Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа практики рассмотрения судами общей юрисдикции Иркутской области дел о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца

 

Настоящий обзор содержит выводы об основных нарушениях норм материального и процессуального права, допущенных судьями районных судов общей юрисдикции Иркутской области при рассмотрении дел о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца.

При проведении настоящего исследования была поставлена задача выявить основные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судьями судов общей юрисдикции Иркутской области при рассмотрении указанной категории дел.

Настоящее исследование основано на результатах обобщения практики судов общей юрисдикции Иркутской области, сложившейся в 1999-2000 г. г. при рассмотрении дел о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца.

 

Законодательство Российской Федерации о труде предусматривает обязанность работодателя обеспечить работникам безопасные условия труда, а также возлагает на него ответственность за вред, причиненный здоровью работников.

24.12.92 г. Постановлением Верховного Совета Российской Федерации были утверждены Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей. С 6.01.2000 г. данные правила утратили силу в связи с вступлением в действие Федерального закона от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», который действует в настоящее время с учетом изменений, внесенных Федеральными законами от 17.07.99 г., а также от 2.01.2000 г. Названные правила хотя и признаны утратившими силу Федеральным Законом, однако содержащиеся в них положения применимы и в настоящее время, если они не противоречат нормам Федерального Закона, до проведения организационных мер по формированию системы фонда социального страхования Российской Федерации.

Рассмотрению в судебном порядке подлежит фактически любой спор о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья. Однако в силу ст. 41 названных Правил, если вред причинен в связи с исполнением работником трудовых обязанностей, исковое заявление о его возмещении принимается к производству суда после того, как требование об этом рассмотрено администрацией работодателя в установленный десятидневный срок и заинтересованное лицо не согласно с решением работодателя или не получило ответа по истечении указанного срока. Потерпевшие и иждивенцы вправе обжаловать решение работодателя по вопросам, связанным с возмещением вреда, в Федеральную инспекцию труда при Министерстве труда Российской Федерации или в государственную инспекцию труда субъекта Российской Федерации, решение которых о выплате сумм возмещения вреда является для работодателя обязательным для исполнения (ст. 40-1 Правил). Таким образом, если вред причинен работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, применительно к таким делам действует условная подведомственность, которая сохранена новым Законом от 24 июля 1998 г. для дел данной категории.       

В силу ч. 5 ст. 118 ГПК иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, могут предъявляться в суд по месту нахождения (жительства) ответчика либо по месту жительства заявителя, а также и по месту причинения вреда.

В судебном порядке дел о возмещении вреда, причиненном здоровью граждан и смертью кормильца, рассматривается сравнительно немного.

В процессе подготовки дела о возмещении вреда к судебному разбирательству (после принятия искового заявления она должна быть проведена в семидневный срок) судья: уточняет обстоятельства, при которых потерпевший получил увечье, утратил трудоспособность; причину смерти кормильца, если иск предъявлен в связи с этим; определяет закон, подлежащий применению при разрешении дела; устанавливает состав лиц, участвующих в деле; определяет доказательства, подлежащие истребованию от сторон, помимо представленных, если в этом имеется необходимость.

При причинении вреда в связи с исполнением потерпевшим трудовых обязанностей (как на территории работодателя, так и во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном работодателем) должны быть истребованы, в частности, акт о несчастном случае, заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного работниками представительного органа о степени вины потерпевшего в несчастном случае, заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного работниками представительного органа о степени вины потерпевшего в несчастном случае, медицинское заключение о профессиональном заболевании, постановление профсоюзного комитета о возмещении работодателем бюджету государственного социального страхования расходов на выплату работнику пособия по временной нетрудоспособности в связи с трудовым увечьем, заключение врачебно-трудовой экспертной комиссии (учреждения медико-социальной экспертизы) о степени утраты потерпевшим трудоспособности, о группе инвалидности (если экспертиза проводилась по направлению работодателя, профсоюзного комитета предприятия либо иного уполномоченного работниками представительного органа, где произошел несчастный случай). Если экспертиза по указанным вопросам не проводилась до возбуждения в суде дела, она назначается судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

В соответствии с Положением о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 11 марта 1999 г. № 279, для расследования несчастного случая на производстве в организации работодатель незамедлительно создает комиссию в составе не менее 3 человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда (или лицо, назначенное приказом работодателя ответственным за организацию работы по охране труда), представители работодатели работодателя, профсоюзного органа или иного уполномоченного работниками представительного органа. Комиссию возглавляет работодатель или уполномоченное им лицо.

