Обзоры практики

Д.В. Желудков - Начальник отдела

организации исполнительного производства

 Управления Федеральной службы судебных приставов

по Иркутской области, советник юстиции 3-го класса

 

М.В. Трофимова - Заместитель начальника

отдела организации исполнительного производства

 Управления Федеральной службы судебных приставов

по Иркутской области, советник юстиции 3-го класса

 

Корчагина Н.П. - Заместитель начальника

отдела правового обеспечения

Управления Федеральной службы судебных приставов

по Иркутской области, советник юстиции 3-го класса

 

 

ОБЗОР по результатам обобщения судебной практики обжалования действий (бездействия)

судебных приставов-исполнителей Иркутской области в порядке закона «Об исполнительном производстве»

 

Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее по тексту - Закон) на Федеральную службу судебных приставов возложены задачи по правильному, своевременному и в полном объеме исполнению требований судебных актов, актов иных органов и должностных лиц (ст. 2 Закона).

Исполнение требований исполнительных документов, выданных на основании судебных актов, актов иных органов и должностных лиц, являясь стадией гражданского и арбитражного процессов, имеет цель восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан, организаций и государства. При этом деятельность Федеральной службы судебных приставов связана с постоянным влиянием на различные права граждан и организаций, в том числе конституционные права. И в целях защиты своих прав участники исполнительного производства, а также иные лица обращаются в судебные инстанции. Мотивы обращений сторон исполнительного производства в судебные инстанции различны. Условно их можно разделить на 3 вида: 1) совершение судебным приставом незаконных действий (бездействий); 2) неправильное понимание закона лицом, подавшим жалобу; 3) злоупотребление правом, выраженное в желании усложнить исполнение исполнительного документа, либо уклониться от его исполнения.

В последние годы отмечается постоянное увеличение обращений в судебные инстанции Иркутской области участников исполнительного производства с жалобами на действия и бездействия должностных лиц Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области (далее – Управление).

Настоящий обзор подготовлен с целью выявления основных причин, способствовавших увеличению количества предъявленных заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц Управления, фактических оснований, побудивших заявителей к обращению в суды с соответствующими заявлениями, мотивов, которыми руководствовались суды при принятии судебных актов.

Согласно данным ведомственной статистической отчетности в 2010 году судами Иркутской области рассмотрено 812 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления. Из них обоснованными признано 58 заявлений, что составляет 7,1% от общего числа рассмотренных заявлений. Для сравнения в аналогичном периоде 2009 года судами Иркутской области рассмотрено 598 заявлений об оспаривании действий (бездействия) судебных приставов – исполнителей. Из них обоснованными признано 50 заявлений, что составляет 8,4% от общего числа. В 2008 году судами Иркутской области рассмотрено 486 заявлений, из них признано обоснованными 46 заявлений, или 9,5% от общего числа рассмотренных заявлений.

Как видно из приведенных статистических данных, несмотря на постоянное  увеличение поступающих в суды заявлений на действия (бездействия) должностных лиц Управления, доля удовлетворенных заявлений сокращается.

Анализ сложившейся судебной практики

 (по предмету оспаривания)

Анализ сложившейся судебной практики свидетельствует о следующем.

Из 787 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия)  судебных приставов-исполнителей, рассмотренных судами Иркутской области в течение 2010 года, основные категории поданных заявлений распределились в следующим образом:

134 (17% от общего числа рассмотренных судами заявлений) заявления об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей о взыскании исполнительского сбора;

123 (15,6%) заявления об оспаривании бездействия судебных приставов-исполнителей;

93 (11,8%) заявления об оспаривании постановлений о возбуждении исполнительного производства;

75 (9,5%) заявлений об оспаривании действий по аресту имущества;

38 (4,8%) заявлений по окончанию исполнительного производства;

40 (5%) заявлений по исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов;

31 (3,9%) заявление по наложению штрафных санкций;

21 (2,6%) заявление по обращению взыскания на денежные средства;

12 (1,5%) заявлений по исполнению исполнительных документов неимущественного характера (в том числе о вселении или выселении);

8 (1%) заявлений по ограничению права выезда за пределы РФ.

Однако количество удовлетворенных заявлений по категориям в процентном отношении к общему количеству распределилось несколько иначе. Так, из  58 удовлетворенных судами заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей можно выделить следующие:

1 (50% от заявлений данной категории) - заявление об оспаривании действий, постановлений судебных приставов-исполнителей по хранению имущества;

3 (37,5%) - заявления об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей по ограничению права выезда за пределы РФ;

6 (19,3%) - заявления об оспаривании постановлений о наложении штрафа;

11 (8,9%) - заявления об оспаривании бездействия судебных приставов-исполнителей;

6 (4,4%) - заявления об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей о взыскании исполнительского сбора;

6 (10,5%) - заявление по окончанию исполнительных производств;

3 (14,2%) - заявления по обращению взыскания на денежные средства;

3 (7,5%) - заявления по исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов;

1 (8,3%) - заявление по исполнению исполнительных документов неимущественного характера (в том числе о вселении или выселении).

