Обзоры практики

Т.Л. Курас

доцент кафедры судебного права Юридического института ИГУ,

канд. ист. наук, доцент

Е. Василенко

студент 5-го курса Юридического института ИГУ

 

ОБЗОР

проблем раскрытия доказательств

 в арбитражном процессе Российской Федерации.

 

В соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ) лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства.[1] Указанная норма содержится в главе «Основные положения» АПК РФ, поскольку является важнейшей составляющей основополагающего принципа в арбитражном процессе - принципа состязательности. Реализация данной нормы обеспечивает равноправие сторон, установленное статьей 8 АПК РФ. В частности, полноценная процессуальная деятельность сторон возможна только при наличии сведений обо всех доводах, аргументах и доказательствах другой стороны. Кроме того, добросовестное соблюдение сторонами принципа состязательности, своевременное раскрытие доказательств и содержания процессуальных документов обеспечивает рассмотрение дела в разумный срок, что также закреплено в статье 6.1 АПК РФ.

Первоначальное раскрытие доказательств имеет место при обмене состязательными документами. Истец в исковом заявлении указывает доказательства, подтверждающие те обстоятельства, на которые он ссылается. К исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Ответчик после получения искового заявления составляет и направляет истцу отзыв на исковое заявление. К отзыву должны быть приложены документы, которые подтверждают возражения относительно иска. При этом исковое заявление и отзыв со всеми приложенными документами направляются не только противоположной стороне, но и всем лицам, участвующим в деле. Таким образом, уже при обмене состязательными бумагами все лица, участвующие в деле, имеют представления об основаниях требований и возражений и об имеющихся доказательствах по делу. Как последствие невыполнения требования, предусмотренного частью 3 статьи 65 АПК РФ, выступает запрет лицам, участвующим в деле, ссылаться на доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, не были ознакомлены заблаговременно (часть 4 статьи 65 АПК РФ).

Следует отметить, что ни в юридической литературе, ни в судебной практике не сложилось однозначного понимания о процедуре раскрытия доказательств на этапе судебного доказывания. К сожалению, и действующая редакция АПК РФ не содержит четких правил раскрытия доказательств как обязанности каждого лица, участвующего в деле. Можно предположить, что под это понятие в первую очередь подпадают:

а) обязанность истца при подаче иска указать в исковом заявлении обстоятельства, на которых основаны исковые требования и подтверждающие эти обстоятельства доказательства (ст. 125 АПК РФ);

б) обязанность истца при подаче иска направить лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые у других лиц, участвующих в деле, отсутствуют (ст. 126 АПК РФ);

в) обязанность ответчика (иных участников арбитражного процесса) заблаговременно направить истцу отзыв с возражениями относительно каждого довода, касающегося существа заявленных требований, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, а также на доказательства, обосновывающие возражения, с приложением документов, которые подтверждают доводы и (или) возражения относительно иска (ст. 131 АПК РФ).[2]

Понятие «раскрытие доказательств в арбитражном процессе» содержится в пункте 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», согласно которому «под раскрытием доказательств следует понимать представление лицом, участвующим в деле, по своей инициативе и по предложению суда другим лицам, участвующим в деле, и суду всех имеющихся у него доказательств, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, обосновывающие его требования и возражения. Раскрытие доказательств предполагает не только их представление, обмен состязательными документами, но и их обозначение, сопровождающееся ходатайством об истребовании судом необходимого доказательства».[3]

Однако, ни в арбитражном процессуальном законодательстве, ни в разъяснениях Высшего Арбитражного Суда РФ не устанавливается конкретный механизм раскрытия доказательств. Кроме того, не предусмотрены и какие-либо санкции за их несвоевременное раскрытие.

Своевременное раскрытие доказательств, которые сторона намеревается представить в материалы дела, обеспечивает равноправие и состязательность сторон. В связи с этим, принятие нераскрытых доказательств арбитражным судом может затруднить возможность другой стороны своевременно представить суду контрдоказательства, а также возражения на состязательные документы. Между  тем в пункте 35 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъясняется следующее:

«Доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Причины, по которым ранее не были раскрыты доказательства, могут быть учтены арбитражным судом при распределении судебных расходов (часть 2 статьи 111 АПК РФ)».[4]

Необходимо отметить, что именно такие разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ дают участникам судебного разбирательства процессуальную возможность не раскрывать своевременно имеющиеся у них доказательства. Таким образом, нераскрытые заблаговременно сторонами доказательства вынужденно принимаются арбитражными судами, о чем свидетельствует сложившаяся судебная практика.

