Обзоры практики

А.И. Никулин - адвокат Коллегии адвокатов Иркутской области

«Байкальский юридический центр»

 

 

ОБЗОР по результатам обобщения и анализа практики

рассмотрения районными судами г. Иркутска дел по искам о включении имущества в наследственную массу

 

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 16 января 1996 года № 1-П, раскрывая конституционно-правовой смысл права наследования, предусмотренного ст. 35 (ч.4) Конституции РФ и урегулированного гражданским законодательством, отметил, что оно обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам). Это право включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом, так и право наследников на его получение. Право наследования в совокупности двух названных правомочий вытекает и из ст. 35 (ч.2) Конституции РФ, предусматривающей возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом, что является основой свободы наследования.

Наследование осуществляется по завещанию и по закону. При этом при наследовании имущества как по закону, так и по завещанию наследники нередко обращаются в суды за подтверждением прав наследодателя на имущество, на которое открылось наследство, а также по вопросам определения состава наследственного имущества.

Чаще всего судебные споры возникают в тех случаях, когда открывается наследство на недвижимое имущество, в первую очередь на жилой дом или квартиру. Для получения свидетельства о праве на наследство на жилой дом наследники должны представить документы, подтверждающие законность его возведения и принадлежность умершему гражданину. Таким документом в первую очередь является выписка из Единого реестра государственной регистрации прав.

При наличии правоустанавливающих документов на жилой дом и квартиру рассмотрение дел указанной категории не представляет особой сложности. Вместе с тем, отсутствие таковых документов влечет для наследников обязанность доказывать в порядке искового производства принадлежность строения (квартиры) наследодателю, а после его смерти им, а также право на самовольную постройку.

Так, в подп. «г» п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судом по делам о наследовании» (утратил силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 № 15), было указано, что суд не вправе удовлетворить требования наследников о признании за ними права собственности на самовольно возведенные строения или помещения, поскольку в наследственную массу может быть включено только имущество, принадлежавшее наследодателю на законных основаниях. По этим основаниям, по сложившейся судебной практике, судами выносятся решения об отказе в удовлетворении исковых требований о включении самовольных строений в наследственную массу и признании на них права собственности за наследниками.

Указанная позиция представляется спорной по следующим основаниям.

Действительно, согласно п. 2 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки, а, значит, в том числе, и завещать самовольно возведенное строение.

Вместе с тем, данная норма не исключает возможности признания в судебном порядке права собственности на самовольную постройку за лицом, осуществившим самовольную постройку на принадлежащем ему на праве собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования земельном участке без получения на это необходимых разрешений. Представляется, что при обращении гражданина с иском о признании права собственности на самовольно возведенное строение, при наличии прав на земельный участок, где осуществлена постройка, и при отсутствии нарушений прав и охраняемых законом интересы других, при отсутствии  угрозы жизни и здоровью граждан, данный иск был бы удовлетворен.

Однако, с учетом положений статьи 17 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей прекращение правоспособности гражданина со смертью, следует признать, что наследники гражданина, осуществившего самовольную постройку, но не успевшего при жизни узаконить ее в судебном порядке, вправе обратиться с иском о включении самовольного строения в наследственную массу при доказанности вышеуказанных юридически значимых обстоятельств.