По делам о возмещении вреда в связи со смертью кормильца при подаче в суд искового заявления представляются (а если этого заявителем не было сделано, то судьей истребуется от него в стадии подготовки дела к судебному разбирательству) справка жилищно-эксплуатационного органа или местной администрации о составе членов семьи умершего, в том числе находившихся на его иждивении. При невозможности получения такой справки факт нахождения на иждивении устанавливается судом при рассмотрении дела. Этот факт может быть установлен судом и в порядке особого производства (п. 2 ст. 24 ГПК) до возбуждения дела о возмещении вреда. При ликвидации или реорганизации (слиянии, присоединении, выделении, преобразовании) предприятия лицу, обращающемуся в суд с требованием о возмещении вреда, разъясняется, что он вправе предъявить иск об этом к правопреемнику ликвидированного предприятия.

Потерпевший должен доказать лишь факт причинения вреда его здоровью и в то же время вправе, но не обязан представлять доказательства вины в этом ответчика. Иск потерпевшего, во всяком случае, подлежит удовлетворению, если ответчик не докажет отсутствия его вины в причинении вреда. Пленум Верховного Суда Российской Федерации обратил внимание в п. 5 упомянутого постановления от 28 апреля 1994 г., что вред причинен не по его вине, кроме случаев причинения вреда источником повышенной опасности, то суду необходимо иметь в виду, что доказательства отсутствия вины работодателя должен представить ответчик. Потерпевший же представляет доказательства по поводу того, что вред возник при исполнении трудовых обязанностей, как на территории предприятия, так и за ее пределами, а также во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставляемом работодателем.   

Суд, с учетом представленных сторонами и других собранных доказательств, в судебном заседании устанавливает, есть ли вина ответчика в причинении вреда. При определении степени вины работника в происшедшем с ним несчастном случае, учитывается заключение профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации или иного уполномоченного работниками представительного органа по этому вопросу.

В силу ст. 1068 ч. 2 ГК организация несет ответственность по возмещению вреда и в случае, если он причинен по вине ее работников при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей. В этой связи несомненный интерес для судебной практики представляет разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 28 апреля 1994 г. о том, что обязанность организации возместить вред, причиненный по вине ее работников, наступает не только тогда, когда они являются постоянными работниками данной организации, но и в случаях причинения вреда временными или нештатными работниками, а также лицами, выполняющими работу по трудовым соглашениям (п. 7).

Тщательному выяснению в судебном заседании подлежат обстоятельства, связанные с тем, чтобы потерпевший получил возмещение вреда в полном объеме. При этом суд исходит из установленного законодательством положения, что размер возмещения вреда определяется в процентах к заработку потерпевшего до трудового увечья, соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности – степени утраты общей трудоспособности. В составе заработка учитывают все виды вознаграждения за работу (службу), включая оплату за сверхурочную работу, работу в выходные и праздничные дни и за совместительство, кроме всякого рода выплат единовременного характера (компенсация за неиспользованный отпуск, выходное пособие при увольнении и другие). Доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар включаются в состав утраченного заработка. Работодатель, ответственный за причинение вреда, обязан компенсировать сверх возмещения среднемесячного заработка расходы, если по заключению ВТЭК потерпевший в них нуждается, на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, уход за потерпевшим, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств и др. (ст. 1086 ч. 2 ГК).

С целью определения размера возмещения вреда, из которого суд должен исходить при вынесении решения, в судебном заседании подлежат проверке, какие конкретно месяцы и по каким основаниям в силу действующего законодательства должны быть включены в подсчет среднего заработка потерпевшего или исключены из подсчета и заменены другими месяцами. Это иногда не учитывается при рассмотрении конкретных дел.

Если дело возбуждено по иску о возмещении вреда в связи со смертью кормильца, то устанавливается, относится ли истец к кругу лиц, имеющих право на такое возмещение. 