 

Оспаривание постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, связанных с возбуждением (отказом в возбуждении) исполнительного производства

В Арбитражный суд Иркутской области обратилось ООО «ГЕКТОР консалт» с заявлением об оспаривании постановлений об обращении взыскания на денежные средства, о взыскании исполнительского сбора, вынесенных судебным приставом-исполнителем Бодайбинского районного отдела судебных приставов Управления. В обоснование заявленных требований Общество указало следующее. В Бодайбинский районный отдел судебных приставов Управления поступил исполнительный документ – постановление Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Бодайбинском районе Иркутской области о взыскании недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов со страхователя – организации от 08.12.2009, согласно которому с ООО «ГЕКТОР консалт» взыскано 277,5 рублей, в том числе недоимка по страховым взносам на страховую часть трудовой пенсии в размере 264 руб. и пени по страховым взносам на страховую часть трудовой пенсии в размере 13 руб. 05 коп. Постановлением от 19.12.2009 судебным приставом-исполнителем в отношении Общества возбуждено исполнительное производство. Должнику установлен срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном производстве - пять дней со дня получения данного постановления. Неисполнение требований исполнительного документа в предусмотренный срок послужило основанием для взыскания с должника исполнительского сбора, который составил 5 000 руб., и вынесения судебным приставом-исполнителем 27.01.2010 постановления об обращении взыскания на денежные средства в пределах суммы 5 277 руб. 05 коп. Из изложенного следует, что основанием для вынесения оспариваемых ненормативных правовых актов послужило неисполнение Обществом обязанности в пятидневный срок со дня получения постановления о возбуждении исполнительного производства требований исполнительного документа. По мнению Заявителя, судебным приставом-исполнителем в отношении ООО «ГЕКТОР консалт» неправомерно приняты меры принудительного взыскания сумм задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование и пени по страховым взносам, а также исполнительского сбора, так как страховые взносы и пени уплачены им до вынесения оспариваемых постановлений.

Арбитражный суд Иркутской области постановления, вынесенные судебным приставом-исполнителем, признал незаконными, свою правовую позицию мотивировал следующим. В соответствии со статьей 2 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» правоотношения, связанные с уплатой обязательных платежей на обязательное пенсионное страхование, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируются законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Подпунктом 2 пункта 3 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком, если иное не предусмотрено пунктом 4 данной статьи, с момента отражения на лицевом счете организации, которой открыт лицевой счет, операции по перечислению соответствующих денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации. Согласно платежным поручениям от 14.12.2009 № 41 на сумму 704 руб., от 14.12.2009 № 42 на сумму 132 руб. Обществом произведена уплата страховых взносов на страховую часть трудовой пенсии, что также подтверждается реестром поступления платежей от страхователя. По информации Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Бодайбинском районе Иркутской области задолженность по страховым взносам за 2009 год по состоянию на 01.01.2010 у Общества отсутствует. Отсутствие задолженности по страховым взносам также подтверждается актом сверки расчетов с ПФР по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование по состоянию на 01.01.2010. На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что обязанность по исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, послуживших основанием для возбуждения исполнительного производства, заявителем исполнена до возбуждения исполнительного производства 19.12.2009.

Таким образом, основания для возбуждения исполнительного производства у судебного пристава-исполнителя отсутствовали, в связи с чем принятые в рамках незаконно возбужденного исполнительного производства постановления об обращении взыскания на денежные средства и взыскании исполнительского сбора являются недействительными. При этом, по мнению суда, не извещение ответчика об уплате суммы долга не влияет на выводы суда об исполненной обязанности по уплате данной задолженности, повлекшей незаконное вынесение оспариваемых ненормативных правовых актов. Четвертый арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу Управления — без удовлетворения.

В Арбитражный суд Иркутской области обратилось Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Братске и Братском районе Иркутской области с заявлением об оспаривании постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства, вынесенного судебным приставом-исполнителем Братского межрайонного отдела судебных приставов по организации принудительного исполнения Управления.

Суд отказал Заявителю в удовлетворении вышеизложенного требования по следующим основаниям. В соответствии с пунктами 1-2, 7 статьи 19 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» в случае неуплаты или неполной уплаты страховых взносов в установленный срок обязанность по уплате страховых взносов исполняется в принудительном порядке путем обращения взыскания на денежные средства на счетах плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя в банках. Взыскание страховых взносов производится по решению органа контроля за уплатой страховых взносов (далее по тексту - решение о взыскании) путем направления в банк, в котором открыты счета плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя, поручения органа контроля за уплатой страховых взносов на списание и перечисление в бюджеты соответствующих государственных внебюджетных фондов необходимых денежных средств со счетов плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя. Поручение органа контроля за уплатой страховых взносов на перечисление сумм страховых взносов в бюджеты соответствующих государственных внебюджетных фондов направляется в банк, в котором открыты счета плательщику страховых взносов - организации или индивидуальному предпринимателю, в течение одного месяца со дня принятия решения о взыскании и подлежит безусловному исполнению банком в очередности, установленной гражданским законодательством Российской Федерации.

Согласно пунктам 1-2 статьи 20 указанного Федерального закона при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя или при отсутствии информации о счетах плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя орган контроля за уплатой страховых взносов вправе взыскать страховые взносы за счет иного имущества плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя, в том числе за счет наличных денежных средств плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя, в пределах сумм, указанных в требовании об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов, и с учетом сумм, в отношении которых произведено взыскание в соответствии со статьей 19 указанного Федерального закона. Решение о взыскании страховых взносов за счет имущества плательщика страховых взносов - организации или индивидуального предпринимателя принимается руководителем (заместителем руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов в форме соответствующего постановления, которое направляется судебному приставу-исполнителю для исполнения в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об исполнительном производстве», с учетом особенностей, предусмотренных указанной статьей Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования».

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на физических лиц, юридических лиц, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

На основании пункта 5 части 1 статьи 12 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительными документами, направляемыми (предъявляемыми) судебному приставу-исполнителю, являются акты органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств с приложением документов, содержащих отметки банков или иных кредитных организаций, в которых открыты расчетные и иные счета должника, о полном или частичном неисполнении требований указанных органов в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения этих требований.

