Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа практики рассмотрения судами общей юрисдикции г. Иркутска дел об оспаривании нормативных правовых актов

 

 С принятием в 1993 году Конституции РФ и  Закона «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», последовавшей вслед за этим судебно-правовой реформы, граждане и организации в России получили закрепленную в Законе возможность обжалования действий и решений государственных органов, их должностных лиц, нарушающих  права и свободы, в том числе   возможность оспаривания нормативных правовых актов.

При рассмотрении судами дел об оспаривании нормативных правовых актов возникает немало проблем, требующих законодательного урегулирования. В современном гражданском процессуальном праве отсутствует механизм производства по делам об оспаривании нормативных актов, учитывающий процессуальные особенности, присущие именно данной категории дел.

Дела об оспаривании нормативных правовых актов существенно отличаются от других категорий дел. Прежде всего, отличия состоят в том, что эти дела имеют большое публичное значение, затрагивают права неопределенного круга лиц, на который должна распространяться законная сила судебного решения. Эту особенность необходимо учитывать при разработке норм, регулирующих производство по делам указанной категории.

В настоящее время в гражданском законодательстве существует пробел в правовом регулировании при производстве по указанной категории дел. Не в полном объеме решены проблемы подведомственности и подсудности при осуществлении правосудия по делам рассматриваемой категории. Открытыми остаются вопросы о роли суда при разрешении таких споров; о перечне оснований, по которым может быть отказано в принятии заявления, производство по делу прекращено, заявление оставлено без рассмотрения; о пределах проверки законности акта; особенностях доказывания; особенностях судебного решения, его исполнения; сроках обращения в суд и др. некоторые из указанных  проблем будут рассмотрены в данном обзоре.

Родовая подсудность дел об оспаривании нормативных правовых актов определена действующим ГПК РСФСР (ст. ст. 114, 115, 116), а также рядом законов, содержащих процессуальные нормы о подсудности.

К числу последних можно отнести Федеральные Конституционные законы «О военных судах Российской Федерации», «О Правительстве Российской Федерации», Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и другие.

В соответствии со ст. 115 ГПК РСФСР областные и равные им суды субъектов РФ по первой инстанции  рассматривают дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти и должностных лиц субъектов РФ.

Верховный Суд РФ (ст. 116 ГПК РСФСР) рассматривает по первой инстанции дела об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ; об оспаривании нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан. Все остальные дела по оспариванию нормативных правовых актов, подведомственные судам общей юрисдикции, за исключением дел, отнесенных к подсудности Верховного Суда РФ и судов субъектов РФ, рассматриваются районными судами (ст. 114 ГПК РСФСР).

С 3 января 1998 г. введен в действие Федеральный Конституционный закон «О Правительстве РФ», согласно которому акты Правительства РФ, как ненормативные (распоряжения), так и нормативные (постановления) могут быть обжалованы в суд (ст. 23). Однако этот закон не определил подсудность  дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ. Вышеприведенные правила о подсудности, содержащиеся в ГПК РСФСР (ст. ст. 114-116) также не дают прямого ответа на вопрос: судам какого уровня подсудны дела об оспаривании нормативных актов Правительства. В связи с этим возникают проблемы. Исходя из буквального толкования норм о подсудности, содержащихся в ГПК, если дела об оспаривании нормативных актов подведомственны судам общей юрисдикции и родовая (инстанционная) подсудность не отнесла их рассмотрение к исключительной компетенции Верховного Суда РФ или судов субъектов РФ, следовательно, исходя из принципа  неограниченности права на судебную защиту и нормы, содержащейся в ст. 114 ГПК РСФСР,  дела об оспаривании нормативных актов Правительства РФ подсудны судам районного звена.

По такому пути судебная практика идет порой и в настоящее время.

Так, 6 июля 2000 г. Кировским районным судом г. Иркутска было рассмотрено гражданское дело по жалобе Я. о признании незаконным Постановления Правительства от 18 сентября 1997 г. «О проведении мероприятий в связи с изменением нарицательной стоимости российских денежных знаков и масштаба цен». В жалобе Я. указывает на то, что в настоящем виде указанное Постановление нарушает его права как векселедержателя и просит обязать Правительство РФ издать дополнение к Постановлению от 18 сентября 1997 г. в приложении к обороту ценных бумаг. Кировский районный суд г. Иркутска рассмотрел дело Я. по существу и отказал в удовлетворении жалобы, обосновывая свое решение нормами материальных нормативных актов.

