Обзоры практики

                                                                         Парягина О. А.,

                                                                                    канд. юрид. наук,

                                                  доцент кафедры гражданского права

                                                            Юридического института ИГУ

 

 

ОБЗОР

арбитражной и социально-партнерской  практики  определения представителя  работников должника в процедурах банкротства

В современной России неплатежеспособность организаций и индивидуальных предпринимателей, признание их в установленном законом порядке  банкротами являются распространенными основаниями для предоставления работникам, которые трудятся у несостоятельных  работодателей,  предусмотренных законом мер социальной защиты. Так, в 2010 г. только в Иркутский областной арбитражный суд поступило 1072 исковых заявления о банкротстве, 547 из них было принято к производству.[1]

В соответствии с нормами Федерального закона № 127-ФЗ от 26 октября 2002 г. о несостоятельности (банкротстве) (далее – Закон о банкротстве)[2]  работники не являются конкурсными кредиторами и не относятся ни к лицам, участвующим в деле о банкротстве, ни к лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Поэтому работники, несмотря  предоставление им привилегий при удовлетворении требований по оплате труда и другим трудовым выплатам, не могут каждый в отдельности  участвовать в рассмотрении дела о банкротстве, быть вызванными в арбитражный суд, обжаловать судебные акты   и т.п.

При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, лицом, уполномоченным представлять законные интересы работников, является представитель работников должника (ст. 2 Закона о банкротстве).
Законодатель относит представителя работников должника к лицам, участвующим в арбитражном процессе (п. 1 ст. 35 Закона о банкротстве).

Нормы, имеющие отношение к   представителю работников должника, размещены в нескольких статьях Закона о банкротстве и  определяют статус данного субъекта весьма лаконично. Это порождает проблемы толкования соответствующих правовых норм, провоцирует необоснованные иски в арбитражный суд, связанные с  банкротством.

Так, о порядке наделения представителя работников должника  полномочиями можно судить на основании п. 2 ст. 38 Закона о банкротстве «Документы, прилагаемые к заявлению должника». Здесь  предусмотрено, что в числе документов, прилагаемых к заявлению должника о возбуждении дела о банкротстве,  должен быть протокол собрания работников должника для участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве, если указанное собрание проведено до подачи заявления должника. Из приведенного нормативного положения следует, что представитель работников должника избирается на общем собрании работников. Поскольку Законом о банкротстве не установлено иное, такой порядок избрания представителя работников должника применяется и в тех случаях, когда производство по делу о банкротстве возбуждено.  Документом, подтверждающим избрание  представителя работников должника,  является  соответствующий протокол общего собрания работников.

Исходя из смысла  ст. 61 АПК РФ «Оформление и подтверждение полномочий представителя в арбитражном процессе»,  представитель работников должника относится к тем представителям на ведение дела в арбитражном суде, полномочия которых согласно ч. 4 указанной статьи должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, в ином документе. В Законе о банкротстве в отношении отдельных субъектов (например, руководителя должника) предусмотрено, требуется или нет  доверенность  для осуществления их полномочий. Законодатель прямо не предусматривает, является ли протокол избрания представителя работников должника документом, достаточным для подтверждения полномочий этого представителя.

Некоторые авторы указывают, что полномочия представителя работников должника подтверждаются доверенностью, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом.[3] В науке высказывается мнение,  что «законодательство не отменяет для представителей работников должника обязательности наличия оформленных в установленном порядке (ст. 61 и 62 АПК РФ и ст. 185-187 ГК РФ) доверенностей на право участия в арбитражном процессе по соответствующему делу о банкротстве».[4] В арбитражной практике принято ограничиваться получением протокола общего собрания работников об избрании представителя работников должника и удостоверением личности  такого представителя. Данная практика представляется законной и обоснованной, так как не нарушает конкретных норм действующего законодательства о  банкротстве и арбитражно-процессуального законодательства, а, кроме того, принимает во внимание фактическую невозможность получения доверенности вследствие неопределенности субъекта,  который мог бы выдать ее представителю работников должника. Во избежание разночтений в толковании правовых норм необходимо предусмотреть в Законе о банкротстве четкие правовые решения о подтверждении полномочий представителя работников должника протоколом общего собрания работников, избравшего этого представителя.

