Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа практики рассмотрения дел, о нарушений норм материального и процессуального права

по отдельным категориям гражданских дел, допускаемых судами общей юрисдикции г. Иркутска

 

Настоящий обзор содержит выводы об основных нарушениях норм процессуального права, допущенных судьями судов г. Иркутска при рассмотрении гражданских дел.

При проведении настоящего исследования была поставлена задача – выявить основные нарушения норм процессуального права, допускаемые судьями судов общей юрисдикции г. Иркутска.

 

Неправильное применение судом норм материального права является основание к отмене решения.

Законность и обоснованность – основные требования, предъявляемые к судебному решению, закрепленные ст. 192 ГПК РСФСР.

Верховный Суд Российской Федерации  в постановлении Пленума от 31 октября 1995 г. № 6 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указал на то, что «суд обязан разрешать дела на основе федеральных законов РФ и иных нормативных правовых актов, чтобы гарантировать каждому право на судебную защиту его прав и свобод. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие. В соответствии с конституционным положением судам следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия».

Согласно ст. 307 ГПК РСФСР  незаконным следует считать решение, вынося которое суд не применил закон, подлежащий применению, или применил закон, не подлежащий применению, или неправильно истолковал закон.  

1. Причиной отмены решения суда явилось неправильное применение судом норм материального права.

ОАО «Иркутскглавснаб» обратилось в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 3 февраля 2000 г. по гражданскому делу по иску К. к ЗАО «Управляющая компания» ОАО «Иркутскглавснаб», ООО «Иркутскметаллооптторг» о восстановлении на работе, компенсации морального вреда.

В обоснование иска истец указал, что 19 ноября 1999 г. учредители ООО получили указание от ЗАО «Управляющая компания» ОАО «Иркутскглавснаб» о проведении общего собрания учредителей ООО «Иркутскметаллооптторг» 22 ноября 1999 г. и приняли решение об отказе в проведении общего собрания именно 22 ноября 1999 года, о чем уведомили ЗАО.

Однако, ЗАО без присутствия учредителей ООО «Иркутскметаллооптторг» провели общее собрание и освободили от должности генерального директора ООО «Иркутскметаллооптторг» без указания каких-либо причин для этого и назначили нового директора Б., кабинет К. опечатали. С 22 ноября 1999 г. К. освобожден от должности генерального директора, хотя в это время находился на больничном. Освобождением от должности К. причинены нравственные страдания, он заболел.

Истец просит суд восстановить срок на обжалование в суд решения об освобождении его от должности генерального директора ООО «Иркутскметаллооптторг», взыскать компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.

Представитель ЗАО «Управляющая компания» ОАО «Иркутскглавснаб» иск не признал. Представитель ООО «Иркутскметаллооптторг» отсутствовал в судебном заседании.

Заочным решением иск удовлетворен, взыскана компенсация морального вреда в сумме 150 000 рублей.

В кассационной жалобе ответчик – ЗАО «Управляющая компания» ОАО «Иркутскглавснаб» просило в кассационной жалобе решение суда отменить и указывало, что оно не является ответчиком в части взыскания компенсации морального вреда, так как истец был освобожден от должности генерального директора по решению общего собрания участников ООО «Иркутскметаллооптторг». Кроме того, в кассационной жалобе ответчик указывал на то, что истцом не представлено каких-либо  доказательств распространения ответчиком сведений, порочащих истца. По мнению ответчика, суд не учел, что К. был на больничном с 19 ноября 1999 г., а собрание проведено 22 ноября 1999 г. Ответчик считает, что возраст К. предполагает возникновение у него сердечно-сосудистых заболеваний независимо от происходящих событий.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения. Прокурор, участвующий в судебном заседании, также находит решение суда правильным.

Удовлетворяя иск К. о восстановлении в должности генерального директора ООО «Иркутскметаллооптторг» суд сослался на то, что истец был уволен в период нахождения на лечении по больничному листу, в нарушение ст. ст. 35, 36 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» собрание проведено с нарушением порядка и сроков проведения.

Вывод суда, по мнению судебной коллегии, является правильным и подтверждается материалами дела: уведомлением о дате проведения собрания; протоколом собрания; ксерокопией листка нетрудоспособности на К. Судебная коллегия считает, что данным обстоятельствам судом дана надлежащая оценка.

