Обзоры практики

Л.А. Примачек

Начальник управления по обеспечению

участия прокуроров в рассмотрении

уголовных дел судами 

прокуратуры Иркутской области,

старший советник юстиции

 

ОБЗОР

судебной практики по рассмотрению уголовных дел в отношении

сотрудников правоохранительных органов за 2012 год

Управлением по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами проанализирована судебная практика по уголовным делам в отношении сотрудников правоохранительных органов. За  2012 г. судами Иркутской области рассмотрено 18 уголовных дел (на 27 лиц) в отношении сотрудников правоохранительных органов за совершения преступлений по службе, в 23 случаях постановлены обвинительные приговоры, в 1 случае постановлен оправдательный приговор (АППГ-4), прекращено за деятельным раскаянием 3 уголовных дела. За преступления общеуголовной направленности рассмотрено 3 дела (на 3 лиц). За аналогичный период прошлого года за преступления по службе были осуждены 46 сотрудников, что свидетельствует о снижении количества уголовных дел рассмотренных судами в отношении сотрудников полиции, что  связано с реформированием органов системы МВД.

Анализ рассмотренных судом уголовных дел позволяет сделать вывод, что на территории области практически большинство сотрудников привлекаются к уголовной ответственности за превышение своих должностных полномочий (по ст. 285 УК РФ - 4 лица, по ст. 286 УК РФ- 20 лиц).

При рассмотрении уголовных дел в отношении сотрудников правоохранительных органов, государственным обвинителям в первую очередь следует руководствоваться Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 16 октября 2009 года №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий».

Анализ приговоров по указанной категории дел показал, что они в целом отвечают разъяснениям, данным Верховным судом РФ.

 Так, при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ, судами области в описательно мотивировочной части приговора указывается, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица и злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение  из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

Изучение приговоров показало, что суды в области в обязательном порядке указывают:

- приказ о назначении на должность по личному составу;

- пункты должностной инструкции;

- пункты положения приказа МВД РФ от 24 декабря 2008 года №1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ»

- ст.ст. ФЗ « О полиции»;

- ст.ст. ФЗ « О службе в органах внутренних дел РФ», которые вменяются в вину должностному лицу.

Субъектами преступлений указанной категории являются, как правило, сотрудники рядового состава органов внутренних дел. В отношении начальствующего состава за отчетный период было постановлено два обвинительных приговора.

Согласно п. 2 вышеуказанного пленума, судам при рассмотрении уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) и о превышении должностных полномочий (статья 286 УК РФ) необходимо устанавливать, является ли подсудимый субъектом указанных преступлений - должностным лицом. При этом следует исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ должностными признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах.

Однако, как показало изучение приговоров, не все суды соблюдают данное требование.

Так, в описательно-мотивировочной части приговора Иркутского районного суда в отношении Панчояна З.С. суд, установив, что последний, как должностное лицо, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, при этом не указал, что он постоянно или временно осуществлял функции представителя власти.

Аналогичная ошибка допущена Ангарским городским судом по уголовному делу в отношении Каргина А.М., Кучеренко С.Ю.,  где суд в приговоре указал, что «последние являясь должностными лицами, наделены правами и обязанностями по осуществлению функции органа исполнительной власти», что является не верным.

В качестве положительного примера можно привести приговор Братского районного суда в отношении Ликина Р.А. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, где суд в описательно-мотивировочной части указал, что «последний являясь должностным лицом в силу постоянного осуществления функций  представителя власти».

Судами области квалифицировались следующие действия сотрудников правоохранительных органов, связанных с укрытием преступлений от учета:

Так, приговором Черемховского районного суда осужден Кузьмин В.В. по ч. 1 ст. 286 , ч.1 ст. 292 УК РФ.

Органами предварительного следствия Кузьмин В.В. обвинялся в том, что являясь оперуполномоченным ОУР ОВД г. Черемхово, действуя вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, выразившейся в стремлении избежать необходимости возбуждать уголовное дело в отношении неизвестного лица, совершившего преступление в отношении Кладовой Т.А., желая исказить действительные показатели своей службы, с целью предотвращения негативных последствий в виде нареканий со стороны руководства, составил ложное объяснение от имени потерпевшей исказив действительность произошедшего нападения на потерпевшую, указав, что телесные повреждения она получила вследствие несчастного случая,  после чего вынес постановление об отказе возбуждении уголовного дела, тем самым укрыв преступление от учета.

Однако с квалификацией по ч.1 ст. 286 УК РФ, как превышение должностных полномочий, согласиться нельзя.