В Законе о банкротстве должным образом также не определено, кто может быть избран представителем работников должника. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ со ссылками на ст. 2, 31, 34 Закона о банкротстве  разъяснил, что представителем работников должника может быть лицо, являющееся работником этого должника, а также лицо, уволенное в связи с банкротством должника (п. 8 Информационного  письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 августа 1999 г. № 43 «Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) в судебной практике»).[5]

В абз. 2 п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» более широко, чем в указанном выше письме, определено, кто может  быть представителем работников должника: лицо, являющееся работником должника, а также лицо, состоящее в иных правовых отношениях с работниками должника, которые уполномочивают таких лиц в качестве своего представителя.[6] По смыслу данного разъяснения работники могут избрать своим представителем, например, специалиста в области антикризисного управления, который не связан с должником трудовым договором в настоящем или прошлом. Следует, однако, учитывать, что  при столь широком подходе к определению представителя работников должника возникает проблема корректного правового оформления взаимовыгодной связи между избранным представителем и имеющими, в общем, неопределенный юридический статус в гражданско-правовых  отношениях «работниками».

 В понятии представителя работников должника, закрепленном в ст. 2 Закона о банкротстве,  является неясным, вправе ли законные интересы работников представлять только физическое лицо. В специальной литературе резонно замечают, что российское законодательство, как можно понять, не запрещает представительство интересов работников и юридическим лицом (например, профессиональным союзом, хотя на практике и не выявлено случаев участия профсоюзов в арбитражных процессах по делам о банкротстве).[7] Учитывая общеотраслевой правовой механизм, регулирующий институт представительства как таковой, ученые-трудовики полагают возможным, чтобы  работники поручали защиту своих интересов в качестве представителей различным правозащитным и прочим общественным организациям, отдельным лицам.[8] 

Вопрос о том, может ли быть представителем работников должника юридическое лицо, нуждается в однозначном разрешении. Для профсоюзов этот вопрос имеет особое значение, так как  согласно ст. 29 ТК РФ профессиональные союзы и их объединения, иные профсоюзные организации, предусмотренные уставами общероссийских профсоюзов, могут быть представителями работников, причем  по своему статусу эти организации и объединения,  их выборные органы обычно являются юридическими лицами.

По мнению некоторых авторов, для осуществления профсоюзной организацией представительских функций в арбитражном процессе по делу о банкротстве предприятия следует заранее предусмотреть это в коллективном договоре.[9] В актах социального партнерства встречаются соответствующие положения. Так, согласно п. 3.3.9 Федерального отраслевого соглашения по морскому транспорту на 2009-2012 годы выборный орган первичной профсоюзной организации-должника, получивший в установленном порядке полномочия представителя работников должника, представляет законные интересы работников должника при проведении процедур банкротства, участвует в собрании кредиторов и в арбитражном процессе по делу о банкротстве, осуществляет совместно с кредиторами проверку сумм требований в части, относящейся к обязательствам должника перед своими работниками, а также проверку документов, представленных в обоснование несостоятельности.[10] На наш взгляд, реализация указанного положения  в рамках действующего законодательства и сложившейся практики его применения предполагает, что представитель работников должника избирается на общем собрании работников по предложению профоргана (и, возможно, из числа его членов). В связи с этим юридически корректным  выглядит  положение  п. 3.11 Федерального отраслевого соглашения по промышленности обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии Российской Федерации на 2011-2013 годы, в соответствии с которым предусмотрена поддержка кандидатуры представителя первичной профсоюзной организации Оборонпрофа на собрании работников при избрании представителя работников должника  для участия в процедурах банкротства.[11] Позитивно можно оценить также положение п. 9.4 Федерального отраслевого соглашения по автомобильному и городскому наземному пассажирскому транспорту на 2011-2013 годы, согласно которому профсоюзные комитеты организаций, уполномоченные трудовыми коллективами, могут осуществлять общественный контроль за проведением процедур банкротства.[12]

Заметим, что представитель работников должника может быть избран от профсоюза также независимо от обязательств, взятых на себя работниками и профсоюзами в соответствии с коллективными договорами или соглашениями. При отсутствии профсоюза кандидатура представителя работников должника может быть предложена и поддержана также представительным органом работников (например, Советом трудового коллектива),  инициативной группой работников.

