Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа судебной практики применения законодательства о правовой защите интересов

наследников при распределении наследственного имущества

 

На протяжении почти 40 лет вопросы наследственного права регулировались ГК РСФСР 1964 года, хотя на рубеже 90-х годов произошли коренные изменения общественной жизни, затребовавшие совершенствования правовой материи во многих сферах. Правовых конструкции старого кодекса не хватало для полноценного развития наследственных отношений. Необходимость принятия части третьей ГК была очевидна.

В условиях прежней системы собственности накопился целый ряд проблем наследования, требующих своего разрешения, уже хотя бы, поэтому законодательство о наследовании потребовало серьезного реформирования. Результатом реформирования стало появления раздела 5 ГК РФ.

Новая часть 3 ГК представляет собой своеобразный компромисс между традиционными юридическими конструкциями наследственных правоотношений и новеллами, заложенными в нормативный акт. Нельзя со стопроцентной вероятностью утверждать, удачен или нет принятый проект.

Важным шагом в решении проблем поставленных жизнью перед законодателем стало внесение в наследственное законодательство ряда изменений. В первую очередь новшества затронули приоритеты, долгое время господствующие в советском наследственном праве. Как и новое законодательство, старый ГК предусматривал два основных вида наследования: по закону и по завещанию.  Причем на первое место ставилось именно наследование по закону. На сегодня акценты расставлены с точностью до наоборот. Тем самым закон подчеркивает важность составления завещания, и возможность  завещателю распределить свое имущество, так как он сочтет нужным. Хотелось бы надеяться на то, что те возможности, которые предоставил законодатель для наследодателей, не останутся нереализованными.

К сожалению, позитивные предложения, заложенные в нормативном акте, не исполняются или же исполняются не в полной мере теми субъектами, на которые законом возложена такая обязанность. Увы, деятельность нотариусов далека от совершенства. Вероятно, это связано большим количеством частнопрактикующих нотариусов и отсутствием должного надзора за их деятельностью.

При совершении нотариальных действий, связанных с удостоверением последней воли завещателя не всегда в полной мере выявляются истинные намерения гражданина, хотя в инструкции совершения нотариальных действий эта обязанность закреплена. Своевременное исполнение нотариусами этой обязанности позволило бы предотвратить судебные выяснения отношений между наследниками завещателя.

 Так, К. решила оставить принадлежащую ей на праве собственности квартиру своей младшей дочери И., при условии, что И. по получению наследства выплатит старшей сестре Ш. треть от стоимости квартиры. Обе дочери согласились на условия матери и И. написала расписку, где обязалась выплатить сестре денежную сумму. После «переговоров» К. обратилась к нотариусу И. Иркутского нотариального округа с просьбой заверить завещание. Нотариус И. проверив дееспособность завещателя, предложила заполнить необходимые документы.

Здесь следует сделать небольшое отступление и пояснить, что для подобных действий предусмотрены типовые бланки, которые рассчитаны на однотипные ситуации. Прежде чем нотариус предлагает заполнить подобный бланк должна быть выявлена воля наследодателя, реализация которой не всегда позволяет воспользоваться подобным документом.

В завещании в качестве наследницы была указана И. те условия, которые мать ставила перед дочерью, в тексте документа оговорены не были. Таким образом, нотариус не в полной мере выполнила возложенные на нее обязанности.

 И. отказалась выплачивать сестре денежную компенсацию. Для Ш. единственной возможностью получить деньги стала расписка, но И. заявляет, что написала ее под угрозой, поэтому никакой юридической силы долговая расписка не имеет.

Возможности части 3 ГК позволяют составить завещание, по которому на наследников возможно возложить обязанность совершить определенные действия (завещательное возложение) имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей). В данной ситуации нотариус, выявив истинную волю завещателя, могла разъяснить смысл ст. 1137 ГК РФ, которая нашла бы свое отражение в завещании, и  возникший спор был бы предотвращен.

На сегодня возникший спор находится на рассмотрении Кировского суда г. Иркутска.

Кроме приведенного примера деятельность нотариусов оставляет желать лучшего и в следующей ситуации.

