Обзоры практики

Обзор

по результатам обобщения и анализа практики рассмотрения судами общей юрисдикции Иркутской области дел об установлении усыновления детей

 

Настоящий обзор содержит выводы об основных нарушениях норм материального и процессуального права, допущенных судьями судов общей юрисдикции Иркутской области при рассмотрении дел об установлении усыновления детей.

При проведении настоящего исследования была поставлена задача выявить основные нарушения норм материального права, допущенные судьями судов общей юрисдикции Иркутской области при рассмотрении дел об установлении усыновления детей

Настоящее исследование основано на результатах обобщения практики  судов общей юрисдикции Иркутской области, сложившейся в 1997-1999 г. г. при рассмотрении дел данной категории.

 

В связи с принятием Семейного кодекса РФ на основании Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР» от 26 августа 1996 года с 27 сентября 1996 года судам общей юрисдикции подведомственны дела об установлении усыновления детей. До этого усыновление производилось решением исполнительного комитета районного, городского органа местного самоуправления (ст. 98 Кодекса о браке и семье РСФСР). Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей (в случае смерти родителей, лишения их родительских прав и в других случаях, предусмотренных ст. 21 СК), и только в их интересах. Выявление детей, оставшихся без попечения родителей, законом возложено на органы опеки и попечительства (органы местного самоуправления).

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 года содержатся руководящие разъяснения по применению судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дел указанной категории.

Рассмотрение дел данной категории связано со значительными трудностями, поскольку суды применяют новые нормы как материального, так и процессуального права.

В ходе обобщения судебной практики по делам об установлении усыновления детей были проанализированы 292 дела, рассмотренных районными судами г. Иркутска, а также Усть-Илимским, Тулунским, Качугским, Усольским, Нижнеудинским, Шелеховским и др. городскими судами Иркутской области.

На основании анализа дел, представленных для обобщения, следует сделать вывод о том, что, несмотря на то, что с момента введения в действие нормативных актов, определяющих порядок рассмотрения дел об установлении усыновления детей, а также на наличие Постановления Пленума Верховного Суда РФ, содержащего руководящие разъяснения по применению норм, регулирующих данные правоотношения, судами допускаются многочисленные ошибки при применении норм материального права.

В соответствии со ст. 127 Семейного кодекса РФ усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола за исключением:

         лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными;

         супругов, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

         лиц, лишенных на основании решения суда родительских прав или ограниченных судом в родительских правах;

         лиц, отстраненных от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на него законом обязанностей

         бывших усыновителей, если усыновление отменено судом по их вине;

         лиц, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права.

Кроме того, лица, не состоящие в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка.

Согласно ст. 128 Семейного кодекса РФ разница в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и усыновленным ребенком должна быть не менее шестнадцати лет. По причинам, признанным судом уважительными, разница в возрасте может быть сокращена. Однако при усыновлении ребенка отчимом (мачехой) наличие указанной разницы в возрасте не требуется.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, соответствие просьбы об усыновлении ребёнка его интересам, устанавливаются  на основе всестороннего исследования собранных по делу доказательств и их оценки в совокупности. Необходимо в этой связи иметь в виду разъяснение Пленума Верховного Суда  РФ в п. 14  постановления от 4.07.1997 г., что под интересами ребёнка, которые в силу п. 1 ст. 124 СК обязательно должны быть соблюдены  при усыновлении, следует понимать обеспечение условий, необходимых для его полноценного физического, психического и духовного развития. При решении вопроса о допустимости усыновления в каждом конкретном случае следует проверять и учитывать нравственные и иные личные качества усыновителя (обстоятельства, характеризующие поведение заявителя  на работе, в быту, наличие судимости за преступление против личности, за корыстные и другие умышленные преступления и т. п.) состояние его здоровья, а также проживающих вместе с ним членов семьи, сложившиеся в семье взаимоотношения; отношения, возникшие между этими лицами и ребёнком, а также материальные и жилищные условия жизни будущих усыновителей.

Тщательно должно быть выяснено, не относятся ли заявители (заявитель) к лицам, которые в силу ст. 127 СК не могут быть усыновителями. Законом  также предусмотрено, что для усыновления ребёнка, имеющего родителей, необходимо их согласие, изложенное в заявлении, нотариально удостоверенном  или заверенном руководителем учреждения, в котором находится ребёнок, оставшийся без попечения родителей, либо органом опеки и попечительства, или выражено непосредственно в суде при рассмотрении дела. Исключение из этого правила содержится в ст. 130 СК – в случае неизвестности родителей или признании их судом безвестно отсутствующими, признания их дееспособными, лишения их родительских прав, не проживания с ребёнком по неуважительным причинам более шести месяцев или уклонения от воспитания ребёнка и его содержания.

