Обзоры практики

Папуша А. С.,
ст. преп. кафедры правосудия и прокурорского надзора
Юридического института ИГУ

 

Шрамбиан Е. А.,
cтудентка факультета международного права
Юридического института ИГУ

 

ОБЗОР
по результатам обобщения и анализа
судебной практики рассмотрения судами общей юрисдикции Иркутской области
дел о защите чести, достоинства и деловой репутации


При подготовке настоящего обзора по результатам обобщения и анализа судебной практики была поставлена следующая задача: выяснить, каким образом суды общей юрисдикции Иркутской области разрешают гражданские дела о защите чести, достоинства, и деловой репутации в том случае, если порочащие сведения об истце были распространены в форме мнений, суждений, оценок, а не в форме утверждений о фактах; соблюдался ли при рассмотрении таких дел необходимый баланс между гарантируемыми Конституцией РФ и общепризнанными нормами международного права правом на защиту чести, достоинства, доброго имени, с одной стороны, и свободой мысли, слова, массовой информации, с другой; применялись ли при рассмотрении дел данной категории нормы международных договоров РФ, учитывалась ли позиция Европейского Суда по правам человека при разрешении указанных дел. 

Настоящее исследование основано на результатах обобщения практики рассмотрения и разрешения судами общей юрисдикции Иркутской области дел о защите чести, достоинства и деловой репутации за период с 01.01.2002 г. по 30.06.2004 г. Всего в суды общей юрисдикции Иркутской области за указанный период поступило 684 исковых заявления о защите чести, достоинства граждан, деловой репутации граждан и юридических лиц, компенсации морального вреда, из них: 

а) 233 исковых заявления о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда к средствам массовой информации, что составляет 34,1 % от общего количества исков данной категории; 
б) 451 исковое заявление о защите чести, достоинства граждан, деловой репутации граждан и юридических лиц, компенсации морального вреда, что составляет 65,9 % от общего количества исков данной категории. 

Окончено за указанный период судами общей юрисдикции Иркутской области было 486 дел по искам о защите чести, достоинства граждан и деловой репутации граждан и организаций. 

Российское право рассматривает честь, достоинство, доброе имя в качестве неотъемлемых личных неимущественных прав человека, устанавливая защиту от посягательств на данные блага на уровне высшего правового акта государства – Конституции РФ. В ней прямо предусматривается право каждого на защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ). Часть 1 ст. 21 Конституции РФ гласит: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Вслед за Конституцией РФ право на защиту чести и достоинства регулируется и другими нормативными актами. Так, Гражданский кодекс РФ в п. 1 ст. 150 относит достоинство личности, честь и доброе имя, деловую репутацию к числу наиболее важных нематериальных благ. Защита чести, достоинства и деловой репутации регулируется также ст. 43–46 Закона РФ «О средствах массовой информации», ст. 129, 130 Уголовного кодекса РФ. 

Таким же важнейшим правом, как право на защиту чести, достоинства, деловой репутации, является и право на выражение своего мнения, свободу мысли и слова, закрепленные другой нормой Конституции РФ – статьей 29: «1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. ... 3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них». При реализации права на свободу мысли и слова необходимо учитывать, что предоставленные законодательством права не могут быть использованы в нарушение других прав. Поэтому Законом предусмотрены определенные ограничения свободы реализации права на свободу слова и мысли. 

Международно-правовые акты, ратифицированные Россией и инкорпорированные в ее правовую систему, устанавливают определенные законные, допустимые в демократическом обществе пределы возможных ограничений свободы слова. Так, ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: 
«1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений. 
2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или в прессе, а также посредством художественных форм выражения или иными способами по своему выбору. 
3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Поэтому оно может быть сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: 
а) для уважения прав или репутации других лиц; ...». 

Сходное положение закреплено и в ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: 
«1. Каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ... 
2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах..., защиты репутации или прав других лиц...». 

Содержание норм указанных выше международно-правовых актов должно учитываться при вынесении решений по конкретным делам судами общей юрисдикции РФ. Кроме того, в соответствии с разъяснениями, которые даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Таким образом, очевидно существование в современном российском праве коллизии установленных и гарантированных Конституцией РФ и нормами международного права, прав на защиту доброго имени гражданина и организации с одной стороны, и на свободу слова и массовой информации, а также ряда других конституционных прав, с другой. 