Анализируя положения пункта 5 части 1 статьи 12 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и положений статей 19, 20 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» суд пришел к выводу о том, что при неисполнении юридическим лицом обязанности по внесению обязательных платежей на обязательное пенсионное страхование постановление о взыскании недоимки и пеней является исполнительным документом, исполнение которого производится в порядке, установленном поименованными Федеральными законами.

Оформленные в установленном порядке акты органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств согласно части 6 статьи 21 Федерального закона «Об исполнительном производстве» могут быть предъявлены к исполнению в течение шести месяцев со дня их возвращения банком или иной кредитной организацией.

Пунктом 4 части 1 статьи 31 Федерального закона «Об исполнительном производстве» установлено, что судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства, если документ не является исполнительным, либо не соответствует требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, установленным статьей 13 указанного Федерального закона.

Поскольку постановление Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Братске и Братском районе Иркутской области не содержало отметок банков или иных кредитных организаций, в которых открыты расчетные и иные счета должника, о полном или частичном неисполнении требований указанных органов в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения этих требований, суд пришел к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель правомерно принял постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства.

При этом имеющееся в материалах дела сопроводительное письмо, представленное судебному приставу-исполнителю, также не содержало сведений о банковских счетах должника. Также судом учтен факт отсутствия доказательств, препятствующих Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Братске и Братском районе Иркутской области предоставить информацию об отсутствии расчетных счетов должника.

 

Бездействие судебных приставов-исполнителей

В Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя обратился Андреев А.Г., полагая, что бездействие судебного пристава-исполнителя выразилось в том, что последний не произвел арест имущества должника ООО «Карьер Перевал». В ходе судебного разбирательства судом установлено, что Андреев А. Г. в качестве взыскателя по исполнительному производству предъявил на исполнение в Слюдянский районный отдел судебных приставов Управления исполнительный лист о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество должника - ООО «Карьер Перевал». При этом в Слюдянском районном отделе судебных приставов на исполнении находятся исполнительные производства о взыскании денежных средств и наложении ареста в отношении должника - ООО «Карьер-Перевал», которые объединены в сводное исполнительное производство. В рамках иного исполнительного производства о наложении ареста на имущество общества в пользу другого должника - ООО «Сибтехстрой» 05.06.2009 актами описи и ареста имущества должника судебным приставом-исполнителем наложен арест на имущество Общества, идентичное имуществу, указанному в исполнительном листе, предъявленному в Слюдянский районный отдел судебных приставов Андреевым А.Г. Судебный пристав-исполнитель не налагал повторный арест на имущество должника, полагая, что арест его имущества 05.06.2009 произведен в рамках сводного исполнительного производства. Арбитражный суд Иркутской области, удовлетворяя заявленные Андреевым А.Г. требования, руководствовался следующим. В соответствии с частью 1 статьи 34 Федерального закона «Об исполнительном производстве» возбужденные в отношении одного должника несколько исполнительных производств имущественного характера, а также возбужденные в отношении нескольких должников исполнительные производства по солидарному взысканию в пользу одного взыскателя объединяются в сводное исполнительное производство. Следовательно, нормами Федерального закона «Об исполнительном производстве» не предусмотрено объединение в сводное исполнительное производство исполнительных производств, возбужденных на основании исполнительных документов с требованиями имущественного и неимущественного характера. Судебным приставом-исполнителем в нарушение части 1 статьи 34 Закона объединены в сводное исполнительное производство исполнительные производства имущественного и неимущественного характера. Постановление об объединении в сводное исполнительное производство вынесено 23.11.2009, в то время как исполнительное производство в пользу Андреева А. Г. возбуждено 22.12.2009. Непринятие судебным приставом-исполнителем мер по наложению ареста на имущество общества по исполнительному листу, выданному в пользу Андреева А. Г., привело, по мнению Арбитражного суда Иркутской области, к неисполнимости и нарушению принципа обязанности исполнения судебных актов.

 

Оспаривание действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей по ограничению права выезда за пределы Российской Федерации

В Падунский районный суд г. Братска Иркутской области обратилась Макаревич И.Н. с заявлением о признании незаконным постановления о временном ограничении права выезда за пределы Российской Федерации. В обоснование своих доводов Заявитель указала, что должником по исполнительному производству является она как индивидуальный предприниматель, статус индивидуального предпринимателя ею утрачен, ограничение же на выезд за пределы Российской Федерации наложено на физическое лицо — Макаревич И.Н. Кроме того, Заявитель указала, что у нее имелись уважительные причины неисполнения требований исполнительного документа в добровольном порядке, поскольку в результате полученного перелома лучевой кости длительное время находилась на лечении. Падунским районным судом г. Братска Иркутской области вынесено решение об удовлетворении заявленных Макаревич И.Н. требований.

В мотивировочной части  решения судом указано, что постановление о возбуждении исполнительного производства в отношении должника — Макаревич И.Н. вынесено судебным приставом-исполнителем 12.03.2010. Согласно постановлению о возбуждении исполнительного производства должнику установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа, копия указанного постановления получена должником 25.03.2010. Постановление об ограничении права выезда за пределы Российской Федерации вынесено судебным приставом-исполнителем 15.04.2010. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что полученная Макаревич И.Н. 15.03.2010 травма в виде перелома лучевой кости являлась уважительной причиной неисполнения требований исполнительного документа и на 15.04.201 Заявитель фактически не имела возможности исполнить требования, содержащиеся в исполнительном документе. Вместе с тем, суд высказался, что анализ положений статей 23, 24 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет прийти к выводу о том, что прекращение государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица не освобождает его от  ответственности по обязательствам, возникшим в период осуществления им предпринимательской деятельности, и неисполненных на момент прекращения деятельности. 

