Обзоры практики

Чепкасова Е.,
студентка факультета международного права
Юридического института ИГУ

 

ОБЗОР
по результатам обобщения и анализа практики
рассмотрения районными судами г. Иркутска дел
о восстановлении пропущенного срока для принятия наследства
и способах принятия наследства


Долгое время в России действовал Гражданский кодекс РСФСР, который регулировал наследственные правоотношения. 1 марта 2002 г. вступила в силу часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, во многом по-новому урегулировавшая вопросы наследования, в связи с чем в настоящее время возникает много практических вопросов, которые весьма актуальны. 

Наследование – необходимый и важный институт гражданского права, поэтому гарантия права наследования имущества, составляющего частную собственность физического лица, установлена ч. 4 статьи 35 Конституции Российской Федерации. Являясь предметом гарантии, установленной Конституцией РФ, право наследования подлежит государственной, в том числе и судебной, защите. Конституция РФ гарантирует право наследников на получение наследственного имущества, а также право наследодателя распорядиться своим имуществом по своему усмотрению. В этом проявляется один из основных принципов наследственного права – принцип свободы завещания. В настоящее время в России в правовой сфере жизни общества происходят интенсивные преобразовательные процессы. Новый ГК РФ закрепил некоторые новые положения, кроме того, многие нормы сформулированы более совершенно. 

Актуальность исследования вопросов наследования обусловлена, в частности, тем, что количество рассматриваемых судами общей юрисдикции дел о наследовании постоянно возрастает. Если в период с 1985 по 1990 гг. в среднем оспаривалось порядка 5–7 % выданных свидетельств о праве на наследство, то к 2001 г. их число увеличилось до 20–25 % (Аполлонов А., Страунин Э. Иски по делам о наследовании // Информационный бюлл. Нотариальной Палаты Иркутской области. 2001. № 4. С. 9.). В настоящее время число указанных споров продолжает увеличиваться. В первом полугодии 2003 г. число споров, связанных с наследованием имущества, рассмотренных районными судами по России, увеличилось на 10,1 % по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года (Работа федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Российской Федерации в первом полугодии 2003 года // Российская юстиция. 2004. № 1. С. 74.). 

Открытие наследства согласно ст. 1113 ГК РФ – это возникновение наследственных правоотношений. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда оно подлежит государственной регистрации. При этом моментом открытия наследства считается день смерти наследодателя (Присягина Г. Н. Наследственное право и порядок взыскания налога на наследство // Нотариальный вестник. 2003. № 2. С. 43–46.). 

Время открытия наследства имеет важное юридическое значение. С фактом смерти наследодателя законодатель связывает начало течения времени вступления в наследство, т. е. время открытия наследства является отправной датой для исчисления срока выдачи свидетельства о праве на наследство. Круг наследников, порядок и сроки принятия наследства, состав наследственного имущества определяются на день открытия наследства. При решении вопросов наследования нотариус руководствуется законодательством, действующим на момент открытия наследства. В новом ГК РФ, также как и в ранее действовавшем ГК РСФСР, не совсем удачно сформулирована статья «Время открытия наследства» (ст. 1114 ГК). В данной статье указано, что днем открытия наследства является день смерти наследодателя. Однако можно умереть в два часа ночи, а можно и в 23 часа тех же суток (Фадеева Т. А. Наследственное право (3-я часть Гражданского кодекса РФ) // Нотариальный вестник. 2002. № 6. С. 45.). 

В соответствии со ст. 1116 ГК РФ в зависимости от времени открытия наследства определяется, кто может быть призван к наследованию. Наследниками могут быть только те лица, которые находились в живых в день открытия наследства, т.е. смерти наследодателя, а также дети, зачатые при его жизни, хотя и родившиеся после его смерти. Если наследодатель и наследник умирают одновременно от одного и того же события, то наследник не считается принявшим наследство (Обзор судебной и нотариальной практики Московской области по применению законодательства при рассмотрении вопросов, возникающих из наследственного права, а также отдельных видов договоров по передаче имущества в собственность // Нотариальный вестник. 2003. № 6. С. 17.). 

