Обзоры практики

Т.Л. Курас

доцент кафедры судебного права Юридического института ИГУ,

канд. ист. наук, доцент

А.Н. Лысанов

студент 5-го курса Юридического института ИГУ

 

ОБЗОР

практики нотариального обеспечения доказательств,

размещенных в сети Интернет

В настоящее время огромное количество людей активно пользуются Интернетом. Развитие информационных технологий нашло свое отражение и в судопроизводстве. Суды все чаще исследуют доказательства, полученные из Интернет-ресурсов, и оценивают их  достоверность и допустимость. Электронные доказательства постепенно становятся полноправными средствами доказывания в судебном споре. Их активное использование, вовлечение в процесс доказывания и оценка – вопрос времени[1].

Отметим, что в советское время именно арбитражи первые закрепили возможность использования электронных документов в качестве допустимого доказательства в процессе. Так, в п. 2 письма Госарбитража СССР от 29.06.1979 г. указано, что не теряет свойства допустимости доказательство, в создании которого участвовала ЭВМ, если ее использовали как коммуникационный канал или средство фиксации условий соглашения.[2] Но в целом до настоящего времени  сохранилось недоверие судов к доказательствам, основанным на новых технологиях. В США сначала отказывались принимать в качестве доказательств фотографии, впоследствии – звукозаписи  и видеозаписи. По мере того, как бывшие когда-то новыми технологии становились привычными, суды становились все более лояльными к основанным на них доказательствам и ослабляли первоначально жесткие требования к их допустимости.[3]

К сожалению, в настоящий момент в Российской Федерации отсутствует четкая законодательная база, регулирующая порядок исследования и оценки электронных документов в качестве допустимых доказательств при судебном разрешении споров (в данной статье нами не проводится анализ федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи» и анализ судебной практики использования квалифицированной электронной подписи). Поэтому каждый судья по своему усмотрению решает, принимать ему доказательства, размещенные в сети Интернет, в качестве доказательств или нет. Правовым основанием является  ч. 1 ст. 71 АПК РФ: Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном, и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. В связи с отсутствием в процессуальном законодательстве должного правового регулирования вопросов использования информации из сети Интернет, лица, участвующие в деле, могут ходатайствовать перед судом об отказе  в ее исследовании в качестве доказательств по делу. Например, если ответчик не желает, чтобы переписка рассматривалась судом, поскольку она явно подтверждает обязательства и вину ответчика, он может сослаться на то, что это недопустимое доказательство. 

У практикующих юристов возникает много вопросов относительно доказательств, размещенных в сети Интернет. В частности, в какой форме должны быть предоставлены в суд такие доказательства?

В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 126 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ)  к исковому заявлению прилагается выписка из ЕГРЮЛ или ЕГРИП с указанием сведений о месте нахождения или месте жительства истца и ответчика и (или) приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя или иной документ, подтверждающий указанные сведения или отсутствие таковых. В пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»», указано, что иным документом в смысле п. 9 ч. 1 ст. 126 АПК РФ может являться, в том числе: распечатанная на бумажном носителе и заверенная подписью истца или его представителя копия страницы официального сайта регистрирующего органа в сети Интернет, содержащей сведения о месте нахождения юридического лица и дату их обновления. Соответственно, как указал Высший Арбитражный Суд, распечатанные на бумажном носителе данные с официального сайта Федеральной Налоговой Службы приравниваются к выписке из ЕГРЮЛ или ЕГРИП.  Также судом было разъяснено, что в отношении упомянутых документов лицами, участвующими в деле, может быть подано заявление о фальсификации доказательства, в соответствии со статьей 161 АПК РФ, что влечет для лица, заверившего данный документ, последствия, предусмотренные действующим законодательством.

