Обзоры практики

В. Г. Нестолий

доцент кафедры гражданского права и процесса

Иркутского юридического института (филиал) РПА Минюста России,

                                                           канд. юрид. наук                                 

В. А. Можаева

студентка 5-го курса дневного отделения

Иркутского юридического института (филиал) РПА Минюста России

 

ОБЗОР

судебной практики о мировых соглашениях в исполнительном судебном производстве (пролегомены к постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда от 18 июля 2014 г. № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе»)

 

Государственная программа «Юстиция», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 4 апреля 2013 г. № 517-р [1], констатирует, что в рамках исполнительного производства часто возникают разногласия между сторонами, в том числе относительно способов и методов исполнения судебного акта. Одновременно государственная программа предлагает ряд мер   для поощрения добровольного исполнения. В связи с необходимостью поощрения добровольного исполнения актуальна проблема мирового соглашения в исполнительном производстве. Суть проблемы заключается в том, что суды полагают возможным заключение мирового соглашения только в рамках существующего исполнительного производства, до его окончания судебным приставом-исполнителем. Целесообразно предоставить взыскателю и должнику возможность урегулировать разногласия относительно способов исполнения акта, обладающего принудительной силой, до возбуждения исполнительного производства посредством заключения мирового соглашения, являющегося основанием к выдаче исполнительного листа. Сегодня мировое соглашение между должником и взыскателем рассматривается как  основание к изданию судебным приставом-исполнителем постановления о прекращении исполнительного производства, в то время как названное мировое соглашение призвано выполнять функции, которые выполняет определение об изменении способа исполнения судебного решения. Положение осложняется ошибочным представлением о том, что мировое соглашение «фактически» отменяет судебное решение, постановленное по делу. 

Настоящая работа есть попытка опровергнуть названное ложное представление и доказать, что взыскатель и должник имеют право на мировое соглашение после вступления в законную силу решения суда и до возбуждения исполнительного производства.  В работе основной упор сделан на описании судебных актов о мировых соглашениях, вопросы теоретического порядка затрагиваются лишь в минимальном объеме, который необходим  для изложения эмпирического материала. 

Так, определением Мещанского районного суда от 20 июля 2011 г. постановлено возвратить заявление  об утверждении мирового соглашения между компанией «ОЗБОРН ИНТЕРНЕШНЛ ЛИМИТЕД» (взыскателем) и гражданином (должником).  Проверяя законность и обоснованность определения районного суда, Московский городской суд не нашел оснований для его отмены по следующим мотивам: «Законодатель традиционно устанавливает правило о возможности заключения мирового соглашения на любой стадии процесса, в том числе и в рамках исполнительного производства. Любая стадия гражданского процесса начинается с вынесения соответствующего определения об ее начале. Исполнительное производство также начинается с момента вынесения постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства …  утверждение судом мирового соглашения между взыскателем и должником является основанием для прекращения исполнительного производства, а не производства по делу, завершенному в суде. Как видно из материалов дела, в нем отсутствуют сведения о возбуждении исполнительного производства» (определение от 29 февраля 2012 г. № 33-6528). Из определения следует, что Московский городской суд отождествляет мировое соглашение, заключаемое в суде для прекращения исполнительного производства, с мировым соглашением, которое стороны (должник и взыскатель) вправе совершить при исполнении судебного акта.

Соглашение о распределении судебных расходов. Согласно  ч. 2 ст. 112 АПК РФ 2002 г. заявление по вопросу о судебных расходах, понесенных в связи с рассмотрением дела в суде первой, апелляционной, кассационной инстанций, рассмотрением дела в порядке надзора, не разрешенному при рассмотрении дела в соответствующем суде, может быть подано в суд первой инстанции, рассматривавший дело по первой инстанции, в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу.   В соответствии с ч. 4 ст. 110 АПК при соглашении лиц, участвующих в деле, о распределении судебных расходов суд относит на них судебные расходы в соответствии с этим соглашением. Представляется, что нет оснований не считать соглашение, заключаемое в рамках дела о распределении судебных расходов, особой формой мирового соглашения, которое отличается от привычного тем, что принимать на себя обязательство могут не только стороны (истец и ответчик), но и третьи лица [2].    