Еще одним примером спора о подсудности дел об оспаривании нормативных актов Правительства РФ в связи с отсутствием четкого законодательного регулирования в этой области может служить следующее дело.

Московская центральная фондовая биржа обратилась в Верховный Суд РФ с заявлением, в котором просила признать недействительным п. 2 Постановления Правительства РФ от 30 мая 1997 г. № 654. Определением судьи Верховного Суда РФ от 9 марта 2000 г. в принятии заявления отказано по мотивам его неподсудности данному суду (п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР) и разъяснено, что Московская центральная фондовая биржа вправе обратиться с данным заявлением в районный суд. Определение мотивировано тем, что Московская центральная фондовая биржа оспаривает нормативный правовой акт Правительства РФ, тогда как согласно ст. 116 ГПК РСФСР Верховный Суд РФ рассматривает по первой инстанции дела об оспаривании лишь ненормативных актов Правительства РФ, поэтому данная жалоба должна рассматриваться по общим правилам подсудности – в районном суде. Такой вывод, как представляется, сделан без учета других законодательных актов Российской Федерации.

Действительно, согласно ст. 116 ГПК РСФСР (в редакции Федерального закона, принятого 27  октября 1995 г. и введенного в действие с 9 января 1996 г.) Верховный Суд РФ рассматривает по первой инстанции вышеуказанные категории дел об оспаривании нормативных и ненормативных актов. Дела об оспаривании указанных актов были отнесены к подсудности Верховного Суда РФ исходя  из их большой значимости. По действовавшему в то время законодательству непосредственное оспаривание в судах нормативных правовых актов Правительства РФ (в порядке нормоконтроля, безотносительно к спору о защите субъективных прав заинтересованных лиц) по мотивам их противоречия федеральным законам или нормативным указам Президента РФ не допускалось, поэтому дела об их оспаривании в новой редакции ст. 116 ГПК РСФСР не были упомянуты.

Однако впоследствии в законодательстве Российской Федерации произошли существенные изменения, которые необходимо учитывать при решении вопроса о подсудности данного дела. Как упоминалось выше, в соответствии со ст. 3 Федерального Конституционного закона  «О Правительстве РФ» акты Правительства РФ, как нормативные, так и ненормативные могут быть обжалованы в суд. Этот Федеральный Конституционный закон, как отмечалось, не определил, в суды какого звена по подсудности возможно обжалование нормативных актов Правительства РФ. Однако, исходя из его смысла, а также смысла и целей ст. 116 ГПК РСФСР, надо полагать, что эти дела, как более значимые, чем отнесенные к подсудности Верховного Суда РФ дела об оспаривании ненормативных актов Правительства РФ и дела об оспаривании нормативных актов федеральных министерств и ведомств, также следует признать подсудными Верховному Суду РФ.

Еще одним нормативным актом, принятым в последнее время, и который, возможно, поможет найти ответ на вопрос о подсудности нормативных актов Правительства, является вступивший в силу 29 июня 1999 г. Федеральный Конституционный закон «О военных судах Российской Федерации». В этом законе прямо предусмотрено, что дела об оспаривании нормативных актов Президента РФ, Правительства РФ, Министерства обороны РФ, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающаяся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, подлежат рассмотрению в первой инстанции Военной коллегией Верховного Суда РФ (п. 1 ч. 3 ст. 9 Закона).

Руководствуясь среди прочих и нормами указанного Федерального конституционного закона, и применяя эти правила по аналогии, Президиум Верховного Суда, разрешая конкретное дело, ответил на вопрос о подсудности дел об оспаривании нормативных актов Правительства РФ в постановлении Президиума Верховного Суда от 7 июля 2000 г. № 69-ПВ-2000 о признании недействительным п. 2 постановления Правительства РФ от 30 мая 1997 г. № 654.

Президиум Верховного Суда РФ отменил определение судьи Верховного Суда РФ, которым заявителю было отказано в принятии жалобы о признании недействительным указанного нормативного акта Правительства РФ по мотивам неподсудности жалобы Верховному Суду РФ (п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР), по следующим основаниям.