Однако суды не всегда оценивают распечатку с сайта, заверенную истцом или ответчиком, в качестве допустимого доказательства.  В таких случаях способом легализации электронной информации является составление нотариального протокола.[4] В соответствии с «Основами законодательства о нотариате»[5] (далее – Основы) нотариус в порядке обеспечения доказательств имеет право допрашивать свидетелей, производить осмотр письменных и вещественных доказательств. Именно в порядке осмотра и может быть составлен протокол, который придаст данным материалам форму, необходимую для судебного доказательства.[6] В результате постоянного взаимного проникновения нотариально заверенных документов различных стран на практике при наличии международных соглашений суды других государств  учитывают протоколы, составленные российскими нотариусами, при вынесении решений.[7]

При составлении нотариусами протоколов осмотра информации, размещенной в сети Интернет с соблюдением порядка и условий, предусмотренных законом, суды признают такие доказательства допустимыми. Так, в решении Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 6 апреля 2000 г. по делу № А56-8603/99 суд пришел к следующему выводу:  Доводы о том, что представленные документы не могут быть оценены как допустимые доказательства, неосновательны, поскольку протокол, составленный нотариусом, соответствует требованиям, предъявляемым к письменным доказательствам, т.е. содержит сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, а именно, об информации, содержащейся на WEB-странице.[8] В этом же решении указано, что отсутствие в протоколе выраженного порядка действий нотариуса при работе в сети не может являться причиной оценки содержащейся в нем информации как недостоверной.

Условия и порядок совершения нотариальных действий по обеспечению доказательств закреплены в Основах. В соответствии со ст. 103 закона нотариус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц, однако неявка их не является препятствием для выполнения действий по обеспечению доказательств. Обеспечение доказательств без извещения одной из сторон и заинтересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих отлагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в деле. Таким образом, учитывая  возможность оперативного устранения с сайта информации, за фиксацией которой обратилось лицо, процедура обеспечения информации, размещенной в сети Интернет, на наш взгляд, должна осуществляться безотлагательно. В противном случае, при извещении нотариусом заинтересованных лиц о времени и месте обеспечения такого доказательства, данная процедура не сможет быть реализована.[9] Этот вывод отражен, в частности, в Постановлении Федерального Арбитражного Суда Московского федерального округа от 24.03.2010 № КГ-А40/451-09. Также этот вывод содержится в разъяснениях Федеральной Нотариальной Палаты в письме от 13.01.2012 № 12/06-12 «Об обеспечении нотариусом доказательств». Поскольку обеспечение доказательств нотариусом осуществляется до возникновения судебного разбирательства, «сторон» в процессуальном понимании этого термина на момент совершения нотариального действия еще не существует. При этом лица, которые предположительно могут выступать в будущем судебном разбирательстве в качестве ответчиков или третьих лиц, как правило, не заинтересованы в обеспечении нотариусом доказательства, подтверждающего нарушение прав заявителя. Поэтому извещение нотариусом заинтересованных лиц о времени и месте проведения осмотра информационного ресурса в сети Интернет может привести к утрате доказательства, за обеспечением которого к нотариусу обратился заявитель. Вследствие этого заявитель лишится возможности доказать в суде факт нарушения своего права. Думается, необходимо отразить в законе положение о немедленном обеспечении доказательств из сети Интернет во избежание споров в суде о недопустимости таких доказательств по мотиву неизвещения нотариусом лиц, участвующих в деле.