В новом Гражданском кодексе РФ сохранены сроки для принятия наследства, которые были установлены еще в ГК РСФСР. Наследство должно быть принято наследником в течение шести месяцев с момента открытия наследства. В случаях, если заявление о принятии наследства поступило нотариусу после истечения 6-месячного срока со дня открытия наследства, но сдано наследником либо его представителем на почту своевременно, наследник считается принявшим наследство в установленный законом срок. В доказательство этого к наследственному делу должен быть приобщен конверт со штемпелем почтовой организации либо квитанция об отправке письма (ценного или заказного) (Федорова Г. А. Вопросы наследственного права // Нотариальный вестник. 2002. № 1. С. 33.). 

Принятие наследства по истечении установленного срока допускается, по общему правилу, по решению суда. В случае пропуска срок для принятия наследства может быть судом восстановлен. Восстановление срока для принятия наследства в соответствии со ст. 1155 ГК РФ может иметь место, если суд признает причины пропуска уважительными. В соответствии со ст. 547 ранее действовавшего ГК РСФСР, срок для принятия наследства, установленный законом, мог быть продлен судом, если он признавал причины пропуска срока уважительными. В ныне действующем ГК РФ вопрос о возможности принятия наследства по истечении установленного законом шестимесячного срока регулируется в ст. 1155. В указанной статье содержатся определенные новеллы. В законе указано, что по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали. По признанию наследника принявшим наследство, суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства. Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными. Таким образом, новый закон более точно и подробно урегулировал ситуацию, связанную с пропуском наследником срока для принятия наследства, закрепив пресекательный срок. Это, на наш взгляд, должно способствовать стабильности правоотношений в сфере наследования, права наследников защищаются в большей мере, чем ранее. В качестве новеллы следует отметить и то, что суды, рассматривая указанные споры, не просто восстанавливают пропущенный срок, но еще и признают наследника, обратившегося с таким требованием, принявшим наследство. Это пример того, как законодатель стремится перенести центр тяжести на соглашение и усмотрение самих наследников (Фадеева Т. А. Наследственное право (3-я часть Гражданского кодекса РФ) // Нотариальный вестник. 2002. № 6. С. 46.). Что касается уважительности причин пропуска срока принятия наследства, как правило, такими причинами являются тяжелая болезнь или длительная командировка. Вместе с тем, в каждой конкретной ситуации этот вопрос должен быть решен индивидуально, с учетом всех обстоятельств. Так, в частности, в практике в период действия ГК РСФСР имелись случаи продления срока для принятия наследства наследником, получившим неточную консультацию юристов об установленных законом сроках для принятия наследства (Федорова Г. А. Вопросы наследственного права // Нотариальный вестник. 2002. № 1. С. 33–34.). Как правило, восстанавливается срок для принятия наследства, пропущенный несовершеннолетними, недееспособными, либо ограниченно дееспособными наследниками. Дела, связанные с восстановлением пропущенного срока для принятия наследства, должны рассматриваться в исковом порядке с привлечением в качестве ответчиков наследников, принявших наследство. 

Таким образом, по общему правилу восстановление пропущенного наследником срока – компетенция суда. Однако закон устанавливает исключение из общего правила: если выдано свидетельство о праве на наследство наследникам, а один из них пропустил срок, то, если все остальные наследники согласны на восстановление этого срока, это можно сделать без суда. Наследник, пропустивший срок для принятия наследства, может быть включен в свидетельство о праве на наследство с согласия всех других наследников, принявших наследство. Это согласие должно быть заявлено в письменной форме до выдачи свидетельства о праве на наследство. Однако на практике не всегда наследники, принявшие своевременно наследство, дают такое согласие. При отсутствии такого согласия наследники обращаются в суд для восстановления пропущенных сроков. 