ОАО «Роскоммунэнерго» обратилось  с заявлением о взыскании с ОАО «Мариэнергосбыт» судебных расходов в сумме 34 тыс. 754 руб. 40 коп. по делу № А38-3322/2006-10-287 Арбитражного суда Республики Мари Эл.  Определением Арбитражного суда от 4 июня 2008 г. было назначено судебное заседание для рассмотрения названного заявления, судебные расходы были взысканы в пользу заявителя определением от 12 августа 2008 г.  Несмотря на то, что ранее дело было рассмотрено по существу и постановлено судебное решение, специального определения о возбуждении дела  по заявлению о распределении судебных расходов не издавалось.

Следовательно, назначению судебного заседания для рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения при исполнении судебного акта, не препятствует отсутствие постановления судебного пристава – исполнителя о возбуждении исполнительного производства, поскольку специального определения о возбуждении производства по делу о распределении судебных расходов не издается. В ответ на возможные возражения о некорректности аналогии скажем, что вопрос о взыскании издержек  по рассмотренному делу по Уставу гражданского судопроизводства  рассматривался судом в исполнительном (расчетном) производстве (согласно ст. 916 УГС при прошении о взыскании судебных издержек взыскатель должен представить в суд подробный расчет издержек, понесенных в течение предшествующего производства) [3].  

Мировое соглашение при исполнении судебного акта не прекращает производства по делу. Часть 1 ст. 439 ГПК РФ [4] устанавливает, что  исполнительное производство прекращается судом в случаях, предусмотренных Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве, Закон № 229-ФЗ) [5].  В соответствии с  ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве исполнительное производство прекращается судебным приставом – исполнителем в случае утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником.  Закон № 229-ФЗ гласит, что стороны (должник и взыскатель) до окончания исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение в судебном порядке (ч. 1 ст. 50).  Апелляционным определением Иркутского областного суда от  29 октября 2013 г. по делу №   33-8847/13 отменено определение городского суда об утверждении  мирового соглашения между Gazprombank Mortgage Funding 3S.A., Societe anonyme (Газпром Моргидж Фандинг ЗС.А., акционерная компания) и гражданином – должником. Названным определением городской суд не только утвердил мировое соглашение между взыскателем и должником, но и  прекратил производство по делу между банком – истцом и гражданином – ответчиком о взыскании суммы займа, процентов, неустойки и обращении взыскания на заложенное имущество. Решением суда требования банка были удовлетворены, а затем определением того же суда производство по делу было прекращено в связи с утверждением мирового соглашения, заключенного сторонами. В частной жалобе представитель акционерного банка просил отменить определение суда об утверждении мирового соглашения в части прекращения производства по делу. В частной жалобе было указано, что гражданское дело о взыскании денежных сумм и обращении взыскания на предмет залога было рассмотрено по существу, поэтому возможность прекращения производства по делу отсутствует. Таким образом, податель частной жалобы исходил из того, что определение об утверждении мирового соглашения между должником и взыскателем не может прекращать производство по гражданскому делу между истцом (взыскателем) и должником (ответчиком), в рамках которого постановлено решение о разрешении спора по существу заявленных требований.  И, следовательно, судебное решение не может быть  «фактически» отменено судебным определением об утверждении мирового соглашения между должником и взыскателем.

Определение Иркутского областного суда об отмене определения городского суда об утверждении мирового соглашения мотивировано тем, что согласно ч. 1 ст. 50 Закона № 229-ФЗ  стороны исполнительного производства  вправе заключить мировое соглашение до окончания исполнительного производства.  «Из материалов дела усматривается, - указала судебная коллегия, - спор между банком и должником по вопросу кредитной задолженности окончательно разрешен вступившим в законную силу решением Усольского городского суда. Исполнительное производство по заявлению взыскателя возбуждено постановлением судебного пристава. Поступило заявление представителя взыскателя о возврате исполнительного листа. Постановлением судебного пристава исполнительное производство окончено, исполнительный лист возвращен взыскателю». Иркутский областной суд отметил, что «утверждая мировое соглашение, в соответствии с абз. 5 ст. 220 ГПК РФ, и прекращая производство по делу, суд не учел, что решение вступило в законную силу, взыскателем получен исполнительный лист и принимались меры к исполнению». При изложенных обстоятельствах судебная коллегия нашла правильным определение суда отменить как постановленное с нарушением  процессуального права, и заявление об утверждении мирового соглашения оставила без удовлетворения [6].