Дана судом оценка и показаниям свидетелей К.: Е., Д. и Ш, подтвердивших в суде, что К. был уволен как неугодный работник.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что решение суда подробно мотивировано, доводы сторон оценены в соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР, а кассационная жалоба по существу не содержит доводов, которые бы не были предметом исследования в судебном заседании.

Судом дана оценка действиям ответчика ЗАО «Управляющая компания» ОАО «Иркутскглавснаб», постановившими решение об увольнении К. с работы при разрешении ему вопроса о размере причиненного ему морального вреда.

Вместе с тем, с учетом установленных судом обстоятельств, судебная коллегия находит завышенным размер компенсации морального вреда, взысканный в пользу К. в размере 150 000 рублей и нашла  необходимым снизить эту сумму до 5 000 рублей, приняв во внимание установленные судом обстоятельства дела и доводы жалобы в этой части.

 Руководствуясь п.4 ст. 305 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда решение Ленинского районного суда от 3 февраля 2000 г. по данному делу изменила в части суммы компенсации морального вреда, снизив ее размер со 150 000 рублей до 5 000 рублей. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 26.04.2000 г. по гражданскому делу № 769.

2. Решение суда отменено, как постановленное без учета нормативного правого акта, регулирующего порядок определения размера среднего заработка.

Г. обратилась в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 4 июня 1999 г. по гражданскому делу по иску Г. к ООО «Промтовары» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований истица указала, что работала в организации ответчика в качестве продавца 2-ой категории с 1988 г. С июля 1996 г. по 8 июня 1999 г. находилась в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет. Вышла на работу 7 июня 1999 г., но ей отказали в предоставлении прежней работы и предложили нижеоплачиваемую работу на улице, от которой она отказалась. 24 июня 1999 г. истицу уволили по п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ, не предупредив за 2 месяца, а затем она узнала, что уволена за прогул по п. 4 ст. 33 КЗоТ РФ с 7 июля 1999 г.

Истица просила суд восстановить ее на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 6 000 рублей.

Ответчик иск признал частично, в части восстановления на работе и оплаты вынужденного прогула. Решение суда иск удовлетворен.

В кассационной жалобе истица просит об отмене решения в части взыскания суммы заработной платы за время вынужденного прогула и размера компенсации морального вреда, указав, что суд не учел, что ее заработок в 1996 г. до отпуска по уходу за ребенком составлял 600 рублей, не учел ее нравственные страдания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, полагающего, что решение суда является неправильным в части определения размера среднего заработка за время вынужденного прогула, судебная коллегия не нашла оснований для отмены решения в части восстановления на работе и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что в соответствии со ст. 151 ГК РФ и п. 5 ст. 213 КЗоТ РФ размер компенсации морального вреда определяется судом, поэтому довод жалобы о низком размере суммы компенсации морального вреда не колеблет судебного решения.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что суд в части взыскания суммы среднего заработка за время вынужденного прогула, принял решение без учета Постановления о Порядке начисления среднего заработка в 1999 г. (Постановление Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 22 января 1999 г. № 2, зарегистрировано Минюстом РФ 11 мая 1999 г., регистрационный № 1780), поэтому решение в этой части подлежит отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 305 п.2, 306 ГПК РСФСР,  Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда  решение Ленинского районного суда г. Иркутск от 4 июля 1999 г. по делу по иску Г. к ООО «Промтовары» о восстановлении на работе и компенсации морального вреда оставила без изменения, а жалобу Г. в части размера компенсации морального вреда без удовлетворения. Указанное выше решение в части взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула по данному делу судебная коллегия отменила и направила на новое рассмотрение в тот же суд.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.09.1999 г. по гражданскому делу № 2329.

3. Судебное решение отменено в силу неправильного применения норм материального права. При новом рассмотрении дела суду указано на  необходимость разрешения исковых требований  по делу с учетом  гражданско-процессуального законодательства.

П. обратился в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 19 мая 2000 г. по делу по иску Д. к П. о признании свидетельства о праве на наследство недействительным.

В обоснование исковых требований истица Д.  указала, что свидетельство о праве на наследство от 6 марта 1997 г. выдано ответчику в то время как он и другие наследники отказались от наследства в пользу истицы. В соответствии с чем, истица просит признать свидетельство о праве на наследство недействительным.

В судебном заседании представитель истца поддержал исковые требования.