 Еще одной проблемой является то, что согласно ст. 102 Основ законодательства о нотариате, действия по обеспечению доказательств могут быть совершены нотариусом лишь до начала производства по делу в суде. В научной, учебной литературе, а также в вышеуказанном письме Федеральной Нотариальной Палаты обоснованно отмечается следующее. Для подтверждения отсутствия соответствующих судебных или административных разбирательств достаточно представления лицом, обратившимся за обеспечением доказательства, заявления, в котором указывается, что в производстве суда или административных органов не находятся дела, для разрешения которых необходимо представление доказательства, обеспечиваемого нотариусом. Такое положение представляется обоснованным, поскольку у нотариусов нет другого способа   установить, возбуждено ли уже соответствующее дело. Таким образом, в данной ситуации действия нотариуса по обеспечению доказательств будут законными. Однако, в случае, если лицо предоставило недостоверную информацию о том, что дело еще не возбуждено, обеспеченная нотариусом информация может быть признана судом недопустимой. Так, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2010 № 09АП-656/2010-ГК указано, что нотариально заверенная электронная переписка признается  недопустимым доказательством, поскольку  обеспечение доказательства осуществлялось нотариусом по заявлению заинтересованных лиц, в то время как дело, по которому обеспечено доказательство, находилось в производстве суда.[10]

Если ответчик не опровергает информацию, размещенную в сети Интернет, то согласно части 3.1. статьи 70  АПК РФ, она будет признана допустимым доказательством. К данному выводу пришел Арбитражный суд Иркутской Области в своем решении от 18 июля 2011 г. по делу № А19-6955/2011, которое подтвердил Федеральный Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа. Как следует из представленной суду электронной переписки сторон договора, стороны согласовывали дату организационного собрания в связи с предстоящей поездкой, перелет, выбор гостиницы и прочее, в процессе исполнения договора неопределенности относительно предмета договора не возникало. При этом электронная переписка между сторонами принимается судом как допустимое доказательство по делу в соответствии с частью 3.1 статьи 70  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как обстоятельства ведения переписки ни одной из сторон не были прямо оспорены; несогласие с данным обстоятельством не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

Однако в случае, если доказательством является переписка между сторонами в сети Интернет, сторона может заявить суду, что данные письма не были получены адресатом. И тот факт, что на электронные письма ответили, может не учитываться судом, так как неизвестно, кто отправил ответ на эти письма, ведь воспользоваться чужим почтовым ящиком может каждый. Соответственно, если сторона отрицает, что лично она написала данное письмо, то опровергнуть это, если в письме отсутствует квалифицированная электронная подпись, с технической точки зрения будет невозможно.[11]

С целью анализа статистики и проблем совершения нотариусами Сибирского федерального округа нотариального действия по обеспечению доказательств, размещенных в сети Интернет, нами были направлены запросы в нотариальные палаты округа. Ответы были получены из девяти нотариальных палат. Помимо этого, нами также использовалась информация, размещенная на официальных  сайтах нотариальных палат и сведения, полученные в ходе бесед с нотариусами.

В результате анализа ответов, поступивших от нотариальных палат, можно сделать вывод, что наиболее активно обеспечение доказательств из сети Интернет осуществляют нотариусы Новосибирской области. Согласно  данным за 2011-2013 гг., данное нотариальное действие совершают 18 нотариусов, что составляет 14,5 % от общего числа нотариусов  Новосибирской области.  Из этих 18 нотариусов у троих нотариальные конторы находятся в г. Бердске, у остальных – в г. Новосибирске. Из 15 нотариусов, работающих на территории республики Алтай, 9 нотариусов, или 60 %, фактически могут составить протокол осмотра Интернет-ресурса. В Нотариальной палате республики Тыва всего один нотариус обеспечивает доказательства, что составляет 7,5 % от общего количества нотариусов в данной нотариальной палате. По 5 нотариусов обеспечивают доказательства в Нотариальной палате Иркутской области (4,5%) и Нотариальной палате Красноярского края (3%). Ряд нотариальных палат, которым был направлен запрос, ответили, что на практике все нотариусы осуществляют анализируемое нотариальное действие, что представляется маловероятным. Таким образом, сложность анализируемого нотариального действия предопределяет то, что на практике немногие нотариусы обеспечивают доказательства из сети Интернет. Представляется, что нотариальным палатам следует обратить на это внимание и провести работу по обучению нотариусов. Увеличение числа нотариусов, осуществляющих указанные действия, будет способствовать надлежащей последующей судебной защите прав граждан и организаций.