Так, например: согласно справке Ленинского райсовета гор. Иркутска от 03.04.1934г., домовладение, находящееся по адресу: г. Иркутск, ул. Розы Люксембург, д. … было зарегистрировано по праву владения за Я. 19.02.1943 г. Я. умер (свидетельство о смерти от 20.02.1943 г.) и принадлежавшее ему домовладение унаследовала его дочь Ф., факт родственных отношений которой с Я. был установлен определением народного суда Ленинского района г. Иркутска от 15.09.1961 г. Право на указанное домовладение было зарегистрировано в Иркутском БТИ, проведена инвентаризация, выдан технический паспорт, по состоянию на 11.03.1974 г., в котором в качестве собственника указана Ф. Она проживала в спорном жилом доме, вместе ее единственным сыном – В. и его семьей, состоящей его супруги – Г. и его пасынка – К. 22.01.1980г. умерла Г. (мать истца). 20.06.1989 г. умерла Ф. После ее смерти спорным домовладением пользовались В. и истец К., которые были зарегистрированы в указанном доме по месту жительства. 13.01.1997 г. умер В., после его смерти осталось имущество в виде домовладения, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Розы Люксембург, д. ... Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. В соответствии со ст. 222 ГК РФ самовольной  постройкой является жилой дом, сооружение, другое строение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанными лицами, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, либо создает угрозу жизни и здоровью граждан. В соответствии с п. 2 ст. 264 ГК РФ лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 40 ЗК РФ собственник земельного участка имеет право возводить здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил и нормативов. Ст. 41 ЗК РФ предоставляет право лицам, не являющимся собственниками земельных участков, осуществлять те же права. По смыслу ст. 222 ГК РФ, необходимым условием для признания за гражданином права собственности на самовольную постройку является наличие у него права пользования земельным участком, занимаемым постройками. В соответствии с п. 10 раздела 2 Общих начал землепользования и землеустройства, утвержденных Постановлением ЦИК СССР от 15.12.1928 г. земля предоставлялась в пользование без установления наперед определенного срока, т.е. в бессрочное пользование. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26.08.1948г. отвод гражданам земельных участков для строительства индивидуальных жилых домов производился в бессрочное пользование. Из анализа указанных норм права следует, что с 1928 г. по 1996 г. земельные участки предоставлялись в бессрочное пользование под индивидуальное жилищное строительство. Анализируя указанные обстоятельства и приведенные нормы права,  получаем, что жилой дом № … по ул. Р. Люксембург г. Иркутска расположен на земельном участке площадью 1026 кв. м, который был предоставлен Я. в бессрочное пользование под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности. Таким образом, в период пользования вышеуказанным домовладением, в том числе, на момент возведения самовольной постройки, Я., а впоследствии его правопреемники Ф., В. владели указанным земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования.

В настоящее время фактическая площадь земельного участка под домовладением, находящегося в пользовании К., составляет 1026 кв.м. и может быть уточнена при межевании, что подтверждается планом земельного участка в техническом паспорте, выполненном  МУП БТИ г. Иркутска, 27.08.2002 г. Правом на приобретение земельного участка в собственность бесплатно никто из правопредшественников истца не воспользовался. Согласно п.1. ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.  Статьей 1112 ГК РФ определено, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Пунктом 1 ст. 1142 ГК РФ в качестве наследников первой очереди по закону  определены дети, супруг и родители наследодателя. Наследников первой очереди, после смерти В. не осталось. В соответствии с ч. 3, ст. 1145 ГК РФ, если нет наследников предшествующих очередей, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя. Таким образом, единственным наследником после смерти В. является его пасынок – К. Согласно ч. 1 ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Установленный законом срок для принятия наследства истцом пропущен, следовательно, он не имеет возможности обратиться к нотариусу с заявлением о принятии наследства, получить свидетельство о праве на наследство по закону. Однако, в соответствии с ч. 2 ст. 1153 ГК РФ, признается, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник:

-вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

-принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

-произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

-оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

К. фактически принял наследство т.к. несет бремя содержания указанного жилого дома в полном объеме с 1997 г., что подтверждается соответствующими квитанциями, в настоящее время зарегистрирован и проживает в спорном доме, а кроме того, в полном объеме произвел ремонт и восстановление спорного жилого дома после произошедшего в нем 20.06.2002 г. пожара, что подтверждается справкой Отдела ГПН Ленинского округа г. Иркутска от 19.04.2005 г., квитанциями. Суд, с учетом представленных документов, приведенных выше выводов относительно наследственных прав истца,  усмотрел наличие оснований для включения самовольной постройки -  жилого дома, по адресу: г. Иркутск, ул. Р. Люксембург, д. … в наследственную массу имущества, подлежащего наследованию после смерти В. и признания К. фактически принявшим наследство, признания за истцом права собственности на спорный жилой дом, самовольно возведенный в 1909г., в порядке наследования по закону после смерти его отчима – В.,  поскольку они возведены на земельном участке, находящемся в их пользовании на законных основаниях и их сохранение не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

