Обзоры практики

Н.В. Безик -

к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Юридического института ИГУ

ОБЗОР

по результатам обобщения практики

рассмотрения судами дел о приобретательной давности

 

Приобретательная давность (лат. – usucapio) как основание приобретения права собственности известна цивилистике еще со времен римского права. В тот период для обретения права собственности посредством usucapio было необходимо: res habilis, titulus, fides, possessio, tempus (способность вещи к usucapio, юридическое основание владения, добросовестность, наличие владения, непрерывность владения в течение установленного срока). Дореволюционные ученые емко и точно замечали: «время возводит владение в право»[1], «Давнишний, явный и яркий факт торжествует над поблекшим правом»[2].  

В современной России приобретательная давность впервые была введена Законом РСФСР от 24 декабря 1990г. «О собственности в РСФСР». Затем положения о приобретательной давности были включены в Основы гражданского законодательства 1991г., а позднее в Гражданский кодекс РФ 1994г.[3] (далее – ГК РФ), в ст.234. Следовательно, именно с 90-х годов ХХ в. следует говорить о возможности приобретения права собственности на имущество путем давностного владения. Большую помощь судам в применении норм ст.234 ГК РФ оказывают разъяснения вышестоящих судов. К ним, в частности, относятся: утратившее силу Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 25 февраля 1998г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»[4] (далее – Постановление № 8), Постановление Пленума Верховного суда РФ № 10 и Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»[5] (далее – Постановление № 10/22).

Доказывание наличия условий, характерных для приобретательной давности чаще всего осуществляется в исковом порядке, что подтверждается судебной практикой: «Оставляя без рассмотрения заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, - приобретательной давности недвижимого имущества - магазина, суд разъяснил, что в силу статьи 234 ГК РФ и главы 14 ГК РФ признание права собственности в силу приобретательной давности рассматривается в общеисковом порядке. Как дополнительно указал суд, установление факта владения и пользования спорным недвижимым имуществом для последующей регистрации права собственности фактически является спором о праве, который не подлежит рассмотрению в порядке особого производства»[6].

 Истцом по таким делам является лицо, владеющее имуществом и отвечающее установленным законом требованиям, ответчиком - прежний собственник имущества. Однако если собственник не был и не должен был быть известен владельцу, то он вправе обратиться в суде с заявлением об установлении факта владения имуществом, отвечающего требованиям ст.234 ГК РФ (п.19 Постановления № 10/22). Таким образом, возможно рассмотрение дела и в порядке особого производства.

В практике же судов общей юрисдикции можно встретить решения, где в случае отсутствия прежнего собственника (ликвидации юридического лица, неизвестности местонахождения и т.п.) ответчиком признается муниципальное образование, на чьей территории данный объект находится. Вот примеры таких решений: «Истец обратилась в суд с иском к муниципальному образованию о признании права собственности на квартиру. Данная квартира принадлежала организации Аларское РАПО. На данный момент организация не существует»[7]. Истец обратился в суд с исковым заявлением к администрации муниципального образования о признании права собственности на квартиру, приобретенную по договору у правления колхоза им. Кирова. Договор купли-продажи был составлен ненадлежащим образом и не был удостоверен нотариально. Также в договоре не указаны название улицы, номер дома, номер и площадь квартиры. Колхоз им. Кирова решением Арбитражного суда Иркутской области ликвидирован и исключен из Единого государственного реестра юридических лиц[8]. «Истцы обратились в суд с иском к муниципальному образованию о признании права собственности на дом, указав в обоснование иска, что между истцом и совхозом был заключен договор на передачу квартир в собственность граждан, который был оформлен ненадлежащим образом»[9]. Ясно, что суды пошли по неверному пути, поскольку ответчиком не может быть лицо, не состоявшее с истцом в материально-правовых отношениях. В подобных случаях дела следует рассматривать в порядке особого производства, с привлечением муниципального образования в качестве заинтересованного лица.