Согласно ст. 23 Федерального Конституционного закона от 17 декабря 1997 г. «О Правительстве РФ» акты Правительства РФ, как ненормативные (распоряжения), так и нормативные (постановления), могут быть обжалованы в суд. Этот Федеральный Конституционный закон не определил подсудность дел об оспаривании  нормативных актов Правительства РФ, в связи с чем, возникла неопределенность в вопросе о подсудности дел данной категории. В соответствии с ч. 3 ст. 10 ГПК РСФСР, в случае отсутствия закона,  регулирующего спорное отношение, суд применяет закон, регулирующий сходные отношения, а при отсутствии такого закона суд исходит из общих начал и смысла законодательства. Сходные отношения урегулированы Федеральным Конституционным законом «О военных судах Российской Федерации», введенным в действие 29 июня 1999 г., в котором прямо предусмотрено, что дела об оспаривании нормативных актов Правительства РФ, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные соборы, подсудны по первой инстанции  Военной коллегии Верховного Суда РФ. В названном Федеральном конституционном законе  не решены и не могли быть решены вопросы подсудности других нормативных актов Правительства Российской Федерации (кроме нормативных актов касающихся военнослужащих и граждан,  проходящих военные сборы), поскольку это бы выходило за пределы предмета его правового регулирования. Однако в нем совершенно определенно выражена воля законодателя об отнесении указанных дел к подсудности Верховного Суда РФ в качестве суда первой инстанции. Таким образом, думается, рассмотрение районными судами дел об оспаривании нормативных актов Правительства РФ при сохранении в подсудности Верховного Суда РФ менее значимых дел об оспаривании ненормативных актов Правительства РФ противоречит смыслу и целям названных федеральных конституционных законов, которые в силу ч. 3 ст. 76 Конституции РФ имеют большую юридическую силу, чем федеральные законы, в том числе и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР.

С учетом приоритетной конституционной цели правосудия – обеспечение эффективной защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст. ст. 2, 17, 18, 46 Конституции РФ), а также исходя из смысла и целей ст. 23 Федерального Конституционного закона «О Правительстве РФ», ст. 9 Федерального конституционного закона «О военных судах РФ» и ст. 116 ГПК РСФСР по аналогии закона следует сделать вывод о том, что дела по жалобам на нормативные правовые акты Правительства РФ как более значимые, чем прямо отнесенные ГПК РСФСР к подсудности Верховного Суда РФ дела об оспаривании нормативных актов федеральных министерств и ведомств, также подсудны по первой инстанции Верховному Суду РФ.

Приведенное постановление Президиума Верховного Суда РФ предопределило исход судебной практики по разрешению указанной коллизии подсудности по оспариванию нормативных правовых актов Правительства РФ.

Так, решением Верховного Суда РФ от 7 июня 2001 г. по первой инстанции, признан недействительным (незаконным) и не порождающим правовых последствий абз. 1 п. 2 постановления Правительства РФ от 22 сентября 1999 г. № 1067 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей». Рассмотренную проблему о подсудности дел по оспариванию нормативных актов Правительства РФ для более полной определенности в этом вопросе, представляется целесообразным разрешить внесением изменений и дополнений в нормы ГПК РСФСР, регулирующие правила подсудности.

Указанная проблема разрешена в проекте ГПК РФ, где в гл. 3 «Подведомственность и подсудность» в ст. 27, определяющей гражданские дела, подсудные Верховному Суду РФ, прямо указано, что дела об оспаривании нормативных актов Президента РФ, Правительства РФ, а также нормативных правовых актов иных федеральных органов исполнительной власти, федеральных государственных органов, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций, Верховный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции.

В районных (городских) судах подлежат рассмотрению, в частности, дела об оспаривании правовых актов, принятых представительными органами и должностными лицами местного самоуправления.

Например, С. обратился в Иркутский областной суд с жалобой, в которой просил признать незаконным и отменить решение городской Думы о назначении даты проведения выборов мэра города на 19 декабря 1999 г., утверждая, что оно принято с нарушением Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Определением судьи областного суда в принятии жалобы было отказано на основании п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР в связи с неподсудностью спора областному суду и разъяснено, что заявитель вправе обратиться с данной жалобой в районный суд. Это определение было оставлено без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая указала в своем определении следующее. Отказывая в принятии заявления, судья правильно исходил из того, что жалоба С. не может быть принята к производству областного суда, поскольку в соответствии со ст. 113 ГПК РСФСР (приводится действовавшая на то время редакция ГПК РСФСР) гражданские дела, подведомственные судам,  по общему правилу рассматриваются районными (городскими) судами, исключения из этого правила установлены иными законодательными актами. Так, в соответствии с п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 ноября 1996 г. «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (в ред. от 22 июня 1998 г.) областные суды рассматривают в первой инстанции дела об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления. Исходя из содержания данного Закона, к подсудности областных судов отнесены дела по заявлениям и жалобам о назначении даты проведения выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления.