Такая позиция представляется верной и по тем основаниям, что при аналогичной ситуации, при отсутствии государственной регистрации права собственности за наследодателем на жилое помещение, находящееся в муниципальной или государственной собственности, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 8 Постановления «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 24 августа 1993 г., в последующих редакциях, разъяснил, что гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием. При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного ст. ст. 7, 8 названного закона порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан (в частности, вопрос о приватизации должен быть решен в двухмесячный срок, заключен договор на передачу жилья в собственность, подлежащий регистрации, со времени совершения которой и возникает право собственности гражданина на жилое помещение). Однако если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Кроме того, гражданский кодекс устанавливает требование обязательной государственной регистрации ряда сделок, связывая именно с моментом государственной регистрации возникновение прав и обязанностей относительно недвижимого имущества.

Однако, граждане могут столкнуться с такой ситуацией, когда  после совершения договора, но до момента регистрации сделки и перехода права к приобретателю умирает приобретатель. Таким образом, имущество на момент смерти приобретателя еще не стало его собственностью. Хотя при жизни, возможно, будущий наследодатель исполнил свои обязанности в полном объеме. Именно поэтому наследники вправе ожидать встречного исполнения обязательств со стороны отчуждателя. Известно, что в наследственную массу входят не только имущественные обязанности наследодателя, но и его имущественные права (ст. 1112 ГК РФ). Обязательственное право наследодателя на получение объекта в свою собственность по исполненной с его стороны сделке в данной ситуации вполне резонно может быть трансформировано судом в имущественное право собственности на этот объект и включение имущества в наследственную массу. Естественно, что главным правопритязателем, который может оспаривать включение объекта в наследственную массу, является легальный собственник объекта - отчуждатель по сделке. Способом устранения спора о праве служит иск наследников к отчуждателю о включении имущества в наследственную массу. Следует отметить, что в  рассматриваемой ситуации правомерным будет не только иск о включении имущества в наследственную массу, но и непосредственно иск о признании права собственности за наследниками.

Например: В квартире по ул. Байкальская … в г. Иркутске проживали и были зарегистрированы гр. РФ Ч. (07.11.50г. рождения) и ее внучка – А. (дочь умершего сына Ч.). Согласно договору от 09.12.09 г. «О передаче жилого помещения в собственность граждан», жилое помещение, расположенное по адресу  ул. Байкальская, … в г. Иркутске было передано в собственность граждан: Ч. – ½ доли, и А. – ½ доли. 09.12.09 г. Комитетом по управлению Октябрьским округом администрации г. Иркутска была выдана доверенность на имя Р., действующей на основании доверенностей в интересах Чемезовой Т.П. и Чемезовой Т.А., на регистрацию права на вышеуказанное  жилое помещение  (соответствующая форма). Р., после получения в Комитете по управлению Октябрьским округом администрации г. Иркутска договоров  от 09.12.10 г. «О передаче жилого помещения в собственность граждан», доверенности, с целью регистрации права собственности на имя Ч. и А., получила в установленном порядке «талон» в ФРС по Иркутской области (г. Иркутск, ул. Академическая, 70), в соответствии с которым  она должна была прибыть на регистрацию права в ФРС по ИО 5 февраля 2010 г. Однако, 04 февраля 2010 г. Ч. умерла. Таким образом, в связи с прекращением правоспособности Ч. в связи со смертью, прекратила действие доверенность, выданная на имя Р., и соответственно не могло быть зарегистрировано право собственности на ½ доли жилого помещения. На период 03 августа 2010 г. никто, кроме А., заявления нотариусу о вступлении в наследственные права не подал. Иные наследники отсутствуют. Фактически,  право проживания и право пользования данной квартирой в осталось у несовершеннолетней А., которая проживает в данном жилом помещении. Согласно договору от 09.12.09г. «О передаче жилого помещения в собственность граждан», право собственности на ½ доли жилого помещения, расположенного  по адресу  ул. Байкальская, … в г. Иркутске, было передано  А. Данный договор не признан недействительным. Таким образом, А. не может вновь, имея право пользования, проживания и приватизации, подать документы на приватизацию жилого документа в единоличную собственность. Нотариус, которому было подано заявление после смерти Ч. не может в силу закона выдать А. свидетельство о праве на наследственное имущество в виде ½ доли  квартиры по адресу г. Иркутск, ул.Байкальская, …, так как в соответствии со ст. 131 ГК РФ право собственности у Ч. могло возникнуть только с момента государственной регистрации права, для того, что бы имущество было  включено в наследственную массу после смерти наследодателя. Несовершеннолетняя А. является наследником первой очереди по праву представления после смерти Ч., так как иных наследников первой очереди, в соответствии со ст.1142 ГК РФ после смерти Ч. не имеется. Согласно п. 1. ст. 1110 Гражданского кодекса РФ (части третьей) при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.  Статьей 1112 ГК РФ определено, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Пунктом 1 ст. 1142 ГК РФ в качестве наследников первой очереди по закону  определены дети, супруг и родители наследодателя. В соответствии с Законом Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в …муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе … приобрести эти помещения в собственность (ст. 2). Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов (ст. 8 Закона). Передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым …органами местного самоуправления … с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством (ст. 7 закона). Право собственности на приобретенное жилое помещение возникает с момента государственной регистрации права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 6 закона). Исходя из смысла преамбулы и ст. ст. 1, 2 закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием. При этом, если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации такого договора, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Указанный вывод соответствует разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 24 августа 1993 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (п. 8). Таким образом, А. как единственная наследница Ч. вправе получить в собственность в порядке наследования по закону жилое помещение в виде квартиры расположенной по адресу: г. Иркутск, ул. Байкальская, … . В соответствии со ст.218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, передаются им в собственность по заявлению родителей (усыновителей), опекунов с предварительного разрешения органов опеки и попечительства либо по инициативе указанных органов. Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, передаются им в собственность по их заявлению с согласия родителей (усыновителей), попечителей и органов опеки и попечительства. Суд, изучив материалы дела, исковые требования А. о включении спорного жилого помещения в наследственную массу, признании права собственности на указанное жилое помещение удовлетворил в полном объеме.

