Обзоры практики

О.А. Николина

председатель судебного состава

Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа

М.В. Зуева

судья Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа,

кандидат юридических наук

 

ОБЗОР

порядка и особенностей применения

главы Х федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002

«О несостоятельности (банкротстве)». Банкротство гражданина

 

С 1 октября 2015 года Федеральным законом от 29.06.2015 № 154-ФЗ введены в действия положения Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закона о банкротстве), регулирующие процедуру признания граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей) несостоятельными (банкротами).

Вопросы обращения с заявлением о признании должника-гражданина банкротом, возбуждения дела о банкротстве урегулированы статьями 125, 126, 128, 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 33, 43, 44, 213.3, 213.4, 213.5 Закона о банкротстве.

По вопросам применения положений о несостоятельности (банкротстве) граждан Пленумом Верховного Суда Российской Федерации даны соответствующие разъяснения, изложенные в постановлении от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» (далее - постановление Пленума ВС РФ № 45).

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом в соответствии с пунктом 1 статьи 213.3, пунктом 2 статьи 213.5 Закона о банкротстве обладает сам гражданин, конкурсный кредитор и уполномоченный орган.

Порядок обращения конкурсного кредитора с заявлением о признании гражданина банкротом урегулирован положениями статьи 213.5 Закона о банкротстве.

По общему правилу кредитор должен представить вступившее в силу решение суда, подтверждающее наличие задолженности (пункт 1 статьи 213.5 Закона о банкротстве), в то же время пунктом 2 названной статьи установлены исключения из указанного порядка. В частности, соответствующее заявление может быть подано конкурсным кредитором без представления вступившего в законную силу судебного акта, по требованию, основанному на кредитном договоре с кредитной организацией.

По смыслу указанного правового регулирования кредитные организации вправе инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве гражданина, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.

В правоприменительной практике сложился подход, согласно которому в таком же порядке с заявлением о признании гражданина банкротом вправе обратиться лицо, не являющееся кредитной организацией, которое приобрело право требования к должнику-гражданину, возникшее из кредитного договора, в результате уступки права (требования).

Например: гражданин К. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) гражданина Г. В качестве подтверждения основания возникновения у должника задолженности в указанном размере кредитор представил кредитный договор, заключенный между гражданином Г. и банком, и договор уступки прав (требований), по условиям которого право требования задолженности по кредитному обязательству перешло от банка к гражданину К. Установив, что в суде общей юрисдикции находится на рассмотрении иск кредитора к должнику о взыскании задолженности по кредитному договору, суд первой инстанции приостановил производство по делу о признании гражданина банкротом применительно к пункту 1 части 1 статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Арбитражный суд апелляционной инстанции отменил определение суда о приостановлении и прекратил производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника в связи с отсутствием у гражданина К. право на обращение в суд с заявлением о признании гражданина банкротом в отсутствие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего обоснованность предъявленного требования. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что предусмотренный абзацем седьмым пункта 2 статьи 213.5 Закона о банкротстве порядок обращения в суд  с заявлением о признании банкротом без подтверждения обоснованности своего заявления со ссылкой на вступившее в силу судебное решение распространяется лишь на конкурсного кредитора - кредитную организацию.

Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.04.2018 по делу № А74-14857/2017 постановление апелляционной инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. В соответствии с правовой позицией, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации № 306-ЭС16-3611 от 12 октября 2016 года, в качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве, необходимо рассматривать не сам статус кредитной организации, а реализуемую ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России (абзац первый статьи 1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»). Поэтому статус заявителя по делу о банкротстве, чьи требования вытекают из подобного рода деятельности, не имеет решающего значения при возникновении вопроса о допустимости применения абзаца седьмого пункта 2 статьи 213.5 Закона о банкротстве. В таких случаях необходимо проверять, является ли требование заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации путем заключения кредитного договора, и при установлении таковой - разрешать по существу вопрос об обоснованности или необоснованности заявления о признании должника банкротом.