Так, в одном из дел заявитель просил признать незаконным оспариваемое решение городской Думы о назначении даты проведения выборов мэра города на 19 декабря 1998 г. как несоответствующее действующему законодательству, т. е. обжаловал решение органов местного самоуправления. Данное требование подлежало рассмотрению районным судом и было им рассмотрено в порядке, установленном Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

Что касается вопроса о территориальной подсудности, или о распределении компетенции между судами одного  звена, полномочными рассматривать дело об оспаривании нормативного правового акта по первой инстанции, то представляется, что в силу специфики подобного рода споров их территориальная подсудность должна определяться по выбору заявителя. Иначе, если подсудность будет определяться общим правилом гражданского процесса – по месту нахождения ответчика, особенно, если заявителем будет являться гражданин, стороны заведомо окажутся в неравном положении.

В настоящий  момент практика российских и, в частности, иркутских, судов в этом вопросе единообразна. С одной стороны, ст. 117 ГПК РСФСР устанавливает общий принцип подачи иска по месту нахождения ответчика. С другой – Закон от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан РФ» предполагает подачу жалобы по выбору заявителя (ст.4) – по месту нахождения государственного органа или по месту жительства заявителя. Здесь надо учитывать, что обращения в суд по поводу отмены незаконного акта очень часто содержат в себе требования гражданско-правового характера (возместить убытки, вернуть имущество и т.д.). В ряде случаев сами заявители не обращают внимания судов на возможность применения правила о подсудности, установленного Законом от 27 апреля 1993 г., и суды квалифицируют такие жалобы как обычные гражданско-правовые иски, в силу чего огромное число жалоб приходится на долю обычного районного суда. В проекте ГПК РФ в ч. 4 ст. 253 специальной главы 24, посвященной производству по делам об оспаривании нормативных правовых актов, содержится норма, согласно которой заявление об оспаривании нормативного правового акта, отнесенного к подсудности районного звена, подается в районный суд по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего нормативный правовой акт.

Таким образом, при определении территориальной подсудности в отношении оспаривания нормативных правовых актов законодателем сделано исключение из общего правила альтернативной подсудности, установленного упоминавшимся выше Законом от 27 апреля 1993 г. Мотивы установления подобной модели территориальной подсудности непонятны. Представляется, что это сделано, возможно, из-за стремления исключить ситуацию, когда один и тот же  нормативный акт может быть одновременно оспорен по первой инстанции в нескольких судах одного и того же звена в случае сохранения правила об альтернативной подсудности, т. е. для исключения ситуации неопределенности.

Некоторые особенности имеют решения, а также последствия   принятия этих решений, которые выносятся судами общей юрисдикции по делам об оспаривании нормативных правовых актов. В частности в Постановлении Пленума Верховного Суда от 27 апреля 1993 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих при  рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону» (с изм. от 25 мая 2000 г.) в п. 9 указано следующее: резолютивная часть решения по делу о признании правового акта противоречащим закону должна содержать вывод суда об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении заявления. В случае удовлетворении заявления о признании противоречащим федеральному закону закона субъекта РФ в резолютивной части решения должно быть указано об этом, а также о том, что данный закон признается не действующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу. В случае удовлетворения заявления  о признании противоречащим закону иного правового акта (не являющегося законом субъекта РФ), суд признает этот акт недействительным и не порождающим правовых последствий со дня его издания. Если же закон, которому противоречит правовой акт, вступил в силу (введен в действие) после издания правового акта, то со дня его вступления в силу.

