Обзоры практики

М.А. Клепикова
председатель судебного состава
Арбитражного суда Восточно-Сибирского  округа

А.В. Бабаева
начальник отдела правовой статистики и
обобщения судебной практики
Арбитражного суда Восточно-Сибирского  округа

 

ОБЗОР

особенностей рассмотрения споров о привлечении грузоотправителя к ответственности за искажение сведений о массе груза, перевозимого железнодорожным транспортом

 

В условиях расширения торговых отношений между государствами, с развитием внутренней и международной логистики все большее значение предается регулированию правоотношений, вытекающих из договоров железнодорожной перевозки. Железнодорожный транспортный комплекс является одним из ведущих факторов развития экономики России, позволяющих объединить в единый хозяйственный механизм все сферы производства и обращения путем доставки товара требуемого качества и количества в заданное время с оптимальными затратами.

Статистические сведения свидетельствуют о постоянном росте количества споров, возникающих из договоров перевозки. Согласно данным автоматизированной информационной системы «Судопроизводство» за период с 01.01.2013 по 30.06.2018 Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа рассмотрены кассационные жалобы по 521 делу о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам перевозки (в том числе международной перевозки), в том числе: в 2013 году – по 75 делам, в 2014 году – по 78 делам, в 2015 году – по 110 делам, в 2016 году – по 90 делам, в 2017 году – по 107 делам, в первом полугодии 2018 года – по 61 делу.

При рассмотрении споров указанной категории суды применяют положения Федерального закона от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (в отношении внутренних железнодорожных перевозок), нормы Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (в отношении международных перевозок), а также руководствуются правовыми позициями высшего судебного органа, которые нашли отражение в Обзоре судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции и постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в частности, постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».   

  Значительная часть споров связана с привлечением грузоотправителя к ответственности за искажение сведений о массе груза, в результате чего снижается стоимость перевозок грузов или возможно возникновение обстоятельств, влияющих на безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта.

Наличие таких споров обусловлено различными факторами, например, использованием разных способов определения массы груза. Перевозчик, как правило, производит взвешивание на специальных вагонных весах, в то время как грузоотправители зачастую рассчитывают массу груза по обмеру, особенно в тех случаях, когда груз перевозится насыпью/навалом/наливом.

В соответствии с § 5 статьи 19 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (далее – СМГС) определение массы груза производится в соответствии с Правилами перевозок грузов (приложение № 1 к СМГС, далее – Правила перевозки грузов к СМГС).

Пункты 4.3 и 4.7 Правил допускают возможность определения отправителем общей массы груза (брутто), погруженного в вагон, различными способами (как расчетным, так и путем взвешивания) с учетом особенностей груза и технической возможности, если иное не предусмотрено национальным законодательством, действующим в стране отправления груза.

В силу положений § 1 статьи 23 СМГС, статьи 27 Федерального закона от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (далее – Устав) перевозчик имеет право проверить, соблюдены ли отправителем условия перевозки и соответствует ли отправка сведениям, указанным отправителем в накладной. Из приведенных норм следует, что отправитель может определить массу предъявляемого к перевозке груза расчетным способом, когда это соответствует характеристикам груза, а перевозчик, в свою очередь, – проверить сведения о массе груза, указанные отправителем в накладной. При этом перевозчик не ограничен в выборе способа проверки достоверности массы груза, указанной отправителем.

Если после заключения договора перевозчик обнаруживает неправильность, неточность или неполноту указанных отправителем в накладной сведений и заявлений и при этом устанавливает, что занижен размер провозных платежей, отправитель уплачивает перевозчику неустойку (пункт 4 § 3 статьи 16 СМГС).

О нарушении отправителем Правил будет свидетельствовать то обстоятельство, что перевозчик при проверке массы груза использовал тот же способ, что и отправитель, либо иной предусмотренный законом способ, однако выявленные расхождения превысили допустимые погрешности. Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в ряде определений по делам с аналогичными фактическими обстоятельствами сформулирована правовая позиция, согласно которой допустимая погрешность при определении массы груза, перевозимого железнодорожным транспортом в рамках прямого международного сообщения, не являясь абсолютной и неизменной величиной, определяется исходя из сложившихся коммерческих обычаев, свойств груза, а также обстоятельств конкретной перевозки и подлежит доказыванию сторонами по общим правилам, предусмотренным процессуальным законодательством[1].

