Обзоры практики

 

А.А. Тюкавкин-Плотников

зав. кафедрой таможенного дела и правоведения

ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет путей сообщения»,

канд. юрид. наук, доцент

А.А. Пахаруков

доцент кафедры таможенного дела и правоведения

ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет путей сообщения»,

канд. юрид. наук, доцент

 

ОБЗОР

практики арбитражных судов по рассмотрению дел о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства

 

Правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства.

Правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства в действующем российском законодательстве является двойственным.

До недавнего времени общее правило было сформулировано в п. 2 ст. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации[1]: крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет свою деятельность без образования юридического лица, а глава крестьянского (фермерского) хозяйства признается индивидуальным предпринимателем. Такое же правило закрепил и принятый позднее Федеральный закон от 11 июля 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»[2] (далее по тексту – Федеральный закон о КФХ). Исключительная норма предусматривала положение, согласно которому те крестьянские (фермерские) хозяйства, которые были созданы как юридические лица в соответствии с ранее действовавшим Законом РСФСР от 22 ноября 1990 г. № 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»[3] (далее по тексту – Закон РСФСР о КФХ), получили право сохранить статус юридического лица до 1 января 2010 г. Затем этот срок был продлен еще на три года (до 1 января 2013 г.)[4], а в последующем – до 1 января 2021 г.[5] Особенность указанных крестьянских (фермерских) хозяйств выражается в том, что имущество таких хозяйств – юридических лиц принадлежит не им, а их членам на праве общей долевой собственности, а при единогласном решении членов хозяйства – на праве общей совместной собственности (п. 1 ст. 15 Закона РСФСР о КФХ).

Под общее правило о том, что крестьянское (фермерское) хозяйство юридическим лицом не является, а его глава признается индивидуальным предпринимателем, было подведено последующее правовое регулирование. Так, Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2003 г. № 630[6] предусмотрено, что государственная регистрация крестьянских (фермерских) хозяйств осуществляется в порядке, установленном для государственной регистрации физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей. Нормы о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства расположены в главе X Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»[7], посвященной банкротству граждан, а не юридических лиц.

В 2012 году правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства было изменено[8]: граждане получили право заниматься производственной или иной хозяйственной деятельностью в области сельского хозяйства в двух формах:

1) без образования юридического лица на основе соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства;

2) путем создания юридического лица (в организационно-правовой форме коммерческой организации – крестьянское (фермерское) хозяйство).

В первом случае главой крестьянского (фермерского) хозяйства может быть гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя (п. 5 ст. 23 ГК РФ).

Для целей определения норм о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства последние можно подразделить на четыре группы:

1) крестьянские (фермерские) хозяйства без образования юридического лица, созданные на основе соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства, и глава которых не является индивидуальным предпринимателем;

2) крестьянские (фермерские) хозяйства без образования юридического лица, созданные на основе соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства, и глава которых является индивидуальным предпринимателем;

3) крестьянские (фермерские) хозяйства, созданные в форме юридического лица, не обладающие правом собственности на свое имущество (всеми правами обладают члены хозяйства);

4) крестьянские (фермерские) хозяйства, созданные в форме юридического лица, обладающие правом собственности на свое имущество.

Первая группа хозяйств банкротами быть не могут, поскольку банкротство граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, в настоящее время невозможно (п. 2 ст. 231 Закона о банкротстве).

Вторая группа крестьянских (фермерских) хозяйств могут быть признаны банкротами по правилам, которые предусмотрены в § 3 главы X Закона о банкротстве, в субсидиарном порядке подлежат применению положения § 2 главы X, затем § 1 главы X и далее – правила глав I–VII Закона о банкротстве. Иными словами, в случаи банкротства главы крестьянского (фермерского) хозяйства сначала применяются специальные нормы о банкротстве этих субъектов, затем – нормы о банкротстве индивидуальных предпринимателей и граждан-непредпринимателей, и только после этого применяются общие положения Закона, а также правила о банкротстве юридических лиц.

Более того, несмотря на то, что согласно подп. 5 п. 1 ст. 21 Федерального закона о КФХ основанием прекращения фермерского хозяйства может быть решение суда, в судебной практике сложилось мнение о возможности ликвидации крестьянского (фермерского) хозяйства путем банкротства[9].