Наибольшее количество обращений граждан и юридических лиц к нотариусам за обеспечением доказательств, расположенных в сети Интернет, за период 2011-2013гг. было зарегистрировано в Новосибирской области – 160 обращений. В Алтайском Крае только за 2013 г. было подготовлено 113 таких нотариальных протоколов. За период 2012-2013гг. в Томской области совершено 69 исследуемых нотариальных действий, в Красноярском крае – более 20. Наименьшее количество нотариальных действий по обеспечению доказательств из сети Интернет зарегистрировано в Республике Алтай и Республике Тыва, всего по одному нотариальному действию за 2013 г.

Одной из проблем совершения нотариальных действий по обеспечению доказательств, размещенных в сети Интернет, является то, что стоимость данного нотариального действия, взимаемая нотариусами в различных субъектах, существенно разнится. Кроме того, серьезные проблемы на практике вызывает высокая стоимость данного нотариального действия. В результате  услуги нотариусов по обеспечению доказательств из сети Интернет становятся малодоступными. По результатам исследования можно с уверенностью сказать, что даже в Сибирском Федеральном округе ценовой разбег велик, нередко суммы, взимаемые за работу, весьма высоки.

На  сегодняшний  день  стоимость  мер  по  обеспечению  доказательств  согласно  п.п. 13  п. 1 ст.  22.1  Основ законодательства о нотариате,  п.п.  26  п.1,  ст.  333.24  Налогового  кодекса  Российской  Федерации  составляет нотариальный тариф в размере  100 рублей, а также стоимость услуг правового и технического характера.

Услуги правового и технического характера – это деятельность нотариуса по составлению документов, необходимых для совершения нотариальных действий, а также консультирование по вопросам, связанным с совершением нотариального действия. Полномочия нотариуса по оказанию услуг правового и технического характера закреплены в статьях 15, 16 Основ. Ранее, в период действия закона РФ «О государственной пошлине», размер услуг правового  и технического характера устанавливался в данном законе. В настоящее время законодательно этот размер, к сожалению, не регулируется. В результате возникла ситуация, когда нотариусы вправе сами решать вопрос о размере взимаемых сумм за услуги правового и технического характера. Думается, с учетом публично-правового характера нотариальной деятельности и недопустимости конкуренции среди нотариусов, такая ситуация недопустима. Для того, чтобы предотвратить ситуации, когда суммы, взимаемые за услуги правового и технического характера, существенно разнятся у разных нотариусов, либо чрезвычайно высоки, следует снова законодательно урегулировать данный вопрос.

Для решения проблемы взимания нотариусами различных сумм за услуги правового и технического характера, закрепления единых размеров, в России возникла практика их утверждения нотариальными палатами. При этом палаты учитывают ряд факторов, к примеру, доходы населения данного региона. Это позволяет решить вопрос о недопустимости взимания нотариусами различных сумм, но только в рамках одного субъекта. При этом суммы, взыскиваемые нотариусами разных регионов, могут существенно разниться, что на наш взгляд, недопустимо с учетом общегосударственного статуса нотариальной системы, публичного характера нотариальной деятельности. Несмотря на урегулирование вопроса о размерах на уровне актов нотариальных палат, проблемой остается обязательность этих актов для нотариусов. Думается, ряд нотариусов могут воспринимать их только как рекомендательные. Кроме того, практика утверждения размеров сумм, взыскиваемых за услуги правового и технического характера, нотариальными палатами субъектов, не позволяет решить проблему слишком высоких размеров за некоторые услуги. На весьма высокие размеры сумм, взыскиваемые за оказываемые услуги, обращается внимание, в частности, на страницах юридической печати.