Согласно правилам ст.234 ГК РФ можно приобрести право собственности, как на бесхозяйную вещь, так и на вещь, имеющую собственника. Это подтверждает, в частности, следующее решение: «Суд разъяснил, что применительно к ст. 225 ГК РФ право собственности на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, может быть признано по ст. 234 ГК РФ как собственность иного лица лишь в том случае, если собственник вещи (имущества) неизвестен либо собственник отказался от права собственности на нее (ст. 226 ГК РФ). По мнению суда, принимая указанную норму, законодатель исходил из того, что если собственник имущества длительное время не выражал намерение признать вещь своей, смирился с ее потерей, то целесообразно признать эту вещь собственностью фактического владельца. Таким образом, институт приобретательной давности защищает права настоящего владельца против прежнего и имеет целью придать существующим фактическим отношениям юридическое значение»[10]. Однако, при наличии у вещи собственника (особенно – когда его право зарегистрировано в установленном законом порядке) приобретателю будет достаточно сложно доказать отказ собственника от своего права, что может привести к решениям, схожим со следующим: «Отказывая в удовлетворении требований о признании права собственности на основании статьи 234 ГК РФ на здание магазина, суд установил, что на указанное имущество зарегистрировано право собственности муниципального образования, на что выдано соответствующее свидетельство. При этом суд разъяснил, что при наличии права собственности на имущество у другого лица иное лицо одновременно не может приобрести на это же имущество право собственности, а положения статьи 234 ГК РФ не допускают возникновения права собственности в силу приобретательной давности на имущество, имеющее собственника»[11]. В данном случае суд слишком категорично и в целом неверно высказался, поскольку совершенно проигнорировал положения п.17 Постановления №8, п. 16 Постановления № 10/22.

Следовательно, претендующий на право собственности истец должен быть фактическим беститульным владельцем (т.е. не иметь юридических оснований владения вещью) и не должен иметь предпосылок использования иных, конкурирующих со ст.234 ГК РФ, оснований для приобретения права собственности. В частности, он не должен быть:

- создателем вещи. Это можно подтвердить следующим судебным актом: «Поскольку правовым основанием владения истца указанным им зданием является его возведение для себя, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для применения статьи 234 ГК РФ и для признания за истцом права собственности на данное здание в силу приобретательной давности»[12]. А также, по мнению суда, «создание имущества за счет собственных средств и собственными силами является самостоятельным основанием для приобретения права собственности, отличным от предусмотренного ст. 234 ГК РФ»[13].

- владельцем самовольной постройки, поскольку «Лицо, осуществившее самовольную постройку, не может приобрести право собственности на нее в порядке ст. 234 ГК РФ, так как в этом случае отсутствует такой обязательный признак, как добросовестность владения»[14]. Однако, думается, в первую очередь следует говорить о наличии в гражданском законодательстве специальных норм, посвященных приобретению права собственности на самовольные постройки (ст.222 ГК РФ), что исключает действие ст.234 ГК РФ.

Субъектом, претендующим на приобретение права собственности согласно нормам ст.234 ГК РФ может быть лицо - гражданин или юридическое лицо. Данная, слишком общая, формулировка наводит ученых на противоположные выводы. В частности, Ю. К. Толстой, Н. М. Коршунов считают, что любой субъект права (с учетом его правоспособности) может считаться таким лицом (поскольку на Российскую Федерацию, ее субъектов и муниципальные образования, по общему правилу, распространяются нормы, определяющие правовое положение юридических лиц)[15]. Противоположное мнение высказывается, в частности, Н. Н. Аверченко, В. В. Ровным, считающими, что конкретизация термина «лицо» в ст. 234 ГК РФ сделана не случайно, а именно с целью указать на специфику субъектного состава данных отношений[16]. Стоит также отметить, что приобретение права собственности на недвижимое имущество, признанное бесхозяйным, осуществляется органами местного самоуправления в особом порядке, предусмотренном ст. 225 ГК РФ (что подтверждает и судебная практика), следовательно, более правильной можно считать позицию последних авторов.

В отдельных случаях владение может осуществляться несколькими лицами, соответственно имеющими возможность приобрести право собственности. В таких ситуациях суды исходят из того, что при наличии согласия всех владельцев право собственности может приобрести один из них. В частности, суд Жигаловского района Иркутской области признал право собственности на квартиру за дочерью, проживающей длительное время вместе с родителями и добросовестно, открыто и непрерывно владеющей ею как своим собственным имуществом. Родители не желали оформлять свое право собственности на данный объект и дали согласие на приобретение права собственности на квартиру их дочерью[17]. Однако иногда субъекты настаивают на установлении права общей собственности в результате давностного владения. Думается, что суды поступают правильно, учитывая их волю, например, как в следующем случае: в течение более 15 лет истица и её муж добросовестно, открыто и непрерывно владели купленной квартирой (при этом договор был оформлен ненадлежащим образом) как своей собственной и согласно ч. 1 ст. 234 ГК РФ просят признать за ними право общей долевой собственности на данную квартиру[18].