Порядок банкротства третьей и четвертой групп крестьянских (фермерских) хозяйств регулируется нормами о банкротстве сельскохозяйственных организациях (§ 3 главы IX), в субсидиарном порядке – общими правилами о банкротстве юридических лиц (главы I–VII Закона о банкротстве)[10]. Представляется, что крестьянское (фермерское) хозяйство (как юридическое лицо) отвечает признакам сельскохозяйственной организации, предусмотренным в ст. 177 Закона о банкротстве. Крестьянское (фермерское) хозяйство как юридическое лицо представляет собой добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности в области сельского хозяйства, основанной на их личном участии и объединении членами крестьянского (фермерского) хозяйства имущественных вкладов. Как следует из определения, такое юридическое лицо обладает специальной правоспособностью – создается для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности в области сельского хозяйства, поэтому выручка от реализации сельскохозяйственной продукции должна составлять не менее 50 % общей суммы выручки, что требуется для признания юридического лица сельскохозяйственной организацией.

Данное обстоятельство не всегда учитывается в судебной практике. Так, Восьмой арбитражный апелляционный суд применил нормы законодательства о банкротстве индивидуальных предпринимателей к крестьянскому (фермерскому) хозяйству, которое имело статус юридического лица. Суд кассационной инстанции счел, что при принятии постановления судом не было допущено нарушений норм материального и процессуального права, выводы суда соответствовали фактическим обстоятельствам дела[11].

Можно также привести пример правильного выбора судами применяемых норм. Так, судом было установлено, что по своей организационной правовой форме крестьянское (фермерское) хозяйство, в отношении которого Арбитражным судом Ростовской области было возбуждено дело о банкротстве, создано как юридическое лицо согласно ст. 1 и 9 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. № 348-1. Никаких преобразований, направленных на изменение статуса юридического лица, не производилось, что было подтверждено материалами регистрационного дела и выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении должника. Крестьянское (фермерское) хозяйство является юридическим лицом и имеет десятизначный идентификационный номер налогоплательщика (ИНН), круглую печать с названием хозяйства, расчетные счета в банках, в том числе валютные, вправе от своего имени заключать различные договоры и контракты, приобретать, арендовать и отчуждать имущество, быть истцом и ответчиком в суде, арбитраже и третейском суде (п. 1.4 и 1.5 Устава). Уставный фонд крестьянского (фермерского) хозяйства формируется учредителем и составляет 50 000 рублей (п. 6.1 Устава). Учредителем и руководителем (главой) крестьянского (фермерского) хозяйства является Панченко И. А. (п. 1.1 и 1.7 Устава), он же утверждает структуру и штатное расписание хозяйства (п. 5.1 Устава). Суд установил, что Панченко И. А. не осуществляет предпринимательскую деятельность в соответствии со ст. 23 ГК РФ в качестве индивидуальных предпринимателей, не имеет статуса индивидуального предпринимателя и не указан в этом качестве в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей. Поскольку должник является юридическим лицом, основным видом деятельности которого является производство и реализация сельскохозяйственной продукции, то к нему, по мнению суда, должны применяться положения § 3 главы IХ Закона о банкротстве, регулирующего банкротство сельскохозяйственных организаций[12].

Признаки банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства. Обобщение практики применения арбитражными судами норм конкурсного законодательства, касающихся признаков банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства, позволяет сделать следующие выводы.

А) Долгое время неоднозначно решался вопрос о сумме неисполненного денежного долга, необходимого для возбуждения дела о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства. Одни суды исходили из того, что крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и в таком случае к такой деятельности должны применяться правила гражданского законодательства, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями. Следовательно, для возбуждения дела о банкротстве в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства требуется наличие неисполненного денежного долга в сумме более 100 000 рублей (как для юридических лиц)[13]. Другие суды руководствовались другими обстоятельствами. Глава крестьянского (фермерского) хозяйства является индивидуальным предпринимателем, поэтому к нему должны применяться нормы о банкротстве граждан, а не юридических лиц. Следовательно, заявление кредитора о признании крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику в совокупности составляют не менее чем 10 000 рублей[14]. По данному вопросу Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ дал следующее разъяснение. Согласно ст. 214 Закона о банкротстве основанием для признания индивидуального предпринимателя банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Данная норма устанавливает особенности признания банкротом гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем. В связи с этим предприниматель, к которому имеется не удовлетворенное в течение трех месяцев требование (совокупность требований) на общую сумму не менее 10 000 рублей, может быть признан банкротом[15].

Б) Другим не менее спорным вопросом правоприменительной практики долгое время являлся критерий банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства – неплатежеспособности или неоплатности. Обобщение арбитражной практики позволяет выделить три подхода к решению данного вопроса.