После смерти Г. в наследство вступили наследники первой очереди (дочь и сын умершего от предыдущего брака). Наследники обратились к нотариусу Ш. с заявлением о вступлении в наследство.  Нотариус пояснила, что свидетельство о вступлении в наследство можно получить по истечении 6 месяцев со дня открытия наследства (со дня смерти наследодателя). В состав наследственного имущества входили квартира, две машины, предметы обычной домашней обстановки и обихода. Кроме наследников первой очереди на наследство претендовала Х., которая заявила, что является женой Г. (впоследствии выяснилось, что брак между Г. и  Х. не зарегистрирован, следовательно, не могла быть наследницей). Кроме того, она проживала в квартире, не имея никаких законных прав, и препятствовала указанным наследникам пользоваться наследственной массой. Во время оформления наследственного дела нотариус не сообщила ни в департамент «Регистрации недвижимости и прав с ним», ни в органы ГИБДД об открытии наследственного дела в отношении имущества Г. В результате подобной непредусмотрительности были проданы обе машины, и к моменту получения свидетельства о праве на наследство наследственная масса значительно уменьшилась. Наследникам придется подавать иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения или признания сделок по купли-продажи машин недействительными. 

Следует отметить, что в большинстве случаев нотариусу проявляют необходимый профессионализм и не допускают подобных ошибок.

Кроме указанных проблем возникают множество других споров, связанных с применением норм о наследовании.

Не всегда верно определяется наследственное имущество. Согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Из смысла ст. 1112 ГК следует, что может перейти по наследству только то имущество, которое принадлежит наследодателю. Однако существуют ситуации, когда статус имущества находиться в переходном состоянии (предположим, что имущество, выбывшее из обладания одного собственника, не перешло в собственность другого). 

 Подразумевается, что гражданин должен владеть этим имуществом на законных основаниях, желательно документальное подтверждение прав владельца. Однако на момент смерти наследодателя права собственности на передаваемое имущество не всегда оформлено надлежащим образом.

 Так, в декабре 1997 года в результате авиакатастрофы погиб Ф. За месяц до своей смерти он обратился в Ленинскую администрацию г. Иркутска с заявлением о заключении договора приватизации. В ордере на квартиру были включены Ф., как ответственный квартиросъемщик, и его мать. В процессе оформления документов Ф. отказалась от участия в приватизации в нотариальной форме.[1]

 Согласно законодательству о приватизации на оформление договора предоставляется срок 2 месяца, с момента приема документов, после истечения которого, администрация обязана заключить с гражданином договор приватизации. В данном случае наследники имеют право наследовать данную квартиру, не смотря на то, что договор еще не заключен и юридически право собственности не  возникло.

Существующая судебная практика по применению законодательства о приватизации разрешает этот вопрос следующим образом. Если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора местной администрацией, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.[2]

 Таким образом, каждому гражданину предоставляется право участвовать в приватизации и ему не может быть отказано в заключение договора. Двух месячный срок отводится законом для технического оформления документов.

В приведенном примере Ленинская администрация отказалась заключить договор, мотивируя свое решение тем, что мать умершего, Ф. отозвала свой нотариальный отказ сразу же после смерти сына из-за  чего заключение договора невозможно. Против такого решения протестовала дочь Ф., которая настаивала на том, что отец выполнил все необходимые условия для передачи жилого помещения в собственность, следовательно, необходимо включить квартиру в наследственное имущество. Таким образом, сложилась достаточно не простая ситуация: с одной стороны нарушается один из основных принципов приватизации – добровольное согласие членов семьи нанимателя, включенных в ордер, с другой – не допустимо нарушение прав наследников, поскольку подобное имущество должно включаться в наследственную массу. Неоспорим факт возникновения права наследовать пока еще не приватизированную квартиру, так  как по смыслу законодательства о приватизации гражданину не может быть отказано в приватизации, если он обратился с необходимыми документами, оформленными надлежащим образом. Более того, отказ в заключение такого договора нарушит права наследников.

В рассматриваемой ситуации суд встал на позиции жилищного законодательства и отказал дочери Ф. в ее притязаниях на спорную жилплощадь. Однако представители Ф. не отказываются от попыток отстоять наследственные права Ф., поэтому дело находится на рассмотрении в надзорной инстанции.