Утверждение мирового соглашения между должником и взыскателем не влечет за собой прекращения производства по делу с «фактической» отменой вступившего в законную силу судебного решения.  В этой части апелляционное определение полагаем правильным, то есть соответствующим праву. Но мировое соглашение между должником и взыскателем может быть заключено и после окончания исполнительного производства, и в том случае, если исполнительное производство вообще не возбуждалось, а взыскатель и должник приступили к переговорам о порядке и способах  исполнения судебного решения, выработали условия мирового соглашения и обратились к суду с заявлением об его утверждении. Для того, чтобы доказать настоящий тезис, необходимо решить задачу разграничения между мировым соглашением, которое утверждается судом по текущему исполнительному производству, и мировым соглашением, которое утверждается судом при исполнении судебного акта. Для решения задачи необходимо отграничить исполнительное производство и судебные производства по рассмотрению и разрешению дел, возникающих при исполнении судебных актов и постановлений иных органов (должностных лиц).

Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ.  О том, что такая задача действительно существует и актуальна, свидетельствует постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 апреля 2000 г. № 8232/99.  Из  постановления следует, что в пользу хозяйственного общества состоялось решение суда о взыскании денежных средств с коммерческого банка. Выданные судом исполнительные листы с инкассовым поручением были переданы взыскателем (хозяйственным обществом) в Приморский расчетно-кассовый центр г. Тольятти. Затем хозяйственное общество (взыскатель) обратилось в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения и о прекращении исполнительного производства. Определением арбитражного суда производство по заявлению об утверждении мирового соглашения прекращено, поскольку исполнительное производство не возбуждалось и арбитражный суд не вправе утверждать мировое соглашение [7]. Постановляя об отмене судебных актов, состоявшихся по заявлению об утверждении мирового соглашения, Президиум ВАС РФ указал, что исполнение решений арбитражных судов возможно как в порядке, предусмотренном ст. 5 и ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ [8], так и ст. 9 указанного закона.  «Согласно ст. 121 АПК РФ [9] мировое соглашение утверждается арбитражным судом, о чем выносится определение, в котором указывается о прекращении производства по делу, - сказано в постановлении Президиума ВАС РФ, - утверждения мирового соглашения производство по делу прекращается на любой стадии арбитражного процесса. Поскольку исполнительные листы направлены взыскателем на исполнение в банк, и исполнение судебных актов является стадией арбитражного процесса, у арбитражного суда не было препятствий  к рассмотрению заявления об утверждении мирового соглашения».  В цитируемом постановлении Президиум ВАС РФ говорит о том, что мировое соглашение может быть заключено на стадии исполнения судебного акта, невзирая на то, что исполнительное производство судебным приставом-исполнителем не возбуждалось. При этом судебное производство по исполнению судебного акта Президиум ВАС РФ полагает исполнительным производством, считает он таковым и исполнение судебного решения не приставом-исполнителем, а иным агентом исполнения (банком, расчетным кассовым центром).  Не вызывает каких-либо сомнений, что суд может утвердить мировое соглашение между взыскателем и должником, даже если исполнительный лист не передавался в отдел принудительного исполнения Федеральной службы судебных приставов. Но неверно полагать, что названное мировое соглашение влечет прекращение производства по делу, трудно согласиться и с тем, что исполнение судебного акта, постановленного арбитражным судом, является «стадией арбитражного процесса». 

Арбитражный процесс и судебные производства при исполнении акта арбитражного суда. Согласно ч. 1 ст. 139 АПК РФ (в действующей редакции) мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта.  Действующий АПК, таким образом, отграничивает арбитражный процесс от производства в арбитражном суде по делу об исполнении судебного акта. 

Нельзя не сказать, что между постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 апреля 2000 г. № 8232/99 и ч. 1 ст. 50 Закона № 229-ФЗ существует тесная связь. Постановление Президиума ВАС РФ говорит о том, что мировое соглашение может быть заключено и в случае, если исполнительное производство не было возбуждено. Правило ч. 1 ст. 50 Закона об исполнительном производстве, согласно которому стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение до окончания исполнительного производства, на первый взгляд препятствует сторонам (должнику и взыскателю) заключать мировое соглашение, если исполнительный документ в орган Федеральной службы судебных приставов [10] для принудительного исполнения не передавался. Об этом можно утверждать, поскольку окончание исполнительного производства осуществляется судебным приставом-исполнителем посредством издания специального о том постановления (ч. 3 ст. 47  Закона № 229-ФЗ).  В действительности же, если исполнительное производство не возбуждалось или окончено, ничто не препятствует суду утвердить мировое соглашение между истцом и ответчиком в производстве по делу, связанному с исполнением судебного акта (ст. 428- ст. 466 ГПК РФ, ст. 318-332 АПК РФ ). 