Объекты, право собственности на которые можно приобрести по давности владения, обозначены в ст.234 ГК РФ как недвижимое и иное имущество. Следует повторить, что приобретение в собственность отдельных видов объектов предусмотрено специальными нормами ГК РФ (например, приобретение права собственности на находку, безнадзорных животных, клад и др.), в этом случае они, согласно ст.225 ГК РФ, имеют преимущество.

При этом, как отмечает Д. В. Мурзин, «если лицо не имеет права на приобретение в собственность какого-либо имущества, то это означает и невозможность приобретения права собственности на такое имущество по давности владения»[19].

Стоит также отметить, что объектами давностного владения должны быть самостоятельные объекты гражданских прав, т.е. вещи, обладающие необходимыми признаками и, как уточняет В. В. Ровный, только вещи, обладающие индивидуальными признаками (свойствами)[20]. Признание права собственности согласно ст.234 ГК РФ также невозможно на вспомогательные вещи. Практика подтверждает такой вывод: «исходя из положений ст. 234 ГК РФ требование о признании права собственности в силу приобретательной давности может быть удовлетворено лишь в отношении объекта недвижимости, имеющего самостоятельный характер. В связи с этим истцу отказано в признании права собственности на сооружение-ограждение, являющееся объектом вспомогательного характера»[21].

Спорным и в теории, и на практике является вопрос о возможности приобретения согласно нормам ст. 234 ГК РФ права собственности на земельные участки. В судебных решениях отмечается, что Земельный кодекс Российской Федерации не предполагает возникновение права на землю в силу приобретательной давности, в связи с чем суд апелляционной инстанции обоснованно отклонил доводы индивидуального предпринимателя о возможности применения положений ст.234 ГК РФ. Правомерность такого вывода подтверждается п.16 Постановления № 10/22, в соответствии с которым при разрешении споров в отношении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, следует учитывать, что они приобретаются в собственность в порядке, установленном земельным законодательством»[22]. Однако имеются и противоположные решения, например: закон РСФСР «О земельной реформе» № 374-1 вступил в силу с 01 января 1991г. Принимая во внимание положение статьи 11 Конституции РСФСР от 12 апреля 1978г., Арбитражный суд Иркутской области сделал правильный вывод, что приобретение земельного участка в собственность стало возможным лишь с 01 января 1991г. Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям[23].

С позиций теории, можно отметить, наличие серьезной конкуренции между правилами п.2 ст.214 и ст.234 ГК РФ. При этом необходимо учитывать и положения п.3 ст. 129 ГК РФ, указывающей на специфический порядок регулирования оборота земель и иных природных ресурсов. Но учеными уже найден выход из сложившейся ситуации, который носит довольно единообразный характер и учитывает интересы всех субъектов отношений. Презумпция государственной собственности в отношении природных ресурсов блокирует правило п.3 ст.225 ГК РФ, поэтому данные объекты не могут поступить ни в муниципальную собственность, ни в частную (посредством ст.234 ГК РФ). Из этого есть одно исключение: если природные ресурсы приобрели статус бесхозяйной вещи путем отказа от нее прежнего собственника[24]. Также возможно применение ст.234 ГК РФ в случае отсутствия регистрации перехода права на земельный участок при его отчуждении (если это произошло по независящим от сторон причинам)[25]. Простой же захват, самовольное занятие земельного участка не может привести к добросовестному владению, как необходимому признаку в рамках ст.234 ГК РФ[26].

В целом для приобретения права собственности по давности владения лицу необходимо доказать одновременное наличие определенных условий (реквизитов), часть из которых в теории принято называть объективными, а часть субъективными. Конечно, данные условия, предусмотрены в ст.234 ГК РФ, а в дальнейшем раскрыты в Постановлении № 10/22. Однако в практике судов общей юрисдикции, арбитражных судов, да и в доктрине до сих пор существуют различия в их понимании. Ст. 234 ГК РФ закрепляет следующие условия: добросовестность владения, владение имуществом как своим, непрерывность владения в течение определенного срока, открытость владения. Разберем некоторые из них.