В кассационной жалобе ответчик просил об отмене судебного решения, так как суд, по мнению ответчика, не учел, что он выплатил деньги за жилой дом в равных долях всем наследникам. Кроме того, 7 сентября 1999 г. определением суда был принят отказ от аналогичных исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия нашла ее подлежащей удовлетворению.

Удовлетворяя  исковые требования, суд указал, что выдачей свидетельства о праве на наследство ответчику, нарушены права истицы.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что суд, удовлетворяя исковые требования не учел, что определением Ленинского районного суда от 7 сентября 1999 г. прекращено производство по аналогичному делу, в связи с отказом истца от иска, а так же  не учел требования п. 2 ст. 219 ГПК РСФСР.

Судебная коллегия полагает, что при новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное и разрешить требования с учетом гражданского процессуального законодательства.

Руководствуясь п. 2 ст. 305 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда отменила решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 19 мая 2000 г. и направила дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 14.07.2000 г. по гражданскому делу № 33-2035.

4. В нарушении требований ст. ст. 33, 36 ГПК РСФСР суд не проверил правовое положение ответчика и допустил к участию в процессе в качестве ответчика структурное подразделение юридического лица, не обладающего правами юридического лица.

Л. обратилась в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 27 января 1998 г. по гражданскому делу по иску Л. к вагонному депо ст. Иркутск-Сортировочный об отмене дисциплинарных взысканий.

Истица оспорила приказ от 30 августа 1998 г. об объявлении ей строго выговора и лишении премии за август на 100 %, а также приказ от 28 июня 1998 г. о лишении ее премиальной оплаты за июнь на 100 %.

Ответчик иск не признал.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Л. указала, что на заседании комиссии по трудовым спорам ее не приглашали, суд необоснованно отказал ей в восстановлении срока для обращения в суд.

Как было установлено судебной коллегией в нарушение требований ст. ст. 33, 36 ГПК РСФСР суд не проверил правовое положение ответчика и допустил к участию в процессе вагонное депо ст. Иркутск-Сортировочный, не являющееся юридическим лицом. Станция Иркутск-Сортировочный является структурным подразделением Восточно-Сибирской железной дороги, что согласно п. 4 ст. 304 ГПК РСФСР влечет отмену судебного решения.

Кроме того, по мнению, судебной коллегии заслуживают внимания доводы истицы о том, что она не извещалась о рассмотрении ее заявления в комиссии по трудовым спорам, решения комиссии по трудовым спорам не получала, а соответствии со ст. 208 КЗоТ РСФСР срок обжалования решения комиссии по трудовым спорам (КТС) исчисляется со дня вручения копии решения КТС.

Судебная коллегия считает, что требует дополнительной проверки довод истицы о том, что она обратилась в суд в феврале 1997 г., не имея решения комиссии по трудовым спорам. Как следует из протокола заседания КТС от 28 февраля 1997 г. данное заседание состоялось после поступления запроса из ленинского районного суда от 26 февраля 1997 г.

 Руководствуясь ст. ст. 304-306 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда отменила решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 27 января 1998 г. и направила дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 13.05.1998 г. по гражданскому делу № 33-87.

4. Суды допускают ущемление  прав граждан на судебную защиту, неправомерно отказывая им в принятии исковых заявлений, в частности, по мотивам неподсудности данного дела.

Несмотря на то, что ст. 46 Конституции Российской Федерации устанавливает гарантию судебной защиты прав и свобод  граждан Российской Федерации,  нередко сами суды ущемляют  право граждан на судебную защиту.

Исковое заявление кредитора наследодателя, предъявленное до принятия наследства наследниками, подсудны суду по месту нахождения наследственного имущества или основной его части.

Б. обратился в Иркутский областной суд с частной жалобой на определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 23.02.97 г. от отказе в принятии искового заявления Б. к Г. о признании права собственности на автомашину в счет возмещения долга наследодателя.

Истица обратилась в суд с иском о возмещении долга ответчика как наследника умершего Г. и в счет погашения долга просила признать передать в ее собственность автомашину «Волга» стоимостью 15 000 000 рублей.

Определением судьи от 23.02.97 г. Б. отказано в принятии искового заявления за неподсудностью суду, т. к. ответчик живет на Украине в Донецкой области.