Необходимо отметить, что при доказывании размера допустимого расхождения массы груза стороны используют различные погрешности, виды и порядок расчета которых определяются актами рекомендательного характера, таких как, например, МИ 3115-2008[2],  распространяющимися на массу грузов, перевозимых железнодорожным транспортом, и устанавливающими порядок определения массы груза; значения предельных допускаемых погрешностей измерений массы груза; порядок расчета предельных допускаемых расхождений в результатах измерений массы груза на станциях отправления и назначения; порядок определения наличия и расчета размера недостачи (излишка) массы груза на станциях назначения и в пути следования; процедуру контроля точности измерений – проведения контрольных перевесок.

Масса груза считается правильной, если разница между массой груза, определенной грузоотправителем на станции отправления, и массой, установленной перевозчиком при соответствующей проверке, не превышает значения допустимой погрешности. Поскольку допустимая погрешность подлежит доказыванию сторонами по общим правилам, предусмотренным процессуальным законодательством, при определении массы груза стороны могут ссылаться не только на значения предельных расхождений определения массы груза при одинаковых средствах и методах измерений на станциях отправления и станциях назначения на вагонных весах с определением массы тары вагона по трафарету, как предусмотрено рекомендациями МИ 3115-2008, но и на иные виды погрешностей, зависящие от других факторов.

Так, в рамках дела № А19-20215/2016 открытое акционерное общество «Российские железные дороги» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании штрафа в соответствии с пунктом 4 параграфа 3 статьи 16 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (далее - СМГС) за неправильное указание отправителем в накладной сведений о массе груза, повлекшее занижение размера провозных платежей. Как установлено судами и следует из материалов дела, грузоотправитель и перевозчик использовали один и тот же способ определения массы груза – путем взвешивания на весах в движении. Вместе с тем, истцом выявлено несоответствие сведений о массе груза, указанных грузоотправителем в железнодорожной накладной, сведениям, полученным перевозчиком в результате контрольной перевески.

Решением Арбитражного суда Иркутской области в удовлетворении исковых требований отказано в связи с тем, что истец при расчетах не применил рекомендации МИ 3115-2008.  Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, произвел расчет с учетом данных рекомендаций, в результате чего удовлетворил иск частично, уменьшив размер штрафа в связи с его несоразмерностью последствиям нарушения обязательства в соответствии с требованиями статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, в постановлении от 29 мая 2018 года указал, что о нарушении грузоотправителем Правил перевозок грузов - приложения № 1 к СМГС будет свидетельствовать то обстоятельство, что перевозчик при проверке массы груза использовал тот же способ, что и отправитель, либо иной предусмотренный законом способ, однако выявленные расхождения превысили допустимые погрешности, подлежащие доказыванию сторонами. Ответчик заявил о необходимости применения погрешности, установленной разделом 4 ГОСТ 30414-96 и пунктом 7.2.1 действовавших в спорный период рекомендаций «МИ 1953-2011. Рекомендация. Государственная система обеспечения единства измерений. Масса грузов при бестарных перевозках. Методика измерений весами и весовыми дозаторами»[3] (далее – рекомендации МИ 1953-2011), и указал, что при определении массы груза должны учитываться не только значения предельных расхождений определения массы груза нетто при одинаковых средствах и методах измерений на станциях отправления и станциях назначения на вагонных весах с определением массы тары вагона по трафарету, как предусмотрено рекомендациями
МИ 3115-2008, но и пределы допустимой погрешности, зависящие от общей массы железнодорожного состава, в котором находился спорный вагон, поскольку при взвешивании вагонов и вагонеток в составе без расцепки массой свыше 1000 т абсолютные значения пределов допускаемой погрешности при первичной поверке и в эксплуатации увеличивают на 200 кг на каждую дополнительную 1000 т общей массы состава. В нарушение требований
статьи 65, части 4 статьи 170, части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) суды не дали оценку доводам ответчика о том, что применение вышеуказанных норм исключает искажение сведений в накладной.