В п.15 Постановления №10/22 раскрывается первое – добросовестность: давностное владение считается добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности. Данное положение можно толковать двояким образом: «наиболее строгое понимание добросовестности сводится к требованию непременного наличия у владельца основательной уверенности, что вещь принадлежит ему на праве собственности. Существует и более умеренное толкование добросовестности как убеждение приобретателя, что вещь получена им «без неправды», пусть и не в собственность, но таким образом, что позволяет осуществлять владение «как своим собственным»[27]. Суды используют более мягкое толкование добросовестности, доказательством может служить следующее решение: «По смыслу ст. 234 Кодекса под добросовестностью владения понимается приобретение владельцем имущества в результате незапрещенных действий»[28]. Таким образом, в практике большое внимание уделяется именно характеристике действий владельца по получению вещи. В частности, владелец, который знает или должен знать, что владение возникло в результате преступления или административного правонарушения, не может рассматриваться как добросовестный[29] либо если владение приобретено способом, противным основам правопорядка и нравственности[30]. Такой подход нашел отражение в судебных актах: «Суд разъяснил, что самоуправное занятие жилого помещения не порождает право на это жилое помещение, а отсутствие вследствие этого добросовестности владения, установленное судом, влечет невозможность его приобретения владельцем на основании ст. 234 ГК РФ»[31].

При этом следует учитывать, что если лицу имущество поступило на основании недействительной сделки, то не любая такая ситуация может рассматриваться как подходящая под условия ст.234 ГК РФ. Например, если сделка совершена под влиянием насилия, с недееспособным и др., то признавать лицо добросовестным также нельзя[32].

Важный аспект любого судебного разбирательства составляет доказывание добросовестности лица: следует ли ее доказывать претенденту на право собственности или она предполагается? Согласно мнению К.И. Скловского, обязанность доказывания добросовестности возложена на приобретателя[33]. Анализ судебных решений подтверждает его мысль, однако встречаются и противоположенные мнения. Жигаловский районный суд Иркутской области, в частности, исходил из того, что «добросовестность владения на основании п.3 ст.10 ГК РФ предполагается»[34]. Однако, думается, что именно давностный владелец должен доказывать все условия, содержащиеся в ст.234 ГК РФ, а, следовательно, и свою добросовестность.

Следующее условие - владение имуществом как своим собственным, что означает владение вещью не по договору, т.е. ст.234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.) – п.15 Постановления № 10/22. Таким образом, владение должно носить незаконный характер. Если владение у лица возникло на законных основаниях, то приобретательная давность применяться не может. Нижестоящие суды следующим образом толкуют данные положения закона: давностное владение должно быть во всех отношениях подобно владению, которое осуществляет собственник вещи, за исключением одного принципиального обстоятельства: оно должно быть лишено любого правового основания.[35]

Однако в практике судов общей юрисдикции часто встречаются ситуации, когда лицо, пользуясь объектом на каком-либо законном основании, тем не менее, претендует на приобретение права собственности в порядке ст.234 ГК РФ и, главное, выигрывает спор. Доказательством может служить следующее решение: в  течение более 19 лет Комаров В.В. добросовестно, открыто и непрерывно проживал и владел квартирой как своей собственной и согласно п.1 ст. 234 ГК РФ приобрёл право собственности на нее. Факт проживания в вышеуказанной квартире подтверждается ордером на квартиру»[36].

В данном случае истец знал о наличии собственника у вещи, поскольку именно он (или уполномоченное им лицо) предоставил возможность владеть и пользоваться данным объектом, следовательно, использование указанного способа приобретения права собственности невозможно. Поэтому, думается, арбитражные суды более правильно применяют нормы материального права, что подтверждается материалами следующего дела: «В признании права собственности на объект недвижимого имущества на основании п. 1 ст. 234 ГК РФ истцу отказано, поскольку спорный объект является государственной собственностью и никаких прав на него истец не имеет. При этом постановка данного объекта недвижимости на баланс истца, уплата налога на имущество не имеют правоустанавливающего значения и не могут являться основанием для возникновения у него права собственности»[37]. Можно привести в доказательство еще одно решение, относящееся к часто встречающимся в судебной практике: на момент передачи на баланс истца спорные объекты недвижимого имущества относились к государственной собственности, правопредшественнику истца имущество в собственность не передавалось и последнему изначально был известен собственник имущества – государство, собственник от своего права собственности не отказывался. Спорное недвижимое имущество в план приватизации треста не вошло, значит было передано ему в безвозмездное пользование как государственное имущество, без изменения своего правового статуса.  Следовательно, ОАО «Востокэнергомонтаж» не могло владеть спорным имущество как своим собственным[38].