В частной жалобе Б. просит об отмене определения и указывает, что спорное имущество находится в г. Иркутске, на него наложен арест, дело о наследстве заведено в Иркутской нотариальной конторе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия находит определение судьи подлежащим отмене, поскольку заявительница Б. обратилась в суд до принятия наследства наследником, судьей проведены по делу подготовительные действия: 30.07.97 г. вынесено определение о наложении ареста на имущество гр. Г., составлен акт описи и ареста имущества, а затем 02.09.97 г. было незаконно отказано Б. в принятии искового заявления и определение судьи от 02.09.97 г. отменено судебной коллегией по гражданским делам 08.10.97 г. отменено судебной коллегией по гражданским делам 08.10.97 г. и исковые материалы возвращены в Ленинский районный суд.

Судебная коллегия полагает, что доводы судьи о неподсудности дела является необоснованными, следует определение суда отменить, дело направить в Ленинский районный суд для рассмотрения.

Определение Иркутского областного суда от 20.02.98 г. по делу № 359.

5. Нарушение судом ст. ст. 118 ч. 3, 120 ч. 3 послужило основанием для отмены определения об отказе в принятии искового заявления о восстановлении на работе и компенсации  морального вреда.

Председатель Иркутского областного суда обратился в Президиум Иркутского областного суда с протестом на определение судьи Ленинского районного суда г. Иркутска от 19.12.97 г. об отказе Н. в принятии искового заявления к ООО «К.» о восстановлении на работе и возмещении морального вреда.

Из материалов гражданского дела следует, что Н. обратилась в Ленинский районный суд г. Иркутска с иском о восстановлении на работе специалистом по развитию рынка в Иркутском филиале и ООО «К.» и  компенсации морального вреда.

Определением Ленинского районного суда г. Иркутска от 19.12.97 г. отказано Н. в принятии данного искового заявления.

Рассмотрев протест председателя Иркутского областного суда, президиум установил, что, отказывая Н. в принятии заявления, судья в определении указал, что данный спор неподведомственен Ленинскому районному суду, т. к. ответчик находится в другом городе, а истица проживает в другом районе города, поэтому Н. вправе обратиться  с иском по месту своего жительства, либо по месту нахождения ответчика в г. Красноярске. Как следует из материалов гражданского дела  в приказе об увольнении истицы указано, что она уволена из Иркутского филиала ответчика, расположенного в Ленинском районе г. Иркутска.

На основании ч. 3 ст. 118 ГПК РСФСР иск, вытекающий из деятельности филиала юридического лица, может быть предъявлен также по месту нахождения филиала. Вывод судьи о том, что заявительница проживает в г. Ангарске и вправе обратиться в суд по месту своего жительства не мотивирован.

При таких обстоятельствах Президиум Иркутского областного суда счел, что определение не соответствует требованиям  ч. 3 ст. 129 ГПК РСФСР и подлежит отмене.

Постановление Президиума Иркутского областного суда

6. Судебное решение должно быть постановлено судом  с соблюдением требований ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР.

Содержание судебного решения, выносимого судом по делу, определяется ст. 197 ГПК РСФСР. В частности, судебное решение должно состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей. Пленум Верховного Суда РСФСР о судебном решении от 26 сентября 1973 г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 20 декабря 1983 г. № 11 в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. №  11 и постановления Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 1995 г. № 9 обращал внимание судов на необходимость соблюдения требований закона о форме и содержании судебного решения.

Судебное решение должно не только соответствовать требованиям закона по форме и содержанию, но должно быть и  в силу ст. 192 ГПК РСФСР законным и обоснованным.

В соответствии с требованиями ст. 192 ГПК РСФСР решение может считаться законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые полежат применению к исследованному судом правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях закона, регулирующего сходное отношение, либо исходит из общих начал и смысла законодательства.

Обоснованным решение считается тогда, когда в нем отражены имеющие значение  для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими  требованиям закона об относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не подлежащими доказыванию, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Причиной отмены решения суда явилось неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств, нарушение ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР

Д. обратилась в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 26 января 1999 г. по делу по иску Д. к ТОО «Магазин-Ткани» о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за вынужденный прогул.

Проверив  доводы кассационной жалобы, исследовав материалы гражданского дела, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 12 марта 1999 г. указанное решение Ленинского районного суда отменила, дела направило на новое рассмотрение.