Так, в постановлении от 19.02.2013 по делу N А33-7713/2012 Федеральный Арбитражный Суд Восточно-Сибирского округа указывает следующее: «Как следует из материалов дела, предпринимателем ранее не заявлялся довод о том, что он является инвалидом III группы и согласно пункту 1 части 3 статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации инвалиды имеют льготу по единому социальному налогу. Однако предпринимателем в суд первой инстанции в качестве приложения к заявлению о признании недействительным решения налогового органа, в том числе была представлена копия выписки из акта освидетельствования в учреждении государственной службы медико-социальной службы медико-социальной экспертизы, согласно которой Григорьев Александр Демьянович бессрочно находится на инвалидности III группы (том 1, л.д. 127-128). Представленное доказательство арбитражными судами исследовано не было. Пунктом 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.  Судебный акт является законным и обоснованным, если он вынесен в строгом соответствии с подлежащими применению по делу нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права; если в нем изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон.

Согласно пункту 35 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" (в редакции информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 22.11.2011 N 49) доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 29 постановления Пленума N 5 от 28.01.2001 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки, определенные пунктом 5 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации.

Нарушение судами норм процессуального права могло привести к принятию неправильного решения в части отказа в удовлетворении заявленного требования о признании недействительным оспариваемого решения инспекции в части предложения уплатить недоимку по единому социальному налогу в сумме 1 271 рубль, а также соответствующих пени и штрафов, в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене в указанной части на основании части 1 и части 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции на основе полного и всестороннего исследования имеющихся в материалах дела доказательств следует проверить обоснованность требований предпринимателя в вышеуказанной части, а также распределить расходы по государственной пошлине за кассационное рассмотрение дела».

В оставленном без изменения Федеральным Арбитражным Судом Восточно-Сибирского округа постановлении Четвертый арбитражный апелляционный суд в рамках рассмотрения апелляционной жалобы по делу N А10-2069/2008 придерживается следующей позиции: «Судебная коллегия считает несостоятельными доводы истца о том, что в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации он был лишен возможности изучить дополнительно представленные документы. Согласно п. 35 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 N 82 доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Из дела видно, что данные документы ответчиком были представлены суду 28.05.2009, после объявленного судом перерыва в судебном заседании для представления сторонами дополнительных доказательств в подтверждение рыночной стоимости аренды аналогичных нежилых помещений, о чем представитель истца был надлежащим образом уведомлен, однако, после перерыва в судебное заседание не явился»[5].

Суд кассационной инстанции по делу N А19-10430/06-24 в постановлении от 09.04.2007 отклонил доводы ЗАО "Витимэнерго" о том, что «суд первой инстанции принял решение на основании доказательств, представленных налоговым органом, которые не были раскрыты перед обществом до судебного разбирательства, в связи с чем ЗАО "Витимэнерго" считает свои процессуальные права нарушенными. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит запрета на принятие судом доказательств, которые не были раскрыты на стадии подготовки к судебному разбирательству. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 35 Информационного письма от 13 августа 2004 года N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные ими на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Пунктом 2 вышеназванного постановления Пленума N 53 от 12 октября 2006 года Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также подтвердил данную позицию, указав, что при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Кодекса»[6].

При этом разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащиеся в вышеуказанном информационном письме, применимы только при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции, что также подтверждается судебной практикой.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа при рассмотрении дела N А60-12783/12 в постановлении от 07.02.2013 указал: «…отклонение судом апелляционной инстанции ходатайства ответчика о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств соответствует положениям ч. 3 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Довод заявителя кассационной жалобы о неприменении п. 35 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" основан на неправильном толковании указанных правоположений, которые допускают принятие нераскрытых доказательств судом первой, но не апелляционной инстанции»[7].