Не подлежит сомнению, что взыскатель, получив исполнительный лист, вправе не предъявлять исполнительный лист для принудительного исполнения, а сразу получить удовлетворение от должника, пусть по форме, которая не предусмотрена резолютивной частью судебного решения. Должник, предоставивший удовлетворение кредитору, может опасаться, что исполнительный лист все же будет предъявлен в подразделение принудительного исполнения, и должнику будет трудно убедить суд или пристава-исполнителя в том, что взыскатель получил удовлетворение, но не в той форме, которая была установлена решением суда (например, получил деньги вместо вещи). Поэтому договор между должником и взыскателем о порядке исполнения судебного решения следует облечь в форму мирового соглашения [11].

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 3 июля 2008 г. по делу № А 40-58735/07-136-417 отказано в иске о признании недействительным договора купли-продажи именных обыкновенных акций от 22 мая 2007 г., заключенного между ООО «Транснефтьсервис С» и ОАО РАО «ЕЭС России» и о применении последствий недействительности сделки в виде возврата каждой из сторон полученного по сделке, а именно – в виде возврата ОАО РАО «ЕЭС России» в пользу ООО «Транснефтьсервис С», денежных средств в сумме 2 млрд. 50 млн. руб. и в виде возврата ООО «Транснефтьсервис С» в пользу ОАО РАО «ЕЭС России» именных обыкновенных бездокументарных акций ОАО «Нижегородская сбытовая компания» в количестве 2 млн. 441 тыс. 628 штук.  Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 августа 2008 г. № 09АП- 9636/2008-ГК по делу № А40-58735/07-136-417 [12] решение арбитражного суда было отменено, требования Компании «Санфлейк Лимитед» удовлетворены. На ОАО «ФСК ЕЭС» возложена обязанность возвратить ООО «Транснефтьсервис С» денежные средства, на ООО «Транснефтьсервис С» возложена обязанность возвратить ОАО «ФСК ЕЭС» 2 млн. 441 тыс. 628 штук обыкновенных именных акций ОАО «Нижегородская сбытовая компания», государственный регистрационный номер 1-01-55072-Е номинальной стоимостью 11 руб. 88 коп. Исполнительные производства не возбуждались. ОАО «ФСК ЕЭС» перечислило ООО «Транснефтьсервис С» часть из денежных средств, ранее полученных за акции ОАО «Нижегородской сбытовой компании», а ООО «Транснефтьсервис С» продолжает владеть контрольным пакетом акций, который по судебному решению обязано передать ОАО «ФСК ЕЭС». Таким образом, между   истцом (Компания «Санфлейк Лимитед») и ответчиком (ООО «Транснефтьсервис С»), с одной стороны, и ответчиком (ОАО «ФСК ЕЭС») состоялось несудебная полюбовная сделка, согласно которой исполнительные производства не возбуждаются, а ОАО «ФСК ЕЭС» возвращает часть денежной суммы, вырученной за пакет акций, снижая, таким образом, цену пакета акций.

Очевидно, что если нет препятствий к совершению полюбовной сделки вне суда, следовательно, это означает, что нет препятствий к совершению полюбовной мировой сделки в суде, посредством заключения мирового соглашения. Мировая сделка, утвержденная  судебным актом, то есть мировое соглашение, предпочтительнее внесудебной мировой сделки, поскольку обладает свойствами исполнимости и  бесспорности. 

Если взыскатель, в пользу которого состоялось судебное решение о сносе самовольной постройки, по уговору с должником может не предъявлять исполнительный лист для принудительного исполнения, предоставляя  должнику отсрочку для добровольного исполнения судебного решения, то почему уговор о предоставлении отсрочки исполнения стороны (должник и взыскатель) не может быть облечен в форму мирового соглашения, утверждаемого судом?