По общему правилу, для возбуждения производства по делу о банкротстве гражданина по заявлению кредитора, уполномоченного органа необходима совокупность формальных признаков банкротства - наличие не исполненного более трех месяцев денежного обязательства должника на сумму более 500 000 рублей, подтвержденного вступившим в законную силу решением суда (пункт 2 статьи 213.3 и статья 213.5 Закона о банкротстве).

Пунктом 2 статьи 213.6 Закона о банкротстве установлено, что определение, констатирующее обоснованность заявления конкурсного кредитора или уполномоченного органа о признании гражданина банкротом, выносится в случае, если указанное заявление соответствует требованиям, предусмотренным пунктом 2 статьи 213.3 и статьей 213.5 настоящего Закона, требование конкурсного кредитора или уполномоченного органа не удовлетворено гражданином на дату заседания арбитражного суда и доказана неплатежеспособность гражданина.

Под неплатежеспособностью для целей введения процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, согласно пункту 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве, понимается неспособность гражданина удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам. При этом указанная норма права предусматривает презумпции неплатежеспособности гражданина, которые являются опровержимыми.

В частности, абзацем седьмом пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве предусмотрено, что гражданин не может быть признан неплатежеспособным, если имеются достаточные основания полагать, что с учетом планируемых поступлений денежных средств, в том числе доходов от деятельности гражданина и погашения задолженности перед ним, гражданин в течение непродолжительного времени сможет исполнить в полном объеме денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил.

Таким образом, установленный Законом о банкротстве юридический состав, являющийся основанием для введения процедуры банкротства в отношении гражданина, включает в себя: наличие взысканной судебным актом и не погашенной более трех месяцев задолженности в размере не менее чем  500 000 рублей; отсутствие доказательств погашения данной задолженности на момент судебного заседания.

Вместе с тем, для введения процедуры банкротства в отношении гражданина, и соответственно, для констатации обоснованности заявления кредитора, в предмет исследования подлежит включению не только совокупность вышеперечисленных формальных признаков банкротства, но и обстоятельства, необходимые для вывода о неплатежеспособности должника.

Анализ многочисленной судебной практики свидетельствует о том, что бремя доказывания совокупности условий, являющихся основанием для введения в отношении гражданина процедуры банкротства, а также признаков неплатежеспособности, лежит на лице, обратившемся с заявлением о признании гражданина банкротом.  Бремя же опровержения данных презумпций и доказывания того, что должник является платежеспособным и неоплата указанной заявителем задолженности вызвана кратковременными финансовыми трудностями, лежит на гражданине-должнике.

При этом, поскольку для вывода о неплатежеспособности достаточно установить одно из обстоятельств, указанных в пункте 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве, то превышение стоимости имущества гражданина над размером задолженности перед заявителем само по себе не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении заявления о признании гражданина банкротом, но является основанием для проверки доводов должника о возможности исполнить обязательства в течение непродолжительного времени (абзац седьмой пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве).

Например: банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина З. несостоятельным (банкротом), представив в подтверждение основания возникновения задолженности решение суда общей юрисдикции о взыскании задолженности в размере 11 235 398 рублей по кредитному обязательству. Признавая обоснованным заявление банка, суд первой инстанции, исходил из того, что на дату обращения банка в суд задолженность З. превышала 500 000 рублей, просрочка исполнения составила более трех месяцев с даты, когда обязательство должно быть исполнено; должник перестал исполнять денежные обязательства, срок исполнения которых наступил (прекратил расчеты с кредиторами), что является основанием для введения в отношении него процедуры реструктуризации долгов. Суд апелляционной инстанции поддержал данные выводы.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, должник обратился с кассационной жалобой, мотивировав свои требования тем, что у него достаточно средств и имущества для погашения требований банка. Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.02.2018 по делу № А33-5706/2017 судебные акты оставлены без изменения. Кассационная жалоба должника – без удовлетворения. Суд кассационной инстанции указал на отсутствие оснований для применения положений абзаца седьмого пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве, поскольку должником не представлено доказательств того, что он испытывал временные трудности и в течение непродолжительного времени мог полностью исполнить в полном объеме свои обязательства перед банком, а также иными кредиторами.