Федеральный Арбитражный Суд Московского округа в постановлении от 25.09.2013 по делу N А41-40806/11 отмечает, что «суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по правилам суда первой инстанции, отказал в приобщении к материалам дела акта контрольного мероприятия "Проверка организации и осуществления процедур банкротства в федеральном государственном унитарном предприятии "Совхоз им. Тимирязева" (Московская область) за 2005 - 2008 гг. и истекший период 2009 г. от 17.04.2009, в котором, по утверждению ответчиков, содержатся сведения о произошедших изменениях в землепользовании истца, указав при этом на несоблюдение установленного порядка заблаговременного представления доказательств. Между тем, согласно пункту 35 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции. Кроме того, согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2003 N 12-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу фактические обстоятельства, ограничиваясь только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным. Отклоняя ходатайство ответчиков о приобщении дополнительных доказательств по делу, в том числе подтверждающие доводы о назначении дополнительной экспертизы, суд апелляционной инстанции указал, что ответчики не представили доказательств заблаговременного направления всем лицам, участвующим в деле, дополнительных документов, не доказали наличие уважительных причин для предоставления дополнительных документов в суд апелляционной инстанции. Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что дело рассматривалось по правилам суда первой инстанции, в связи с чем часть 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежала применению, и суду следовало руководствоваться положениями норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Вышеуказанные нарушения норм процессуального права могли привести к принятию неправильного судебного акта»[8].

Таким образом, можно констатировать, что на настоящий момент институт раскрытия доказательств не выполняет свои функции в полном объеме. Как указывалось выше, отсутствие подробной регламентации самого процесса раскрытия доказательств, а также конкретных санкций за несоблюдение сторонами данного требования приводит к злоупотреблениям участниками арбитражного процесса.

Поскольку, не принимая нераскрытое доказательство, арбитражный суд рискует вынести решение, которое в последующем отменят, так как при его вынесении не были учтены все представленные в дело доказательства, судьи вынуждены принимать такие доказательства. Участники процесса в случае представления нераскрытых доказательств обоснованно заявляют ходатайство об отложении дела для ознакомления с новыми доказательствами с целью формирования правовой позиции с учетом новых обстоятельств, а также представления суду своих возражений и контраргументов. Такое положение дел способствует затягиванию сроков рассмотрения дела, а также нарушает принцип состязательности.

Сознательное нераскрытие доказательств лицом, участвующим в деле, с точки зрения норм процессуального права должно быть квалифицировано арбитражными судами не только как нарушение требований ч. 3 ст. 65 АПК РФ, но и как нарушение требований ч. 2 ст. 41 АПК РФ, то есть злоупотребление правом. Именно так, например, и поступил Десятый арбитражный апелляционный суд, квалифицировав в Постановлении от 25 января 2011 года по делу N А41-4263/10 действия налогового органа, связанные с нераскрытием доказательств до начала судебного заседания в суде первой инстанции, как злоупотребление правом.[9]

С учетом вышеизложенного, представляется необходимым введение в АПК РФ подробной регламентации процесса раскрытия доказательств, а также установление санкций за несоблюдение данного требования, что, безусловно, окажет позитивное влияние на судебную практику. Одним из этапов процедуры раскрытия доказательств может быть установлено формирование перечня имеющихся у сторон доказательств, а также тех, которые необходимо истребовать в связи с объективными причинами. При этом следует установить возможность дополнения данного перечня новыми доказательства при наличии мотивированного ходатайства от лица, участвующего в деле. С предложением ввести подобный перечень доказательств выступала И.В. Решетникова[10]. Однако, ее предложение осталось без внимания.

Остается надеяться, что реформирование судебной системы в Российской Федерации не будет сведено только к упразднению Высшего Арбитражного Суда РФ, но и приведет к прогрессивному развитию арбитражного процесса в целом.

 

 



[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (с послед. изм. и доп.) // Собр. законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

[2] Юзефович В. Б. Доказательства и доказывание в арбитражном процессе: анализ правоприменительной практики. Выводы судебного юриста. М. : Инфотропик Медиа, 2012. С. 24.

[3] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2007. N 4.

[4] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2004. N 10.

[5] Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2009 по делу N А10-2069/2008 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс]: справочно-правовая система.

[6] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.04.2007 по делу N А19-10430/06-24 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочно-правовая система.

[7] Постановление ФАС Уральского округа от 07.02.2013 по делу № А60-12783/12 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочно-правовая система.

[8] Постановление ФАС Московского округа от 25.09.2013 по делу N А41-40806/11 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочно-правовая система.

[9] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 января 2011 г. по делу N А41-4263/10 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочно-правовая система.

[10] Решетникова И.В. На пути от следствия к состязательности в гражданском процессе. Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 86