Следуя  апелляционному определению Иркутского областного суда от 29 октября 2013 г. по делу № 33-8847/13, согласно которому суд может утвердить мировое соглашение между взыскателем и должником только по неоконченному исполнительному производству, приходим к неприемлемому решению о том, что взыскатель, желающий предоставить должнику отсрочку исполнения, должен первоначально требовать возбуждения исполнительного производства, а затем, получив постановление пристава-исполнителя о возбуждении производства, обращаться в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. Возникает вопрос, а какие  обстоятельства могут побуждать взыскателя обращаться в суд за определением об утверждении мирового соглашения, если он по собственному усмотрению принимает решение о предъявлении исполнительного листа для принудительного исполнения? Должник может обещать взыскателю деньги за предоставленную отсрочку исполнения и просить гарантий против предъявления исполнительного листа к исполнению после получения денег взыскателем. Такой гарантией является определение суда об утверждении мирового соглашения между должником и взыскателем при исполнении судебного акта.

Представляется, что полюбовная сделка, если она утверждена судом как мировое соглашение, будет договором между ООО «Транснефтьсервис С» и ОАО «ФСК ЕЭС», являющимся основанием для платежа со стороны продавца акций и подтверждающий на стороне покупателя легальность обладания акциями. Предположим, что договор купли-продажи земельного участка был признан судом недействительным, после чего истец и ответчик условились, что земельный участок остается в собственности покупателя, который получает от продавца часть денежной суммы, переданной ему при заключении договора. Если договор между взыскателем и должником не оформлен публичным образом, нельзя говорить о том, что должник (покупатель) является собственником земельного участка, поскольку основание его приобретения аннулировано судом.  Если сделка между продавцом и покупателем   будет изложена в резолютивной части определения суда об утверждении мирового соглашения, то основанием права собственности покупателя на земельный участок будет выступать не договор, о недействительности которого постановлено судебное решение, а утвержденное судом мировое соглашение. Такое мировое соглашение не отменяет решения суда о недействительности сделки, для того, чтобы наглядно продемонстрировать данное утверждение представим, что решение суда о двухсторонней реституции исполнено, но затем истец и ответчик заключили новый договор  купли-продажи  земельного участка.  Очевидно, что своим новым договором стороны не могут признать действительным договор, аннулированный судебным решением, или отменить судебное решение, на которое, кстати, они могут ссылаться как на средство доказывания в своих спорах по новому договору.

Исполнительное производство не есть процессуальное производство.  «Цивилистический процесс и исполнительное производство … построены на разных началах. Само по себе понимание исполнительного производства как стадии гражданского и арбитражного процесса не означает их полного отождествления, - констатирует профессор Владимир Владимирович Ярков, - что подтверждается опытом других государств, особенно Европы, равно как и собственным опытом нашей страны, поскольку система исполнительного производства носит относительно автономный характер и входит в систему органов исполнительной власти, строящихся на других началах, чем система судебной власти» [13].  Если процесс базируется на принципах гласности (ст. 10 ГПК РФ, 11 АПК РФ), состязательности и равноправия (ч. 1 ст. 12 ГПК, ст. 7, ст. 8 АПК), а также  непосредственности (ст. 157 ГПК, ст. 10 АПК), устности и непрерывности (ст. 157 ГПК), то для исполнительного производства признаны целесообразными идеи законности, своевременности, уважения, неприкосновенности и соотносимости (ст. 4 Закона об исполнительном производстве). 

Часть 1 ст. 50 Закона об исполнительном производстве говорит о возможности заключения между должником и взыскателем мирового соглашения до окончания исполнительного производства, поскольку все то, что имеет место за пределами исполнительного производства, после его окончания, не может регламентироваться Законом № 229-ФЗ. Вопросы судебного производства о заключении мирового соглашения между должником и взыскателем при исполнении судебного решения есть сфера регулирования процессуального (судопроизводственного) кодекса, а не закона об исполнительном производстве.  Отсюда следует, что мировое соглашение в исполнительном производстве может, гипотетически, отличаться от мирового соглашения, утверждаемого судом при исполнении судебного акта.  Но для того, чтобы признать это, необходимо отказаться от парадигмы, согласно которой исполнительное производство есть часть (стадия, фазис) процесса.

Если производства, в которых суд рассматривает дела, возникающие при исполнении судебных актов, не являются процессуальными производствами, это означает, что утверждение мирового соглашения между должником и взыскателем не может влечь за собой отмены судебного решения, вступившего в законную силу, в отличие от мировых соглашений, которые утверждаются судом в кассационном производстве [14].  