Так, Кузьмину, являющемуся должностным лицом осуществляющим на постоянной основе функции представителя власти было поручено провести проверку  по сообщению о происшествии и эти действия были непосредственно связаны с осуществлением осужденным его прав и обязанностей, однако Кузьмин умышленно не исполнил эти обязанности, действуя из личной заинтересованности, не желая выявлять и организовывать поиск виновных лиц, то есть желал уменьшить объем своей работы. Вместо этого он составил ложное объяснение о том, что потерпевшая получила телесные повреждения в результате несчастного случая. Совершая это, осужденный осознавал, что укрывает от учета и регистрации преступлении, и желал этого. Действия Кузьмина объективно противоречили тем целям и задачам, для достижения которых он был наделен соответствующими должностными полномочиями. Поскольку при совершении данного деяния Кузьмин не вышел за пределы своих служебных полномочий, действовал из личной заинтересованности, то его действия должны были быть правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 285 УК РФ, как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

При этом осуждение Кузьмина по ч. 1 ст. 292 УК является законным, поскольку в силу п.17 Постановления пленума Верховного суда № 19   «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»  в случаях, когда такое лицо в связи с исполнением своих служебных обязанностей внесло в официальные документы заведомо ложные сведения либо исправления, искажающие их действительное содержание, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности статей 285, 292 УК РФ, так как указанные действия, связанные с подделкой документа, образуют самостоятельное преступление и выходят за рамки объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями.

Верно государственные обвинители ориентировали суды при использование должностным лицом своих служебных полномочий выразившихся в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, что полностью охватывается ч. 3 ст. 159 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требует, в связи с чем частично отказывались от обвинения.

Так, приговором Ангарского городского суда осуждены по ч. 3 ст. 159 УК РФ Каргин А.М., Кучеренко С.Ю. которые являлись инспекторами ДПС, представителями власти, прибыли на территорию производственной базы,  используя свое служебное положение,  путем обмана сторожа базы в законности их действий проникли в складские помещения, откуда вывезли мягкий уголок и душевую кабину, обратив их в свою пользу.

 Органами предварительного следствия действия последних также были квалифицированы по ч. 1 ст. 285 УК РФ, от обвинения по которой государственный обвинитель обоснованно отказался.

В отличие от злоупотребления должностными полномочиями (при которых предоставленные лицу права и полномочия используются вопреки интересам службы), при превышении полномочий совершаемые действия не находятся в рамках компетенции виновного, и явно (очевидно, открыто, нескрываемо) выходят за пределы компетенции лица. Таким образом, лицом совершаются действия, которые в конкретной ситуации или в принципе должностное лицо совершать не могло.

В судебной практике выделяются следующие формы превышения должностных полномочий:

- совершение действий, входящих в компетенцию другого должностного лица данного ведомства,

- совершение действий, которые  могли быть совершены лишь при наличии указанных в законе или ином нормативном акте условий, отсутствовавших в данной ситуации,

- совершение действий, которые никто не мог совершать ни при каких обстоятельствах.

Во всех этих случаях действия явно, т.е. совершенно очевидно для виновного, выходят за пределы его полномочий, и при этом с ними связаны.

Под применением насилия суды области понимают нанесение потерпевшему побоев, причинение физической боли, телесных повреждений, ограничение свободы.

Так, приговором Эхирит – Булагатского районного суда по п. «а,б» ч. 3 ст. 286 УК РФ осужден Багаев В.А.

Органами предварительного следствия Багаев В.А. обвинялся в том, что являясь должностным лицом, занимая должность ст. оперуполномоченного отделения УР по Эхирит-Булагатскому району проводя проверку по заявлению потерпевшей о совершении изнасилования, с целью проверки о причастности к совершению и получению признательных показаний от Домбилова, Просекина, Зимина   по очереди вывозил их на служебном автомобиле в безлюдное место, где одевая  сумку на голову последних прицепив к ушным раковинам металлические зажимы, которые были присоединены к источнику тока, осуществлял его подачу. Не получив признательных показаний, Багаев в дальнейшем поочередно и в разное время присоединял металлические зажимы к гениталиям потерпевших и неоднократно осуществлял подачу электрического тока, от чего у потерпевших наступала потеря сознания от болевого шока.

Под угрозой применения насилия следует понимать высказанное или иным образом выраженное во вне намерение виновного причинить потерпевшему вред здоровью, когда у последнего имелись действительные основания опасаться приведения ее в исполнение. По данному квалифицирующему признаку судами области приговоры не выносились.

При определении существенного нарушения права и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства, суды области признавали существенными нарушениями следующие последствия:

- нарушение конституционных прав граждан (на личную неприкосновенность, на защиту частной собственности, неприкосновенности жилища и других); причинение им морального вреда; причинение физического вреда, как физической боли и побоев, так и телесных повреждений различной степени тяжести;

 - нарушение охраняемых законом интересов общества и государства - подрыв авторитета и дискредитация органов власти, конкретного государственного учреждения или организации, сотрудника данного учреждения в глазах потерпевшего, родственников, знакомых с указанием их Ф.И.О. , о чем они указывали в обязательном порядке в протоколах допросов и в судебном заседании; в нарушении задач полиции, дискредитации органов полиции в глазах граждан, умалении авторитета сотрудника полиции, как допускающего существенные нарушения прав граждан; 

За обобщаемый период судами области уголовных дел по ст. 286 ч. 3 п. «в» УК РФ, где бы был причинен потерпевшему тяжкий вред здоровью, не рассматривались.