Первый подход состоит в том, что к крестьянскому (фермерскому) хозяйству следует применять нормы о банкротстве юридических лиц, и поэтому использовать критерий неплатежеспособности. При этом превышение размера обязательств над стоимостью его имущества (принцип неоплатности) не является необходимым для признания хозяйства банкротом (п. 3 ст. 23 ГК РФ)[16]. Второй подход сводиться к необходимости применения норм о банкротстве граждан к крестьянскому (фермерскому) хозяйству, и поэтому подлежит учету критерий неоплатности[17]. Третий подход, на наш взгляд непоследовательный, сводится к необходимости применения критерия неплатежеспособности (как для юридических лиц), но сумма долга, необходимая для возбуждения производства по делу о банкротстве, должна превышать 10 000 рублей (как для граждан). Именно такую позицию занимает Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ. Индивидуальный предприниматель, к которому имеется не удовлетворенное в течение трех месяцев требование (совокупность требований) на общую сумму не менее 10 000 рублей, может быть признан банкротом вне зависимости от того, превышает ли сумма его обязательств стоимость принадлежащего ему имущества; п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве в этой части при банкротстве индивидуальных предпринимателей не применяется[18].

В) Отсрочка исполнения решения арбитражного суда, которым подтверждается задолженность крестьянского (фермерского) хозяйства, не влияет на срок, необходимый для возбуждения дела о банкротстве. Сам факт предоставления должнику отсрочки исполнения решения по делу, которым лишь подтверждена задолженность крестьянского (фермерского) хозяйства, не исключает право кредитора обратиться с заявлением о банкротстве при наличии внешних признаков банкротства, определенных в п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве[19].

ООО обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании несостоятельным индивидуального предпринимателя крестьянско-фермерского хозяйства. Заявление обусловлено наличием внешних признаков банкротства, поскольку предприниматель неспособен удовлетворить требования по денежным обязательствам в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области отказано во введении наблюдения, производство по делу о банкротстве прекращено. Постановлением апелляционной инстанции определение суда оставлено без изменения.

Судебные инстанции, принимая судебные акты, исходили из того, что на момент рассмотрения заявления конкурсного кредитора отсутствовало одно из условий, предусмотренных п. 3 ст. 33 Закона о банкротстве (условие о трехмесячном сроке), поскольку должником предоставлены доказательства, подтверждающие отсрочку исполнения решения Арбитражного суда Волгоградской области, которым подтверждалась задолженность предпринимателя.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа указанные судебные акты отменил, а дело передал на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. Правовая позиция суда кассационной инстанции состояла в том, что правила статьи 3 Закона о банкротстве предусматривают исчисление трехмесячного срока с момента возникновения денежного обязательства, а не с принятия судебного решения о предоставлении отсрочки исполнения.

В соответствии с правилами ст. 8, п. 1 ст. 307 ГК РФ гражданско-правовые обязательства возникают из договора, а срок их исполнения может определяться сторонами при его заключении. Учитывая, что отношения между сторонами регулировались договором поставки, согласно ст. 516 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исполнения денежного обязательства покупателя должен исчисляться в соответствии с п. 2 названного соглашения. При этом Закон о банкротстве не определяет иного порядка для исчисления трехмесячного срока, установленного п. 3 ст. 33. Отсрочка исполнения судебного акта, принятого в рамках другого арбитражного дела может служить доказательством о наличии обстоятельств затрудняющих исполнение решения арбитражного суда.

При таких обстоятельствах в результате ошибочной правовой оценки наступления срока по денежному обязательству должника судебные инстанции необоснованно прекратили производство по делу о его банкротстве со ссылкой на отсутствие признаков банкротства.

Процедуры, применяемые в деле о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства.

Обобщение применения судами норм конкурсного законодательства, касающихся процедур банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства, позволяет слетать следующие выводы.

А) В отношении крестьянского (фермерского) хозяйства могут быть введены любые процедуры банкротства – наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение. Данное положение признается судебной практикой.