Частные судебные производства при исполнении судебного акта автономны от процессуального производства.  Если производство по делу, возникшему при исполнении судебного акта (например, по делу об утверждении мирового соглашения между должником и взыскателем либо об изменении способа исполнения судебного решения) есть самостоятельное автономное производство, которое автономно от процессуального искового производства, это означает, что данное производство может идти в суде по месту исполнения судебного решения. Поэтому вызывает возражения апелляционное определение Московского городского суда от 25 декабря 2012 г. по делу № 11- 29059, которым оставлено в силе определение Савеловского районного суда о возвращении коммерческому банку заявления об утверждении мирового соглашения в рамках исполнения решения Чертановского районного суда об обращении взыскания на заложенную квартиру, расположенную в Савеловском районе г. Москвы. «Довод жалобы о том, что мировое соглашение на стадии исполнительного производства утверждает суд первой инстанции по месту исполнения судебного акта или по выбору сторон, а также ссылка на ст. 439 ГПК РФ не может служить основанием к отмене судебного решения, поскольку ст. ст. 439, 440 ГПК РФ регулируют порядок прекращения исполнительного производства, а стороны обратились в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения», - сказано в апелляционном определении.

 Между тем, ч. 1 ст. 440 ГПК говорит о том, что вопрос о прекращении исполнительного производства может рассматриваться судом, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель, ч. 1 ст. 439 ГПК устанавливает, что исполнительное производство прекращается судом в случаях, предусмотренных Законом об исполнительном производстве, ч. 2 ст. 43 которого предписывает приставу-исполнителю в случае утверждения судом мирового соглашения между должником и взыскателем.

Формально позиция суда опирается на то, что суд, расположенный по месту исполнения обязанностей судебным приставом-исполнителем, прекращает исполнительное производство в случаях, установленных ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве,  а суд, утверждающий мировое соглашение при исполнении судебного акта, не решает вопроса о прекращении исполнительного производства. Этот вопрос относится к компетенции судебного пристава-исполнителя по месту исполнения судебного акта, поскольку мировое соглашение при исполнении судебного акта может содержать не отказ взыскателя от взыскания, а условие о предоставлении должнику отсрочки исполнения судебного акта или  о замене исполнения.

Тем не менее, апелляционное определение  Московского городского суда от 25 декабря 2012 г. по делу № 11- 29059, невзирая на критичное отношение к его мотивам, позволяет утверждать, что правоприменитель осознает отличия судебного производства при исполнении судебного акта, в котором  утверждается мировое соглашение между должником и взыскателем, от исполнительного производства, которое прекращается судебным приставом-исполнителем на основании судебного акта об утверждении мирового соглашения.  

 

 


[1] Об утверждении Государственной программы Российской Федерации «Юстиция» : распоряжение Правительства РФ от 4 апр. 2013 г. № 517-р // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочно-правовая система.

[2] «Выясняя допустимость участия третьего лица в мировом соглашении, важно учитывать, что примирение в гораздо большей степени, чем судебное решение, обеспечивает социальную гармонию, способствует формированию доверия, ответственности и добросовестности в отношениях между людьми»,  - пишет Николай Георгиевич Елисеев. (См.: Елисеев Н. Г. Право третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на мировое соглашение // Вестн. Высшего Арбитражного Суда РФ. 2013. № 5. С. 111). Соглашаясь со сказанным, отметим, что мировое соглашение потому допустимо только между истцом и ответчиком, что судебное решение может быть постановлено только в отношении истца и ответчика, судебное решение не может возлагать обязанностей на третьих лиц и наделять третьи лица правами  даже с их согласия, следовательно, и мировое соглашение не может возлагать на третьих лиц обязанностей и наделять их правами. Примеры утверждения арбитражными судами мировых соглашений с участием третьих лиц, приводимые доцентом Н. Г. Елисеевым, есть примеры, в которых арбитражный суд  привлек к участию в деле в качестве третьих лиц граждан и организации, являющихся участниками спорных правоотношений, которых следует привлекать в  качестве ответчиков (ч. 3 ст. 40 ГПК РФ, ч. 5 ст. 46 АПК РФ).  

[3] Устав гражданского судопроизводства по офиц. изд. 1892 г., сводному продолжению 1912 г. и позднейшим узаконениям как для местностей, где введен в полном объеме закон о преобразовании местного суда, так и для прочих частей империи, с систематиз. собранием законодательных мотивов ко всем узаконениям и разъяснений Правительствующего сената и Министерства юстиции, с прил. узаконений, цитированных в Уставе или касающихся применения его, законов 12 марта 1914 г. и алфавитного предметного указателя : издание неофициальное / сост. В. Гордон, орд. проф. имп. Харьковского ун-та.  СПб., 1914. С. 693.