Для усыновления ребёнка, достигшего возраста 10 лет, необходимо его согласие, которое выявляется органом опеки и попечительства. Оно может быть подтверждено любыми доказательствами, а также высказано усыновляемым в судебном заседании. Это записывается в протоколе судебного заседания. Если же до подачи заявления об усыновлении ребёнок проживал в семье усыновителя,  и считает его своим родителем, усыновление в порядке исключения, может быть проведено без получения согласия усыновляемого ребёнка (ст. 132 СК). Главой 19 Семейного Кодекса закреплены и другие условия усыновления.

 

Наиболее распространенными нарушениями норм материального права при рассмотрении судами дел об установлении усыновления являются следующие.

1. Суды должным образом не проверяют, может ли быть лицо (лица) усыновителем по состоянию здоровья.

Перечень заболеваний, при которых лицо не может усыновить ребенка, утвержден Постановлением Правительства РФ от 1 мая 1996 года. К числу заболеваний, исключающих усыновление ребенка, относятся:

         туберкулез (активных и хронический всех форм локализации);

         заболевания внутренних органов, нервной системы, опорно-двигательного аппарата в стадии диспансеризации;

         злокачественные онкологические заболевания всех локализаций;

         наркомания, токсикомания, алкоголизм;

         инфекционные заболевания до снятия с диспансерного учета;

         психические заболевания, при которых больные признаны в установленном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными;

         все заболевания, приведшие к инвалидности I и II групп, исключающие трудоспособность.

Данный перечень носит исчерпывающий характер и расширенному толкованию не подлежит. Поэтому, разрешая вопрос о том, не будет ли состояние здоровья лица, желающего усыновить ребенка, препятствовать надлежащему осуществлению им родительских прав, следует требовать от данного лица медицинское заключение о состоянии здоровья. 

Достаточно часто судьи при принятии заявлений об установлении усыновления пренебрегают требованиями, установленными ст. 127 Семейного кодекса РФ.

Так, в Иркутский районный суд обратилась Д. с заявлением об установлении усыновления. В обоснование заявления указала, что воспитывает в течение года племянника 1996 года рождения. Родители от ребенка отказались. По состоянию здоровья она может быть усыновителем. Материальные и жилищные условия жизни нормальные. Просит установить усыновление А.

Решением суда от 25 августа 1998 года установлено усыновление А. 1996 года рождения супругами Д. При этом суд установил усыновление А. супругами Д., не проверив, могут ли они по состоянию здоровья быть усыновителями. В решении утверждается, что «из медицинского заключения усматривается, что заявители физически здоровы и способны выполнять обязанности приемного родителя». Однако это утверждение суда не обосновано материалами дела. В отношении усыновителя Д. в деле имеется медицинская справка (л. д. 6), содержание которой следующее: «Дана Д., 39 лет в том, что она здорова, на учете в Н-ской участковой больнице не состоит». Приведенная справка не отвечает на вопросы, страдает ли Д. заболеваниями, указанными в перечне, утвержденном Постановлением Правительства от 1 мая 1996 года, следовательно, не отвечает на вопрос, может ли Д. по состоянию здоровья быть усыновителем А.

В отношении второго усыновителя в деле нет вообще никаких документов, подтверждающих отсутствие заболеваний, указанных в перечне. Между тем, из материалов дела усматривается, что Д. является инвалидом II группы (л. д. 9, 14). Суд не проверил, не препятствует ли состояние здоровья Д. быть ему усыновителем А. (дело № 2-978-98). Аналогичны замечания по делу № 2-999-98, рассмотренному Саянским городским судом.

В деле № 2-860-98, рассмотренном Мамско-Чуйским районным судом, имеются медицинские заключения по форме № 164/у-96 (л. д. 12, 13) на усыновителей, но они заполнены главным врачом Мамско-Чуйской участковой больницы, который не может являться специалистом по всем направлениям медицины. Следовательно, указанные медицинские заключения выданы без надлежащего освидетельствования усыновителем. На основании данных заключений суд вынес суждение о том, что супруги К. практически здоровы.

Приведенные выше нарушения судами требований п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ свидетельствуют о незаконности и необоснованности указанных решений.

2. Суды, вынося решение об установлении усыновления в отношении обоих родителей, не проверяют должным образом, состоят ли они в зарегистрированном браке.

Необходимым доказательством, позволяющим достоверно установить факт состояния в браке, является свидетельство о заключении брака, выдаваемое отделом ЗАГСа (ст. 10 СК РФ).

Так, в Слюдянский районный суд обратились супруги Ш. с заявлением об установлении усыновления П. 1996 года рождения. В обоснование заявления указали, что проживают в браке с 1986 г., детей не имеют, желают усыновить П.

Решением суда от 3 апреля 1998 года заявление Ш. было удовлетворено.