В практике арбитражных судов Восточно-Сибирского округа возник вопрос о том, следует ли до составления коммерческого акта при наличии оснований, указанных в пункте 35.4 Правил перевозок грузов СМГС, рассчитывать массу груза с применением погрешностей, предусмотренных соответствующими рекомендациями. В пункте 35.4 Правил перевозок грузов СМГС указано, что если при проверке массы груза констатируют несоответствие массы груза данным, указанным в накладной, коммерческий акт составляют только в том случае, когда уменьшение массы груза превышает нормы, установленные в статье 43 «Ограничение ответственности при недостаче массы груза» СМГС, а увеличение массы груза, перевозимого насыпью или навалом, превышает 1%, для остальных грузов - 0,2% от массы груза, указанной в накладной.

Как следует из пункта 6 Обзора судебной практики по спорам связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции, утвержденного Президиумом Верховного суда Российской Федерации 20.12.2017 (далее – Обзор судебной практики по спорам связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции), указанные коэффициенты в статье 43 СМГС и в пункте 35.4 Правил перевозок грузов СМГС установлены в целях исключения случаев составления коммерческих актов по незначительным расхождениям массы груза, так как само превышение этих коэффициентов не свидетельствует о том, что грузоотправитель действовал недобросовестно и должен нести ответственность за искажение сведений о массе груза. О нарушении грузоотправителем Правил перевозок грузов СМГС в данном случае будет свидетельствовать то обстоятельство, что перевозчик при проверке массы груза использовал тот же способ, что и отправитель, либо иной предусмотренный законом способ, однако выявленные расхождения превысили допустимые погрешности.

Согласно позиции грузоотправителей для рассмотрения вопроса о составлении коммерческого акта необходимо последовательно применять как значения предельного отклонения результатов измерения, установленные рекомендациями МИ 3115 – 2008, так и процент несоответствия массы груза, установленный пунктом 35.4 Правил перевозки грузов к СМГС. Иными словами, основания для составления коммерческого акта согласно пункту 35.4 Правил перевозки грузов к СМГС необходимо устанавливать только после применения соответствующих положений МИ 3115-2008. Между тем, согласно позиции перевозчика при рассмотрении вопроса о составлении коммерческого акта применяется процент несоответствия массы груза, установленный пунктом 35.4 Правил перевозки грузов к СМГС. После выявления оснований для составления коммерческого акта, подлежат применению МИ 3115-2008.

При рассмотрении дел № А74-6558/2017[4], № А19-10896/2016 Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа поддержана позиция перевозчика.

В постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу № А74-14938/2016[5] рассмотрен вопрос о том, имеются ли основания для составления коммерческого акта и применения ответственности в соответствии со статьей 16 СМГС в случае превышения фактической массы перевозимого груза против суммарной массы груза, указанной ответчиком в накладной, в размере менее 2% от общей массы (§1 статьи 43 СМГС). Отказывая в иске, суды первой и апелляционной инстанций установили, что расхождение между сведениями о массе груза составляет менее 1%, т.е. является незначительным. При этом суды исходили из данных о совокупной массе трех спорных вагонов, поскольку все они перевозились по одной железнодорожной накладной. Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, суд округа указал, что установленные в пункте 35.4 Правил перевозки грузов к СМГС нормативы подлежат применению к отдельному каждому вагону, указанному в накладной. Следовательно, для целей взыскания штрафа, предусмотренного пунктом 4 параграфа 3 статьи 16 СМГС, следует определять допустимую массу груза по  каждому вагону, а не по общей массе всех вагонов, перевозимых по одной накладной.