[4] О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации : федер. закон от 2 окт. 2007 г. № 225-ФЗ (ред. 18 июля 2011 г.) // Рос. газ. 2007.  6 окт.

[5] Об исполнительном производстве : федер. закон от 2 окт. 2007 г. № 229-ФЗ (ред. 28 дек. 2013 г.) // Рос. газ. 2007. 6 окт.  Далее – Закон об исполнительном производстве, Закон № 229-ФЗ.

[6] Кроме того, Иркутский областной суд по данному делу установил, что заявление об утверждении мирового соглашение было рассмотрено при отсутствии представителя взыскателя, который просил о том перед судом в соответствующем заявлении. Однако в материалах дела нет доверенности, выданной представителю, который подал заявление об утверждении мирового соглашения, а есть другая доверенность, выданная представителю, не принимавшему участия в судебном разбирательстве об утверждении мирового соглашения. Однако для целей настоящей работы можно абстрагироваться от  данного обстоятельства, оставить его «за скобками».  

[7] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 30 сент. 1999 г. по делу № А55-167/97-29.

[8] Об исполнительном производстве : федер. закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ (утратил силу) // Рос. газета. 1997. 5 авг.  Согласно ст. 5 Закона № 119-ФЗ требования судебных актов и актов иных органов о взыскании денежных средств налоговыми органами, банками и иными кредитными организациями. Федеральные законы могут устанавливать обязанность исполнения судебных актов не только для налоговых органов и кредитных организаций, но и для других органов, организаций, граждан и должностных лиц, которые не являются органами принудительного исполнения. Статья 9 Закона № 119-ФЗ содержала порядок возбуждения судебным приставом – исполнителем исполнительного производства.

[9] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 5 мая 1995 г. №  70-ФЗ (утратил силу) // Собр. законодательства РФ. 1995. №  19. Ст. 1709.

[10] Согласно п. 1 Положения о Федеральной службе судебных приставов (утвер. Указом Президента РФ от 13 окт. 2004 г. № 1316 в ред. 21 апр. 2008 г.    539), ФССП России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц. См.: Вопросы Федеральной службы судебных приставов : указ Президента РФ от 13 окт. 2004 г. (ред. 6 дек. 2013 г.) //  Собр. законодательства РФ.  2004. № 42. Ст. 4111.

[11] «Следует выделить ситуацию, когда в мировом соглашении [в суде апелляционной инстанции. – В. Н., В. М.] права и обязанности сторон прописываются аналогично судебному решению [постановленному в первой инстанции. – В. Н., В. М.], - пишет судья Владимирского областного суда Александр Евгеньевич Бочкарев, - дополнительно устанавливаются лишь определенный порядок и способ исполнения решения либо отсрочка и рассрочка его исполнения …  В приведенной ситуации спор уже разрешен с точно таким же результатом, при том, что иного варианта разрешения спора мировым соглашением не предусмотрено. Вопросы, связанные со способом и порядком исполнения решения, могут быть разрешены судом по заявлению сторон на стадии исполнения решения, на этой же стадии возможно заключение мирового соглашения». См.: Бочкарев А. Е. Отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения и проведение процедуры медиации в суде апелляционной инстанции // Вестник Владимирского юридического института. 2013. № 2. С. 54

[12] Постановление интересно тем, что выигравший дело истец не выступает в качестве взыскателя, напротив, каждый из ответчиков выступает по отношению к другому как взыскатель и должник.

[13] Ярков В. В. Размышления о сути исполнительного производства (сквозь призму проекта долгосрочной Программы повышения эффективности исполнения судебных решений (2011-2020)) // Эффективность принудительного исполнения судебных решений и актов других органов : сб. материалов Междунар. науч. – практ. конф., г. Казань, 8-11 июня 2011 г. М., 2011 // Гарант [Электронный ресурс] : справочно-правовая система.  

[14] Например, определением Федерального Арбитражного Суда Дальневосточного округа от 2 дек. 2013 г. № Ф03-4857/2013 отменено постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 27 авг. 2013 г. по делу № А73-2238/2013 Арбитражного суда Арбитражного суда Хабаровского края и утверждено мировое соглашение между ООО «ЗемСтройИнвест» и администрацией г. Хабаровска.