Для приобретения права собственности по ст.234 ГК РФ должен пройти срок в 5 лет в отношении движимого имущества и 15 лет в отношении недвижимого. При этом срок начинает течь не ранее истечения срока исковой давности по делу (естественно, если у имущества имеется собственник). Как правило, все суды исследуют этот факт: «Суд кассационной инстанции признает правильным вывод судов обеих инстанций о том, что срок приобретательной давности, в данном случае, начал течь не ранее 11 февраля 1996 года, с учетом того, что орган государственной власти, осуществляющий полномочия собственника имущества, вправе был обратиться за защитой права государственной собственности в виде возврата имущества в состав этой собственности в срок, установленный для такого требования ранее действовавшим законодательством»[39].

Однако имеются сложности с определением момента начала течения срока и вообще моментом, с которого в отношении имущества можно применять давностный срок. В теории нет единства мнений, практика также носит весьма противоречивый характер. Поскольку «приобретательная давность как явление было признано на территории РФ только с 01.01.1991, и впервые установивший ее закон обратной силы не имел, пределы обратной силы в соответствии со ст.11 Вводного закона ограничиваются 01.01.1991 (и только если согласно п.4 ст.234 ГК РФ к этому моменту истекли сроки исковой давности по соответствующим требованиям): более раннее владение давностным считать нельзя[40]. Но, имеется вполне логичное противоположное мнение: в срок давностного владения следует включать и тот срок, течение которого началось до 01 января 1991г. При ином ходе рассуждений нормам ГК о приобретательной давности незачем было бы придавать обратную силу, поскольку с 1 января 1991г. в соответствии с Законом о собственности и без того началось течение сроков приобретательной давности[41]. Считаем, что в срок для приобретения права собственности согласно ст.234 ГК РФ следует включать любой срок (в том числе до 1 января 1991г.), исключение касается лишь государственного имущества. Согласно п.16 Постановления № 10/22 для него срок приобретательной давности может исчисляться не ранее 1 июля 1990г.

В связи с такой неопределенностью некоторые суды (в основном арбитражные) подробно исследуют условие о сроке владения (однако принимают подчас противоположные решения); другие (чаще всего, суды общей юрисдикции), напротив, вообще не замечают сложностей и никоим образом не отражают начало течения срока в решении. Например, по одному из дел суд указал, что «исчисление срока приобретательной давности не связано с моментом вступления в силу Закона СССР "О собственности в СССР", поскольку в соответствии со ст. 11 ФЗ от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" действие ст. 234 ГК РФ распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 г. и продолжается в момент введения в действие части первой ГК РФ. Следовательно, по мнению суда, правила ГК РФ о приобретательной давности имеют обратную силу и требуют учета всего периода фактического владения спорным недвижимым имуществом»[42].

Имеются и противоположные решения: «Отказывая в иске о признании права собственности ОАО на здание в силу приобретательной давности, суд указал на обращение истца с иском в суд до истечения срока приобретательной давности. Суд посчитал, что срок приобретательной давности начал течь не ранее даты принятия Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N3020-1»[43].

Суды общей юрисдикции, как правило, не акцентируют внимание на данных положениях законов, а лишь фиксируют срок. В качестве примера можно привести следующее решение: «Срок владения истцом указанной квартирой составляет более 18 лет, а именно 38 лет. Следовательно, во-первых, истек трехлетний срок исковой давности по иску собственника дома и земельного участка об истребовании имущества, во-вторых, истек установленный статьей 234 ГК РФ пятнадцатилетний срок приобретательной давности, из чего следует, что исковые требования являются обоснованными и подлежат удовлетворению»[44].