Так же хотелось бы заострить внимание на необходимости своевременного оформления документации на полученное наследственное имущество. Как известно, для принятия наследства предусмотрено два способа. Первый предусматривает принятие наследства посредством подачи по месту открытия наследства нотариусу или управомоченному в соответствии с законом  должностному лицу заявления наследника о принятии наследства. Кроме того, можно подать заявление тем же лицам о выдаче свидетельства о праве на наследство. Второй способ подразумевает действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства. Например, если наследник вступил во владение или управление наследственным имуществом, произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества и т. п. Главное условие для принятия наследства – реализация права на вступление в наследство в течение 6 месяцев со дня открытия наследства. Хоть наследникам предоставляется право вступить в наследство фактически, – необходимость в оформлении свидетельства о праве на наследство не исключает обязанности обращаться к нотариусу. Безусловно, неоформленная документация не влечет потери права на наследственное имущество, но в будущем могут возникать ненужные проблемы, которые можно было бы избежать. Например, при разводе бывшим супругам не всегда удается доказать, что принадлежащее им имущество получено в результате наследственного правопреемства, а значит, не подлежит разделу как совместно нажитое.

В подтверждении обозначенной выше проблемы хотелось бы привести пример. В Ленинском суде г. Иркутска рассматривается следующее дело. Я., умирая, составил завещание в пользу двух своих сыновей. По завещанию Я.Б.П. и Я.В.П.  получали дом отца. По истечении положенных шести месяцев ни один из братьев не оформили наследство должным образом. Другими словами в нотариальную контору не обращались и наследственное дело не открывалиКроме того, В.П. вскоре после смерти отца уехал в другой город, где и умер в 1985 году. Б.П. остался в Иркутске проживать в полученном по наследству доме. После смерти В.П. его сын Н. со своей семьей, женой и двумя дочерьми, проживал у дяди. Но через какое-то время погиб в результате несчастного случая. Б.П. попросил своих родственников покинуть его дом, т. к. он являлся единоличным собственником. На такое требование жена племянника возражала, ссылаясь на то, что дом был завещан Б.П. и ее свекру, коль скоро Н. единственный сын В.П., то он наследует долю отца, в свою очередь она и дочери являются наследниками Н., а  значит, вправе находится в доме. Б.П. претензии родственников не признавал.

 Свое решение он мотивировал следующим образом. В 1995 году (спустя 30 лет с момента смерти завещателя) необходимо было оформить документацию на дом. Б.П. обратился к нотариусу с заявлением выдать свидетельство о наследстве. Согласно существующей на тот момент инструкции совершения нотариальных действий, нотариус затребовала завещание из архивов государственной нотариальной палаты, свидетельство о смерти Я., свидетельство о смерти В.П., документы, подтверждающие родство Б.П. с Я. Далее нотариус выписала свидетельство о праве на наследство только на Б.П., поскольку посчитала необходимым применить правила о приращении долей, содержащейся в ст. 551 ГК РСФСР. Вывод нотариуса был основан на том, что В.П. в течение шести месяцев не вступил в наследство указанными в ГК 1964 года способами, в то время как его брат проживал в доме со своей семьей. Поэтому Н. не мог наследовать после смерти отца завещанную часть дома, поскольку утратил на нее право из-за пропуска срока вступления в наследство. С таким объяснением жена Н. не согласилась и обратилась в суд (в 2000 году) с требованиями признать свидетельство о праве на наследство недействительным и признать ее и детей вступившими в наследство после Н. В ходе судебного заседания исковые требования были изменены, и истица просила суд применить в отношении свидетельства последствия признания сделки ничтожной.

Напомним, что  общий  срок  исковой  давности  по сделкам составляет 3 года.  По оспоримым  сделкам – срок исковой давности составляет 1 год, а по ничтожным – 10 лет. Именно пропуск сроков исковой давности по оспоримым сделкам заставил  истцов ходатайствовать об изменении исковых требований. Таким образом, теоретически у истицы остается возможность перераспределить наследственную массу.

 В подтверждении своей позиции она приводила вышеуказанные доводы, кроме того, настаивала на том, что В.П., как и брат принял наследство фактически, а Б.П. является недостойным наследником, так как не сообщил нотариусу об имеющихся наследниках В.П..

Безусловно, достаточно сложно разобраться в сложившейся ситуации. Однако в рамках рассматриваемого вопроса, хотелось бы акцентировать внимание именно на несвоевременном оформлении документов на наследство, которое предоставило возможность затеять судебную тяжбу.

Для недвижимого имущества подобное оформление обязательно, поскольку любые изменения правовой судьбы имущества должно быть зарегистрировано в соответствующих органах.

Действия наследников, в том числе будущих  не всегда носят законный характер. Подобные действия могут быть основанием для признания таких наследников недостойными. Однако не всегда даже противоправные действия являются основанием для судебного решения. Следует отметить, что для лишения наследства необходимо подтвердить незаконные действия в судебном порядке. Уместно привести следующий пример.