Однако, не исключены ситуации, когда кредитор при выборе способа защиты в форме обращения с заявлением о признании гражданина банкротом злоупотребляет правом, например, об этом может свидетельствовать неоднократное предъявление к исполнению и последующий отзыв исполнительного листа, что создает препятствия судебному приставу-исполнителю для реализации имущества и погашения долга. В таких случаях, принимая во внимание право должника опровергнуть презумпцию неплатежеспособности, в том числе заявить о наличии временных финансовых трудностей, а также недобросовестном поведении заявителя, создающем препятствия к исполнению обязательств, суды должны включить в предмет исследования и установить наличие (отсутствие) обстоятельств, указанных в абзаце седьмом пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве, а также дать оценку доводам должника о злоупотреблении со стороны заявителя правом.

Установление факта реальной возможности поступления денежных средств в течение непродолжительного времени, в том числе от реализации имущества в рамках исполнительного производства, достаточных для удовлетворения требований кредитора, применительно к абзацу седьмому пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве является основанием для признания заявления необоснованным и прекращения производства по делу о банкротстве гражданина.

Изложенная правовая позиция базируется на социально-реабилитационном характере института банкротства гражданина, рассматриваемого в качестве крайней меры, применяемого с условием исключения возможности так называемого «случайного банкротства», когда неплатежеспособным признается гражданин, в частности, имеющий в собственности имущество, стоимость которого значительно превышает сумму долга, испытывающий временные финансовые трудности, вызванные, в том числе, недобросовестным поведением кредитора.

Так, например, банк обратился в суд с заявлением о признании банкротом гражданина М., в обоснование указав на неисполнение кредитных обязательств, по которым должник является поручителем и одновременно залогодателем. Установив совокупность обстоятельств, образующих юридический состав несостоятельности (банкротства) гражданина, суд первой инстанции пришел к  выводу, который поддержал суд апелляционной инстанции, о том, что у банка возникло право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина несостоятельным (банкротом), и ввел в отношении должника процедуру реструктуризации долгов.

Отменяя вынесенные судебные акты и отправляя  дело на новое рассмотрение, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 07.02.2018 по делу № А19-22151/2016 указал, что законоположения, закрепляющие сложный юридический состав оснований для введения по заявлению кредитора в отношении гражданина одной из процедур банкротства, включающий формальные признаки банкротства и неплатежеспособность, рассчитаны на модель добросовестного поведения не только должника, но и заявителя по делу о банкротстве.  Для введения процедуры банкротства в отношении гражданина суд должен включить в предмет исследования не только совокупность формальных признаков банкротства (пункт 2 статьи 213.3 и статья 213.5 Закона о банкротстве), но и обстоятельства, необходимые для вывода о неплатежеспособности должника. В обоснование возражений на требования кредитора гражданин М. приводил доводы о наличии имущества, стоимость которого позволяет погасить долг перед банком, а также о намеренном затягивании со стороны банка исполнения решения суда общей юрисдикции, о неоднократном отзыве исполнительных документов, которые не получили оценки со стороны судов.

Закон о банкротстве устанавливает презумпцию введения процедуры реструктуризации долгов гражданина. Анализ статей 213.2, 213.6 Закона о банкротстве позволяет сделать вывод, что дело о банкротстве гражданина должно начинаться с восстановительной процедуры. Исключение из данного правила предусмотрено в частности пунктом 8 статьи 213.6 Закона о банкротстве, согласно которому арбитражный суд вправе на основании ходатайства гражданина вынести решение о признании его банкротом и введении процедуры реализации имущества гражданина, если гражданин не соответствует требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов, установленным пунктом 1 статьи 213.13 настоящего Федерального закона.