Положения пункта 38.2 СМГС, согласно которому при проверке груза, перевезенного насыпью, навалом или наливом в двух и более вагонах по одной накладной, соответствие массы груза указанным в накладной сведениям определяют, сравнивая суммарную массу груза во всех вагонах с указанной в накладной суммарной массой груза, в данном случае применению не подлежат, поскольку названная норма касается проверки массы груза при его выдаче на станции назначения, о чем свидетельствует ее расположение в разделе VIII «Выдача грузов». В связи с тем, что размер ответственности за недостоверность сведений о массе перевозимого груза, является значительным, одним из актуальных на сегодняшний день вопросов является применение положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Так, в силу положений статьи 102 Устава за превышение грузоподъемности (перегруз) вагона, контейнера грузоотправитель (отправитель) уплачивает перевозчику штраф в размере пятикратной платы за перевозку фактической массы данного груза (грузобагажа). Исходя из буквального толкования этой нормы указанный штраф применяется к грузоотправителю (отправителю) за сам факт превышения грузоподъемности, удостоверенный соответствующим актом в силу статьи 119 Устава. Поэтому независимо от того, где перевозчиком был обнаружен перегруз – на станции отправления, в пути следования или на станции назначения, установление данного факта является основанием для начисления штрафа, сумма которого рассчитывается так же, как и по статье 98 Устава: исходя из размера платы за перевозку фактической массы груза (грузобагажа) за все тарифное расстояние перевозки от станции отправления до станции назначения.

В случае, если установлено превышение грузоподъемности (перегруз) вагона, однако сведения о грузе, указанные в транспортной железнодорожной накладной, соответствуют фактически перевозимой массе груза, к грузоотправителю могут быть применены только санкции, установленные статьей 102 Устава. Если допущены одновременно нарушения, предусмотренные статьями 98 и 102 Устава, за каждое из них грузоотправитель несет самостоятельную ответственность.

Статьей 16 СМГС также установлена неустойка в пятикратном размере провозной платы, причитающейся перевозчику, обнаружившему нарушение по пунктам 1, 2, 4, 5 настоящего параграфа и неустойка в пятикратном размере провозной платы за перевозку излишка массы груза, причитающейся перевозчику, обнаружившему излишек по пункту 3 настоящего параграфа.

Следует отметить, что согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 28.01.2016 №  303-ЭС15-14198, исходя из принципов равноправия сторон и состязательности при судопроизводстве (статьи 8, 9 АПК РФ), а также инстанционального разделения компетенции судов (статьи 168, 268, 286 АПК РФ), определение конкретного размера неустойки является вопросом факта, следовательно, вопрос о ее снижении относится к компетенции судов первой и апелляционной инстанций.

На основании пункта 71 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме.

При определении размера неустойки, подлежащей взысканию, необходимо учитывать специфику связанных с перевозкой грузов железнодорожным транспортом правоотношений, а также оправданность дифференциации в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок, отмеченную Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 02.02.2006 № 17-О.

В соответствии с пунктом 7 Обзора судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции штрафы, предусмотренные Уставом железнодорожного транспорта за искажение сведений о массе груза в транспортной накладной, могут быть снижены судом на основании положений статьи 333 ГК РФ при доказанности соответствующих обстоятельств.

Возможность снижать размер неустойки, подлежащей взысканию с нарушителя, предоставлена суду в целях установления баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Основанием для снижения взыскиваемой суммы неустойки является установление ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств грузоотправителем. Следует также учитывать, что неустойка по своей природе носит компенсационный характер, является способом обеспечения исполнения обязательства и не должна служить средством обогащения. Степень соразмерности заявленной истцом суммы штрафа последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, оценка указанного критерия относится к исключительной компетенции суда, исходя из своего внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех обстоятельств дела.

Так, например, Третий арбитражный апелляционный суд в постановлении 08.06.2018 по делу № А74-18261/2017 поддержал выводы суда первой инстанции о возможности снижения заявленной ко взысканию суммы неустойки на основании статьи 333 ГК с учетом незначительности превышения массы груза и соотношения размера штрафа с размером провозной платы.

В постановлении от 07.06.2018 по делу № А33-2212/2018 Третий арбитражный апелляционный суд также согласился с выводами судам первой инстанции о возможности применения положений статьи 333 ГК РФ для снижения предъявленной ко взысканию суммы штрафа, приняв во внимание следующие обстоятельства: высокий размер ответственности (пятикратный размер провозной платы), предусмотренный положениями статьи 102 Устава железнодорожного транспорта, соотношение размера штрафа с размером провозной платы, отсутствие доказательств того, что допущенное ответчиком нарушение причинило истцу убытки или повлекло иные неблагоприятные последствия (в том числе имущественные), своевременное устранение ответчиком допущенных нарушений, а также расстояние от станции погрузки до станции, где состоялось перевешивание спорного вагона.