Согласно ст. 1088 ч. 2 ГК с в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеет: нетрудоспособные лиц, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребёнок умершего, родившийся после его смерти; один из родителей, супруг, либо другой член семьи не зависимо от его  трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими 14 лет, либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающихся по состоянию здоровья в постороннем уходе; лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение 5 лет после его смерти.  Один из родителей, супруг либо другой член семьи, не работающий и занятый уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего и ставшим нетрудоспособным в период осуществления ухода, сохраняет право на возмещение вреда после окончания ухода за этими лицами.

Размер возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца, урегулирован правилами ст. ст. 1089-1091 ч. 2 ГК. 

Резолютивная  часть решения должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. Так, при удовлетворении иска о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья при исполнении потерпевшим трудовых  обязанностей, в резолютивной части решения указываются ежемесячные суммы, подлежащие взысканию с ответчика в пользу истца в процентах к его заработку до увечья, соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности. При этом пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с трудовым увечьем, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после трудового увечья, в счет возмещения вреда не засчитываются. Также не засчитывается в счет возмещения вреда заработок, получаемый потерпевшим после увечья. В резолютивной части решения суд разрешает также вопрос в отношении заявленных истцом требование о взыскании с ответчика дополнительных расходов, если эти  требования связаны с увечье.

В зависимости от имущественного положения гражданина, по вине которого причинен вред, суд может уменьшить размер возмещения вреда взыскиваемого в пользу потерпевшего (п. 3 ст. 1083 ч. 2 ГК).

Вред, причиненный повреждением здоровья, возмещается при наличии предусмотренных законом условий со дня потери части заработка, а не с момента установления ВТЭК степени утраты трудоспособности.                                                                  

Судебная практика по делам о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца всегда была достаточно сложной. Руководящие разъяснения по данной категории гражданских дел содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 28.04.94 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья».

Однако, несмотря на наличие Постановления Пленума Верховного Суда по данной категории дел, при их рассмотрении суды испытывают затруднения.

В целом, анализ судебной практики по делам о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца свидетельствует о том, что судьи чаще допускают ошибки при определении размера вреда, подлежащего возмещению, а также при определении размера компенсации морального вреда.

Так, по делам данной категории во втором квартале 1999 г. Иркутским областным судом в кассационном и надзорном порядке отменено 16 судебных решений.

При этом анализ 25 решений по делам данной категории, вынесенных судьями судов общей юрисдикции Иркутской области в первом полугодии 2000 г., показывает, что основная причина отмены – существенное нарушение норм процессуального права. Так, по данному основанию были отменены 20 из 25 исследованных решений.

 

Анализ нарушений норм материального и процессуального права при рассмотрении судами общей юрисдикции Иркутской области дел о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца показывает, что:

1. В ряде случаев суды неверно определяют размер сумм возмещения вреда, причиненного смертью кормильца

а) По протесту заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации Президиумом Иркутского областного суда отменено решение Тайшетского городского суда от 4.03.96 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15.05.96 г. по делу по иску А. к Иркутскому областному управлению автомобильных дорог о перерасчете сумм возмещения вреда, причиненного смертью кормильца и компенсации морального вреда.

А. в интересах своих несовершеннолетних детей обратилась в суд с иском к Иркутскому областному управлению автомобильных дорог о перерасчете сумм возмещения вреда, причиненного потерей кормильца, о включении в состав заработка ее мужа, погибшего на работе 3.03.93 г., дополнительных выплат, об увеличении несвоевременно выплаченных сумм возмещения вреда на индексе роста цен за время с момента гибели мужа до дня фактической выплаты возмещения. А также просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме не менее 10 млн. руб.

Решением Тайшетского городского суда от 4.03.96 г. иск А. удовлетворен частично. Определения судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15.05.96 г. указанное решение было оставлено без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений в части взыскания с ответчика в пользу истицы сумм возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, как вынесенных с нарушением норм материального права.

Удовлетворяя протест, Президиум Иркутского областного суда указал на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права при расчете среднего заработка погибшего.