Однако вопрос о возможных процедурах, которые могут быть применены в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя, не являющегося главой крестьянского (фермерского) хозяйства, решается неоднозначно. С одной стороны, согласно буквальному толкованию норм Закона о банкротстве (ст. 27, 207 и 219) при рассмотрении дела о банкротстве должника – индивидуального предпринимателя могут применяться только такие процедуры как наблюдение, конкурсное производство и мировое соглашение. С другой стороны, судебная практика пошла по пути распространительного толкования указанных норм. В частности, суды сформулировали правовую позицию, согласно которой в случае, когда в состав имущества должника входит значительный имущественный комплекс (предприятие) либо иное имущество, нуждающееся в постоянном управлении и способное приносить доход, в отношении такого предпринимателя по аналогии закона применительно к главам V, VI Закона о банкротстве могут быть введены такие процедуры банкротства как финансовое оздоровление или внешнее управление[20]. При этом, что понимается под «иным имуществом, нуждающимся в постоянном управлении и способным приносить доход», суды толкуют весьма своеобразно. К примеру, по материалам одного из дел следует, что внешнее управление в отношении индивидуального предпринимателя было введено при наличии договора о предоставлении должнику ½ нежилого помещения в безвозмездное пользование для осуществления предпринимательской деятельности и действующих дилерских соглашений с производителями итальянской мебели[21].

Б) Согласно п. 3 ст. 221 Закона о банкротстве имущество, принадлежащее главе крестьянского (фермерского) хозяйства и членам крестьянского (фермерского) хозяйства на праве собственности, а также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на доходы, не являющиеся общими средствами крестьянского (фермерского) хозяйства, не включается в конкурсную массу крестьянского (фермерского) хозяйства. Так, по одному из дел, рассмотренных арбитражным судом, ряд земельных участков были признаны подлежащими включению в конкурсную массу крестьянского (фермерского) хозяйства. При этом суд, в частности, исходил из того, что земельные участки были приобретены гражданином – индивидуальным предпринимателем в качестве главы крестьянского (фермерского) хозяйства в период осуществления им предпринимательской деятельности и на доходы от осуществления предпринимательской деятельности.

Конституционность данной нормы Закона о банкротстве оценивалась Конституционным Судом РФ. Согласно правовой позиции суда данное положение направленно на защиту имущественных интересов главы крестьянского (фермерского) хозяйства и членов крестьянского (фермерского) хозяйства, в частности на сохранение за ними прав на имущество, приобретенное на собственные средства. Поэтому оно не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, закрепленные в ч. 1 ст. 19, ч. 1-3 ст. 35 и 36 Конституции Российской Федерации[22].

В) Порядок формирования конкурсной массы крестьянского (фермерского) хозяйства регулируется общими нормами о конкурсном производстве и специальными нормами о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства.

Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа дал верное толкование порядка формирования конкурсной массы крестьянского (фермерского) хозяйства[23]. В силу ст. 131 Закона о банкротстве, все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. Из имущества должника, которое составляет конкурсную массу, исключается имущество, изъятое из оборота, имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на имеющейся лицензии на осуществление отдельных видов деятельности, а также иное предусмотренное Законом о банкротстве имущество.

В силу статьи 205 Закона о банкротстве в конкурсную массу не включается имущество гражданина, на которое в соответствии с гражданским процессуальным законодательством не может быть обращено взыскание. Арбитражный суд вправе по мотивированному ходатайству гражданина и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, исключить из конкурсной массы имущество гражданина, на которое в соответствии с гражданским процессуальным законодательством может быть обращено взыскание, которое является неликвидным или доход от реализации которого существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов. Общая стоимость имущества гражданина, которое исключается из конкурсной массы в соответствии с положениями данного пункта, не может превышать сто минимальных размеров оплаты труда, установленных Федеральным законом.

В ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ[24] установлено, что взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением, если данное жилое помещение (его часть) является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Следовательно, конкурсная масса должника формируется за счет всякого выявленного имущества, принадлежащего должнику.

Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 202 Закона о банкротстве правила, предусмотренные § 1 главы Х (банкротство гражданина), применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и банкротством крестьянского (фермерского) хозяйства, с учетом особенностей, предусмотренных § 2 и 3 указанной главы.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 221 Закона о банкротстве, в конкурсную массу крестьянского (фермерского) хозяйства включается находящееся в общей собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства недвижимое имущество, в том числе насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, племенной, молочный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственные и иные техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое приобретенное для крестьянского (фермерского) хозяйства на общие средства его членов имущество, а также право аренды принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельного участка и иные принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству и имеющие денежную оценку имущественные права. Имущество, принадлежащее главе крестьянского (фермерского) хозяйства и членам крестьянского (фермерского) хозяйства на праве собственности, а также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на доходы, не являющиеся общими средствами крестьянского (фермерского) хозяйства, не включается в конкурсную массу (п. 3 ст. 221 Закона о банкротстве).