По сравнению с кандидатурой арбитражного управляющего Закон о банкротстве не предъявляет специальных требований к кандидатуре представителя работников должника. Согласно п. 6 ст.  69 АПК РФ представителем в арбитражном суде может быть дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями.  Для работников целесообразным является избрание образованного и  пользующего доверием представителя, нацеленного на активную защиту их законных интересов.

В арбитражные суды с исковыми заявлениями нередко обращаются лица, которые не могут быть отнесены к  участникам дела о банкротстве,   не уполномочены работниками  на представительство, участие в  арбитражном процессе.[13]

Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, рассмотрев в судебном заседании заявление К., акционера ОАО «Пугачевский  каменный карьер», о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.04.2008  по делу № А57-2706/05-32 Арбитражного суда Саратовской области, установил, что К. правомерно отказано во включении его в число участников собрания кредиторов ОАО «Пугачевский каменный карьер» Согласно ст. 12 Закона о банкротстве участниками собрания кредиторов с правом голоса являются конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. В собрании кредиторов могут участвовать без права голоса представитель работников должника, представитель учредителей (участников) должника, представитель собственника имущества должника-унитарного предприятия, которые вправе выступать по вопросам повестки собрания кредиторов.

Определением Арбитражного суда Саратовской области от 06.11.2007  К. было отказано во включении его в число участников собрания кредиторов ОАО «Пугачевский каменный карьер». Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 10.04.2008  определение областного арбитражного суда отменил и прекратил производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ,  поскольку пришел к выводу о том, что в силу норм действующего законодательства о банкротстве заявление К.. не подлежало принятию судом.

Учитывая, что оснований для переоценки выводов кассационной инстанции нет, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации Определением  от 04.12.2008  № 15617/08 обоснованно отказал в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А57-270б/05-32 Арбитражного суда Саратовской области для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.04.2008  по этому делу.[14]

В другом деле  о банкротстве кредитор второй очереди К.  обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с жалобой на действия конкурсного управляющего ГУП «Башкирская республиканская производственная ветеринарная лаборатория»,  просил истребовать от конкурсного управляющего отчет о деятельности относительно спорного имущества, обязать управляющего принять меры, обеспечивающие исполнение требований закона, а также воздержаться от принятия решения о завершении конкурсного производства, включить неправомерно отчужденное имущество в конкурсную массу, оспорить выделение (отчуждение) земельного участка, находящегося под объектами недвижимости должника, исключить из отчета деятельности конкурсного управляющего неправомерные затраты. Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан К. было отказано в удовлетворении жалобы.  Апелляционный суд Определение Арбитражного суда Республики Башкортостан отменил, производство по жалобе К. на действия конкурсного управляющего прекратил. В суде кассационной инстанции законность указанных судебных актов не проверялась. К. не согласился  c принятыми по делу судебными актами и обратился в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации  с просьбой пересмотреть эти акты в порядке надзора, ссылаясь на то, что он, как кредитор второй очереди реестра требований кредиторов должника, в силу ст. 2 Закона о банкротстве и ст. 42 АПК РФ вправе обжаловать неправомерные действия конкурсного управляющего.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.08.2010  № ВАС-10735/10  К. отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для рассмотрения его в порядке надзора, так как, являясь кредитором второй очереди, заявитель  не обладает процессуальными правами и обязанностями, предусмотренными нормами АПК РФ и Закона о банкротстве, в том числе правом на обжалование каких-либо судебных актов. Следуя  закону,  суд мотивировал принятое решение тем, что права и законные интересы работников в деле о банкротстве может представлять представитель работников должника (ст. 35 Закона о банкротстве).[15]

В судебно-арбитражной практике не признают представителем работников должника лицо, полномочия которого надлежащим образом не подтверждены. На это указано, например, в Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2011  № ВАС-7450/11 «О возвращении заявления (представления) о пересмотре судебного акта в порядке надзора» в отношении М., «представителя трудового коллектива» МУП «Коммунальные услуги» (г. Свободный Амурской области). М. подал заявление о пересмотре в порядке надзора Определения Арбитражного суда Амурской области, но не представил доказательства наделения его полномочиями представителя работников должника в установленном законодательством порядке.[16]

Проблему составляет установление полномочий представителя работников должника, избранного на стадии конкурсного производства.