Не согласившись с решением, принятым Падунским районным судом Иркутской области, Управление обратилось в Иркутский областной суд с кассационной жалобой. Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда отменила решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области и приняла по делу новый судебный акт, оставив заявленные Макаревич И.Н. требования о признании незаконным постановления об ограничении права выезда за пределы  Российской Федерации без удовлетворения. Судом кассационной инстанции учтено, что в период с 15.03.2010 по 15.04.2010 Макаревич И.Н. не поставила судебного пристава-исполнителя в известность о невозможности исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, в связи с полученной травмой. Сама по себе полученная травма не является препятствием к исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Суду Макаревич И.Н. также не представила доказательств того, что полученная ею травма, объективно препятствовала исполнить решение суда в период с 15.03.2010 по 15.04.2010, поскольку такая обязанность возложена на Заявителя в соответствии с требованиями статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Оспаривание действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей по наложению штрафных санкций

            Муниципальное учреждение «Дирекция капитального строительства и ремонта»  (далее по тексту — Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением об отмене постановления по делу об административном правонарушении, вынесенного 29.09.2010 судебным приставом - исполнителем Братского межрайонного отдела судебных приставов по организации принудительного исполнения Управления. В обоснование заявленных требований Учреждение указало следующее. Решением Арбитражного суда Иркутской области удовлетворены исковые требования ООО «Вертикаль XXI», в том числе в части понуждения Учреждения заключить с ООО «Вертикаль ХХI» - победителем открытого аукциона на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по благоустройству территории «Мемориала Славы» 2 – ой пусковой комплекс - муниципальный контракт. На основании выданного исполнительного листа судебным приставом - исполнителем вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства от 21.04.2010. В связи с тем, что требование исполнительного документа Заявителем добровольно не исполнено, судебным приставом-исполнителем вынесено постановление по делу об административном правонарушении, согласно которому Учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с наложением административного штрафа в размере 30 000 рублей. Заявитель указал, что вынесенное постановление по делу об административном правонарушении является незаконным и необоснованным по следующим основаниям.  Учреждение является бюджетным учреждением, финансируемым за счет средств местного бюджета на основании бюджетной сметы, и в связи с отсутствием лимитов бюджетных обязательств для заключения муниципального контракта Учреждение на момент возбуждения исполнительного производства не имело возможности заключить с ООО «Вертикаль ХХI» муниципальный контракт на выполнение работ по благоустройству территории «Мемориала Славы» 2 – ой пусковой комплекс. В своем заявлении Учреждение указывало, что им неоднократно направлялись запросы в адрес главного распорядителя бюджетных средств о возможности рассмотрения вопроса о выделении дополнительных лимитов бюджетных обязательств и объемов финансирования в целях исполнения решения суда. Однако дополнительные денежные средства Учреждению не выделены. Кроме того, Учреждение ссылается на тот факт, что муниципальный контракт от 14.07.2009 № 92 на выполнение работ по благоустройству территории «Мемориала Славы» 2-й пусковой комплекс подписан 28.09.2010 и получен судебным приставом-исполнителем 29.09.2010г. На основании изложенного, Заявитель полагает незаконным вынесение судебным приставом-исполнителем оспариваемого постановления по делу об административном правонарушении, поскольку на момент вынесения постановления требования, содержащиеся в исполнительном документе, фактически исполнены.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал следующее. Судебным приставом-исполнителем должнику вручено требование об исполнении исполнительного документа в течение трех дней со дня получения соответствующих постановлений и требования. Указанным требованием должник предупрежден о том, что невыполнение требований может расцениваться как уклонение от исполнения вступившего в законную силу решения суда, а равно воспрепятствование его исполнению. Суд считает, что в установленный срок Учреждение доказательств исполнения требований исполнительного документа, равно как и доказательств того, что нарушение установленных сроков исполнения требований исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него в целях надлежащего исполнения исполнительного документа, Заявителем судебному приставу – исполнителю не представлено.

В обоснование своей правовой позиции судом сделана ссылка на норму части  2 статьи 2.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, в соответствии с которой юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. В рассматриваемом случае материалами дела подтверждается, что Учреждение не приняло всех зависящих от него мер к исполнению требований исполнительного документа. Нарушения норм процессуального права, допущенных судебным приставом-исполнителем при вынесении оспариваемого постановления, судом не установлены. Следовательно, гарантии прав юридического лица, привлекаемого к административной ответственности, следует признать соблюденными, а порядок привлечения к административной ответственности - ненарушенным.

           

Оспаривание действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей по окончанию исполнительного производства

ООО «Винкон-Арарат» обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя Кировского отдела судебных приставов г. Иркутска, выразившегося в не окончании исполнительного производства о взыскании задолженности с ООО «Винком-Арарат» в пользу ООО «Формула-Иркутск». В ходе судебного разбирательства суд установил следующие обстоятельства. Арбитражным судом Иркутской области на основании утвержденного судом мирового соглашения выдан исполнительный лист о взыскании с должника ООО «Винкон-Арарат» в пользу взыскателя ООО «Формула-Иркутск» суммы долга в размере 297729, 58 рублей, возникшей по договору поставки. Судебным приставом-исполнителем 27.01.2010 возбуждено исполнительное производство о взыскании указанной выше задолженности. Судебному приставу – исполнителю 03.02.2010  поступило письмо взыскателя ООО «Формула–Иркутск» о прекращении исполнительного производства, в связи с тем, что должник начал выплаты долга по мировому соглашения. На основании этого заявления 05.02.2010 исполнительное производство было окончено в соответствии с п.1 ст.46 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Повторно исполнительный документ предъявлен взыскателем ООО «Формула - Иркутск» в Кировский отдел судебных приставов г. Иркутска 25.02.2010, в связи с чем, 01.03.2010 судебным приставом исполнителем возбуждено исполнительное производство.