Так, при рассмотрении дела суд рассчитал средний заработок погибшего в соответствии со ст. ст. 14, 15 Правил путем сложения всех сумм заработка, полученных потерпевшим за 12 месяцев до смерти и деления полученной суммы на 12. В результате такого подсчета  среднемесячный  заработок  потерпевшего  определен  судом  в сумме 16 733 рубля 48 копеек.

Этот расчет не может быть признан верным, поскольку судом не учтены изменения, внесенные в законодательство о возмещении вреда, причиненного жизнью и здоровью, и действовавшие на момент рассмотрения спора в суде.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 Правил в случае изменения специальности, квалификации или должности в течение 12 месяцев, предшествовавших увольнению или профессиональному заболеванию, по желанию потерпевшего исчисление среднемесячного заработка производится исходя из заработка в новых условиях.

В соответствии с ч. 5 ст. 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации если в заработке (доходе) потерпевшего произошли до причинения ему увечья или иного повреждения здоровья устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, работник переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного учреждения по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможности изменения оплаты труда потерпевшего), при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается заработок (доход), который он получил или должен был получить после соответствующего изменения.

В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального Закона от 26.01.96 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» действие ст. ст. 1085-1094 указанного кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью работника имело место до 1.03.96 г., но не ранее 1.03.93 г., и причиненный вред остался не возмещенным.

Смерть потерпевшего наступила 3.03.93 г. Вред, причиненный смертью кормильца, на момент рассмотрения дела в суде возмещен не был, в связи с чем суд при разрешении спора должен был применить нормы законодательства, позволяющие учесть при расчете среднемесячного заработка потерпевшего те периоды, в которых его заработок был повышен в связи с централизованным повышением минимального размера оплаты труда.

Этих обстоятельств суд первой инстанции при рассмотрении данного дела не учел. Кроме того, указанные обстоятельства не были выяснены судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда в ходе рассмотрения дела в кассационном порядке, что явилось основанием к отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

б) Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 10.03.2000 г. отменено решение Нижнеилимского районного суда от 10.01.2000 г., поскольку суд при вынесении решения не учел, что в силу п. 11 ст. 12 Федерального закона от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» при повышении минимального размера оплаты труда в централизованном порядке, размер ежемесячной страховой выплаты увеличивается пропорционально повышению минимального размера оплаты труда.

в) Неправильное применение ст. 1036 Гражданского кодекса Российской Федерации явилось основанием к отмене в кассаци­онном  порядке решения Черемховского районного суда от 9.08.2000 г., Шелеховокого городского суда от 5.04.2000 г., Усть-Кутского городского  суда  от  18.07.2000 г., а также  Нижнеудинского городского суда от 10.02.2000 г.

По указанным делам определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья, было произведено неправильно, в связи с чем расчет сумм, подлежащих взысканию, также оказался неверным.

2. В ряде случаев суды неправильно определяют состав лиц, участвующих в деле о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца.

В Усть-Кутский городской суд обратилась К. с иском к А. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований истица указала, что 19.09.95 г. водитель П., управляя автомобилем ГАЗ–31029, совершил на нее наезд, причинив ей тяжкие телесные повреждения. Владельцем указанного автотранспортного средства являлся А. Истица просила взыскать причиненный ей ущерб с владельца источника повышенной опасности в следующем размере: 7 200 рублей – за убитую корову, 12 000 рублей – расходы на приобретение медикаментов и проезд на лечение в больницу в г. Краснодар, а также компенсацию морального вреда в размере 60 000 рублей.

Ответчик исковые требования не признал и пояснил, что до совершения данного дорожно-транспортного происшествия он передал машину по доверенности М., который передал машину впоследствии П.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Причиной отмены решения явилось привлечение судом к участию по данному делу ненадлежащего ответчика.

Так, возлагая ответственность по возмещению ущерба на А. и ссылаясь на то обстоятельство, что дорожно-транспортное происшествие совершено до 1.03.95 г., т. е. до введение в действие Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым ответственность возлагается на лицо, эксплуатирующее транспортное средство по доверенности, суд оставил без внимания п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 28.04.94 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья».