Так, согласно Определению Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.02.2011  № 10558/10 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» по делу о признании недействительными решений собрания кредиторов ОАО «Псковские электрические сети» суд первой инстанции не допустил Ш. как представителя работников должника к участию в судебном заседании, так как Ш. представил протокол собрания работников должника в период конкурсного производства, «когда у должника не может быть работников». При подаче Ш. апелляционной жалобы на отказ в признании его представителем работников должника были также допущены и не устранены в установленный срок процессуальные нарушения. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отказал в передаче дела о признании недействительными решений собраний кредиторов ОАО «Псковские электрические сети»  для  пересмотра в порядке надзора,  учитывая, что АПК РФ и Закон о банкротстве не предусматривают  обжалование в кассационном и надзорном порядке определений о признании либо об отказе в признании недействительным решения собрания (комитета) кредиторов.[17] В приведенном  деле  отказ в передаче дела в надзорную инстанцию обусловлен несколькими причинами. При этом  несколько категорично сформулирован аргумент суда об отсутствии работников в период конкурсного производства, поскольку конкурсное производство вводится на срок до шести месяцев и может быть продлено (п. 2 ст. 124 Закона о банкротстве), а сразу всех работников в период конкурсного производства обычно не увольняют. Представляется, что в определении суда следовало подтвердить  отсутствие работников, а не  отмечать, что работников в период конкурсного производства быть не может. 

Анализ показывает, что арбитражные суды отказывают в признании полномочий представителя работников должника в случае, если он избран работниками, продолжающими трудиться в ходе конкурсного производства, как частью трудового коллектива. Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.02. 2008  № 1742/08 было прекращено производство по делу о признании недействительным решения собрания кредиторов муниципального ремонтно-эксплуатационного предприятия «Маяк» в Чувашии, поскольку заявление было подано не уполномоченным на то лицом, не являющимся представителем работников данного предприятия. Согласно правилу п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве решение собрания кредиторов может быть признано судом недействительным по заявлению участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве лиц, к которым относится и представитель работников должника. По смыслу действующего закона, представитель работников должника избирается на общем собрании работников должника и представляет в процедурах банкротства интересы всех его работников.

Согласно представленным материалам Р. избран представителем работников предприятия только от лиц, привлеченных конкурсным управляющим для осуществления конкурсного производства.

Оценив доводы заявителя, содержание представленных судебных актов, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации  пришел к выводу, что заявитель Р. не вправе обжаловать решение собрания кредиторов, так как избран представителем работников только от лиц, привлеченных конкурсным управляющим для осуществления конкурсного производства, остальные работники  МРЭП «Маяк» о проведении собрания не извещались. При таких обстоятельствах оснований для пересмотра судебных актов в порядке надзора в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  не имеется.[18]

В юридической печати сетуют, что в Определении Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации от 27.02. 2008  № 1742/08 не сказано о том, сколько работников должно участвовать в собрании, чтобы оно могло считаться общим и избрать представителя работников должника.[19] В связи с   данной  репликой следует обратить внимание на то, что российское законодательство не устанавливает  кворум для проведения общего собрания (как, впрочем,  и порядок его созыва, компетенцию, порядок избрания представителей работников). В ТК РФ относительно урегулировано проведение  общего собрания (конференции) работников, на котором выдвигаются требования работников и их представителей в связи с коллективным  трудовым спором (ст. 399) или принимается  решение об объявлении забастовки (ст. 410). Собрание работников считается правомочным, если на нем присутствует более половины работников, а конференция – если на ней присутствует не менее двух третей делегатов. Федеральным законом от 22 ноября 2011 г. № 334-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части совершенствования порядка рассмотрения и разрешения коллективных трудовых споров» ч. 2 ст. 399 ТК РФ дополнена.[20] Предусмотрено, что соответствующее решение общего собрания (конференции) принимается большинством голосов работников (делегатов), присутствующих на собрании (конференции). Кроме того, по аналогии с регулированием порядка принятия решения об объявлении забастовки (ч. 5 ст. 310 ТК РФ), установлено, что при невозможности проведения собрания (созыва конференции) работников представительный орган работников имеет право утвердить свое решение, собрав подписи более половины работников в поддержку своих требований.