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3, принимая во внимание то, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, суды при рассмотрении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами – свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, с другой. 

В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 23 указывается, что в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. 

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку. 

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст. 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

В результате обобщения практики рассмотрения судами общей юрисдикции Иркутской области дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, можно прийти к выводу о том, что при рассмотрении дел данной категории обеспечивалось должное равновесие между правом на защиту чести и достоинства граждан и деловой репутации граждан и юридических лиц, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами – свободой мысли и слова, свободой массовой информации и правами искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, с другой стороны. 

По изученным делам суды Иркутской области, учитывая необходимость обеспечения равновесия между гарантируемыми Конституцией РФ и нормами международного права правами, а также принимая во внимание содержание норм Европейской Конвенции и Международного пакта о гражданских и политических правах, по-разному подходили к разрешению дел, когда распространенные сведения являлись не утверждением о тех или иных фактах, которые, по мнению истцов, порочили их доброе имя или деловую репутацию, а отражали лишь мнение ответчика, его личную оценку определенных обстоятельств, касающихся истцов. В некоторых случаях, с учетом конкретных обстоятельств дела суды отказывали в судебной защите интересов истцов на том основании, что сведения, распространенные об истце, хотя и носили порочащий характер, были выражены в форме мнения и не могли быть проверены на соответствие действительности. Полагаем, что такая позиция судов является обоснованной только для тех случаев, когда соблюден необходимый баланс между правом на защиту доброго имени и правом на свободу мнений, когда ответчиком не нарушены пределы свободы выражения мнений. 

Например, решением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 12.09.03 г. в удовлетворении требований истцов по гражданскому делу по иску Ш., Ф., С. к редакции Губернского еженедельника «Родная земля» о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда было отказано. В качестве основания для отказа в удовлетворении требований истцов в решении указано, «что оспариваемые истцами статьи в средстве массовой информации опубликованы в соответствии со ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека, предусматривающей то, что каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и государственных границ. Приведенные в статьях сведения являются мнением, мыслями автора со ссылкой на иные печатные источники. Мнение автора не может быть опровергнуто по решению суда, оно может быть оспорено в порядке полемики, спора, в том числе, и в средствах массовой информации». 

В заочном решении по иску мэра г. Братска П., администрации г. Братска к редакции регионального выпуска «Московский комсомолец» в Иркутске, ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец»» о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда суд, отказывая в удовлетворении исковых требований в решении, указал, что, «анализируя представленные документы, суд считает, что содержащиеся в статье под названием «Мэр, который не ремонтирует дом» сведения: 

« ...Это мало беспокоит мэра П., отгрохавшего евроремонт не только в своей квартире, но и в рабочем кабинете» – не являются порочащими, поскольку не содержат утверждений о нарушении П. или администрацией г. Братска действующего законодательства или моральных принципов», а являются выражением мнения, оценочным суждением. Таким образом, при рассмотрении указанного выше гражданского дела суд применил положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992 №11, в котором указано, что порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о фактах нарушений гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (дело рассмотрено Октябрьским районным судом г. Иркутска). 

При рассмотрении Кировским районным судом г. Иркутска гражданского дела по иску Комитета по молодежной политике Администрации Иркутской области к Т., К. о защите деловой репутации, компенсации морального вреда, взыскании расходов по оплате государственной пошлины, представителями Т. было заявлено, что исковые требования удовлетворению не подлежат, так как оспариваемые сведения относятся к содержанию публикаций, а не к истцу, и представляют собой суждения оценочного характера. Суд поддержал доводы ответчика и в удовлетворении исковых требований отказал. 

Все же большинством решений, принимаемых судами по данной категории дел, требования истцов удовлетворяются и в том случае, когда порочащие сведения были выражены в форме мнения, оценочного суждения. Такая практика обоснована для случаев, когда при реализации права на выражение мнения превышаются пределы свободы выражения мнения. 