В этой ситуации ошибочными представляются решения судов о признании права собственности за умершим (что противоречит требованиям ст. 17 ГК РФ), о признании объекта наследственным имуществом (неточность формулировок не позволяет говорить о том, что имущество вошло в наследственную массу).

В свете сказанного представляет особый интерес рассмотрение дел по искам о включении имущества в наследственную массу в случае заключения гражданами договора обмена жилых помещений, имеющих различный статус: жилого помещения, находящегося в частной собственности, на жилое помещение, находящееся в муниципальной собственности.

Зачастую граждане, заключив вышеуказанный договор, в дальнейшем не обращались в соответствующие государственные органы за регистрацией возникшего права. В дальнейшем же при обращении наследников лица, получившего по договору мены жилое помещение, являющееся частной собственностью, к нотариусу за выдачей свидетельства о праве собственности на наследственное имущество, последним обоснованно в совершении нотариального действия отказывается.

Действительно, в соответствии со ст. 223 Гражданского кодекса Российской Федерации  право на недвижимость считается возникшим с момента его государственной регистрации. Регистрирующий орган на основании правоустанавливающего документа производит регистрацию права и выдает правоподтверждающий документ. Эти действия означают признание государством за этим лицом права.

Руководствуясь указанной нормой, Свердловским районным судом г. Иркутска отказано в удовлетворении иска Ш. к Л. о включении имущества в наследственную массу и признании права собственности на комнату, завещанную Ш. гражданином Ч. по тем основаниям, что Ч. не приобрел право собственности на спорную квартиру в силу отсутствия государственной регистрации договора обмена жилыми помещениями, согласно которому Ч. приобретает право частной собственности на спорную комнату. Президиумом Иркутского областного суда решение районного суда  отменено и указано, что из совокупности положений статей 164, 165, п. 2 ст. 218, п. 2 ст. 223, п. 3 ст. 433 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что регистрация сделок с недвижимостью не ограничена пресекательными сроками, само по себе отсутствие государственной регистрации сделки не влечет ее недействительность. По общему правилу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации признание сделки недействительной влечет приведение сторон в первоначальное положение. Сторонами сделки и Комитетом по управлению Свердловским округом г. Иркутска, согласовавшей обмен, вопрос о применении последствий недействительности договора обмена не ставился. Согласно п. 3 ст. 433 Гражданского кодекса Российской Федерации договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Однако, данный договор обмена с учетом вышеприведенных норм жилищного законодательства и установленных по делу обстоятельств не может быть признан незаключенным, поскольку он исполнен, права и обязанности сторон по договору взаимосвязаны, приобретение Ч. прав собственности на жилое помещение, ранее занимаемое К., повлекло переход прав на собственность К. Сохранение в собственности К. двух жилых помещений повлекло бы его неосновательное обогащение. В силу ст.  432 Гражданского кодекса Российской Федерации  договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Форма договора мены  соответствовала требованиям закона, содержит сведения о достигнутых между сторонами существенных условиях сделки, договор подписан сторонами, заверен нотариусом. Следовательно, отношения по заключенному договору  регулируются положениями главы 32 Гражданского кодекса Российской Федерации  и переход права собственности на комнату подлежит государственной регистрации.  