Исходя из действующего трудового законодательства, в иных случаях, требующих проведения общего собрания работников, количество его участников может быть определено локальными нормативными актами организации, ее уставом, актами социального партнерства. Так, п. 9.2 Федерального отраслевого соглашения по автомобильному и городскому наземному пассажирскому транспорту на 2011-2013 годы предусмотрено, что руководитель организации совместно с профкомом предприятия организует проведение  собрания (конференции) работников, на котором определяется представитель работников.

Полагаем, что в ТК РФ необходимо предусмотреть кворум для проведения общего собрания работников, его компетенцию,  порядок  созыва, условия проведения вместо общего собрания конференции работников, а также сбора подписей в поддержку кандидатуры представителя работников должника, рекомендованной представительным органом работников. В Законе о банкротстве целесообразно конкретизировать правила созыва общего собрания работников должника, порядок избрания их представителя в процедурах банкротства с учетом объективно происходящего в этих процедурах, тем более на стадии конкурсного производства,  сокращения численности  работающих. Это позволит упорядочить судебно-арбитражную практику по делам о банкротстве с участием представителя работников должника.

В заключение добавим, что в случае законодательного расширения понятия представителя работников должника (за счет включения в это понятие как физических, так и юридических лиц)  надо ожидать   увеличения  количества судебных споров о банкротстве, инициированных профессиональными союзами. Однако соответствующие новации в российском законодательстве отвечали бы целям защиты прав и законных интересов работников в процедурах банкротства.

 



[1][Электронный ресурс] URL:http://irkutsk.arbitr.ru/arbitr_process /arbitr_practice / (дата обращения 20.03.2012).

[2]Собр. законодательства  РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

[3] Власов В.И., Крапивин О.М. Постатейный комментарий к Закону РФ «О занятости населения в Российской Федерации» [Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[4]Лукьянцев А.А., Буров В.С. Об удостоверении полномочий на представительство от имени конкурсного кредитора в процессуальных и иных процедурах по делу о банкротстве //Адвокат. 2011. № 7 [Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[5] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. № 10.

[6] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2005. № 3.

[7]Терентьев А. Проблемы защиты прав работников при банкротстве (несостоятельности) работодателя // Труд. право. 2010. № 6. С. 54.

[8] Сойфер В.Г. К вопросу о представителях работников организации // Законодательство и экономика. 2006. № 6 [Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[9] Крапивин О.М., Власов В.И. Трудовой договор. Заключение. Изменение. Прекращение. Защита персональных данных работника [Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[10]http://www.morvesti.ru/documents/index.php?ELEMENT_ID=6061(дата обращения 12.03. 2012).

[11]http://www.bestpravo.ru/federalnoje/ea-zakony/g6g.htm (дата обращения 12.03. 2012).

[12]http://www.bestpravo.ru/federalnoje/bz-gosudarstvo/h4k.htm (дата обращения 12.03. 2012).

 

 

[13]См., например: Определение ВАС РФ от 7 марта 2008 г. №3259/08; Определение ВАС РФ 14 марта 2008 г. № 1331/08; Определение ВАС РФ от 30 апреля 2008 г. № 5034/08; Определение ВАС РФ от  24 июля 2008 г. № 1956/07; Определение ВАС РФ от 8 октября 2008 г. № 11922/08; Определение ФАС Волго-Вятского округа от 23 января 2009 г. № А43-23102/2005-33-359; Определение ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 июля 2010 г. № А10-2075/2007; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 августа 2010 г. № А33-2798/2008 [Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

 

 

[14][Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

 

 

 

 

[15][Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[16][Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[17][Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

 

 

 

[18][Электронный ресурс]: СПС «Гарант».

[19]См.: ЭЖ «Вопрос-ответ». 2009. № 12. В рассматриваемом случае лицам,  не участвующим в деле о банкротстве,  правомерно предлагается решить проблему подачи искового заявления не в порядке, предусмотренном для категории дел о банкротстве, а в порядке, предусмотренном для защиты прав и законных интересов группы лиц (ч. 1 ст. 225. 10 АПК РФ).

[20]Собр. законодательства РФ. 2011. № 48. Ст. 6735.