Решением суда гражданка М. была лишена наследства (признана недостойной) на том основании, что при открытии наследственного дела после смерти отца, она скрыла существование незаконнорожденной сестры.[3] Так же в ходе судебного заседания было выяснено, что К. (незаконнорожденная сестра) не была извещена о смерти отца умышленно. Исходя из таких обстоятельств, суд пришел к выводу о противозаконном характере действий М., которые не позволили правильно определить круг наследников.[4]

 Попытаемся подробнее разобраться со сложившейся ситуацией. Начнем с того, что к наследованию по закону призываются, в том числе дети наследодателя, не зависимо от того, рожден ли ребенок в браке или нет. Главный вопрос заключается в установлении отцовства или материнства. Поэтому К. на вполне законных основаниях была бы призвана к наследованию. Что же касается «противоправности» действий М., то на этот счет возникают вполне объяснимые сомнения, так как обязанность сообщать, о других наследниках не установлена. Признание свидетельства о праве на наследство недействительным и перераспределение долей в наследственном имуществе, – вот те негативные последствия, которые бы понесла М. за свои «необдуманные действия».

 М. совершила действия, которые способствовали к увеличению причитающейся ей доли. По ст. 1117 ГК РФ ее вполне можно признать недостойной, при условии, что именно она должна сообщить нотариусу обо всех возможных наследниках. Ни ГК РФ, ни ГК РСФСР 1964 года, ни законодательство о нотариате, ни инструкции о совершении нотариальных действий не устанавливают обязанность наследника сообщать о других претендентах на наследственную массу. На основании изложенных доводов признать М. недостойной наследницей невозможно. Законодательство не содержит указаний на этот счет, поэтому к ответственности в виде признания наследника недостойным и лишения наследства нельзя. Возможно, применение нового закона потребует усовершенствования нотариального и гражданского законодательства, в результате чего этот пробел будет устранен. 

К числу наследников по закону относились и относятся  нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. На практике не всегда учитываются  интересы обязательных наследников. При наличии других наследников по закону первой или любой другой очереди они призываются к наследованию наравне с наследниками той очереди, которая призвана к наследованию. Отсюда следует два вывода:

– равенство наследников по закону и обязательных наследников заключается в том, что независимо от призываемой очереди обязательный наследник будет призываться к наследованию;

– указанное равенство не относится к равенству наследуемых долей. В любом случае иждивенец будет наследовать меньше, чем наследник по закону, поскольку обязательная доля должна быть не менее 2\3 от той, которая бы ему причиталась как наследнику по закону (до 1 марта 2002 г.) либо не менее половины доли (1\2), которая бы причиталась бы при наследовании по закону.

Иждивенец может быть как наследником по закону, так и совершенно «посторонним» человеком. В зависимости от этого ст. 1148 ГК предусматривает различные варианты распределения наследственной массы.

 В первом случае иждивенцу предоставляется преимущество перед другими наследниками по закону: они наследуют независимо от своей очереди наравне с призываемыми наследниками. Главное – соблюдение всех необходимых условий:

– граждане нетрудоспособные ко дню открытия наследства;

– граждане, не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию;

– граждане, находящиеся на иждивении у наследодателя не менее одного года до его смерти.

Во втором варианте граждане могут и не входить в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142-1145 ГК РФ, но если ко дню смерти наследодателя: находились на его иждивении не менее одного года до смерти наследодателя; являлись нетрудоспособными; проживали совместно с ним, то при наличии других наследников по закону граждане наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Кроме того, из указанных лиц, при отсутствии других наследников по закону, формируется восьмая очередь.

Помимо нетрудоспособных иждивенцев на обязательную долю в наследстве претендуют несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруги и родители. Обязательная доля наследуется независимо от содержания завещания.

В вопросах распределения наследственной массы достаточно часто возникают ситуации, когда  не учитываются права супруга наследодателя. Статья 1143 ГК РФ среди наследников первой очереди называет детей, родителей и супруга наследодателя. Как наследники первой очереди указанные лица имеют право на  наследство в равных долях. Однако не следует забывать о правилах  ст. 1150 ГК РФ, гарантирующие право, пережившему супругу  на имущество, нажитое во время брака.