Следует повторить, что правы те суды, которые засчитывают в приобретательный срок весь срок фактического владения вещью (за исключением случаев владения государственным имуществом).

Также сомнения вызывает привязка начала течения срока приобретательной давности к моменту окончания давности исковой, отдельными учеными это считается не совсем удачным законодательным решением. Ведь простое механическое сложение сроков не приводит к ошибке только в случаях, когда собственник или иной титульный владелец узнает о нарушении своего права непосредственно в момент нарушения. Но течение срока исковой давности может начаться и позже, также возможны случаи его приостановления и перерыва, поэтому возникает неопределенность в длительности срока владения узукапиента[45]. Для решения данной проблемы в литературе высказываются самые разные предложения[46], но все они требуют законодательного вмешательства. А пока суды, как показывает анализ их деятельности (в том числе, рассмотренные выше решения), действуют именно путем простого сложения сроков.

Владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (Постановление Пленума № 10/22).

Как показывает практика, суды очень тщательно исследуют вопросы смены давностных владельцев, основания перехода владения, волю правопредшественников и др., это можно подтвердить следующим судебным актом: «В отсутствие документов, свидетельствующих о выражении воли правопредшественника на закрепление имущества за правопреемником на определенном праве, исключается применение нормы ст. 234 ГК РФ о возможности присоединения времени владения правопредшественника ко времени владения имуществом правопреемника для приобретения права собственности на имущество в силу приобретательной давности»[47]. Похожее решение было принято в Иркутской области: Истец полагает, что в срок, в течение которого он добросовестно, открыто и непрерывно владеет причалом, следует засчитывать время, когда сооружение находилось во владении его правопредшественника - государственного предприятия. Действительно согласно пункту 10 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного Указом Президента РФ от 01.07.1992 N 721, с момента регистрации акционерного общества оно становится правопреемником прав и обязанностей преобразованного предприятия. Но при этом до приватизации государственного предприятия «Усольский завод строительных материалов» путем преобразования его в акционерное общество имущество являлось государственной собственностью и могло находиться у завода только в полном хозяйственном ведении либо передано заводу государством на иных основаниях без изменения права собственности. Следовательно, государственное предприятие до момента его приватизации нельзя считать лицом, владеющим имуществом как своим собственным, поскольку предприятие владело имуществом по иному основанию при определенности субъекта права собственности. В связи с этим время, в течение которого государственное предприятие владело спорным объектом, не может быть включено в период, по истечении которого лицо приобретает право собственности на данный объект в силу приобретательной давности. ОАО "Усольестройматериалы" зарегистрировано в качестве юридического лица 18.02.1993. Начиная с этой даты, государство в лице уполномоченных органов могло истребовать у акционерного общества имущество, не вошедшее в его уставный капитал в процессе приватизации. Поэтому срок приобретательной давности не может исчисляться ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям, то есть ранее февраля 1994г.[48]

Иногда в практике встречаются дела, когда владельцы неправильно оценивают нормы материального права – в частности, нормы, способствующие приобретению права собственности (ст. 234 ГК РФ) пытаются применить для приобретения иных вещных прав на имущество. Конечно, это недопустимо, что отражают в своих актах суды: истец, ссылаясь на факт открытого и непрерывного владения спорным транспортным средством как своим собственным с 1988 года, обратился в арбитражный суд с иском о признании права оперативного управления на автомобиль по основанию, предусмотренному п.1 ст.234 ГК РФ. Однако право оперативного управления предполагает передачу имущества собственником вещи юридическому лицу – учреждению. Поэтому суд кассационной инстанции полагает, что приобретательная давность не может являться способом приобретения учреждением права оперативного управления на имущество[49].