Изучение практики районных и городских судов  Иркутской области показывает, что судами эти требования  выполняются не всегда. Приведем пример: в один из районных судов Иркутской области обратился А. с жалобой на постановление мэра района. В жалобе заявитель указал, что  постановлением  мэра от 17 апреля 1999 г. за № 346 нарушены его права, просил суд отменить указанное постановление  и обязать мэра восстановить его права. Решением суда от 14 февраля 2000 г. требования по жалобе М. были удовлетворены постановление мэра  района № 346 от 17 апреля 1999 г. было признано незаконным, мэр был обязан отменить данное постановление в течение десяти дней с момента вступления решения в законную силу. Приведенная резолютивная часть решения районного суда не соответствует требованиям   Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1999 г. В указанном примере суд обязал администрацию отменить постановление мэра, установив для этого определенный срок. Но ни отменить, ни обязать отменить решение суд не вправе. Суд вправе, признав решение незаконным, признать его недействительным (последствия применения решения применительно к нормативному акту указанного уровня) и не порождающим правовых последствий.Вышеуказанное разъяснение Верховного Суда РФ было обусловлено позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 11 апреля 2000 г. В этом постановлении Конституционный Суд признал не соответствующим Конституции РФ положения Закона «О прокуратуре РФ»,  наделяющие суды общей юрисдикции полномочием признавать закон субъекта РФ, противоречащий Федеральному закону, недействительным и утрачивающим юридическую силу, однако признал право суда признавать закон субъекта РФ противоречащим Федеральному закону и, следовательно, недействующим, не подлежащим применению, что влечет необходимость его приведения в соответствие с Федеральным законом законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации. Мотивация такой позиции Конституционного Суда РФ была следующая: утрата законом юридической силы, как следует из ст. 125 Конституции РФ и конкретизирующих ее ст. ст. 79 и 87 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», возможна лишь в результате признания его неконституционным. Такое решение, вынесенное в порядке конституционного судопроизводства, действует непосредственно, и поэтому отмена не  соответствующего Конституции РФ закона органом, его принявшим, не требуется, т. к. этот закон считается отмененным, т.е. недействительным, с момента оглашения постановления Конституционного Суда РФ. Различия в юридических последствиях признания закона субъекта РФ недействительным и признания закона субъекта РФ недействующим обусловлены различиями между его несоответствием Конституции РФ и несоответствием Федеральному закону.

Рассмотрение судом общей юрисдикции дела о проверке Закона субъекта РФ, в результате  которой он может быть признан противоречащим Федеральному закону, не исключает последующей проверки его конституционности в порядке конституционного судопроизводства. Следовательно, решение суда общей юрисдикции, которым закон субъекта РФ признан противоречащим Федеральному закону, по своей природе не является подтверждением недействительности закона, его отмены самим судом, тем более лишения его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению. Как любое судебное решение, оно обязательно к исполнению всеми субъектами, которых оно касается. Лишение же акта юридической силы возможно только по решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном Конституцией РФ порядке конституционного судопроизводства.

Позитивными примерами указания последствий в решении при оспаривании нормативных правовых актов субъекта РФ могут служить следующие дела.

Иркутским областным судом 21 июля 2001 г. было рассмотрено дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Иркутской области «О муниципальных выборах в Иркутской области». Требования прокурора судом были удовлетворены. Суд признал положения п. 1 ч. 2 ст. 5, п. 3 ч. 1 ст. 57 Закона Иркутской области «О муниципальных выборах в Иркутской области» противоречащими  федеральному законодательству (в частности, Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ») недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу. Кроме того, суд обязал редакцию газеты «Восточно-Сибирская  Правда» опубликовать резолютивную часть решения после вступления в законную силу.

Приведем другой пример. 31 января 2001 г. Иркутский областной суд рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими Федеральному законодательству п.п. 2 и 19 ст.3 Закона Иркутской области «О территориальном фонде обязательного медицинского страхования» от 9 октября 1995 г. № 250 (в редакции Закона Иркутской области от 13 января 1999 г. № 2-03). В своем решении суд частично удовлетворил требования прокурора и признал п. 2 ст. 3 упомянутого Закона в части «представившим списки застрахованных граждан с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы, постоянного места жительства» недействующим и не подлежащим применению со дня вступления  решения суда в законную силу, а решение суда в этой части – подлежащим опубликованию в газете «Восточно-Сибирская Правда».

Рассмотрим еще одно дело. 13 февраля 2001 г. Иркутский областной суд рассмотрел гражданское дело по заявлению прокурора Иркутской области к Законодательному Собранию Иркутской области, Губернатору Иркутской области о признании недействующим и не подлежащим применению п. 6 ст. 6 Закона Иркутской  области «О дополнительных мерах по регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей  продукции на территории Иркутской области» от 20 мая 1999 г. в  редакции Закона Иркутской области от 24 января 2001 г. Судом требование прокурора области было удовлетворено и указанное положение Закона Иркутской области признано противоречащим Федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению со дня вступления в законную силу.