Согласно пункту 1 статьи 213.13 Закона о банкротстве план реструктуризации долгов гражданина может быть представлен в отношении задолженности гражданина, соответствующего следующим требованиям: гражданин имеет источник дохода на дату представления плана реструктуризации его долгов; гражданин не имеет неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленного преступления в сфере экономики и до даты принятия заявления о признании гражданина банкротом истек срок, в течение которого гражданин считается подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, умышленное уничтожение или повреждение имущества либо за фиктивное или преднамеренное банкротство; гражданин не признавался банкротом в течение пяти лет, предшествующих представлению плана реструктуризации его долгов; план реструктуризации долгов гражданина в отношении его задолженности не утверждался в течение восьми лет, предшествующих представлению этого плана.

Банкротство граждан по смыслу Закона о банкротстве является механизмом нахождения компромисса между должником, обязанным и стремящимся исполнять свои обязательства, но испытывающим в этом объективные затруднения, и его кредиторами, а не способом избавления от накопленных долгов по формальным основаниям.

Невозможность представления плана реструктуризации долгов либо нецелесообразность (невозможность) его утверждения должна быть установлена в ходе процедуры реструктуризации с учетом мнения финансового управляющего и конкурсных кредиторов.

На стадии реструктуризации долгов должник обязан принять меры к поиску вариантов погашения своих долгов доступными в сложившейся ситуации способами, достичь с кредиторами соглашения о балансе взаимных интересов.

Например, гражданин С. обратился с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом). Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 1 июня 2016 года по делу № А58-7396/2015 заявление признано обоснованным, в отношении гражданина С.  введена процедура реализации имущества гражданина. В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что сумма задолженности С. составляет более пятьсот тысяч рублей, обязанность по оплате задолженности не исполнена в течение трех месяцев с момента, когда она должна была быть исполнена, доказательств погашения задолженности перед суду не представлено. Суд первой инстанции, учитывая длительное неисполнение С. своих обязательств перед кредитором, пришел к выводу о наличии у должника признаков несостоятельности (банкротства) и об отсутствии оснований полагать, что с учетом планируемых поступлений денежных средств он в течение непродолжительного времени сможет исполнить в полном объеме эти обязательства, в связи с чем ввел процедуру реализации имущества, минуя процедуру реструктуризации долгов.

Четвертый арбитражный  апелляционный  суд, отменяя решение суда первой инстанции и направляя дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд республики Саха (Якутия), исходил из того, что дело о банкротстве гражданина должно начинаться с восстановительной процедуры, в частности процедуры реструктуризации долгов гражданина, как это предусмотрено пунктом 1 статьи 213.6 Закона о банкротстве. Выбор судом первой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, императивно предопределен законодательством о банкротстве и не зависит ни от финансово-экономического состояния должника, ни от того, кто (должник, кредитор или уполномоченный орган) обратился в суд с заявлением о признании должника банкротом, ни от того, какую первую процедуру банкротства просит ввести лицо, обратившееся в суд с указанным заявлением. В суде первой инстанции должник ходатайства о введении процедуры реализации имущества не заявлял. Надлежащего документального подтверждения того, что С. не соответствует требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов, установленным пунктом 1 статьи 213.13 Закона о банкротстве, материалы дела не содержат. При таких обстоятельствах оснований для применения пункта 8 статьи 213.6 Закона о банкротств у суда первой инстанции не имелось. Суд кассационной инстанции признал выводы суда апелляционной инстанции правильными, соответствующими положениям Закона о банкротстве и постановлением от 15.11.2016 по делу № А58-7396/2015 оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

По общему правилу в соответствии с пунктом 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (далее - освобождение гражданина от обязательств). Исключения из этого правила составляют: требования кредиторов по текущим платежам, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, и требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

В соответствии с пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве освобождение гражданина от обязательств не допускается также в случае, если:

вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина;

гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина;

доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

В этих случаях арбитражный суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств либо выносит определение о неприменении в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств, если эти случаи выявлены после завершения реализации имущества гражданина.

