Обзоры практики

О.И. Машалайте

заместитель начальника отдела правового обеспечения

Управления Росреестра по Иркутской области

 

 

ОБЗОР

судебной практики Управления Росреестра по  Иркутской области по обжалованию действий (бездействия) Управления за 1 полугодие 2015 г.

 

В 1 полугодии 2015 г. в суды общей юрисдикции и арбитражный суд поступило 36 заявлений, связанных с обжалованием действий Управления Росреестра по Иркутской области в сфере государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Из 36 заявлений 24 заявления подано в суды об обжаловании непосредственно отказов в государственной регистрации прав (11 заявлений подано в суды общей юрисдикции, 13 заявлений - в арбитражный суд), по 12 заявлениям обжалуются иные действия Управления в сфере регистрации прав и сделок. За аналогичный период 2014 г. по обжалованию действий Управления в сфере государственной регистрации прав поступило 67 заявлений, из которых обжаловано 52 отказа в государственной регистрации прав, 1 решение о приостановлении государственной регистрации прав; иные действия обжаловались в 13 случаях. По заявлениям об обжаловании действий и решений Управления в I полугодии 2015 г. вступило в законную силу 36 решений, 30 из которых вынесены в пользу Управления; не в пользу Управления вынесено 6 решений, вступивших в законную силу, по 11 делам производство прекращено. В аналогичном периоде 2014 г. в сфере государственной регистрации прав вступило в силу 45 решений, 35 из которых вынесены в пользу Управления; не в пользу Управления вступило в законную силу 10 решений, по 16 делам производство прекращено. Количественный анализ позволяет сделать вывод о снижении показателя по поступившим заявлениям как в отношении обжалования действий Управления в целом, так и в отношении заявлений об обжаловании отказов в государственной регистрации прав. В качестве основных причин для снижения данного показателя можно выделить снижение активности заинтересованных лиц, обращающихся в суд по причине нарушения своих прав, а также обжалование нескольких идентичных решений об отказе в государственной регистрации прав в рамках одного заявления. Причины поступивших в 2015 г. заявлений об обжаловании действий и решений Управления разнообразны. В частности, обжаловались отказы в государственной регистрации прав, связанные с распоряжением общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме, упрощенным порядком государственной регистрации прав и отказов в государственной регистрации договоров аренды, объектом которых являются части помещений, не учтенные в Государственном кадастре недвижимости, а в кадастровых паспортах отсутствует указание на размер арендуемой площади. Именно с последней категорией дел связано проявление в 1 полугодии 2015 г. тенденции по удовлетворению требований заявителя и признанию решений Управления об отказе незаконными. Практика Управления сложилась с учетом требований ст. 26 Федерального закона от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Закон о регистрации), в том числе после неоднократных обсуждений данной проблемы на Совете Управления. На сегодняшний день удовлетворено 3 аналогичных требования по данной категории дел (2 решения уже вступили в законную силу после обжалования Управлением в апелляционной инстанции, 1 находится на рассмотрении).

Требования такого рода удовлетворяются судами с учетом разъяснений, содержащихся в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил ГК РФ о договоре аренды». Согласно данным разъяснениям, если права на указанные недвижимые вещи ранее были зарегистрированы за арендодателем, на государственную регистрацию договора аренды может быть представлен подписанный сторонами документ, содержащий графическое и/или текстуальное описание той части недвижимой вещи, пользование которой будет осуществляться арендатором (в том числе с учетом данных, содержащихся в кадастровом паспорте соответствующей недвижимой вещи). Если из этого описания следует, что предмет договора аренды согласован сторонами, то отказ в регистрации договора аренды по причине непредставления кадастрового паспорта на объект аренды может быть признан судом незаконным. Указанной позиции в настоящее время придерживается Арбитражный суд Иркутской области. По результатам рассмотрения ряда дел суд счел достаточным для осуществления регистрационных действий наличия вышеуказанного документа, подписанного и согласованного сторонами без учета требований ст. 26 Закона о регистрации о предоставлении кадастрового паспорта с указанием размера арендуемой площади. Суд, удовлетворяя требования заявителей, исходит не только из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума, но и из буквального толкования пункта 10 статьи 33 Закона о регистрации, согласно которому представление на государственную регистрацию договора аренды кадастрового паспорта на обременяемое арендой недвижимое имущество необходимо лишь в случае, если такой паспорт ранее не был помещен в соответствующее дело правоустанавливающих документов.

Из анализа содержания поступающих решений напрямую следует, что наличие кадастрового паспорта всего здания является достаточным для осуществления государственной регистрации договора аренды части помещения, расположенного в данном здании. Доводы о специальном и об общем характере положений ст. 26 и ст. 33 Закона о регистрации по отношению друг к другу судами во внимание не принимаются. Градация по критериям изолированности либо неизолированности частей помещения, передаваемых в аренду, судами не проводится. Для правоприменительной практики Управления полагаем возможным обратить внимание на следующие решения.

1. Споры, связанные с ликвидацией юридического лица - продавца по договору купли-продажи недвижимости.

Рассмотрим пример: «Б» обратилось за государственной регистрацией права собственности на объекты недвижимости на основании договора купли продажи недвижимого имущества от 10.03.1996 г., заключенного между «Г» и «Б». По результатам правовой экспертизы было установлено, что представленный на государственную регистрацию договор не содержит отметки органа технической инвентаризации о регистрации права собственности покупателя, что свидетельствует о том, что право заявителя не является «возникшим», заявления продавца на государственную регистрацию перехода права собственности и заявления о регистрации первичного права продавца на вышеуказанные объекты не представлены. Указанные обстоятельства послужили основанием для отказа в государственной регистрации права собственности, который был обжалован. В обоснование своих доводов Управлением были приведены следующие аргументы. Действовавшими на момент заключения договора частями первой и второй Гражданского кодекса РФ была установлена обязательность государственной регистрации прав и сделок на недвижимое имущество. В соответствии с п. 2 ст. 8 Гражданского кодекса РФ (в редакции, действующей на момент рассмотрения дела) права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Согласно п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора купли-продажи) право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции. Согласно п. 2 ст. 223 Гражданского кодекса РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации (п. 1 ст. 551 Гражданского кодекса РФ). В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 30.11.1994 г. N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" впредь до введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним применяется действующий порядок регистрации недвижимого имущества и сделок с ним. Из этого следует, что нормативным актом федерального уровня установлено, что до введения в действие Закона о регистрации порядок регистрации недвижимого имущества существовал. Закона о регистрации вступил в действие 31.01.1998г., соответственно на договор, заключенный в 1996г. его положения не распространялись, поскольку на момент его заключения действовала инструкция «О порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР», утвержденная Приказом Министерства коммунального хозяйства РСФСР от 21.02.1968 г. N 83, согласно которой полномочия по регистрации прав и сделок на строения возложены на бюро технической инвентаризации. Во исполнение Постановления Правительства РФ от 25 августа 1992 г. № 622 «О совершенствовании ведения государственного земельного кадастра в Российской Федерации» были приняты Методические указания о государственной регистрации прав граждан и юридических лиц на земельные участки и прочно связанную с ним недвижимость, утвержденные заместителем Председателя Роскомзема 30.08.1994 г., разделом 2 которых определены органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость. В соответствии с Постановлением Губернатора Иркутской области от 07.04.1998 г. № 252-п было создано областное государственное учреждение юстиции - Департамент Иркутской области по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Согласно п. 8 Постановления от 07.04.1998 г. № 252-п до регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним департаментом указанные полномочия осуществляют органы технической инвентаризации и органы по земельным ресурсам и землеустройству, управления государственным и муниципальным имуществом в установленном законом порядке. Таким образом, в силу вышеуказанных норм, право собственности «Б» для приобретения статуса «возникшего права» должно было быть зарегистрировано в органах технической инвентаризации. Вместе с тем, Арбитражным судом Иркутской области сделан вывод о том, что до вступления в силу Закона о регистрации нормативными актами вообще не были определены органы, осуществляющие государственную регистрацию прав. Соответственно, у заявителя не было обязанности регистрировать свое право в органе технической инвентаризации. В результате решение об отказе в государственной регистрации прав было признано незаконным. Судом апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения, апелляционная жалоба Управления без удовлетворения. В настоящее время дело находится на рассмотрении в суде кассационной инстанции.

Рассмотрим другое дело: «X» обратилось за государственной регистрацией права собственности на недвижимо имущество. В качестве правоустанавливающего документа на государственную регистрацию прав был представлен договор купли- продажи от 15.05.1997г., в соответствии с которым покупателем объекта недвижимости являлось не «X», а «Т», причем «X» правопреемником «Т» не является. От «Т» указанное недвижимое имущество перешло к «С» на основании передаточного акта от 22.12.1999 г., соответственно, в силу требований Гражданского кодекса РФ и Закона о регистрации данный переход должен был быть зарегистрирован в ЕГРП. В 2000 г. вышеуказанное недвижимое имущество было передано «С» в качестве вклада в уставный капитал «X». Указанный переход права собственности также подлежал государственной регистрации в ЕГРП. С учетом того, что первичное право продавца в ЕГРП отсутствовало, а заявления на государственную регистрацию перехода права собственности не представлялось, в государственной регистрации права собственности было отказано. Отказ был обжалован в суде. Позиция Управления заключалась в следующем. Согласно ст. 131 Гражданского кодекса РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. В соответствии со ст. 213 Гражданского кодекса РФ коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее - Постановление Пленумов № 10/22) при внесении недвижимого имущества в качестве вклада (взноса) в уставный капитал юридического лица право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации права за таким юридическим лицом в ЕГРП. С учетом разъяснений Постановления Пленумов № 10/22 право собственности «X» не является возникшим и подлежит государственной регистрации в общем порядке. В соответствии с п.2 ст. 4 Закона о регистрации права на недвижимое имущество, правоустанавливающие документы на которое оформлены после введения в действие Закона о регистрации (31.01.1998 г.) подлежат обязательной государственной регистрации. Согласно п. 2 ст. 13 Закона о регистрации государственная регистрация перехода права на объект недвижимого имущества, его ограничения (обременения) или сделки с объектом недвижимого имущества возможна при условии наличия государственной регистрации ранее возникших прав на данный объект в Едином государственном реестре прав. Таким образом, «С» не могло передать в 2000 г. в качестве вклада в уставный капитал «X» объекты недвижимости, поскольку само приобрело их в 1999 г., но право в ЕГРП в установленном порядке не зарегистрировало. Соответственно, возможность распоряжаться данными объектами у «С» отсутствовала.

В результате суд первой инстанции поддержал доводы Управления, приняв решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. Суд апелляционной инстанции отменил принятое решение и удовлетворил заявленные требования исходя из следующего. Согласно п. 62 Постановления Пленумов № 10/22 на основании статей 58, 1110 и 1112 ГК РФ обязанности продавца по договору купли-продажи переходят к его универсальным правопреемникам. Поэтому покупатель недвижимого имущества вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности (статья 551 ГК РФ) к наследникам или иным универсальным правопреемникам продавца. При ликвидации продавца - юридического лица учитывается следующее. Покупатель недвижимого имущества, которому было передано владение во исполнение договора купли-продажи, вправе обратиться за регистрацией перехода права собственности. Отказ государственного регистратора зарегистрировать переход права собственности в связи с отсутствием заявления продавца может быть обжалован в суд по правилам главы 25 ГПК РФ или главы 24 АПК РФ. Рассматривая заявленное требование, суд апелляционной инстанции провел аналогию между обстоятельствами дела и способом защиты, установленным в п. 62 Постановления пленумов № 10/22, проверил исполнение обязанности по передаче имущества и удовлетворил заявленные требования. В настоящее время исполнение постановления суда апелляционной инстанции приостановлено судом кассационной инстанции до рассмотрения кассационной жалобы Управления по существу.

2. Споры, связанные с общим имуществом  собственников помещений в многоквартирном доме.

Рассмотрим дело: «И.» обратилось в Управление за государственной регистрацией права собственности на объекты недвижимого имущества - кабельные линии и сеть водопровода. В ходе проведения правовой экспертизы, а также с учетом ответа уполномоченного органа на межведомственный запрос было установлено, что заявленные к государственной регистрации объекты недвижимости были построены за счет привлеченных средств участников долевого строительства, в силу чего у последних при регистрации права собственности на объекты долевого строительства, возникло право собственности и на вышеуказанные сооружения как на общее имущество собственников помещений многоквартирного дома. Указанные основания послужили поводом для отказа в государственной регистрации права собственности «И.» на указанные сооружения, который был обжалован в суде. При рассмотрении данного дела судом был сделан вывод о незаконности решения Управления в связи с тем, что спорное имущество относится к общему имуществу собственников помещений многоквартирного дома только по мнению регистрирующего органа. Довод о том, что в силу установленной законодательством компетенции Управление не обладает полномочиями по определению того, относятся или нет какие-либо объекты к общему имуществу собственников помещений многоквартирного дома, и запрашивает необходимую информацию в уполномоченном органе, судом во внимание не принимался. Суд обосновал неправомерность отказа Управления в государственной регистрации права собственности «И.» на вышеназванные сооружения ссылкой на п. 8 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, предусматривающий, что внешней границей сетей, входящих в состав общего имущества, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, является внешняя граница стены многоквартирного дома. Заявленные к государственной регистрации объекты находились за пределами внешней границы стены многоквартирного дома, в связи с чем судом был сделан вывод о том, что они не относятся к общему имуществу собственников помещений многоквартирного дома. Управлением принятое решение было обжаловано, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 16 Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» у участника долевой собственности при возникновении права собственности на объект долевого строительства одновременно возникает доля в праве собственности на общее имущество в многоквартирном доме, которая не может быть отчуждена или передана отдельно от права собственности на объект долевого строительства. Государственная регистрация возникновения права собственности на объект долевого строительства одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество. На основании п. 4 ч. 1 ст. 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, и в частности, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты (а не части таких объектов, ограниченные внешней стеной многоквартирного дома). В результате суд апелляционной инстанции не поддержал доводы Управления и оставил принятое решение без изменения.

Рассмотрим еще одно дело: Е., действующая за себя и от имени иных лиц, обратилась в Управление за государственной регистрацией права собственности на земельные участки, выделенные в натуре в счет долей в праве общей долевой собственности. В ходе проведенной правовой экспертизы было установлено, что земельный участок, из которого образованы заявленные к государственной регистрации земельные участки, входит в состав общего имущества многоквартирного дома. Согласно ст. 16 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» в существующей застройке поселений земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, является общей долевой собственностью собственников помещений в многоквартирном доме и бесплатно переходит в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме. Кроме того, заявителями было подтверждено, что они являются собственниками нескольких квартир, что свидетельствует о том, что они расположены в многоквартирном жилом доме, поскольку согласно п. 3 ст. 16 Жилищного кодекса РФ квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении. Статус жилых помещений заявителей и факт того, что они расположены в многоквартирном жилом доме, свидетельствовал о том, что на правоотношения, связанные с распоряжением общим имуществом многоквартирного дома, распространяются положения ЖК РФ. После проведения правовой экспертизы было установлено, что представленные заявителями документы свидетельствуют о выделении в натуре долей в праве на земельный участок, т.е. на имущество, являющееся общим имуществом собственников помещений многоквартирного дома. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 67 Постановления Пленумов N 10/22 собственники помещений в многоквартирном доме вправе владеть и пользоваться этим земельным участком в той мере, в какой это необходимо для эксплуатации ими многоквартирного дома, а также объектов, входящих в состав общего имущества в таком доме. При определении пределов правомочий собственников помещений в многоквартирном доме по владению и пользованию указанным земельным участком необходимо руководствоваться частью 1 статьи 36 Жилищного кодекса РФ. Согласно п. 4ст. 37 Жилищного кодекса РФ собственник помещения в многоквартирном доме не вправе осуществлять выдел в натуре своей доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме. В результате суд счел доводы Управления обоснованными и со ссылкой на аналогичные нормы отказал в удовлетворении заявленных требований. Заявителем указанное решение было обжаловано в апелляционном порядке, вместе с тем, суд апелляционной инстанции также не усмотрел оснований для удовлетворения требований заявителя и признания действий Управления незаконными. Решение вступило в законную силу.

Рассмотрим следующее дело: С., Г., JL, являясь собственниками квартир, обратились в Управление за государственной регистрацией права общей долевой собственности на земельный участок, как на общее имущество многоквартирного дома. По результатам экспертизы было установлено, что разрешенное использование земельного участка свидетельствует о том, что данный участок не сформирован под эксплуатацию конкретного многоквартирного дома. На кадастровый учет указанный земельный участок был поставлен после введения в действие Жилищного кодекса РФ, соответственно работы по его формированию должны были быть осуществлены органом местного самоуправления, а не собственниками помещений. Указанные обстоятельства послужили основанием для отказа в государственной регистрации права общей долевой собственности, который был обжалован. Позиция Управления заключалась в следующем. В соответствии со ст. 16 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» в случае, если земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, не сформирован до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, на основании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме любое уполномоченное указанным собранием лицо вправе обратиться в органы государственной власти или органы местного самоуправления с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом. Формирование земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, осуществляется органами государственной власти или органами местного самоуправления. Из системного толкования действующего законодательства, включая нормы Жилищного кодекса РФ, Закона о введении, следует, что формированию подлежит земельный участок под каждым многоквартирным домом. Только подобное формирование земельного участка под отдельно взятым многоквартирным домом порождает право общей долевой собственности собственников помещений в таком доме на сформированный земельный участок, формирование земельного участка под несколькими домами независимо от даты его формирования и постановки на кадастровый учет не влечет возникновения в силу закона права собственности на данный земельный участок у собственников помещений в каждом из жилых домов, расположенных на данном земельном участке. Согласно сведениям Комитета по управлению муниципальным имуществом администрации г. Иркутска данный земельный участок органами местного самоуправления не формировался в соответствии с действующим законодательством, схема расположения спорного земельного участка не утверждалась и до вступления в силу в установленном порядке технических регламентов по размещению, проектированию, строительству и эксплуатации зданий, строений, сооружений в случае, если застроенные территории не разделены на земельные участки, границы земельных участков, на которых расположены многоквартирные дома, устанавливаются посредством подготовки проектов планировки территорий и проектов межевания территорий, которые утверждаются главой местной администрации городского округа. По состоянию на дату принятия решения об отказе проект межевания территории района, где был расположен участок, не был утвержден. Полученная информация не позволила отнести заявленный к регистрации земельный участок к тому виду земельных участков, которые предусмотрены ст. 16 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», то есть к земельному участку, являющемуся общим имуществом многоквартирного дома и свидетельствовали об отсутствии документа и (или) информации, необходимых для государственной регистрации прав. Вместе с тем, судом первой инстанции был сделан вывод о том, что основанием для государственной регистрации права общей долевой собственности на спорный земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, является факт проведения государственного кадастрового учета в отношении земельного участка, что послужило основанием для удовлетворения заявленных требований. Управлением указанное решение было обжаловано. По результатам рассмотрения жалобы суд апелляционной инстанции согласился с доводами Управления, отменил обжалуемое решение и принял новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

3. Споры, связанные с «упрощенным» порядком государственной регистрации прав.

Рассмотрим следующее дело: Б. обратилась в Управление за государственной регистрацией права собственности на земельный участок в порядке, установленном п. 7 ст. 25.2. Закона о регистрации представив правоустанавливающий документ на здание и правоустанавливающий документ на земельный участок (главная выпись из крепостной книги Иркутского нотариального архива от 29.07.1919г. (купчая крепости)), который, по мнению заявителя, подтверждал возникновение права собственности на данный участок у прежнего правообладателя жилого дома, который на нем расположен. С учетом действующего на момент заключения вышеописанного договора законодательства (1919 г.) земля не могла находиться в частной собственности, и, соответственно, не могла быть предметом каких-либо сделок. Декретом "О земле", принятым II Всероссийским съездом Советов рабочих, солдат ских и крестьянских депутатов 26 октября 1917 г. частная собственность на землю была отменена, вся земля, в том числе крестьянская, безвозмездно отчуждалась, обращалась во всенародное достояние и бесплатно передавалась в пользование всех трудящихся на ней. Учитывая изложенное, Управлением было принято решение об отказе в государственной регистрации права собственности, поскольку в указанной ситуации у продавца отсутствовало право собственности, в том числе правомочие по владению землей, что на законодательном уровне лишало его возможности распорядиться землей посредством какой-либо сделки. Указанный участок, в силу требований законодательства, действовавшего в 1919 г., являлся объектом, изъятым из оборота. Заявитель настаивал, что для применения порядка государственной регистрации, установленного п. 7 ст. 25.2 Закона о регистрации, возможно использование абсолютного любого документа, независимо от того, выдан он до экспроприации земель, либо после. По результатам рассмотрения данного дела суд отказал в удовлетворении заявленных требований, согласившись с доводами регистрирующего органа. Заявителем данное решение не обжаловалось.

Рассмотрим еще одно дело: Щ. обратилась в Управление за государственной регистрацией права собственности на земельный участок на основании договора о представлении в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на право личной собственности от 20.10.1950г. Из содержания Договора следовало, что земельный участок был предоставлен П. По мнению заявителя, с учетом требований п. 7 ст. 25.2. Закона о регистрации, данный договор подтверждал возникновение права собственности на данный участок у прежнего правообладателя жилого дома, который на нем был расположен. Вместе с тем, с учетом требований данной нормы, к правоустанавливающему документу прежнего собственника здания на земельный участок, заявителем должен быть представлен правоустанавливающий документ на само здание. В соответствии с данными ЕГРП жилой дом, расположенный на данном земельном участке, ликвидирован в связи со сносом, в связи с чем запись о праве собственности в отношении данного жилого дома была погашена. Дополнительно представленное заявителем в качестве правоустанавливающего документа свидетельство о праве на наследство по закону не было принято во внимание в качестве документа, свидетельствующего о наличии права Щ. на дом, поскольку данный объект недвижимого имущества прекратил свое существование в связи со сносом. В распоряжении Управления также имелось решение суда 19.06.2014г., которым в отношении вышеуказанного земельного участка восстановлено право постоянного (бессрочного) пользования Щ., однако указано, что требования были удовлетворены без внесения соответствующей записи в ЕГРП. Статьей 25.2 Закона о регистрации предусмотрен упрощенный порядок государственной регистрации прав на земельные участки только для граждан, которым данные земельные участки были предоставлены до введения в действие ЗК РФ. Право постоянного (бессрочного) пользования на спорный земельный участок возникло у заявителя после 2001 г., т.е. после вступления в силу ЗК РФ, о чем указано в Решении от 19.06.2014 г. Таким образом, с учетом всех представленных документов право собственности Щ. не представлялось возможным зарегистрировать ни в общем порядке, ни в упрощенном порядке, предусмотренном ст. 25.2, в том числе пунктом 7 указанной статьи, в связи с чем было принято решение об отказе в государственной регистрации прав, которое, в свою очередь, было обжаловано заявителем. В результате суд, проверив законность и обоснованность принятого решения, согласился с доводами Управления и отказал в удовлетворении заявленных требований. Решение не обжаловалось и вступило в законную силу.

4. Споры, связанные с выдачей информации о зарегистрированных правах.

Рассмотрим следующее дело: Командир войсковой части обратился в Управление за получением сведений из ЕГРП о правах С.Н., С.А. и К.С. на объекты недвижимости. Пунктом 3 ст. 7 Закона о регистрации установлен ограниченный круг лиц, которым могут быть предоставлены сведения о содержании правоустанавливающих документов, обобщенные сведения о правах отдельного лица на имеющиеся или имевшиеся у него объекты недвижимости. Указанные сведения могут быть выданы, в том числе, должностным лицам федеральных органов исполнительной власти, их территориальных органов в случае, если соответствующие сведения необходимы для осуществления полномочий данных органов в установленной сфере деятельности. Как было установлено по результатам изучения учредительных документов, войсковая часть не относится к территориальным органам федеральных органов исполнительной власти, в связи с чем в предоставлении запрошенных сведений было отказано. Отказ был обжалован в судебном порядке. Судом первой инстанции было установлено, что войсковая часть действительно не относится к тому ограниченному кругу лиц, которым Управление в соответствии с п. 3 ст. 7 Закона о регистрации имеет право предоставить обобщенные сведения о правах отдельного лица на имеющиеся или имевшиеся у него объекты недвижимости. По результатам рассмотрения дела в удовлетворении заявленных требований было отказано. Суд апелляционной инстанции отменил принятое решение и удовлетворил заявленные требования признав отказ в предоставлении сведений из ЕГРП незаконным. Мотивировано новое решение было следующим. Причиной обращения за получением сведений из ЕГРП послужила необходимость органа, осуществляющего учет нуждающихся в улучшении жилищных условий (жилищной комиссии), в разрешении вопроса о постановке на учет военнослужащего в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий. Документом, которой говорит о необходимости запроса указанных сведений из ЕГРП, является Временный порядок оформления и предоставления во внутренних войсках МВД РФ служебных жилых помещений или жилых помещений в общежитии, который был утвержден приказом главнокомандующего внутренними войсками МВД РФ от 08.10.2014г. № 412. На основании этого судом апелляционной инстанции был сделан вывод о незаконности решения регистрирующего органа об отказе в предоставлении запрошенных сведений. В результате Управлением была подана кассационная жалоба на постановление суда апелляционной инстанции, поскольку решение суда 1 инстанции было вынесено до 08.10.2014 г., т.е. до момента издания Временного порядка. Соответственно, приняв решение об отказе в предоставлении запрошенных сведений из ЕГРП ранее утверждения Временного порядка, Управление не могло нарушить права заинтересованных лиц. Вместе с тем, по результатам обжалования постановления Иркутского областного суда было вынесено определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, поскольку не было установлено существенных нарушений норм материального права или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Общий анализ рассмотренных судебных актов с учетом изучения обстоятельств дел позволяет говорить о том, что в настоящее время продолжают оставаться актуальными проблемы пробелов в законодательстве, связанных с ликвидацией юридического лица - продавца по договорам купли-продажи недвижимости; по применению общих норм материального права, специальных нормативных актов, взаимосвязанных между собой, однако по своему содержанию не позволяющих осуществить их однозначное толкование (например, положения об аренде части помещения).