В завершение следует отметить, что для приобретения права собственности в порядке ст.234 ГК РФ владельцу движимой вещи не требуется никаких дополнительных условий, кроме обозначенных выше; таким образом, право собственности у него возникает автоматически по истечении установленного срока. Владельцам же недвижимого имущества, а также движимого имущества, подлежащего государственной регистрации, исходя из практики, необходимо сначала обратиться в суд за установлением факта добросовестного, открытого, непрерывного владения имуществом как своим собственным, а в дальнейшем обратиться в органы, занимающиеся государственной регистрацией права собственности за регистрацией своего права. При этом в литературе отмечается, что судебное решение имеет не конститутивное, а установительное значение, т.к. суд не признает за истцом ранее возникшее право (до государственной регистрации его еще нет), а устанавливает имеющий юридическое значение факт[50]. Это подтверждает следующее решение:  «Признавая незаконными действия регистрирующего органа по приостановлению государственной регистрации права собственности на объекты недвижимого имущества, заявленные к регистрации, и принимая решение об обязании регистрирующего органа возобновить регистрационные действия по указанным истцом объектам, суд отметил, что ГК РФ и ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ не содержат норм, требующих признания права собственности на основании приобретательной давности в судебном порядке. Поскольку вступившим в законную силу решением арбитражного суда установлен факт владения заявителя недвижимым имуществом в течение срока, предусмотренного статьей 234 ГК РФ (приобретательная давность), у регистрирующего органа не было оснований для приостановления государственной регистрации права собственности заявителя на указанные в решении суда объекты недвижимости»[51]. Здесь следует повторить, что согласно п.19 Постановления № 10/22 добросовестный владелец имеет право использовать разные средства защиты своих интересов. Но в любом случае моментом возникновения права собственности на недвижимые вещи и отдельные виды движимых вещей (согласно п.1 ст.234 ГК РФ) будет именно момент государственной регистрации данного права.

Таким образом, можно сделать общий вывод о сложности, многоаспектности, объемности рассматриваемого вопроса, а, следовательно, об актуальности дальнейших исследований, посвященных применению норм о приобретательной давности. Тем более что в Концепции развития гражданского законодательства[52] содержатся предложения по изменению ст.234 ГК РФ, что послужит разрешению существующих противоречий, но также может породить новые проблемы.



[1] Дернбург Г. Пандекты. Т.1. Ч.2: Вещное право. СПб., 1905. С. 127.

[2] Кассо Л. А. Русское поземельное право. М., 1906. С. 123.

[3] Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994г. // Собр. законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

[4] Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[5] Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[6] Постановление ФАС Московского округа от 24 апреля 2007г., 17 апреля 2007г. № КГ-А41/2720-07 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[7] Решение Аларского районного суда от 16 февраля 2010г. по делу № 2-59/2010 [Электронный ресурс] // URL: http://alarsky.uso.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[8] См.: Решение Аларского районного суда по делу № 2-346/2010 [Электронный ресурс] // URL: http://alarsky.uso.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[9] Решение Братского районного суда от 14 декабря 2010г. по делу № 2-797/2010 [Электронный ресурс]  // URL: http://bratsky.irk.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[10] Постановление ААС от 23 апреля 2009г. № 17АП-2481/2009-ГК по делу № А60-33743/2008 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[11] Постановление ФАС Московского округа от 17 сентября 2007г., 13 сентября 2007г. № КГ-А41/9282-07 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[12] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05 июня 2007г. № А74-3408/06-Ф02-3035/07 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[13] Постановление ААС от 19 января 2009г. N А33-9819/2008-03АП-3875/2008 по делу N А33-9819/2008 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[14] Постановление ФАС Центрального округа от 02 июля 2009г. № А54-3204/2008-С15 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[15] Гражданское право: учебник. Том 1 / отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М., 2005. С. 426. (автор главы – Ю. К. Толстой); Актуальные проблемы гражданского права: учеб. пос. / под ред. Н. М. Коршунова, Ю. Н. Андреева, Н. Д. Эриашвили. М., 2010. С. 14.

[16] Гражданское право: учебник. Том 1 / под ред. А. П. Сергеева. М., 2009. С. 647. (автор главы – Н. Н. Аверченко); Ровный В. В. Приобретательная давность (история развития и особенности реализации в отечественном праве) // Цивилистические записки. Вып.5. Межвузовский сборник научных трудов. Екатеринбург, 2007. С. 158.

[17] Решение Жигаловского районного суда от 24 августа 2010г. [Электронный ресурс] // URL: http://zhigalovsky.irk.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[18] Решение Аларского районного суда (дата, номер обезличены) [Электронный ресурс] // URL: http://alarsky.uso.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=85600051006281246556251000003313 ( дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[19] Гражданское право: учебник. Том 1 / под общей ред. С. А. Степанова. Екатеринбург, 2010. С. 366. (автор главы – Д. В. Мурзин).