Между тем, в материалах дела отсутствует свидетельство о заключении брака между Ш. Имеется только копия свидетельства о рождении гражданина Ш., желающего стать усыновителем (дело № 2-222-98).

Решением Иркутского районного суда от 25 августа 1998 года установлено усыновление А. супругами Д. Однако, в материалах дела нет свидетельства о заключении брака (дело № 2-563-98).

Следует отметить, что доказательством факта заключения брака может служить свидетельство о заключении брака. Вывод о том, состоят заявители в браке не представляется возможным сделать на основании наличия одинаковых фамилий.

Таким образом, в приведенных делах суд в нарушение требований ст. 127 Семейного кодекса РФ установил усыновление двумя заявителями, не проверив, состоят ли они в браке.

3. По ряду исследованных дел суды выносят решения без соблюдения требований ст. 128 Семейного кодекса РФ.

Безусловно, зачастую визуальное восприятие судом усыновителей позволяет сделать вывод о наличии установленной в ст. 128 СК разницы в возрасте между усыновителями и усыновленным.

Однако, по делам № № 2-738-98, 2-254-98, 2-835-98, рассмотренным Куйбышевским районным судом г. Иркутска, по делам № № 2-11962-98, 2-13140-98, рассмотренным Усть-Илимским городским судом и иным делам, представленным для исследования, в материалах дела отсутствуют документы, позволяющие достоверно установить возраст усыновителей, а также усыновляемого, сделав, таким образом, вывод о наличии допустимой разницы в возрасте.

Статьями 129-133 Семейного кодекса РФ устанавливается возможность усыновления ребенка применительно к конкретным обстоятельствам при наличии согласия родителя (родителей), опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей учреждений, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей, усыновляемого ребенка, супруга усыновителя.

Безусловно, согласие родителей на усыновление их ребенка является важнейшей гарантией соблюдения их прав, а также одним из существенных условий усыновления.

4. Суды не во всех случаях должным образом проверяют, имело ли место согласие родителей на усыновление их ребенка.

Так, имеют место решения, при вынесении которых суд вообще не выяснил, имеется ли согласие родителей на усыновление их ребенка.

Так, в Иркутский районный суд обратился С. с заявлением об установлении усыновления К 1990 года рождения. В обоснование заявления указал, что с 1995 г. состоит в браке с С., которая имеет дочь от первого брака. Отец девочки умер. У них в семье сложились хорошие отношения, девочка зовет его папой. В семье имеется и совместный ребенок.

Решением суда от 5 октября 1998 года установлено усыновление К. 1990 года рождения. Между тем в материалах дела вообще нет никаких документов о согласии матери на усыновление К. отчимом. Как видно из протокола судебного заседания, мать не присутствовала в судебном заседании, вследствие чего не могла предоставить суду объяснения по поводу согласия на удочерение К.

Суд не счел необходимым обсудить данный вопрос в решении. Мотивировочная часть решения содержит следующее: «В ходе судебного заседания установлено, что отец ребенка умер 4 июня 1997 года, что подтверждается свидетельством о смерти».

Таким образом, следует сделать вывод о том, что суд установил удочерение К. без согласия ее матери, чем нарушил ст. 129 Семейного кодекса РФ.

5. В подтверждение согласия родителей (родителя) на усыновление ребенка суды принимают недопустимые доказательства.

Так, в Октябрьский районный суд г. Иркутска обратилась К. с заявлением об установлении удочерения ею Н. 1994 года рождения. В обоснование заявления указала, что мать девочки умерла при родах. В 1995 г. заявительница вступила в брак с отцом ребенка. Девочка воспитывается заявительницей с 6 месяцев. Отец Н. согласен на удочерение, о чем написал заявление.

Решением суда от 9 июля 1998 года установлено удочерение Н. 1994 года рождения со стороны К.

При этом суд в решении указал, что отец девочки согласен на удочерение, что подтвердил в судебном заседании.

Однако из протокола судебного заседания следует, что отец Н. в судебном заседании не присутствовал, следовательно, не мог подтвердить свое согласие на удочерение. В материалах дела имеется только заявление, в котором указано, что К. не возражает против усыновления своей женой К. дочери Н. Однако, данное заявление не удостоверено органами, указанными в ст. 129 Семейного кодекса РФ. Такое согласие отца суд не должен принимать во внимание, поскольку указанное заявление является недопустимым доказательством согласно ст. 54 ГПК РСФСР.

Следует сделать вывод о том, что при рассмотрении указанного дела суд установил усыновление без согласия отца ребенка (дело № 2-30-89-98).

6. Суды не всегда тщательно проверяют, являлась ли мать, давшая согласие на усыновление ребенка, матерью-одиночкой. Вследствие этого, необоснованным является отсутствие в материалах дела согласия отца на усыновление ребенка.