 Состояние лица в браке оказывает весьма большое значение на весь комплекс наследственных отношений. Отечественное законодательство предоставляет пережившему супругу весьма широкие права в сфере наследования.[5] Для сравнения, во Франции супруг не включен ни в один из разрядов наследников.

 Пережившему супругу в РФ изначально принадлежит половина имущества, как совместно нажитое, даже если имущество оформлено на имя умершего.[6] В итоге наследственному правопреемству будет подлежать лишь половина наследственной массы. К сожалению, данное правило не всегда учитывается на практике.

В 2001 году в результате несчастного случая погиб Н. круг наследников определился следующим образом: жена, дочь, родители. В наследственную массу вошли автомобиль, квартира, дача и гараж.  Родители умершего настаивали на разделении всего имущества на четыре части по количеству наследников, при этом совершенно не учитывались права супруги на совместно нажитое имущество. Поскольку супруга не обладала необходимыми правовыми знаниями, она согласилась на столь несправедливое распределение наследства. Восстановление прав стало возможным лишь после обращения в суд. Подобных примеров множество в практике любого юриста, к сожалению, из-за правовой безграмотности распределение долей не всегда соответствует закону. Выходом из подобных «неприятностей» может стать заключение брачного договора. Увы, предоставленная Семейным кодексом  возможность заключить брачный договор, определяющий судьбу совместно нажитого имущества супругов, практически не используется.

Наследование предметов домашней обстановки и обихода как отдельный вид наследственного имущества регулировался ГК 1964 года. Согласно ст. 533 ГК РСФСР предметы домашней обстановки и обихода переходили наследникам, совместно проживающим с наследодателем до его смерти не менее одного года, независимо от их очереди и наследственной доли. По сути, это был едва ли не единственный вид имущества, наследование которого особо оговаривалось в законодательстве. Современное законодательство не выделяет рассматриваемое имущества как отдельный вид и поэтому не включает его гл. 65 ГК «Наследование отдельных видов имущества». Но, тем не менее, определенные особенности в его наследовании сохранились. Законодатель не отказался от предоставления преимущественного права в наследовании предметов обстановки и обихода для лиц, проживавших на день открытия наследства совместно с наследодателем. В то же время ст. 533 ГК РСФСР перенесла существенные изменения.

  Во-первых, речь идет о преимущественном праве на получение указанных предметов в счет причитающейся доли наследства, т. е. предполагается, что другие наследники получают компенсацию соразмерную  их долям, тогда как старое законодательство не подразумевает никакой компенсации. Тем самым увеличивалась доля наследника, который согласно ст. 533 ГК РСФСР имел право на предметы обычной обстановки и обихода. Однако в норме ст. 1169 ГК РФ прослеживается существенный недостаток: не указывается наследник какой очереди имеет право на получение предметов домашней обстановки и обихода. Возможно следующее развитие событий. Предположим, что после смерти наследодателя к наследованию призывается первая очередь наследников, к примеру, его дети, проживавшие отдельно от наследодателя. Но известно, что до его смерти с ним проживала сестра, которая относится к наследникам второй очереди. Согласно правилам ст. 1143 ГК РФ наследники второй очереди призываются к наследованию, если нет наследников первой очереди. В свете предложенной ситуации нормы старого ГК более совершенны, поскольку содержали указание на получение предметов обстановки и обихода независимо от  очередности и размера наследственной доли. Поэтому в приведенной ситуации сестра умершего независимо от очереди имеет право на получение предметов домашней обстановки и обихода

Во-вторых, законодатель отказался от срока в один год, в течение которого необходимо было проживать с наследодателем, чтобы приобрести право на его обстановку и предметы обихода. Установление годичного срока совместного проживания с наследодателем для получения данного вида имущества в порядке наследования объяснялось необходимостью охладить желание «недобросовестных» наследников, которые ранее не поддерживали никакой связи с наследодателем и переезжали к последнему незадолго до его смерти с целью получить сверх причитающиеся им наследственной доли. Отказавшись от правила ст. 533 ГК РСФСР, разработчики нового законодательства по всей вероятности исходили из того, что наследодатель может самостоятельно распорядится своим имуществом, а в этом случае ст. 1169 ГК РФ не действует.[7] Кроме того, подобная защита наследодателя от возможных злоупотреблений со стороны «недобросовестных» наследников не может быть реализована с помощью срока. 