Таким образом, в составлении решений по делам об оспаривании законов субъектов РФ и об оспаривании всех других нормативных правовых актов имеются различия. Указанные различия между решениями по делам об оспаривании законов субъектов РФ и других нормативных правовых актов представляются неоправданными, однако устранить их можно только путем принятия соответствующего федерального конституционного закона.

В связи с этой проблемой необходимо добавить следующее. Как указывалось выше, в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. суды общей юрисдикции могут выносить решения только о признании правовых актов субъектов РФ недействующими с момента вступления решения суда в законную силу. Позиция Конституционного Суда РФ направлена на ограничение полномочий общих судов при  рассмотрении дел данной категории и вызывает возражение по нескольким причинам.

Во-первых, в силу того, что толкование, даваемое Конституционным Судом РФ, действует только в пределах предмета, указанного в запросе, складывается ситуация, когда суды должны применять различные полномочия при одинаковых основаниях признания акта незаконным. Так, например, если при оспаривании постановления Правительства РФ судом будет установлено, что оно не было опубликовано для всеобщего сведения, то такой правовой акт будет признан недействительным, т. е. не порождающим правовых последствий с момента его принятия (вступления в силу). При установлении тех же обстоятельств в деле о признании незаконным акта субъекта РФ суд должен будет признать этот акт недействующим с момента вступления решения суда в законную силу.

Во-вторых, ущемляются права граждан, организаций и других субъектов, нарушенные актом субъекта РФ, признанным судом незаконным. Граждане или организации имеют право в суд иск о восстановлении своих субъективных прав (гражданских, жилищных, избирательных и др.) нарушенных нормативным правовым актом, противоречащим закону большей юридической силы с момента его принятия, так как такой акт является недействительным и не порождает юридических последствий. Если же нормативный акт субъекта РФ судом признан недействующим только с момента вступления в законную силу решения, то права на удовлетворение такого иска у них не будет, потому что акт считался действовавшим и порождал юридические последствия. Для восстановления нарушенных прав в судебном порядке им надо добиваться признания Конституционным Судом РФ этого акта несоответствующим Конституции РФ, что по действующему законодательству возможно только в связи с рассмотрением конкретного дела в суде. Такое положение противоречит целям правосудия и нарушает конституционное право граждан на судебную защиту нарушенных прав.

Так как судебное решение вынесено в отношении законности или незаконности нормативного правового акта, в сферу правового регулирования которого вовлечен неопределенный круг лиц и обязательная сила которого также, следовательно, распространяется на всех этих субъектов, необходимо предусмотреть механизм доведения этого решения до сведения всех заинтересованных лиц, с тем, чтобы исключить применение недействительного (признанного таковым решением суда) и не порождающего правовых последствий нормативного акта в будущем.

Реализацией такого механизма является публикация решения суда по делу о признании противоречащим закону нормативного правового акта или сообщения о таком решении в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный правовой акт, о чем должно быть указано в резолютивной части решения. Указанный вывод содержится в разъяснениях постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону» (п. 9).

 Логичность и обоснованность такого вывода не вызывает сомнений по следующим причинам. В соответствии со ст. 15 (п. 3) Конституции РФ, любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Таким же образом следует придавать публичной огласке и решение об отмене нормативного акта, т.к. по аналогии с вышеупомянутым правилом нормативные акты, лишенные юридической силы могут и далее применяться, если решение об их отмене не опубликовано официально для всеобщего сведения.

Примером доведения до всеобщего сведения решения суда может являться сообщение Верховного Суда, опубликованное в «Российской газете» от 6 марта 2002 г. о признании недействительными (незаконными) и не порождающими правовых последствий ряда положений постановления Правительства РФ от 22 сентября 1999 г. № 1067.

На региональном уровне подобным примером может служить опубликование в газете «Восточно-Сибирская Правда» резолютивной части решения по делу № 3-18-01. В этом деле Иркутский областной суд удовлетворил требование прокурора Иркутской области о признании противоречащими Федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положения Закона Иркутской области «О выборах Губернатора Иркутской области» («Восточно-Сибирская Правда» от 21 марта 2001 г.).