пускали в квартиру и всячески чинили препятствия в пользовании, распоряжении и владении указанной квартирой, хотя в настоящее время в силу ухудшения здоровья истца Ш., который все это время был вынужден проживать в садовом домике, спорное жилое помещение необходимо было истцу для личного проживания. В данном деле особенностью являлось то, что первоначально ответчики передали оговоренную с истцом сумму денег за проживание, что  сближает их статус на первом этапе с правовым статусом поднанимателя, однако в дальнейшем  они перестали оплачивать проживание, что  обусловило преобразование их статуса в статус временных жильцов. Здесь также в качестве письменного доказательства, подтверждающего право собственности истца на оспариваемое жилое помещение, был представлен ордер.

Таким образом, общей закономерностью в выборе доказательств сторонами в подтверждение своих доводов и возражений является преимущество письменных доказательств, среди которых наиболее часто используемыми являются свидетельство о праве на наследство, различные договоры (купля-продажа жилого помещения, мена, дарение и т.д.), а также ордер. Самым важным замечанием является то, что ответчик не может представить никаких документов, которые могли бы свидетельствовать о том, что он обладает какими-либо правами на спорное жилое помещение, т.к. только письменными актами могут быть подтверждены права на жилье как на объект особой социальной значимости.

Иные виды доказательств в гражданском процессе по рассмотрению в суде дел о выселении временных жильцов без предоставления другого жилого помещения хотя и менее употребимы,  все же на практике можно встретить, например, свидетельские показания. Так, по делу  Г., который требовал выселения из своей квартиры ответчиков И. Е. и И. А.,  свидетель М.  показал,  что действительно  истец Г. дал в его присутствии устное согласие  на проживание  в спорной квартире ответчиков И. Е. и И. А.   Какого-либо договора на проживание в указанной квартире не заключалось, ответчики не производили оплату истцу за проживание в этой квартире. Поэтому свидетельские показания, хотя и достаточно редки на практике, все же имеют важное значение, т. к., являясь самостоятельным доказательством, дополняют письменные акты, что еще более укрепляет доводы и возражения сторон.

Безусловно, также важную роль играют объяснения сторон, поскольку только сами стороны могут представить наиболее полную картину происходящего, каким-то образом конкретизировать, уточнить какие-либо моменты, что может служить дополнительной гарантией соблюдения процессуальных прав сторон.

Иные виды доказательств, указанные в ст. 49 ГПК РСФСР, т. е. вещественные доказательства и заключение эксперта, занимают весьма незначительное место при выборе средств доказывания, т.к.  наличием каких-либо предметов сложно доказать наличие прав на жилое помещение, а каких-либо специальных знаний для выяснения этого вопроса также не требуется. Теоретически, разумеется, никто не ограничивает право сторон пользоваться любыми из указанных в законе доказательствами в подтверждение своей позиции, однако суд оценивает относимость и допустимость доказательств,  основывая свое решение только на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые имеют значение для дела. Поэтому на практике лица, участвующие в деле, ограничиваются, как правило, объяснениями, письменными доказательствами и в некоторых случаях свидетельскими показаниями.

Следующей общей закономерностью рассмотрения в суде дел, связанных с выселением временных жильцов без предоставления другого жилого помещения, и,  соответственно, особенностью данной категории дел, является преобладание заочных решений по этим делам. По анализируемой категории дел ответчики зачастую не являются в заседание. При этом для рассмотрения дела в заочном производстве в деле обязательно должны быть сведения о надлежащем извещении ответчика. Проанализированные судебные решения  в большинстве своем  являются заочными. Истцы, будучи извещенными о судебном заседании, о чем имеются их подписи на вручаемых повестках, не являются в суд, уважительных причин отсутствия, как правило, нет. Поэтому суды, заслушав объяснения истцов, исследовав иные доказательства, прежде всего письменные, изучив материалы дела, выносят заочное решение в соответствии с гл. 16.1 ГПК РСФСР.

Во всех исследованных нами судебных решениях суды удовлетворяли исковые требования, признав право истцов в качестве собственников или нанимателей на оспариваемые жилые помещения и присудив ответчиков как временных жильцов освободить незаконно занимаемую жилую площадь.

Таким образом, категория споров из жилищных правовых отношений, связанная с выселением временных жильцов без предоставления другого жилого помещения, является интересной для исследования, актуальной в плане практического применения, т. к. все больше жилищных споров рассматривается судами, и обладает рядом вышеуказанных процессуальных особенностей, которые следует учитывать при рассмотрении таких дел.



1 Жгунова А. В. Некоторые вопросы совершенствования жилищного законодательства // Сибирский юридический вестник. 2000. №1. С. 29.