В-третьих, закон отказался от неудачных определений «обычная обстановка и обиход», заменив их на более удобные – «домашняя обстановка и обиход». На практике возникало много вопросов и споров, связанных со сложностью определения тех или иных предметов как «обычных». В основу был положен критерий «удовлетворение бытовых нужд».[8]Среди предметов обычной обстановки и обихода назывались жилые строения, скот и птица, транспортные средства, вещи личного пользования ил вещи, предназначенные для занятия профессиональной деятельностью и другие. Основная проблема заключалась в том, что некоторые ценные произведения – предметы роскоши – используются для бытовых нужд (к примеру, старинная мебель). Кроме того, в законе не установлены критерии, определяющие тот или иной предмет роскошью.

В – четвертых, возможность унаследовать предмет домашней обстановки и обихода установлена как для наследников по закону, так и для наследников по завещанию. По ГК 1964 года такое право было предусмотрено только для наследников по закону. Объяснялось такое положение вещей возможностью завещателя распорядиться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению. Таким образом, если составлялось завещание на рассматриваемое имущество, то правила ст. 533 ГК РСФСР не применялись. Современный законодатель не исключает такого хода, но вместе с тем завещатель не всегда указывает в завещании предметы домашней обстановки и обихода. Вследствие чего, наследники по завещанию также имеют право на этот вид наследственной массы, если они совместно проживают с наследодателем.[9]   

Как уже отмечалось, к принятию вещей домашней обстановки и обихода призываются те наследники, которые проживают совместно с наследодателем. В связи с чем, необходимо выяснить, что же понимается под «совместным проживанием». В жилищном законодательстве ч. 2 ст. 52 ЖК РСФСР определяется круг членов семьи ответственного квартиросъемщика. Среди них указывают супруга, детей, родителей, а также других родственников, нетрудоспособных иждивенцев, в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Итак, жилищное законодательство выявляет еще один признак необходимый для раскрытия понятия совместное проживание – ведение общего хозяйства. Действительно, только проживание в одном помещении недостаточный признак для получения преимущественного права на предметы обычной обстановки и обихода при разделе наследства. Поэтому совместное проживание должно толковаться и как ведение общего хозяйства.    

При рассмотрении поставленной задачи хотелось бы особо рассмотреть особенности наследования невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию.

 До принятия части 3 ГК старое законодательство предусматривало особым образом лишь наследование невыплаченных сумм заработной платы, пенсий, пособий. Наследование данного вида имущества регламентировалось Циркуляром народного комиссариата Юстиции РСФСР 1931 года № 56. Заработная плата, превышающая 30 рублей, оформлялась по праву наследования с выдачей свидетельства о праве на наследство, если менее 30 рублей, то специального оформления не требовалось.[10] Циркуляр действовал продолжительное время и изменялся лишь  в части размера заработной платы, не требующей оформления свидетельства о праве на наследство. По смыслу Циркуляра невыплаченные суммы включались в наследственную массу.

Позже такое положение вещей изменилось и наследованию заработной платы, пенсий, пособий был придан иной смысл.

В 1984 году было принято постановление Совета Министров СССР № 1153 «О порядке выдачи заработной платы, не полученной ко дню смерти рабочего или служащего», согласно которому не полученные наследодателем денежные суммы выплачивались проживавшим с ним членам семьи или лицам, находившихся вследствие нетрудоспособности на иждивении умершего. Данное правило действовало независимо от размера суммы начисленной умершему. В отношении премий, денежных компенсаций за неиспользованный отпуск применялись те же положения.

 Законодатель по возможности не стал изменять сложившиеся традиции.

 Как и в Постановлении № 1153 ст. 1183 ГК РФ не включает в общую наследственную массу невыплаченные суммы, являющиеся средствами для существования. Смысл нормы ст. 1183 ГК РФ в первую очередь в том, чтобы материально поддержать лиц проживавших с наследодателем или находящихся на его иждивении.

 К средствам предоставленных гражданину в качестве средств к существованию относятся суммы заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью, алиментов и иных денежных сумм.

Для получения денежных сумм получателям предоставляется срок в четыре месяца со дня открытия наследства.

При отсутствии лиц имеющих право получить денежных сумм, не выплаченных наследодателю, или при не предъявлении этими лицами требования о выплате в установленный срок соответствующие суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях.   

Так же хотелось бы поподробнее осветить вопрос наследования имущества, предоставленное наследодателю государством или муниципальным образованием на льготных условиях.   Российская Федерация – социальное государство, поэтому считает нужным поддерживать нуждающихся граждан, предоставляя пенсии, материальную помощь, имущество на льготных условиях. Возникает вопрос, каким образом имущество гражданина, пользующего «государственным покровительством», наследуются.

