Обзоры практики

Т.Л. Курас

доцент кафедры судебного права Юридического института ИГУ,

канд. ист. наук, доцент

К.А. Жмурова

студентка 5 курса Юридического института ИГУ, помощник адвоката

«Байкальской коллегии адвокатов Иркутской области»

 

ОБЗОР

актуальных проблем договорного представительства

в гражданском процессе Российской Федерации

 

Институт договорного представительства представляет собой совокупность органично взаимосвязанных норм материального и процессуального права, регулирующих возникновение, реализацию и прекращение договорного представительства в судебном процессе, права и обязанности представляемого и представителя в отношениях друг с другом и с другими участниками гражданского процесса. На настоящий момент по-прежнему остается нерешенным целый ряд принципиальных вопросов, часть из которых хотелось бы рассмотреть в данной статье.

В отношениях договорного представительства присутствует две стороны – представляемый и представитель. В качестве первого может выступать любое физическое и юридическое лицо, в качестве второго – дееспособное лицо, имеющее надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела (ст. 49 ГПК РФ). Таким образом, представителю не обязательно обладать какими-либо юридическими знаниями (в частности, уметь толковать нормы права, давать надлежащую правовую оценку правоотношениям, возникшим между сторонами) для оказания юридической помощи представляемому лицу, как бы парадоксально это не звучало. Существующая ситуация, на наш взгляд, неприемлема для правового государства, которым является Российская Федерация согласно ст. 1 Конституции РФ. Во многих странах мира (например, в Великобритании, Германии, США) в соответствии с законодательством представлять интересы граждан и юридических лиц в судебных заседаниях, оказывать юридическую помощь могут лишь лица, имеющие соответствующее профессиональное образование, что является вполне обоснованным. Учитывая развитие экономического оборота и вступление России во Всемирную торговую организацию, необходимость законодательного установления определенных требований не только к судебным представителям, но и вообще к лицам, занимающимся юридической практикой, является одной из наиболее актуальных на сегодняшний день. При этом предпринимавшаяся попытка ликвидировать данный пробел путем принятия соответствующего федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» не нашла поддержки в Государственной думе Российской Федерации. Следует признать, что в настоящее время возвращение к вопросу принятия данного закона или внесения соответствующих изменений в существующие законодательные акты не просто необходимо, но и является неизбежным.

Решению вопроса профессионализма услуг представителя в судебных процессах Российской Федерации, в частности, могло бы способствовать введение института лицензирования для лиц, имеющих право участвовать в судебном процессе в качестве представителей (такой подход, например, осуществлен в Англии в виде существования барристеров, с 1.01.2013 г. в Финляндии в качестве представителя могут участвовать только адвокаты, включенные в финский реестр адвокатов, государственные защитники и аккредитованные в суде частные защитники). Это бы способствовало не только повышению качества оказываемых услуг, но и введению контроля за деятельностью лиц, выступающих в качестве представителя в судебном процессе, и возможности привлечения их при определенных обстоятельствах к ответственности, в частности, дисциплинарной, которая на настоящий момент отсутствует в отношении лиц, не являющихся адвокатами.

Другой из наиболее важных и нерешенных до настоящего времени проблем является размер расходов на представителя, которое понесло лицо, в чью пользу было принято судебное решение. А точнее тот размер, которое данное лицо может взыскать с другой стороны судебного процесса. Ст. 100 ГПК РФ устанавливает, что расходы на представителя должны быть взысканы в разумных пределах. Конституционным судом Российской Федерации в Определении от 21.12.2004 г. № 454-О была высказана следующая позиция относительно данного вопроса. Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах, является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. 

Следует отметить, что критерий «разумность» относительно расходов на оплату услуг представителя  законодательно нигде не закреплен и в каждом конкретном случае определяется судом единолично с учетом Определения Конституционного суда Российской Федерации от 21.12.2004 г. № 454-О, указанного выше. В то же время, принимая во внимание принцип единообразия, судебной практикой апробированы определенные критерии для решения вопроса о размере возмещения стороне  расходов на оплату услуг представителя. Эти критерии могут быть выделены на основании анализа некоторых судебных решений.

К.И.В. обратилась с частной жалобой на определение Моршанского районного суда Тамбовской области, в соответствии с которым с нее подлежали взысканию денежные средства в качестве возмещения судебных расходов В.В.В. на оказанные ему услуги представителя. К.И.В. полагала, что сумма, затраченная на оплату услуг представителя Ш.И.В., несправедливо завышена. Апелляционным определением Тамбовского областного суда от 06.08.2012 г. № 33-2308 ч/ж в удовлетворении жалобы было отказано с указанием на то, что суд первой инстанции, принимая во внимание сложность дела, количество заседаний, в которых принимал участие представитель В.В.В. – Ш.И.В., а также принцип разумности и справедливости, обоснованно определил размер судебных расходов на представителя, подлежащих взысканию с К.И.В.