Как указала в своем определении судебная коллегия: «Причиной отмены решения суда явилось неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств, нарушение ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР. По существу суд не проверил законность увольнения истицы по ст. 33 п. 1 КЗоТ РФ. Суд принял во внимание приказ администрации о добровольном (до вынесения решения суда) восстановлении гр. Д. на работе и оплате ей вынужденного прогула, хотя истица поддержала свой иск в суде, а ответчик в суде иск не признал, судьей вынесено решение в нарушение ст. 197 ГПК РСФСР».

Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 12.03.1999 г. по гражданскому делу № 526.

Другой пример. В мотивировочной части решения не указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, закон, которым руководствовался суд, а резолютивная часть решения не содержит вывода суда о том, что факт принятия конкретного наследства суд признает установленным.

Председатель Иркутского областного суда обратился в президиум Иркутского областного суда с протестом на решение Ленинского районного г. Иркутска от 12 февраля 1999 г. по делу по заявлению гр. С. об установлении факта принятия наследства.

Постановлением Президиума Иркутского областного суда от 18 октября 1999 г. решение суда отменено ввиду существенного нарушения норм процессуального законодательства.

Как указал президиум: «Суд не известил с соблюдением требований ст. ст. 106, 107 ГПК РСФСР заинтересованных лиц П. и А., администрацию г. Иркутска о времени и месте рассмотрения дела. В связи с этим суд не выяснил у лиц, участвующих в деле, имеется ли спор, связанный с принятием наследства, и не определил в каком порядке необходимо рассматривать дело, а рассмотрел его в порядке особого производства».

Кроме того, в нарушении ст. 197 ГПК РСФСР, в мотивировочной части решения не указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, закон, которым руководствовался суд, а в резолютивная часть решения не содержит вывода суда о том, что факт принятия конкретного наследства суд признает установленным.

Частное постановление Президиума Иркутского областного суда от 18.10.99 г.

Еще по одному из рассмотренных дел причиной отмены решения суда явилось нарушение судом ст. ст. 197, 213 ГПК РСФСР 

К. обратилась в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 6 апреля  1999 г. по делу по иску К. к ООО «Иркутскметаллооптторг» о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за вынужденный прогул, взыскании недоплаченной зарплаты, взыскании компенсации морального вреда.

Проверив  доводы кассационной жалобы, исследовав материалы гражданского дела, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 19 марта 1999 г. указанное решение Ленинского районного суда отменила, дела направило на новое рассмотрение.

Как указала в своем определении судебная коллегия: «Причиной отмены решения суда явилось нарушение судом ст. ст. 197, 213 ГПК РСФСР. Суд не проверил по существу законность увольнения истицы по п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ, мотивируя тем, что ответчик в добровольном порядке издал приказ о восстановлении истицы на работе, хотя истица от иска в суде не отказывалась, а ответчик в  суде иск не признал. Не учел, что оплата вынужденного прогула возможна лишь в случае восстановления на работе, но не при отказе в иске о восстановлении на работе. В мотивировочной части решения суд не привел расчет суммы среднего заработка за вынужденный прогул. Суд также не дал оценки дополнительным исковым требованиям истицы: о взыскании сумм индексации, по невыплаченной зарплате, невыплаченных сумм за время отпуска без содержания; при переходе на 4-х дневную рабочую неделю». 

 Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 19.05.1999 г. по гражданскому делу № 1151.

7. Причиной отмены решения суда явилось невыполнение судьей требований ст. ст. 192-197 ГПК РСФСР.

Р. обратился в Иркутский областной суд с кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 30 июня   1999 г. по делу по иску Р. к ГК-97 о восстановлении на работе,  взыскании зарплаты за вынужденный прогул, признании протокола недействительным, отстранения от должности незаконным.

Проверив  доводы кассационной жалобы, исследовав материалы гражданского дела, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 17 сентября 1999 года указанное решение Ленинского районного суда отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Как указала в своем определении судебная коллегия: «Причиной отмены решения суда явилось невыполнение судьей требований ст. ст. 192-197 ГПК РСФСР и Постановления Пленума Верховного Суда  РФ от 22.12.92 г. в редакции от 25.10.96 г. №110 «О некоторых вопросах применения судами РФ законодательства при разрешении трудовых споров».

 Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.09.1999 г. по гражданскому делу № 2339.