Исходя из данной правовой нормы, юридически значимым обстоятельством, подлежащим доказыванию заявителем по данному ходатайству, является, по мнению суда, установление обстоятельства: на какие доходы приобретено спорное имущество. В рассматриваемом деле судом фактически было установлено, что спорные объекты приобретены индивидуальным предпринимателем на личные средства, не являющиеся общими средствами крестьянского (фермерского) хозяйства, до его образования, в связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу об исключении спорного имущества из конкурсной массы[25].

Кроме того для исключения имущества из конкурсной массы крестьянского (фермерского) хозяйства необходимо установить когда было приобретено данное имущество.

Обязанность по доказыванию указанных обстоятельств в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ[26] лежит на заинтересованном лице.

При этом с учетом положений действующего законодательства критериями, необходимыми для отнесения того или иного имущества к имуществу фермерского хозяйства, является и его производственное (целевое) назначение[27].

Следует отметить, что п. 3 ст. 221 Закона о банкротстве фактически закреплена презумпция приобретения имущества главой  и членами крестьянского (фермерского) хозяйства на доходы, являющиеся общими средствами хозяйства. Указанная презумпция может быть опровергнута доказательством наличия иного источника приобретения имущества, которое дает основание не включать спорное имущество в конкурсную массу.

Так ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 16 окт. 2013 г. По делу № А03-780/2011 подтвердил обоснованность Определения Арбитражного суда Алтайского края от 29 мая 2013 г. и Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22 июля 2013 г., согласно которым включение спорных земельных долей в конкурсную массу объяснялось  тем, что они были приобретены в период осуществления Авдеевым П. М. деятельности предпринимателя – главы крестьянского (фермерского) хозяйства на доходы от данной деятельности. Данный вывод, по мнению судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, вытекает из того, что Авдеевым П. М. не были представлены доказательства наличия у него средств, позволяющих приобрести спорное имущество им лично и использовать земельные участки в личных целях.

Г) Признание судом крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и открытие конкурсного производства влечет утрату главой крестьянского (фермерского) хозяйства статуса индивидуального предпринимателя. Все полномочия действовать от имени крестьянского (фермерского) хозяйства с момента принятия решения о его банкротстве переходят исключительно к конкурсному управляющему.

Решением Арбитражного суда Ростовской области крестьянское (фермерское) хозяйство, не являющееся юридическим лицом, было признано банкротом и назначен конкурсный управляющий. Главой хозяйства являлся Бутенко В. С., который внесен в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей. ООО «Комильфо» обратилось в Арбитражный суд Ростовской области к главе крестьянского (фермерского) хозяйства с иском о признании права собственности на объекты недвижимого и движимого имущества. Глава хозяйства заявил встречный иск о признании договора купли-продажи на спорное имущество недействительной (ничтожной) сделкой и применении правовых последствий ее недействительности. Суд апелляционной инстанции правильно указал, что в соответствии с п. 1 ст. 223 Закона о банкротстве с момента принятия решения о признании крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и об открытии конкурсного производства государственная регистрация главы крестьянского (фермерского) хозяйства в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу. Таким образом, Бутенко В. С. в силу закона утратил статус индивидуального предпринимателя. Все полномочия действовать от имени крестьянского хозяйства с момента принятия решения о его банкротстве и назначении конкурсного управляющего на основании п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве принадлежат исключительно конкурсному управляющему. Поскольку на день подачи апелляционной жалобы полномочия представителя основаны на доверенности Бутенко В. С., выданной им как физическим лицом, а Бутенко В. С. участником данного спора (как физическое лицо) не является, суд пришел к выводу, что апелляционная жалоба подана лицом, не имеющим права на ее подачу. Данное обстоятельство является основанием для возвращения жалобы на основании п. 1 ч. 1 ст. 264 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Д) Согласно п. 1 ст. 221 Закона о банкротстве в случае признания арбитражным судом крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и открытия конкурсного производства в конкурсную массу крестьянского (фермерского) хозяйства включаются право аренды принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельного участка и иные принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству и имеющие денежную оценку имущественные права. Исходя из этого, судами делается правильный вывод о том, что после признания банкротом крестьянского (фермерского) хозяйства его глава не вправе распоряжаться имущественными правами, подлежащими включению в конкурсную массу. Показательным в этой связи является следующее дело.