Аналогичная позиция нашла отражение в решениях Арбитражного суда Республики Хакасия от 25.07.2018 по делу
№ А74-15490/2016, от 25.07.2018 по делу № А74-15489/2016.

В связи с ежегодным увеличением количества дел по спорам, связанным со спорами, возникающими в связи с исполнением обязательств по договорам перевозки, в целях обеспечения единообразия правоприменения представляется своевременным и целесообразным рассмотреть вопрос о закреплении на уровне нормативных правовых актов перечень погрешностей при определении массы перевозимых грузов и факторов, влияющих на размер таких погрешностей (например, количество вагонов, масса состава, вид груза, скорость прохождения состава и др.).

Также необходимым и актуальным для судов представляется выработка и закрепление в законе критериев для определения соразмерности неустойки, предусмотренной статьей 16 СМГС, последствиям нарушения отправителем обязанности по правильному и точному указанию в накладной сведений о перевозимом грузе (например, можно ли принимать в качестве таких критериев размер недоплаченной перевозчиком провозной платы, величину перегруза, систематичность или однократность соответствующих нарушений со стороны отправителя и т.д.). 

В заключение хотелось бы обратить внимание на особенности разрешения вопросов о допустимости доказательств, составленных представителями иностранных перевозчиков, при рассмотрении доводов участников правоотношений, возникающих из договоров перевозки в международном сообщении.

Так, в рамках дела № А74-14937/2016 открытое акционерное общество «Российские железные дороги» обратилось с иском к обществу о взыскании неустойки за занижение размера провозных платежей. Удовлетворяя иск, суды отклонили доводы ответчика о недопустимости коммерческого акта и акта перевески, составленных представителями Китайской железной дороги на основании результатов контрольного взвешивания в отсутствие сведений о легализации паспорта на весы и акта проверки весов. В соответствии с  пунктом 6 статьи 75 АПК РФ документ, полученный в иностранном государстве, признается в арбитражном суде письменным доказательством, если он легализован в установленном порядке. Согласно части 1 статьи 255 АПК РФ документы, выданные, составленные или удостоверенные по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права в отношении российских организаций и граждан или иностранных лиц, принимаются арбитражными судами в Российской Федерации при наличии легализации указанных документов или проставлении апостиля, если иное не установлено международным договором Российской Федерации. Двусторонним договором о правовой помощи между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой 1992 года установлено, что официальные документы, составленные на территории одной договаривающейся стороны, пользуются доказательной силой официальных документов на территории другой договаривающейся стороны без легализации при наличии подписи и официальной печати (статья 29). В пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса» разъяснено, что в силу порядка, установленного рядом международных договоров России о правовой помощи, арбитражный суд вправе принимать иностранные официальные документы, в том числе из Китая, без консульской легализации.


[1] Определения Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2017 №№ от 08.06.2017, 303-ЭС16-20671, 303-ЭС16-20490, 303-ЭС16-20665, 303-ЭС16-20749, 303-ЭС16-20750, 303-ЭС16-20758, 303-ЭС16-20825

[2] Масса грузов, перевозимых железнодорожным транспортом. Измерения и учет массы груза при взаиморасчетах между грузоотправителем и грузополучателем. Рекомендация. МИ 3115-2008: утв. ФГУП «ВНИИМС» Ростехрегулирования 30.05.2008// СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 04.09.2018)

[3] МИ 1953-2011. Рекомендация. Государственная система обеспечения единства измерений. Масса грузов при бестарных перевозках. Методика измерений весами и весовыми дозаторами: утв. ФГУП «СНИИМ» 21.03.2011// СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 04.09.2018)

[4] Определением Верховного суда Российской Федерации от 27 августа 2018 года по делу А74-6558/2017 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании// СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 04.09.2018)

[5] Определением Верховного Суда Российской Федерации от 10.11.2017 № 302-ЭС17-17054 по делу
№ А74-14938/2016 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано