Обзоры практики

Е. В. Мальханова

прокурор отдела по обеспечению

участия прокуроров в гражданском процессе Прокуратуры Иркутской области

 

 

ОБЗОР

спорных вопросов правоприменения по защите трудовых прав беременных женщин и  лиц,  воспитывающих детей

 

Трудовое законодательство в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации устанавливает гарантии трудовых прав и свобод женщин, воспитывающих детей, лиц с семейными обязанностями. Правовое регулирование трудовых отношений с участием женщин осуществляется в целях создания благоприятных и безопасных условий труда и обеспечения равенства возможностей участников трудовых отношений в осуществлении трудовых прав и свобод с учетом выполнения функций материнства и воспитания детей.

Особенности правового регулирования труда названных категорий работников, ограничивающие применение общих норм трудового права, устанавливаются Трудовым кодексом Российской Федерации (далее - ТК РФ) и иными федеральными законами (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, часть шестая статьи 11, статья 252 ТК РФ). Дополнительные льготы, права и гарантии этим лицам могут устанавливаться также законами субъектов Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами с учетом принципа запрещения дискриминации в сфере труда.

Законодатель в соответствии с проводимой политикой государства, направленной на поддержку конституционного принципа защиты семьи, детства, материнства предусмотрел императивную норму права, запрещающую увольнение работника – одинокой матери, воспитывающей ребенка до 14 лет по инициативе работодателя, которая подлежит применению вне зависимости от должности, замещаемой работником и его положения. Однако, судебная практика не имеет единства при применении ограничений, предусмотренных ч.4 ст. 261 ТК РФ, в случае расторжения трудового договора с руководителем организации на основании статьи 278 Трудового кодекса РФ.

Так, определением Верховного суда Российской Федерации от 21 марта 2014 г. N 66-КГпр14-2 по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации отменено апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года, по иску Сидоровой Г.Н. к Министерству информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области  об оспаривании распоряжения, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации, среднего заработка за период вынужденного прогула, невыплаченных премий, компенсации за несвоевременный расчет, компенсации морального вреда. Основанием для внесения кассационного представления явились допущенные судебной коллегией Иркутского областного суда нарушения норм материального права при проверке законности  и отмене решения Кировского районного суда от 08.05.2013 года, которым  удовлетворены исковые требования  Сидоровой Г.Н. в части признания незаконным распоряжения об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации за несвоевременный расчет, компенсации морального вреда. При отмене решения суда 1-й инстанции и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении иска Сидоровой Г.Н. суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в случае расторжения трудового договора с руководителем организации на основании статьи 278 Трудового кодекса РФ положения статьи 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающие запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, не подлежат применению. При этом судебная коллегия исходила из того, что суд первой инстанции лишил ответчика как уполномоченного органа права действовать в интересах учреждения при расторжении трудового договора с руководителем. Между тем, прокурор, участвующий в деле в Кировском районном суде г. Иркутска, рассматривавшем дело по 1-й инстанции, в апелляционной инстанции ориентировал суд на удовлетворение исковых требований Сидоровой Г.Н., касающихся законности увольнения, в виду допущенного нарушения работодателем положений ст. 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающей гарантии для одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет. Заключение прокурора основывалось на части 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающей запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса). Данная статья относится к числу специальных норм, предоставляющих определенным категориям работников повышенные гарантии. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение материнства и детства в соответствии с частью 2 статьи 7 и частью 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации. Гарантия, закрепленная  статьей 261 ТК РФ, распространяется также и на лиц, в отношении которых предусмотрено специальное регулирование. К таким лицам относятся: женщины - руководители организации (глава 43 ТК РФ), спортсмены и тренеры (глава 54.1 ТК РФ), женщины, проходящие государственную гражданскую и муниципальную службу и др. Нормы Трудового кодекса РФ (ст. 3 Кодекса) запрещают ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения. Увольнение руководителя организации (учреждения) в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора, по существу, является увольнением по инициативе работодателя. Глава 43 Трудового кодекса РФ, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, исключающих предоставление этим лицам гарантии, установленной частью 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ в виде запрета на увольнение по инициативе работодателя одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет, за исключением увольнения по основаниям, перечисленным в указанной части. Следовательно, трудовой договор с руководителем организации (учреждения) не может быть расторгнут по пункту 2 статьи 278 названного Кодекса в связи с принятием собственником имущества организации либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора, если руководителем является женщина - одинокая мать, воспитывающая ребенка в возрасте до четырнадцати лет. Выводы судебной коллегии Иркутского областного суда о невозможности применения к возникшим правоотношениям положений ст. 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающей гарантии для одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, основанные на неправильном применении и толковании норм материального права, повлекли внесение прокуратурой Иркутской области кассационного представления  в Президиум Иркутского областного суда. Однако определением судьи Иркутского областного суда от 26.09.2013 года отказано прокурору Иркутской области в передаче кассационного представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (Президиум Иркутского областного суда). Не согласившись с мнением президиума Иркутского областного суда прокуратурой Иркутской области в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом второй инстанции, повлекшей вынесение неправосудного решения, в Генеральную прокуратуру Российской Федерации внесен проект кассационного представления  о пересмотре судебного постановления, вынесенного не в соответствии с заключением прокурора. Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации в  судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации внесено кассационное представление с  просьбою отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года, по иску Сидоровой Г.Н., решение суда 1-й инстанции оставить в силе. Верховным судом Российской Федерации признано обоснованным кассационное представление прокуратуры,  восстановлены нарушенные трудовые права Сидоровой Г.Н.  отменив апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Также до настоящего момента суды не имеют единой практики  при рассмотрении дел о восстановлении на работе беременных женщин, уволенных по инициативе работодателя. Имеются случаи отказа судами в восстановлении на работе женщинам, находящимся на момент увольнения по инициативе работодателя в состоянии беременности, по причине непредоставления работодателю сведений о своей беременности. Однако, требования ст. 261 ТК РФ запрещают   увольнение беременной женщины по инициативе работодателя вне зависимости от наличия у работодателя сведений о ней. Верховный Суд РФ в  Постановлении Пленума  от 28.01.2014 № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних» разъяснил, что отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе. Беременная женщина, трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя, подлежит восстановлению на работе и в том случае, если к моменту рассмотрения в суде ее иска о восстановлении на работе беременность не сохранилась.