Об использовании в судебной практике таких критериев, как «сложность дела и количество судебных заседаний», свидетельствует и другое судебное решение. Так, Хелланд В. И. обратилась с апелляционной жалобой на решение Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19.04.2012 г. по иску Хелланд В. И. к ООО «…» о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование денежными средствами, судебных расходов. Данное решение заявитель считала необоснованным и не соответствующим нормам материального и процессуального права, в том числе и в части размера взысканных судебных расходов. Определением Санкт-Петербургского городского суда от 22.08.2012 г. № 33-11511/2012 в удовлетворении апелляционной жалобы отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда указала, что решение суда первой инстанции в части взысканного размера расходов на оплату услуг представителя является верным, поскольку во внимание были приняты категория спора, уровень его сложности, а также затраченное время на его рассмотрение, совокупность представленных сторонами в подтверждение своей правовой позиции документов и фактические результаты рассмотрения заявленных требований.

Решением Кудымкарского городского суда Пермского края от 25.02.2012 г. с ООО «…» в пользу Коньшина В.Н. взысканы расходы на оплату услуг представителя, с размером которых ООО «…» не согласилось и подало апелляционную жалобу. Апелляционным определением Пермского краевого суда от 24.07.2012 г. по делу № 33-6533/2012 решение суда первой инстанции оставлено в силе по следующим основаниям. Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Степень разумности пределов определяется судом в каждом конкретном случае исходя из фактических обстоятельств дела: его сложности, объема оказанной помощи, степени участия представителя в судебных заседаниях по делу. При этом, неразумными могут быть сочтены значительные расходы, не оправданные ценностью подлежащего защите права либо несложностью дела. Разрешая вопрос о возмещении расходов на оплату услуг представителя, суд учел объем проведенной представителем истца работы.

Фроловым В.Л. была подана надзорная жалоба на постановление мирового судьи судебного участка № 12 Правобережного округа г. Липецка от 18.01.2011 г., которым с него взысканы денежные средства в качестве расходов на оплату услуг представителя. В жалобе заявитель просил снизить размер взысканных с него расходов. Однако постановлением Президиума Липецкого областного суда от 27.07.2012 г. № 44-у-78/2012 надзорная жалоба была оставлена без удовлетворения ввиду того, что размер расходов был определен мировым судьей с учетом количества судебных заседаний, объема исследованных доказательств, требований разумности. 

На основании указанных выше судебных решений можно прийти к выводу, что при определении размера возмещения расходов на представителя суды учитывают следующие обстоятельства:

- сложность дела, которая, в частности, подразумевает категорию спора, наличие сложившейся судебной практики, подсудность, объем доказательств, необходимых для вынесения решения и др.;

- совокупность представленных документов, подготовленных представителем в ходе судебного разбирательства;

- требования разумности и справедливости;

- количество проведенных судебных заседаний и продолжительность судебного разбирательства.

Особо следует отметить позицию Верховного суда Российской Федерации относительно того, что в судебной практике при определении размера возмещения расходов на представителя учитывается количество проведенных судебных заседаний и продолжительность судебного разбирательства. В Определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 02.02.2005 г. № 18-Г04-28 указано, что работа адвоката не определяется количеством составленных им процессуальных документов и количеством дней, потраченных на участие в судебном заседании. Любое процессуальное действие каждого из заявителей следует расценивать как обусловленное участием в деле адвоката. Таким образом, принимая во внимание позицию Верховного суда Российской Федерации и принцип единообразия судебной практики, думается, что суды не должны обуславливать размер расходов на представителя количеством проведенных судебных заседаний, в которых принимал участие представитель.

Подводя итог относительно рассматриваемой проблемы, следует сказать, что ст. 100 ГПК РФ, предусматривая возмещение судебных расходов на представителя в разумных пределах, в то же время не  устанавливает, какие пределы считать разумными, какие критерии должны быть использованы при определении разумности. На эти вопросы судебная практика однозначного ответа дать до сих пор не может, оставляя их решение в каждом конкретном случае на усмотрение суда.

У такого подхода есть свои плюсы и недостатки. Положительный момент существующей ситуации состоит в том, что судам предоставляется право  учитывать индивидуальность каждого дела, в том числе его уровень сложности и все рассмотренные обстоятельства. В то же время, в подавляющем большинстве случаев суды общей юрисдикции, руководствуясь балансом процессуальных прав и обязанностей, необоснованно занижают размер данных расходов, ограничиваясь суммами от 5 000 до 10 000 рублей. Реально стоимость услуг всегда выше и лицо, обращающееся за помощью к представителю, как правило, уже заранее понимает, что расходы будут возмещены только в тех пределах, которые суд посчитает «разумными».

Представляется, что Верховным судом Российской Федерации, как высшей судебной инстанции в системе судов общей юрисдикции, в одном из своих постановлений должны быть рекомендованы конкретные параметры, которыми должны руководствоваться нижестоящие суды при определении размера подлежащих возмещению расходов на представителя. Среди таких параметров, в частности, можно выделить подсудность спора, наличие или отсутствие сложившейся судебной практики, наличие или отсутствие различных добавочных или районных коэффициентов, которые, как известно, существенно влияют на ценовую политику в том или ином субъекте Российской Федерации и другие.