На основании Определения Арбитражного суда Иркутской области о введении процедуры банкротства в отношении ООО «Винкон-Арарат» исполнительное производство 07.04.2010 приостановлено. Определением Арбитражного суда Иркутской области от 31.05.2010  производство по делу о банкротстве в отношении ООО «Винкон-Арарат» прекращено. После прекращения производства по делу о банкротстве в отношении ООО «Винкон-Арарат» руководителем ООО «Винкон-Арарат» в адрес службы судебных приставов направлено заявление о прекращении исполнительного производства. Судебным приставом-исполнителем 12.06.2010 вынесено постановление о возобновлении исполнительного производства. На момент обращения ООО «Винком-Арарат» с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя спорное исполнительное производство не окончено, не прекращено и находится в производстве судебного пристава-исполнителя. В обоснование заявленных требований о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя ООО «Винкон-Арарат» указал, что задолженность  перед ООО «Формула-Иркутск» погашена полностью, следовательно, судебный акт исполнен, в связи с чем, исполнительное производство должно быть окончено.

Исследовав изложенные обстоятельства дела, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований в связи со следующим. Из авансовых отчетов, квитанций к приходным кассовым ордерам, представленных ООО «Винкон-Арарат» в обоснование своих требований, суд не усмотрел реквизитов, из которых бы следовало, что указанные перечисления денежных средств произведены именно в уплату задолженности по спорному исполнительному производству. Так, в авансовых отчетах в графе «назначение аванса» указано «оплата поставщику, хоз.расходы», в квитанциях в графе «основание» отражено «реализация (купля-продажа)». При этом, указанное не имеет отношения ни к исполнительному производству, ни к исполнительному документу, мировому соглашению. Ссылка Заявителя на то, что данные реквизиты являются номером товарной накладной, составленной во исполнение договора, указанного в мировом соглашении, отклоняется судом, поскольку, из указанных выше документов (так как они составлены без отражения наименования конкретного документа) нельзя сделать однозначный вывод об этом. Из представленного в материалы дела акта взаимных расчетов по состоянию на 12.03.2010 между ООО «Винкон-Арарат» и ООО «Формула-Иркутск», а также квитанций к приходным кассовым ордерам следует, что ООО «Винкон-Арарат» производит оплату в пользу ООО «Формула-Иркутск» в соответствии с договором «Основной договор». При этом, и суд, и судебный пристав-исполнитель лишены возможности с достоверностью сделать вывод об оплате сумм именно по исполнительному листу, предъявленному к исполнению, поскольку какие-либо реквизиты договора в данном акте отсутствуют. При таких обстоятельствах, суд признал, что у судебного пристава-исполнителя отсутствовали основания для однозначного вывода о том, что спорные денежные средства в полном объеме получены в собственность взыскателя. Более того, судом учтен тот факт, что сам взыскатель категорически отрицает факт получения данных денежных средств, в связи с чем, у судебного пристава-исполнителя отсутствовали законные основания для принятия постановления об окончании исполнительного производства.

 

Оспаривание постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, связанных со взысканием исполнительского сбора

В Арбитражный суд Иркутской области обратилось ООО «Электротовары» с заявлением о признании незаконным постановления о взыскании исполнительского сбора, вынесенного судебным приставом-исполнителем Братского межрайонного отдела судебных приставов по организации принудительного исполнения Управления. В обоснование заявленных доводов Общество указало, что оспариваемое постановление вынесено судебным приставом-исполнителем с нарушением требований Федерального закона «Об исполнительном производстве», поскольку Обществом не пропущен 5-дневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа. Кроме того, в течение срока, предоставленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения требований исполнительного документа, Обществом в арбитражный суд было подано заявление о предоставлении рассрочки исполнения решения суда, в связи с чем, исполнительное производство подлежало приостановлению на основании части 5 ст. 39 Федерального закона «Об исполнительном производстве». До вынесения арбитражным судом определения об отказе в предоставлении рассрочки от 02.03.2010, требования исполнительного документа обществом исполнены полностью.

Арбитражный суд Иркутской области установил следующие обстоятельства. На основании исполнительного листа, соответствующего требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, судебным приставом-исполнителем 14.01.2010 возбуждено исполнительное производство о взыскании с ООО «Электротовары» суммы долга в пользу Головко Н.А. ООО «Электротовары» указанное постановление получило 18.01.2010, а 20.01.2010 обратилось в суд с заявлением о предоставлении рассрочки исполнения судебного акта, по которому выдан исполнительный лист. Определением Арбитражного суда Иркутской области от 02.03.2010 в удовлетворении данного заявления должнику отказано. В связи с тем, что должником в срок, установленный для добровольного исполнения, задолженность не уплачена без уважительных причин, судебным приставом-исполнителем 20.04.2010 вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 7 % от взыскиваемой суммы, что составило 375294,66 рублей. Задолженность по исполнительному документу была оплачена ООО «Электротовары» в полном объеме 27.02.2010, то есть по истечении срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения требований исполнительного документа. Уплата задолженности по исполнительному документу после истечения срока, установленного должнику для добровольного исполнения исполнительного документа, не может являться основанием для освобождения должника от уплаты исполнительского сбора. При этом, доказательств того, что исполнение Обществом требований исполнительного документа было невозможным вследствие непреодолимой силы либо иных объективных причин судебному приставу-исполнителю не представлено. Пункт 5 ч. 7 ст. 36 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в том числе, устанавливает, что срок со дня обращения должника в суд с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения до дня получения судебным приставом-исполнителем соответствующего судебного акта не включается в сроки исполнения, указанные в частях 1 - 6 ст. 36 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Случаи, когда установлен прямой и безусловный запрет на совершение судебным приставом-исполнителем исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения определены в статьях 37 - 40 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Обращение в рассматриваемом случае ООО «Электротовары» с заявлением о предоставлении рассрочки исполнения в данных нормах в качестве основания для запрета судебному приставу-исполнителю на совершение исполнительных действий не предусмотрено. Обратное означало бы в отсутствие жалоб на незаконность действий судебного пристава-исполнителя предоставление должнику возможности на законных основаниях уклоняться от исполнения и затягивать сроки исполнения требований исполнительного документа. По смыслу изложенных норм Федерального закона «Об исполнительном производстве» само по себе обращение должника в суд с заявлением о рассрочке или отсрочке исполнения не освобождает его от обязанности совершить действия, указанные в исполнительном документе, в том числе, и в период рассмотрения этого заявления судом. Реализация права должника на рассрочку исполнения, как уже упоминалось выше, возможна только после ее предоставления судом.