            Что касается практики назначения наказания за преступления данной категории, то повсеместным является осуждение лиц, их совершивших к небольшим срокам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ об условном осуждении, что не всегда является соразмерным совершенному преступлению, общественной опасности. Свою позицию суды обосновывают тем, что, по понятным причинам, лицо является ранее не судимым, как правило, положительно характеризуется. Кроме того, учитывается молодой возраст, наличие детей, признание своей вины, раскаяние.

Между тем, в качестве положительного момента следует отметить, что за анализируемый период к реальному лишению свободу судами области осуждено 7 лиц (АППГ-1), что прежде всего связано со взвешенным подходом государственных обвинителей к назначению наказания в соответствии со ст.ст. 6. 60 УК РФ.

В качестве негативного момента следует отметить позицию государственного обвинителя Слюдянской районной прокуратуры по назначению наказания по уголовному делу по обвинению Желнова Н.С., Толстихина А.С. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Органами предварительного следствия Желнов Н.С., Толстихин А.С. обвинялись в том, что являясь  оперуполномоченными отделения уголовного розыска и проводя проверку по сообщению об убийстве, с целью проверки о причастности к совершению и получению признательных показаний от Денисова, доставили его в служебный кабинет, где застегнув руки Денисова за спиной,  усадили на пол спиной к дивану, поставив над вытянутыми ногами потерпевшего стул, спинкой которого придавил переднюю часть его туловища, ограничив его телодвижения, после чего Желнов одел на голову потерпевшего противогаз  и стал неоднократно кратковременно перекрывать шланг противогаза, тем самым прерывая процесс поступления воздуха в легкие Денисова М.В., в результате чего смерть последнего наступила в служебном кабинете.

Указанное уголовное дело имело широкий общественный резонанс на территории РФ,  поскольку широко освещалось в средствах массовой информации. Между тем, государственный обвинитель в прениях сторон просил назначить каждому наказание в виде условного осуждения, указанная позиция не была согласована с отделом государственных обвинителей.

Суд, не согласившись с предложенной позицией государственного обвинителя, назначил каждому наказание в виде реального лишения свободы: Желнову в виде 4 лет лишения свободы, Толстихину в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Однако, государственный обвинитель, не согласившись с назначенным судом наказанием, принес кассационное представление на чрезмерно суровое наказание, назначенное осужденным, которое в этой части было отозвано зональным прокурором кассационного отдела.

В связи с чем, указанная позиция государственного обвинителя является недопустимой, несоразмерной степени общественной опасности совершенного преступления.

Таким образом, каждому государственному обвинителю необходимо дифференцировано подходить к назначению наказания в отношении сотрудников правоохранительных органов. В том случае, если подсудимый совершил укрытие тяжкого преступления, не признает свою вину, не раскаивается в содеянном, необходимо ориентировать суд на осуждение виновного к реальному отбытию лишения свободы, поскольку решение суда в отношении сотрудников правоохранительной системы, совершивших преступление, помимо карательной функции, имеет еще и воспитательное, а также превентивное значение.

Изучение приговоров указанной категории показало, что в обязательном порядке виновных лишают права занимать должности в государственных органах на определенный период времени. Вместе с тем, в ходе изучения приговоров было выявлено, что несмотря на информационное письмо от 1.03.2012 №7/1-26-2012 «О судебной практике по рассмотрению уголовных дел в отношении сотрудников правоохранительных органов за 2011 год» за подписью заместителя прокурора области, в котором указывалось на данное нарушение уголовного закона гособвинителями,  ошибки при назначении наказания вновь допускаются. Это свидетельствует о ненадлежащем изучении информационных писем аппарата прокуратуры области.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 21 ноября 2012 года изменен приговор Ангарского городского суда от 14 сентября 2012 года в отношении Сорокач Е.И. осужденного по ч.3 ст. 286 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 2 года.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что назначая дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления на 2 года, суд не учел, что по смыслу закона при назначении дополнительного наказания следует исходить из того, что в приговоре должна быть указана определенная конкретными признаками категория должностей, на которую распространяется запрет (связанные с осуществлением функций представителя власти либо организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий). Вопреки положениям ч. 1 ст. 47 УК РФ, суд не конкретизировал, какого рода должности государственной службы осужденный в течение установленного судом срока не может занимать, чем породил неопределенность его правового статуса и возможность произвольного исполнения этого наказания. В этой связи, назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 2 года подлежит  исключению из приговора.

Аналогичные ошибки допустили Слюдянский районный суд по уголовному делу по обвинению Желнова Н.С., Толстихина А.С. по п. «а,б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, Иркутский районный суд по уголовному делу по обвинению Панчоян З.С. по п. «б» ч.3 ст. 286 УК РФ, Октябрьский районный суд г.Иркутска по уголовному делу по обвинению Крестича К.А., Пашкевича С.А. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, Нижнеилимский районный суд по уголовному делу по обвинению Харина В.А. по п. «а,б» ч. 3 ст. 286 УК РФ  и др.