[20] Ровный В. В. Указ.соч. С.163.

[21] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 сентября 2010г. N А33-10810/2009 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[22] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 ноября 2010г. № А74-516/2010 [Электронный ресурс] // URL: http://fasvso.arbitr.ru/ (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[23] См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 сентября 2006г. № А19-455224/05-19-Ф02-4025/06-С2 [Электронный ресурс] // URL: http://fasvso.arbitr.ru/ (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[24] Ровный В. В. Указ. соч. С. 169; Актуальные проблемы гражданского права: учеб. пос. / под ред. Н. М. Коршунова, Ю. Н. Андреева, Н. Д. Эриашвили. М., 2010. С. 47.

[25] Слепынин А. Земельный участок и приобретательная давность // Хозяйство и право. 2008. № 11. С.34.

[26] Волков Г. А. Приобретение права собственности на землю по давности владения // Экологическое право. 2005. № 1. С.65.

[27] Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М., 2002. С.261.

[28] Постановление ФАС СКО от 14 ноября 2006г. № Ф08-5818/2006 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[29] Гражданское право: учебник. Том 1 / под ред. А. П. Сергеева. М., 2009. С. 649. (автор главы – Н. Н. Аверченко).

[30] Гражданское право: учебник. Том 1 / отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М., 2005. С. 427. (автор главы – Ю. К. Толстой).

[31] Определение КС РФ от 21 декабря 2006г. № 623-О // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[32] Дроздов И. А. К вопросу о добросовестности давностного владельца // Вестник ВАС РФ. 2009. № 5. С. 16.

[33] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч.1 / под ред. С. П. Гришаева, А. М. Эрделевского. М., 2005. С. 540. (автор комментария – К. И. Скловский).

[34] Решение Жигаловского районного суда от 24 августа 2010г. [Электронный ресурс] // URL: http://zhigalovsky.irk.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[35] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 июня 2009г. № А19-5110/08-54-23-Ф02-2374/09 [Электронный ресурс]  // URL: http://fasvso.arbitr.ru/ (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[36] Решение Аларского районного суда от 11 февраля 2010г. по делу № 2-57/2010 [Электронный ресурс] // URL: http://alarsky.uso.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[37] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09 сентября 2009г. № Ф03-4422/2009 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[38] См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 июня 2009г. № А19-5110/08-54-23-Ф02-2374/09 // http://fasvso.arbitr.ru/

[39] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 июня 2009г. № А19-5110/08-54-23-Ф02-2374/09 // http://fasvso.arbitr.ru/

[40] Ровный В. В. Указ.соч. С. 158.

[41] Гражданское право: учебник. Том 1 / отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М., 2005. С. 428. (автор главы – Ю. К. Толстой).

[42] Постановление ФАС МО от 05 октября 2006г. № КГ-А40/8393-06 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[43] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03 сентября 2007г. №А66-1488/2006// Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[44] Решение Жигаловского районного суда от 24 августа 2010г. [Электронный ресурс] // URL: http://zhigalovsky.irk.sudrf.ru (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[45] Шадрина Н. Течение сроков приобретательной давности по гражданскому праву России // Хозяйство и право. 2003. № 9. С. 118.

[46] Там же. С. 118; Дроздов И. А. Указ. соч. С. 21.

[47] Постановление ФАС Московского округа от 02 февраля 2009г. N КГ-А40/12746-08// Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[48] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 сентября 2008г. № А19-4402/08-Ф02-4425/08 [Электронный ресурс] // URL: http://fasvso.arbitr.ru/ (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[49] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 июня 2008г. № А33-14737/07-Ф02-2838/08 [Электронный ресурс] //  URL: http://fasvso.arbitr.ru/ (дата обращения: 07 апреля 2011 г.).

[50] Шадрина Н. А. К вопросу о понятии и значении приобретательной давности // Вещные права: система, содержание, приобретение: сб. науч. тр. в честь проф. Б. Л. Хаскельберга / под ред. Д. О. Тузова. М., 2008. С. 289.

[51] ФАС Московского округа от 15 июня 2007г., 06 июня 2007г. N КГ-А41/2253-07 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

[52] Концепция развития гражданского законодательства: одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009г. // Вестник ВАС РФ. 2009. № 11. С. 24.