При таких обстоятельствах суд установил, что судебный пристав-исполнитель при вынесении постановления о взыскании исполнительского сбора от 20.04.2010 и определении размера исполнительского сбора действовал в соответствии с требованиями Федерального закона «Об исполнительном производстве», и каких-либо нарушений судебным приставом-исполнителем действующего законодательства, а также нарушения прав и законных интересов Общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не усмотрел.

В Арбитражный суд Иркутской области с заявлением об оспаривании постановления о взыскании исполнительского сбора, вынесенного судебным приставом-исполнителем Куйбышевского отдела судебных приставов г. Иркутска Управления, обратилось ООО «Сибэнергоремстрой». Оспаривая постановление о взыскании исполнительского сбора, Общество ссылается на тот факт, что оно как должник не было уведомлено о возбуждении исполнительного производства, в период действия срока, предоставленного для добровольной оплаты суммы долга, исполнительное производство было приостановлено, а также указал на невозможность исполнения исполнительного документа по причине наложения налоговым органом ареста на денежные средства, находящиеся на счетах в банках. Решением Арбитражного суда Иркутской области заявленные требования удовлетворены в полном объеме в связи с установлением следующих обстоятельств.

Судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного документа, выданного Арбитражным судом Иркутской области, о взыскании с Общества суммы долга 18.05.2010 вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства. Данным постановлением должнику установлен трехдневный срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Согласно реестру почтовых отправлений, данное постановление  о возбуждении исполнительного производства направлено должнику почтой 24.05.2010, что подтверждается материалами исполнительного производства. В дальнейшем на основании поступившего определения о приостановлении исполнения решения судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о приостановлении исполнительного производства. На основании заявления взыскателя - ООО «УК Сибирь-Развитие» исполнительное производство окончено 15.07.2010 и одновременно с этим судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в сумме 1 661 690,92 рублей (исполнительский сбор в размере 7 % от подлежащей взысканию суммы). Таким образом, судом установлено, что постановление о возбуждении исполнительного производства направлено судебным приставом-исполнителем должнику только 24.05.2010, при этом доказательства получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства в материалах дела отсутствуют. Иных данных о вручении должнику постановления о возбуждении исполнительного производства материалы исполнительного производства не содержат. В связи с чем, не представляется возможным установить дату, с которой следует исчислять срок, установленный судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения исполнительного документа. Кроме того, до направления должнику постановления о возбуждении исполнительного производства (направлено 24.05.2010), которым должнику установлен срок для добровольного исполнения исполнительного документа, судебным приставом-исполнителем 20.05.2010 вынесено постановление о приостановлении исполнительного производства. Следовательно, в период приостановления исполнительного производства, с учетом принятой обеспечительной меры о приостановлении исполнения решения, согласно которому взыскан долг, исполнительный документ не подлежал исполнению. В соответствии со ст.42 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительное производство приостанавливается судебным приставом-исполнителем до устранения обстоятельств, послуживших основанием для приостановления исполнительного производства. Судебный пристав-исполнитель возобновляет приостановленное исполнительное производство после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его приостановления. Вместе с тем, материалы исполнительного производства не содержат данных о возобновлении судебным приставом-исполнителем исполнительного производства до обращения взыскателя об отзыве исполнительного листа и вынесения постановления об окончании исполнительного производства. Также суд отметил, что в период вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства, все счета должника были арестованы в 2009 году на основании постановлений об аресте денежных средств должника, находящихся в банках и иных кредитных учреждений. На основании изложенного, суд пришел к выводу о незаконности постановления о взыскании исполнительского сбора.

 

Оспаривание постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, связанных со взысканием алиментных обязательств