Как разъяснено в пункте 45 постановления Пленума ВС РФ № 45, согласно абзацу четвертому пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве освобождение должника от обязательств не допускается, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно, в том числе совершил действия, указанные в этом абзаце. Соответствующие обстоятельства могут быть установлены в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах.

Институт банкротства гражданина,  с одной стороны, позволяет гражданину заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, а с другой стороны, в определенной степени ущемляет права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им удовлетворения. В связи с изложенным у кредиторов должна быть возможность получить удовлетворение своих интересов, препятствуя стимулированию недобросовестного поведения граждан, направленного на получение возможности полного освобождения от задолженности посредством банкротства.

В целях обеспечения баланса интересов участников экономических правоотношений, исходя из задач арбитражного судопроизводства, к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом. Процедуры банкротства гражданина не должны использоваться для стимулирования недобросовестного поведения граждан, направленного, в частности, на получение займов, кредитов заведомо без цели их возврата в расчете на полное освобождение от исполнения обязательств посредством банкротства.

Анализ правоприменительной практики свидетельствует, что разрешение вопроса о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, во многом зависит от добросовестности должника. Наличие в действиях должника недобросовестного поведения, содержащего один из признаков, предусмотренных пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, свидетельствует о намерении должника получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования. Подобное поведение, преследующее своей целью получение привилегий посредством банкротства, является недопустимым для процедур банкротства граждан. Поэтому по результатам завершения реализации имущества гражданина с целью установления возможности освобождения должника-гражданина от погашения задолженности перед его кредиторами судом должна быть осуществлена правовая оценка поведения должника на предмет добросовестности. Такая правовая оценка должна быть осуществлена не только при наличии обоснованного заявления лица, участвующего в деле о банкротстве (кредитора, уполномоченного органа и др.), но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение поведения должника, как участника гражданского оборота, от определенного стандарта. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (абзацы 4 - 5 пункта 1 постановления Пленума
ВС РФ от 23.06.2015 № 25).

Например: по заявлению индивидуального предпринимателя Щ. арбитражным судом было возбуждено производство по делу о его несостоятельности (банкротстве). Определением Арбитражного суда Забайкальского края от 20.10.2017
по делу № А78-9312/2015 завершена процедура реализации имущества Щ. с освобождением должника от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2018 определение суда первой инстанции от 20.10.2017 отменено в части применения правил об освобождении должника от исполнения обязательств. Арбитражный суд Забайкальского края при рассмотрении вопроса о завершении процедуры банкротства в отношении предпринимателя посчитал отсутствующими основания для неприменения в отношении должника правил об освобождении от исполнения обязательств.

Суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело по апелляционной жалобе одного из кредиторов, установил, что должник не сообщил обо всех сделках, по которым происходило отчуждение денежных средств; не указал в заявлении, которым инициировано дело о банкротстве, и не предоставил в дальнейшем финансовому управляющему в полном объеме сведения  о принадлежащем ему имуществе; в период проведения процедур банкротства при наличии ограничения права выезда совершал выезды за пределы Российской Федерации. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, который поддержал Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 18.07.2018, о том, что должник уклонялся от погашения кредиторской задолженности, совершив сделки, направленные на причинение вреда имущественным правам кредиторов (внесение пожертвования зависимому лицу, отчуждение единственного актива (земельного участка) по договору дарения); не предприняв действий по трудоустройству в трудоспособном возрасте;  совершив неоднократные выезды за пределы Российской Федерации и не раскрыв  источников финансирования поездок. Изложенное позволило судам апелляционной и кассационной инстанций квалифицировать такое поведение должника в качестве недобросовестного и в силу абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве не применить правила об освобождении от исполнения обязательств.