В соответствии с указанным постановлением «под владельцем источника повышенной опасности следует понимать организацию или лицо, осуществляющее эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством и д.р.)».

В соответствии с имеющейся в материалах дела доверенностью от 1.03.95 г. А. передал автомобиль ГАЗ-31029 г/н В404ВЕ38 в пользование и распоряжение с правом продажи М.

Факт передачи автомашины М. в судебном заседании никем не оспаривался.

В нарушение требований ст. ст. 106, 109, 157 ГПК РСФСР суд надлежащим образом не известил третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, а также его представителя о времени и месте судебного разбирательства.

По аналогичным основаниям вследствие нарушения требований ст. ст. 36, 141, 142 ГПК РСФСР отменено решение Шелеховского городского суда по иску К. к фонду социального страхования РФ о возмещении вреда здоровью.

3. В ряде случаев суды неправильно истолковывают норму, содержащуюся в ч. 3 ст. 51 «Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей».

В соответствии с указанным нормативным актом при невыплате сумм возмещения вреда в установленный срок работодатель обязан выплатить пени в размере 1 % от невыплаченной суммы возмещения вреда за каждый день просрочки.

Применяя данную норму материального права при рассмотрении дел по искам И., С. и Ш. к АО «Росспецстрой» о возмещении вреда здоровью, Падунский районный суд указал в решениях по данным делам, что пени начисляются на суммы возмещения вреда, когда эти суммы назначены либо по решению суда, либо по приказу работодателя.

Однако судом сделан ошибочный вывод о том, что работодатель неверно определил размер ежемесячных платежей истцу и при данных обстоятельствах взыскание пени законом не предусмотрено.

Отказывая во взыскании пени, суд не учел, что выплата части причитающихся истцу платежей и возмещение вреда здоровью производилось на основании приказа работодателя и была прекращена с августа 1997 г.

Допустив неправильное толкование норм материального права, судом были вынесены решения, которые были отменены Иркутским областным судом в кассационном порядке с направлением дел на новое рассмотрение.

4. В ряде случаев суды не учитывают, что с 6.01.2000 г. вступил в действие Федеральный закон от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Суды при рассмотрении отдельных дел данной категории продолжают применять Правила, которые в соответствии со ст. 29 Федерального закона от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» утратили силу с 6.01.2000 г.

По указанной причине отменено в кассационном порядке решение Братского городского суда от 20.03.2000 г.

Следует отметить, что со вступлением в силу указанного Федерального закона, изменился круг лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию, и имеющих в случае причинения вреда право на его возмещение, а также основания возмещения вреда. Кроме того, в настоящее время ответчиком по делам данной категории выступает страховщик (Фонд социального страхования).

Разрешение дел по возмещению вреда жизни и здоровью лиц, не подпадающих под действие данного Федерального закона, должно производится либо в соответствии с иными Федеральными законами, либо в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Если же вред причинен ранее 6.01.2000 г., в этом следует учитывать норму ст. 28 указанного Федерального закона от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

5. В ряде случаев суды не учитывают норму, содержащуюся в ст. 29 Федерального закона от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Так, Тулунский  городской  суд,  вынося решение по делу по иску М. к Иркутскому региональному отделению фонда социального страхования о взыскании за 1998-1999 г. г. сумм возмещения вреда, причиненного здоровью, неправильно применил норму материального права. Суд не учел, что в силу п. 3 ст. 29 Федерального закона от 24.07.98 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» Фонд социального страхования не несет ответственность по ликвидации задолженностей, образовавшихся в  результате невыполнения работодателем или страховыми организациями своих обязательств по возмещению вреда, если такие задолженности возникли до вступления в силу указанного Федерального закона. Судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда указанное решение было отменено.

6. В ряде случаев суды при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, допускают нарушения норм процессуального права.

Так, в кассационном порядке отменены решения Падунского районного суда от 11.01.2000 г., решение Чунского районного суда от 29.12.99 г., решение Усть-Илимского городского суда от 19.02.2000 г., решение Нижнеилимского районного суда от 30.12.99 г.; в надзорном порядке отменено решение Нижнеилимского районного суда от 1.07.99 г., решение Бодайбинского городского суда от 31.10.95 г., а также определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15.09.99 г.