Между крестьянским (фермерским) хозяйством (арендатор) и администрацией муниципального образования (арендодатель) были заключены договоры аренды земельных участков на 49 лет. В последующем решением Арбитражного суда Саратовской области глава крестьянского (фермерского) хозяйства был признан банкротом. Бывший глава хозяйства обратился в администрацию муниципального образования с заявлением о расторжении долгосрочных договоров аренды и на основании постановлений администрации договоры аренды были расторгнуты. Ссылаясь на нарушение требований Закона о банкротстве, а также на злоупотребление бывшим главой крестьянского (фермерского) хозяйства своими правами при расторжении долгосрочных договоров аренды, конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением к муниципальному образованию о признании недействительным соглашений о расторжении договоров аренды земельных участков. В силу п. 1 ст. 221 Закона о банкротстве в случае признания арбитражным судом крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и открытия конкурсного производства в конкурсную массу крестьянского (фермерского) хозяйства включаются право аренды принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельного участка и иные принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству и имеющие денежную оценку имущественные права. Установив, что после признания несостоятельным (банкротом) и открытия конкурсного производства глава крестьянского (фермерского) хозяйства распорядился имущественными правами, подлежащими включению в конкурсную массу, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для признания соглашений о расторжении упомянутых договоров аренды недействительными[28].

 

 


[1] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1994. № 32, ст. 3301; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1996. № 5, ст. 410; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2001. № 49, ст. 4552; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2006. № 52, ч. 1, ст. 5496. Далее по тексту – ГК РФ.

[2] Собр. законодательства РФ. 2003. № 24, ст. 2249.

[3] Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 26, ст. 324 (утратил силу).

[4] О внесении изменения в статью 23 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» : Федеральный закон от 30 окт. 2009 г. № 239-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2009. № 44, ст. 5168.

[5] О внесении изменения в статью 23 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» : Федеральный закон от 25 дек. 2012 г. № 263-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2012. № 53, ст. 7588.

[6] О Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, Правилах хранения в Единых государственных реестрах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов (сведений) и передачи их на постоянное хранение в государственные архивы, а также о внесении изменений и дополнений в Постановления Правительства Российской Федерации от 19 июня 2002 г. № 438 и 439 : Постановление Правительства РФ от 16 октября 2003 г. № 630 // Собр. законодательства РФ. 2003. № 43, ст. 4238.

[7] О несостоятельности (банкротстве) : Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2002. № 43, ст. 4190. Далее по тексту – Закон о банкротстве.

[8] О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса российской Федерации : Федеральный закон от 30 окт. 2012 г. № 302-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2012. № 53, ч. 1, ст. 7627.

[9] Постановление ФАС Поволжского округа от 13 нояб. 2003 г. по делу № А72-3235/03-К162; Постановление ФАС Поволжского округа от 27 мая 2004 г. по делу № А72-9469/03-К600.

[10] Для третьей группы крестьянских (фермерских) хозяйств считаем обоснованным субсидиарное применение § 3 главы X и лишь затем – глав I–VII Закона о банкротстве.

[11] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13 янв. 2012 г. по делу № А46-9825/2010.

[12] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13 июня 2013 г. по делу № А53-31399/2009.

[13] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 февр. 2006 г. № Ф08-6684/2005 по делу № А63-244/2005-С5.

[14] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 сент. 2007 г. по делу № А12-20216/06-С64.

[15] О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей : Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. № 51 // Вестн. ВАС РФ. 2001. № 9. Далее по тексту – Постановление Пленума ВАС РФ № 55. Соответствующая правовая позиция изложена в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 55.

[16] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 февр. 2006 г. № Ф08-6684/2005 по делу № А63-244/2005-С5.

[17] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 сент. 2007 г. по делу № А12-20216/06-С64.

[18] См. п. 1, 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 55.

[19] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 сент. 2007 г. по делу № А12-20216/06-С64.

[20] Определение ВАС РФ от 13 июля 2011 г. № ВАС-6953/11 по делу № А56-12169/2010. См. также п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ № 55.

[21] Определение ВАС РФ от 18 марта 2013 г. № ВАС-2243/13 по делу № А76-8679/2012.

[22] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Авдеева Петра Михайловича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 221 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» : Определение Конституционного Суда РФ от 24 окт. 2013 г. № 1575-О.

[23] Постановление ФАС Поволжского округа от 22 марта 2012 г. по делу № А57-10208/2009.

[24] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2002. № 46, ст. 4532.

[25] См. также: Определение ВАС РФ от 29 нояб. 2013 г. № ВАС-16367/13 по делу № А11-3496/2010.

[26] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2002. № 30, ст. 3012.

[27] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 9 янв. 2014 г. по делу № А11-3496/2010.

[28] Определение ВАС РФ от 3 марта 2012 г. № ВАС-5342/12 по делу № А57-2127/2010.