Так, постановлением президиума Иркутского областного суда 21.07.2014г. отменены судебные постановления первой и апелляционной инстанции, которыми отказано  в восстановлении на работе женщине, уволенной за прогул в период беременности (п. 6 ст. 81 ТК РФ). Суды, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходили из того, что  истец отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин,  не исполнив  трудовые обязанности. На момент издания приказа об увольнении последняя не поставила  в известность работодателя  о беременности,  злоупотребив своими правами. Злоупотребление правом, выразившееся в сокрытии сведений о беременности,  является основанием для отказа в удовлетворении требований о восстановлении на работе, так как работодатель  не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника. В результате рассмотрения  представления прокурора Иркутской области Мельникова И.А., жалобы истца, в судебном заседании кассационной инстанции президиума Иркутского областного суда установлены грубые нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав. Президиум указал, что буквальное толкование положений ст. 261 ТК РФ запрет на увольнение беременных женщин в зависимость от осведомленности работодателя не ставит. То обстоятельство, что истица не уведомила работодателя о своей беременности, правового значения не имеет и не может влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных законом для беременных женщин при увольнении. Указанная норма относится к числу специальных норм, предоставляющих беременным женщинам повышенные гарантии. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства и не должна зависеть от волеизъявления работодателя. На основании изложенного, судам 1-й и 2-й инстанции  надлежало установить только юридически значимый факт наличия беременности на момент расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Учитывая, что судами неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, допущено неверное толкование  и применение норм материального  права, повлиявшее на исход дела, решение суда и определение судебной коллегии отменены, а дело направлено  в суд первой инстанции на новое рассмотрение. 12.09.2014г. по результатам нового рассмотрения решением Черемховского городского суда истица восстановлена на работе.

Необходимо помнить, что с учетом положений ч. 2 ст. 261 ТК РФ срочный трудовой договор также не может быть расторгнут до окончания беременности. Состояние беременности подтверждается медицинской справкой, предоставляемой женщиной по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца. Срочный трудовой договор с беременной женщиной может быть расторгнут в случае его заключения на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможности ее перевода до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую она может выполнять с учетом состояния здоровья (ч. 3 ст. 261 ТК РФ). Срочный трудовой договор продлевается до окончания беременности женщины независимо от причины окончания беременности (рождение ребенка, самопроизвольный выкидыш, аборт по медицинским показаниям и др.). В случае рождения ребенка увольнение женщины в связи с окончанием срочного трудового договора производится в день окончания отпуска по беременности и родам. В иных случаях женщина может быть уволена в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Верховный Суд РФ ориентирует суды общей юрисдикции на необходимость реагирования на факты грубого нарушения прав женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних, гарантированных трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, путем вынесения частных определений.