В Падунский районный суд г. Братска Иркутской области с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о расчете задолженности по алиментным обязательствам обратился Устич П.Н., который в обоснование своего заявления указал, что расчет задолженности по алиментам произведен судебным приставом-исполнителем без вычета подоходного налога из средней заработной платы по Российской Федерации. В ходе судебного разбирательства суд установил следующие обстоятельства и пришел к следующим выводам. Согласно п. 4 ст. 113 Семейного кодекса Российской Федерации размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей, определяется исходя из заработка и иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось. Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.07.1996 N 841 «О Перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершенных детей» утвержден Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. Подпунктом «з» пункта 2 указанного Перечня установлен такой вид дохода, как доход от осуществления предпринимательской деятельности без образования юридического лица. Согласно письмам Министерства финансов РФ от 23 июля 2008 года № 03-11-02/82 и от 14 октября 2008 года № 03-11-04/3/461 налоговая декларация по единому налогу на вмененный доход предоставляемая в налоговые органы, не может считаться подтверждением дохода от предпринимательской деятельности плательщика алиментов, так как декларируемый доход является вмененным, а не фактически полученным индивидуальным предпринимателем. Способ определения вмененного дохода, закрепленный в Налоговом кодексе Российской Федерации, установлен исключительно для налоговых целей и не может применяться при расчёте суммы алиментов на содержание несовершеннолетних детей. При этом сумма реального дохода оказывается неподтвержденной    документами. В данном случае  расчёт задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей, производится исходя из средней заработной платы в Российской Федерации. В соответствии с ч. 4 ст. 113 Семейного кодекса Российской Федерации и ст. 102 Федерального закона «Об исполнительном производстве», если должник, то есть Устич П.Н., в период с 30 октября 2007 года по 01 октября 2010 года не работал и не предоставил судебному приставу-исполнителю документы о своих доходах за данный период, то задолженность по алиментам определяется исходя из средней заработной платы в РФ на момент взыскания задолженности. Статьей 41 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц», «Налог на прибыль организаций» Налогового кодекса Российской Федерации. Согласно ст. 207 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации. В соответствии с п. 6 ст. 208 Налогового кодекса Российской Федерации к доходам от источников в Российской Федерации отнесено вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия в Российской Федерации. В п. 4 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года N 841 «О Перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершенных детей» предусмотрено, что взыскание алиментов с сумм заработной платы и иного дохода, причитающихся лицу, уплачивающему алименты, производится после удержания (уплаты) из этой заработной платы и иного дохода налогов в соответствии с налоговым законодательством. Проанализировав указанные правовые нормы, суд пришел к выводу, что взыскание алиментов с сумм заработной платы и иного дохода, причитающихся лицу, на момент взыскания задолженности, должно производиться с вычетом налога на доходы физических лиц. Однако, документы, в том числе первичная финансовая документация индивидуальным предпринимателем Устичем П.Н. судебному приставу-исполнителю не представлены, поэтому размер подлежащих взысканию алиментов должен быть рассчитан исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации. То, что должник, как индивидуальный предприниматель, является плательщиком единого вмененного дохода в данном случае судом не учитывалось, потому как алименты удерживаются исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации, а не с дохода индивидуального предпринимателя Устича П.Н. Согласно части 4 статьи 113 Семейного Кодекса Российской Федерации и части 3 статьи 102 Федерального закона «Об исполнительном производстве» размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в долях к заработку должника, определяется исходя из заработка и иного дохода должника за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось. Если должник в этот период не работал либо не были представлены документы о его доходах за этот период, то задолженность по алиментам определяется исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации на момент взыскания задолженности. Исследовав обстоятельства дела и проанализировав представленные доказательства суд пришел к выводу о том, что при расчете размера задолженности по алиментам, исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации, налог на доходы физических лиц в размере 13% не подлежит удержанию, так как рассчитываемая сумма задолженности не является доходом должника Устича П.Н., с которого исчисляется данный налог.

 

О практике применения отдельных положений
главы 7 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ
«Об исполнительном производстве»

Во вновь принятом Федеральном законе «Об исполнительном производстве», в отличие от ранее действовавшего Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве», все совершаемые судебным приставом-исполнителем действия, направленные на исполнение требований исполнительных документов, разделены на исполнительные действия и меры принудительного исполнения.

В процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия (ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»):

1) вызывать стороны исполнительного производства (их представителей), иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

2) запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки;

3) проводить проверку, в том числе проверку финансовых документов, по исполнению исполнительных документов;

4) давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах;

5) входить в нежилые помещения и хранилища, занимаемые должником или другими лицами либо принадлежащие должнику или другим лицам, в целях исполнения исполнительных документов;

6) с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника - без указанного разрешения) входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником;

7) в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги,

8) в порядке и пределах, которые установлены Федеральным законом «Об исполнительном производстве», производить оценку имущества;

9) привлекать для оценки имущества специалистов, соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности;

10) производить розыск должника, его имущества, розыск ребенка самостоятельно или с привлечением органов внутренних дел;

11) запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию;

12) рассматривать заявления и ходатайства сторон исполнительного производства и других лиц, участвующих в исполнительном производстве;

13) взыскивать исполнительский сбор и налагать штрафы на должника и иных лиц в случаях и порядке, которые установлены Федеральным законом «Об исполнительном производстве»;

14) обращаться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на имущество и сделок с ним (далее - регистрирующий орган), для проведения регистрации на имя должника принадлежащего ему имущества в случаях и порядке, которые установлены Законом;

15) устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации;

16) проводить проверку правильности удержания и перечисления денежных средств по судебному акту, акту другого органа или должностного лица по заявлению взыскателя или по собственной инициативе. При проведении такой проверки организация или иное лицо, указанные в части 1 статьи 9 Федерального закона «Об исполнительном производстве», обязаны представить судебному приставу-исполнителю соответствующие бухгалтерские и иные документы;

17) совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Согласно ч. 1 ст. 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Перечень мер принудительного исполнения закреплен ч. 3 указанной статьи:

1) обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги;

2) обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений;

3) обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, на право получения платежей по найму, аренде, а также на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, права требования по договорам об отчуждении или использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, принадлежащее должнику как лицензиату;

4) изъятие у должника имущества, присужденного взыскателю, а также по исполнительной надписи нотариуса в предусмотренных федеральным законом случаях;

5) наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества;

6) обращение в регистрирующий орган для регистрации перехода права на имущество, в том числе на ценные бумаги, с должника на взыскателя в случаях и порядке, которые установлены Федеральным законом «Об исполнительном производстве»;

7) совершение от имени и за счет должника действия, указанного в исполнительном документе, в случае, если это действие может быть совершено без личного участия должника;

8) принудительное вселение взыскателя в жилое помещение;

9) принудительное выселение должника из жилого помещения;

10) освобождение нежилого помещения, хранилища от пребывания в них должника и его имущества;

11) иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом.