Так, при рассмотрении гражданского дела по иску К. к Иркутскому городскому отделению общественной организации «Союз журналистов России», ЗАО «РОСМЕДИА реклама», М., Д. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда представители ответчика утверждали, что требования истицы не подлежат удовлетворению, поскольку распространенные сведения являются мнением автора. Суд нашел данные утверждения не обоснованными, противоречащими принципам пределов свободы выражения мнения, закрепленных Конституцией РФ. Как указано в решении по данному делу, «в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г. с изменениями и дополнениями от 06.05.1963 г. и 19.03.1985 г., ратифицированной РФ, каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе интересами, в том числе и защиты репутации или прав других лиц. Учитывая нормы вышеназванной Конвенции, а также наличие пределов свободы выражения мнения, закрепленных Конституцией РФ, на основании которой достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления, суд пришел к убеждению, что свобода выражения мнения, во-первых, не должна унижать честь и достоинство личности, во-вторых, поскольку цель выражения мнения состоит в восприятии его третьими лицами, форма его выражения должна исключать возможность заблуждения третьих лиц по поводу того, является ли сообщение выражением субъективного мнения или утверждения о факте. Если эти требования не выполняются, выразитель мнения должен нести связанные с их невыполнением возможные отрицательные последствия». Признав доводы ответчиков несостоятельными, суд исковые требования удовлетворил частично (дело рассмотрено Кировским районным судом г. Иркутска). 

Аналогичная позиция выражена Кировским районным судом г. Иркутска при вынесении решений по гражданским делам: по иску Л. к ООО «Редакция газеты «Русский Восток»» о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда; по иску Л. к Г., ООО телерадиокомпании «АС Байкал ТВ» о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда; Нижнеилимским районным судом г. Иркутска по гражданскому делу по иску Л. к редакции газеты «Газета Приилимья». 

Решением Нижнеилимского районного суда по гражданскому делу по иску Л. к редакции газеты «Газета Приилимья» о компенсации морального вреда в сумме 50 000 рублей, возмещении материального ущерба в сумме 5000 рублей от 26.02.2003 г. требования истицы удовлетворены частично: взыскана компенсация морального вреда в сумме 5000 руб., во взыскании материального ущерба – отказано. Иск подан в суд по факту опубликования в газете статьи, в которой истицу, являющуюся медработником п. Дальний, назвали неграмотным, неквалифицированным специалистом, а также обвинили в смерти двух пациентов. 

Аргументируя свою позицию, суд указал, что «существуют пределы свободы выражения мнения, закрепленные в Конституции Российской Федерации, согласно которой достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления, а свобода выражения мнения, во-первых, не должна унижать честь и достоинство личности, поскольку цель выражения мнения состоит в восприятии его третьими лицами, форма его выражения должна исключать возможность заблуждения третьих лиц по поводу того, является ли сообщение выражением субъективного мнения или утверждением о факте. Если эти требования не выполняются, то выразитель мнения должен нести отрицательные последствия». 

В ходе рассмотрения Кировским районным судом г. Иркутска гражданского дела по иску Л. к ООО «Редакция газеты «Русский Восток» о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда представитель ответчика – директор ООО «Редакция газеты «Русский Восток»» П. полагал требования Л. обоснованными и подлежащими удовлетворению в части. В удовлетворении остальной части требований о признании сведений не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство, деловую репутацию, а также требования о компенсации морального вреда директор ООО «Редакция газеты «Русский Восток»» находил не подлежащими удовлетворению по тем основаниям, что сведения носят характер размышлений автора о Л. в период предвыборной компании, и автор имеет право на выражение своего мнения, имеет право делать самостоятельные выводы о любом политическом деятеле, в том числе и Л. Суд нашел данные утверждения представителя ответчика необоснованными, требования Л. удовлетворил частично, аргументировав свою позицию ссылкой на норму ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также тем, что недопустимо нарушение пределов свободы выражения мнения, закрепленной Конституцией РФ, на основании которой достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления. 

Требования Л. были удовлетворены по тем же основаниям решением Кировского районного суда и по гражданскому делу, по иску к Г., ООО телерадиокомпании «АС Байкал ТВ» о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.