Согласно законодательству используется общий порядок.

Как правило, социальную помощь государство в первую очередь оказывает инвалидам, поскольку в силу каких – либо физических недостатков инвалид не всегда может осуществлять трудовую деятельность, следовательно, получать доход, позволяющий обеспечивать жизненные потребности. Но инвалидность далеко не единственное основание для получения помощи или поддержки со стороны государства, в конце концов, государство может выражать благодарность за особые заслуги путем предоставления того же имущества.

Порядок наследования до  недавнего времени определялся в зависимости от того права, на основе которого осуществлялось владение. Например, автомобиль «Запорожец» приобретался инвалидом великой Отечественной войны по льготной цене в собственность, в этом случае автомобиль наследовался на общих основаниях. Полученная же бесплатно мотоколяска после смерти инвалида подлежала возврату органам социальной защиты. Правовое регулирование перехода осуществлялось инструкциями (в частности, инструкция «о порядке выдачи автомобиля «Запорожец» с ручным управлением, оставшегося после смерти инвалида войны, в собственность его семьи», утвержденное приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 5.08.70 г.).[11]

С одной стороны, вопрос должен содержаться в нормативном акте уровня ГК, с другой стороны, государство или муниципальное образование может предусмотреть различные основания, различных субъектов для предоставления имущества, поэтому отдельные инструкции и приказы очень удобны.[12]

В ГК составители включили весь опыт, существовавший в советский период. Анализируя норму, предлагаемую проектом можно сделать следующие выводы:

– речь шла о наследовании средств транспорта и другого имущества;

– предоставленное государством или муниципальным образованием;

– безвозмездно или на льготных условиях;

– в связи с инвалидностью или другими подобными обстоятельствами;

– имущество наследуется на общих основаниях.

Нормы статьи 1184 ГК РФ за небольшими изменениями соответствуют положениям, предлагавшимся в проекте. Так под регулирование ст. 1184 ГК подпадает имущество, предоставленное на льготных условиях.

Не смотря на то что, законодатель расширил круг субъектов социально незащищенных и имеющих право на получение имущества безвозмездно или на льготных условиях, удачная работа этой статьи ставится под сомнение, ведь статья не содержит даже примерного перечня лиц подпадающих под определение предложенное частью 3: «…в связи с инвалидностью или другими подобными обстоятельствами…». По всей вероятности надо руководствоваться теми критериями, которые позволяют отнести инвалидов к группе социально незащищенных граждан. Так же к таким субъектам можно отнести многодетные семьи, матерей одиночек… возможно и деятелей культуры и науки. Думается, что критерием в определении права граждан на получение помощи в виде предоставления имущества, выступает объективная возможность такого гражданина на обеспечение своих жизненных потребностей.

К сожалению, приведенные примеры наследования отдельных видов имущества не подкреплены примерами судебной практики, позволяющей наглядно изучить особенности распределения наследственной массы. Такой недостаток объясняется непродолжительным действием  законодательства и как следствие  отсутствием судебных решений по вопросам наследственного права.

В целом хотелось бы отметить позитивность  части 3 ГК, которая по сравнению со старым законодательством представляет собой достаточно совершенный нормативный акт, удачно синтезирующий нормы ГК РСФСР и те новые институты наследственного права, появление которых обусловлено временем.



[1] Гражданское дело № 2-43/2001. Архив Ленинского суда г. Иркутска.

[2] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.09.1993, № 8. // Правовая система ГАРАНТ.

[3] Барщевский М.Ю. Наследственное право: Учеб. пособие. - М., 1987. С. 202.

[4] Там же.

[5] Сегалова Е.А. Наследование членов семьи и ближайших родственников: история, практика, перспективы // Государство и право. 2000, № 12. С. 59.

[6] Там же С. 60.

[7] Эйдинова Э.Б. Наследование по закону и по завещанию. - М., 1984. С. 57

[8] Там же.

[9] Эйдинова Э.Б. Указ. соч. С.58

[10] Эйдинова Э.Б. Указ. соч. С.61

[11] Власов Ю.Н.наследственное право Российской Федерации: Учеб.-метод. пособие. - М.: Юрайт, 1998. С. 102.

[12] Барщевский М.Ю. Наследственное право: Учеб. пособие. - М., 1987. С. 254.