Перечень мер принудительного исполнения, как и перечень исполнительных действий, не является закрытым, следовательно, судебным приставом-исполнителем с целью своевременного, правильного и в полном объеме исполнения исполнительного документа могут совершаться действия (применяться меры) по его усмотрению. Однако совершаемые действия (применяемые меры) должны быть законными и не нарушающими права и интересы как сторон исполнительного производства, так и третьих лиц.

Исполнение требований исполнительных документов имущественного характера осуществляется за счет принадлежащих должникам денежных средств, иного имущества, а также различных видов доходов, получаемых ими.

Как правило, недобросовестные должники изыскивают возможности для неисполнения судебных актов, актов иных органов и должностных лиц, для чего принимают меры по отчуждению имущества, в том числе посредством заключения мнимых и притворных сделок, еще на стадии судебного разбирательства. В том случае, когда на основании выданного по судебному акту, акту иного органа или должностного лица исполнительного документа возбуждено исполнительное производство, должники совершают действия, направленные на приостановление данного исполнительного производства. Чаще всего должники обращаются в суды с заявлением о приостановлении исполнительных производств в связи с обжалованием судебных актов, актов иных органов и должностных лиц, на основании которых выданы исполнительные документы, либо оспариванием действий судебных приставов-исполнителей.

Ранее действовавший Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» предполагал, что в случае приостановления исполнительного производства судебным приставом-исполнителем недопустимо совершение любых действий по исполнению исполнительного документа. В связи с чем, в период приостановления исполнительного производства, ввиду отсутствия ограничений, должники могли распоряжаться принадлежащими им денежными средствами и иным имуществом. Подобная практика получило широкое распространение в период действия Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» и зачастую приводила к невозможности исполнения требований исполнительных документов.

В соответствии с ч. 6 ст. 45 действующего в настоящее время Федеральным законом «Об исполнительном производстве» по приостановленному исполнительному производству до его возобновления не допускается применение мер принудительного исполнения. Следовательно, положения Федерального закона «Об исполнительном производстве» не содержат запрета на совершение исполнительных действий в рамках приостановленного исполнительного производства.

С одной стороны, институт приостановления исполнительного производства призван обеспечить стабильность экономического состояния участников спора во избежание в случае отмены судебного акта, акта иного органа либо должностного лица необходимости использования процедуры поворота исполнения решения.

С другой стороны, анализ норм, регламентирующих приостановление исполнительного производства, свидетельствует об обеспечительном характере совершения по приостановленному исполнительному производству исполнительных действий и его направленности на сохранение возможности исполнения судебного и иного акта.

Таким образом, совершение по приостановленному исполнительному производству исполнительных действий, не нарушая прав и законных интересов должников по исполнительным производствам, сохраняет возможность восстановления нарушенных прав взыскателей посредством обеспечения исполнения судебных и иных актов.

Законность совершения исполнительных действий по аресту имущества должников подтверждена судебной практикой. Так, Арбитражным судом Иркутской области 28 ноября 2008 г. признаны законными действия судебного пристава-исполнителя Кировского отдела судебных приставов города Иркутска по наложению ареста на денежные средства должника ООО «Китайский торговый дом», находящиеся и по ступающие на его расчетный счет, в период приостановления исполнительного производства (решение Арбитражного суда Иркутской области по делу № А19-14812/08-36).

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 28 октября 2010 г. № 7300/10 подтвержден вывод Арбитражного суда Иркутской области о законности действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество должника в рамках приостановленного исполнительного производства.

Вместе с тем, необходимо отметить, что законодательство об исполнительном производстве различает два вида ареста:

арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (ч. 1 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

арест как самостоятельная мера принудительного исполнения, применяемая исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества (п. 5 ч. 3 ст. 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Таким образом, в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения арест имущества может выступать лишь в случае, если исполнительное производство возбуждено на основании судебного акта об аресте имущества. В данном случае в соответствии с ч. 6 ст. 45 Федерального закона «Об исполнительном производстве» наложение ареста в период приостановления исполнительного производства недопустимо.

По аналогии с совершением такого исполнительного действия, как арест имущества должника, в рамках приостановленного исполнительного производства могут совершаться и иные исполнительные действия, предусмотренных ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Вместе с тем, остается дискуссионным вопрос целесообразности и возможности совершения некоторых исполнительных действий. К примеру, по нашему мнению, по приостановленному исполнительному производству недопустимо совершение следующих исполнительных действий:

входить в жилые помещения и хранилища, занимаемые должником или другими лицами либо принадлежащие должнику или другим лицам, в целях исполнения исполнительных документов (п. 5 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя либо выселении должника – без указанного разрешения) входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемой должником (п. 6 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

в порядке и пределах, которые установлены Законом проводить оценку имущества (п. 8 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

привлекать для оценки имущества специалистов, соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности (п. 9 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

взыскивать исполнительский сбор и налагать штрафы на должника и иных лиц в случаях и порядке, установленных Законом (п. 13 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

обращаться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на имущество и сделок с ним, для проведения регистрации на имя должника принадлежащего ему имущества в порядке и случаях, которые установлены Законом (п. 14 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»);

изымать арестованное имущество.

Так, изъятие имущества должника является в соответствии с нормами Закона и исполнительным действием, и составной частью такой меры принудительного исполнения как обращение взыскания на имущество должников, и, следовательно, недопустимо при приостановлении исполнительного производства.

Спорным является также вопрос законности установления временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации в порядке ст. 67 Закона (п. 15 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Таким образом, при наличии положительной судебной практики по возможности совершения в рамках приостановленного исполнительного производства исполнительных действий, данный вопрос требует детальной регламентации на законодательном уровне.