Анализ информации, размещенной на сайтах нотариальных палат Сибирского федерального округа, а также в ответах палат на запросы, показывает следующее. Наименьшая стоимость в Нотариальной палате Республики Алтай - от 500 рублей. На сайте  нотариальной палаты указаны тарифы, а также стоимость услуг правового и технического характера, утвержденные   решением собрания членов нотариальной палаты Республики Алтай от 21.12.2012 г., однако в данном разделе отсутствует информация относительно стоимости такого нотариального действия, как осмотр нотариусом доказательств, размещенных в сети Интернет. В Томской Областной нотариальной палате тариф, размер оплаты услуг правового и технического характера установлен решением Правления палаты от 30.10.2006г. При обеспечении доказательств из сети Интернет в зависимости от объема работы он составляет: для юридических лиц – не менее 5 200 рублей, а для физических лиц – не менее 3200 рублей. В Красноярском Крае размер оплаты с учетом правовой и технической работы составляет 5 100 рублей + 100 рублей за 1 страницу. В Новосибирской области  в среднем стоимость данного нотариального действия составляет 5 000 - 10 000 рублей. В Республике Бурятия размеры утверждены решением общего собрания членов нотариальной палаты от 07.03.2014 г., вступившем в силу 10 марта 2014 г. За обеспечение доказательств, в зависимости от объема, с учетом тарифа, а также правовой и технической работы взимается от 1 500 до 20 100 рублей.  Такой же размер установлен  нотариальной палатой Иркутской области решением от 20.09.2008 г. (в ред. от 30.08.2013), вступившем в силу 10 марта 2014 г.

Представляется, решение рассмотренной проблемы лежит в плоскости возвращения к законодательному урегулированию не только размеров нотариальных тарифов, но и размеров сумм за оказание услуг правового и технического характера, в том числе за нотариальное действие по обеспечению доказательств.

Таким образом, нотариальное действие по обеспечению доказательств, размещенных в сети Интернет, остается весьма сложным на сегодняшний день. Возникает немало проблем, требующих как законодательного урегулирования, так и приведения правоприменительной практики к единообразию и внедрению данного действия в практику всех российских нотариусов.

 



[1] Ярков В.В. Использование информационных технологий в арбитражном процессе и нотариальной деятельности (некоторые проблемы) / В.В. Ярков // Использование информационных технологий в арбитражном процессе и при осуществлении нотариальной деятельности : материалы междунар. семинара (7-8 сент. 2006г., г. Екатеринбург) \ под ред. И. Ш. Файзутдинова, В.В. Яркова. М., 2007. С. 101-106.

[2] Балашов А., Лейканд Е. Проблемы использования электронных доказательств в арбитражном и гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс.   2009. № 6. С. 58.

[3] Савельев А.И. Электронная коммерция в России без ЭЦП: иллюзия или реальность? // Вестник гражданского права. 2013. № 3. С. 50.

[4] Бягичев А. В. Методическое пособие по обеспечению доказательств нотариусами / А.В. Бягичев // Учебно-методическое пособие. 2013. С.150.

[5] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февр. 1993 г. № 4462-1 (с послед. изм. и доп.) // Рос. газ. 1993. 13 марта (№ 49).

[6] Калиниченко Т. Г. Обеспечение доказательств нотариусами // Нотариус. 2008. № 2. С. 28.

[7] Черная А.К. // Дилемма электронных средств доказывания в суде // URL : http://jurliga.ligazakon.ua/news/2012/6/20/66583.htm (дата обращения: 28.09. 2013).

[8] Наумов В.Б. Право и Интернет. Очерки теории и практики. М., 2002. С. 290.

[9] Лещенко А. И. Актуальные вопросы обеспечения доказательств нотариусом // Закон. 2008. № 9. С. 165-171.

[10] Лещенко, А. И. Досудебное обеспечение доказательств в Интернете и не только // URL : http://not199.ru/dosudebnoe-obespechenie-dokazatelstv.htm. (дата обращения : 01.12.2013).

[11] Боннер А.Т. Доказательственное значение информации, полученной из Интернета // Закон. 2007. № 12. С. 86