Однако, истец лишен возможности зарегистрировать переход права собственности, поскольку сторона по сделке, а именно Ч. умер. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда. Таким образом, отказ районного суда во включении спорной комнаты, полученной Ч. по договору мены, в наследство, открывшееся после смерти Ч., был признан необоснованным.

Немаловажное значение для рассматриваемых вопросов имеет и нотариальная практика, которая, на сегодняшний день, в отношении самовольных построек идет следующим путем: свидетельство о праве на наследство, например, при наличии жилого дома, выдается только на те постройки, которые указаны в справке БТИ и в ранее выданном правоустанавливающем документе. Остальные, позже возведенные, постройки, например сарай, туалет или перестроенные постройки, если был сарай тесовый, а стал «сарай тесовый, обложенный кирпичом», признаются «постройками самовольными», на них свидетельство о праве на наследство уже не выдается.

Вышеуказанная практика определяется во многом согласно письму МЮ СССР от 21.04.1980, оформленному в виде «Практического пособия для государственных нотариусов по вопросам охраны прав граждан на наследование личной собственности», в абзаце 5 пункта 12.1 которого указано, что «в случаях, когда из справки БТИ видно, что наследодателем произведены к дому пристройки (надстройки), возведены дополнительные сараи, гаражи, теплицы и т.д., нотариус требует представления разрешения... При отсутствии такого разрешения исполкома в свидетельстве указываются только законно приобретенные или выстроенные жилой дом (его соответствующие размеры) и хозяйственные сооружения, согласно данным правоустанавлива­ющего документа». При этом нотариусы «старой закалки» ссылаются на то, что по наследству возможно передать только свое имущество. Ориентируются они на правило ст. 131 ГК РФ, указывающее на то, что все права на недвижимое имущество должны быть зарегистрированы. На сегодняшний день такую регистрацию производят учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; однако Законом о государственной регистрации признаются и ранее возникшие права (ст. 6 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним). Кроме того, подобная практика применялась и ранее, когда Гражданский кодекс РФ уже вступил в действие (01.01.1995), а Закона о регистрации прав, да и самих учреждений в некоторых регионах Российской Федерации еще не существовало. Тогда, по аналогии, применялось правило, установленное ст. 8 ФЗ «О введении в действие части первой ГК РФ» (СЗ РФ. 1994. №32. Ст. 3302): «Впредь до введения в действие Закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним применяется действующий порядок регистрации юридических лиц и регистрации недвижимого имущества и сделок с ним.

То есть, если нет зарегистрированного права наследодателя, постройки считаются самовольными и включению в наследственную массу не подлежат. Подобной позиции придерживаются и регистраторы.

В этой связи представляется правильной мысль А.Л. Фокова о том, что часто собственники, правообладатели недвижимости не могут решить своих проблем через нотариуса или регистрирующий орган, а вынуждены вовлекаться в длительный судебный процесс[1].

 



[1] Фокова А.Л. Проблемные вопросы собственности  в нотариальной и судебной практике // Нотариус. 2003. № 2. С. 6.