Так, в Тайшетский городской суд обратился В. с заявлением об установлении удочерения им Т. 1990 года рождения. В обоснование заявления указал, что с матерью девочки состоит в браке с 1994 г. Фактически воспитывает Т. с двухлетнего возраста, девочка знает его как родного отца.

Решением суда от 24 февраля 1998 года установлено удочерение Т. 1990 года рождения гражданином В.

Согласие матери Т. на удочерение со стороны В. выражено в ее заявлении на имя суда, в судебном заседании мать не явилась. Согласие отца девочки на удочерение В. суд не установил, т. к. отец девочки в свидетельстве о рождении указан со слов матери. Данное положение утверждается в решении суда. Однако этот вывод суда не обоснован материалами дела.

Так, в материалах дела имеется свидетельство о рождении Т., в котором указаны два родителя, при этом в деле нет доказательств, подтверждающих, что ребенок записан в свидетельстве о рождении со слов матери (например, справки из отдела ЗАГС, документы о получении пособия как матери-одиночки и т.д.).

При таких обстоятельствах следует сделать вывод о том, что решение не соответствует требованиям ст. 129 Семейного кодекса РФ (дело № 2-1177-98).

Аналогичны нарушения по делу № 2-1712-98, рассмотренному Ленинским районным судом г. Иркутска, а также по делам № № 2-561098, 2-2394-98, рассмотренным Усольским городским судом.

Обобщение практики применения судами ст. 130 Семейного кодекса РФ, дающей право производить усыновление без согласия родителей (родителя), показало, что суды в ряде случаев неполно выясняют обстоятельства, установленные данной статьей.

 Так, устанавливая усыновление ребенка родителей (родителя), лишенных родительских прав, суд связывает возможность не испрашивать в данном случае их согласия только с фактом лишения их родительских прав. Между тем, согласно ст. 130 Семейного кодекса РФ не требуется согласие родителей, если они лишены родительских прав при условии соблюдения требований п. 6 ст. 71 Семейного кодекса РФ.

7. В соответствии с п. 6 ст. 71 Семейного кодекса РФ усыновление ребенка в случае лишения родителей (одного из них) родительских прав допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родителей (одного из них) родительских прав. Суды в отдельных случаях не учитывают это положение Семейного кодекса РФ.

Так, в Падунский районный суд обратился Н. с заявлением об установлении усыновления в отношении П. 1983 года рождения. В обоснование заявления указал, что с матерью мальчика состоит в браке в 1986 г. Семья у них дружная, ребенок считает заявителя отцом.

Мать мальчика с усыновлением согласна, отец мальчика лишен родительских прав решением Падунского районного суда от 19 августа 1998 года.

Решением суда от 28 сентября 1998 года установлено усыновление П. 1983 года рождения гражданином Н.

В материалах дела действительно имеется решение суда от 19 августа 1998 года о лишении отца П. родительских прав.

Однако суд преждевременно установил усыновление мальчика гражданином Н., поскольку со дня вступления в законную силу решения о лишении отца ребенка родительских прав – 28 сентября 1998 года до дня установления усыновления – 28 сентября 1998 года прошел только месяц вместо шести месяцев, предусмотренных п. 6 ст. 71 Семейного кодекса РФ (дело № 2-4023-98).

Аналогичные нарушения установлены при анализе дела № 2-831-98 (Братский районный суд), а также по делу № 2-2941-98 (Усольский районный суд).

8. Судами не всегда выявляется, отвечает ли усыновление интересам ребенка.

По отдельным делам вообще отсутствуют доказательства, характеризующие усыновителя, однако при таких обстоятельствах суды выносят суждение об усыновлении, отвечающем интересам ребенка, и устанавливают его своим решением.

В Слюдянский районный суд обратились супруги М. с заявлением об установлении усыновления ими Д. 1994 года рождения. Никакого обоснования заявления ими не приведено.

В судебном заседании супруги пояснили, что состоят в браке 13 лет, совместных детей не имеют, хотят усыновить ребенка.

Решением суда от 6 января 1998 года установлено усыновление Д. 1994 года рождения супругами М.

В решении указывается, что усыновление отвечает интересам ребенка, однако этот вывод не подтвержден материалами дела.

Так, в материалах дела имеется справка о том, что заявительница работает бухгалтером, а также краткая характеристика. В отношении усыновителя вообще отсутствуют документы, его характеризующие (дело № 2-83-98).

Не обоснованы выводы о том, что усыновление отвечает интересам ребенка, Усольского городского суда, рассмотревшего дело об установлении усыновления супругами Б. Г. 1991 года рождения (дело № 2-2394-98).

Аналогичны замечания по делу № 2-109-99 (Октябрьский районный суд г. Иркутска), по делу № 2-87-98 (Качугский районный суд), а также по делу № 2-889-98 (Черемховский районный суд).