Приведем примеры рассмотрения районными судами г. Иркутска дел о восстановлении пропущенного срока: 

В Кировский районный суд г. Иркутска обратилась С. с заявлением о восстановлении срока для принятия наследства. Наследница не приняла наследство, оставшееся после ее матери, ввиду смерти сына и своей длительной болезни. В судебном заседании С. требования, заявленные ранее, поддержала, просила восстановить срок для принятия наследства после смерти ее матери Т. В соответствии со ст. 1155 ГК РФ, по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник пропустил этот срок по уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали. В судебном заседании было установлено, что 20.05.1995 г. истице вследствие общего заболевания установлена вторая группа инвалидности бессрочно. Данное обстоятельство подтверждалось справкой ВТЭ. 23.03.2002 г. умер сын истицы – С., что подтверждалось копией свидетельства о смерти. После похорон сына истица находилась на стационарном лечении в Областной клинической больнице в пограничном отделении № 14 до 30 мая 2002 г. Данное обстоятельство было установлено со слов истицы и не оспорено представителем ответчика. Оценив перечисленные доказательства, суд нашел причины пропуска истицей срока принятия наследства уважительными, и требования С. были удовлетворены. 

Таким образом, в данном случае суд обоснованно применил нормы гражданского законодательства и восстановил пропущенный истцом срок для принятия наследства. 

Обратимся к другому делу, которое рассматривалось в период действия ГК РСФСР: 

В Куйбышевский районный суд г. Иркутска истица В. обратилась с иском о продлении срока для принятия наследства, открывшегося после смерти ее отца В., умершего 29 июня 1998 г. В обоснование своих исковых требований истица ссылалась на то, что являлась единственной дочерью В., с которым она в силу сложившихся отношений между родителями проживала отдельно, при этом отец ежемесячно выплачивал алименты на ее содержание, направляя их по месту жительства в республику Марий-Эл г. Космодемьянск, где она проживала со своей матерью С. В декабре 1998 г. гл. бухгалтер на предприятии, где последнее время работал В., сообщил о смерти последнего, направив исполнительный лист в Кировский районный суд г. Иркутска, при этом о какой-либо неполученной отцом заработной плате бухгалтер ей и ее матери не сообщила и только в ноябре 2000 г. в адрес матери С. бухгалтерией вышеуказанной организации было направлено письмо, в котором содержались сведения о том, что В. была не получена заработная плата в размере 4290 рублей 19 копеек, которую бухгалтерия готова выплатить при подтверждении ее права на получение наследства. В связи с тем, что об указанных обстоятельствах ей стало известно только в ноябре 2000 г., шестимесячный срок для принятия наследства ею был пропущен по уважительной причине, по независящим от нее обстоятельствам, поскольку она постоянно проживала на значительном расстоянии от отца и не могла знать, что у него осталась неполученная заработная плата. Истица просила суд восстановить пропущенный срок. Суд, исследовав материалы дела, обоснованно решил исковые требования удовлетворить. 

При рассмотрении данного случая также следует затронуть вопрос об особенности наследования невыплаченных сумм. До принятия части 3 ГК РФ законодательство предусматривало наследование невыплаченных сумм заработной платы, пенсий, пособий. Оно регламентировалось принятым в 1984 г. постановлением Совета Министров СССР № 1153 «О порядке выдачи заработной платы, не полученной ко дню смерти рабочего или служащего», согласно которому не полученные наследодателем денежные суммы выплачивались проживавшим с ним членам семьи или лицам, находившимся вследствие нетрудоспособности на иждивении умершего. Данное правило действовало независимо от размера суммы, начисленной умершему. В отношении премий, денежных компенсаций за неиспользованный отпуск применялись те же положения. Ст. 1183 нового ГК РФ также не включает в общую наследственную массу невыплаченные суммы, являющиеся средствами для существования. Смысл нормы ст. 1183 ГК РФ в первую очередь в том, чтобы материально поддержать лиц, проживавших с наследодателем, или находившихся на его иждивении. 

Для получения денежных сумм получателям предоставляется срок в четыре месяца со дня открытия наследства. При отсутствии лиц, имеющих право получить денежные суммы, или при непредъявлении этими лицами требования о выплате в установленный срок соответствующие суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях. 

По поводу определения уважительности причин пропуска срока для принятия наследства никаких специальных норм или разъяснений нет. Думается, учитывая специфику исчисления этого срока (в отличие от срока исковой давности, он исчисляется не с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а с момента открытия наследства), к числу уважительных причин следует отнести то, что наследник не знал или не мог знать об открытии наследства (о смерти наследодателя) либо, хотя и знал об открытии наследства, не мог в установленном порядке выразить свою волю (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и др.). Именно эти обстоятельства в соответствии со ст. 205 ГК РФ являются основанием для восстановления срока исковой давности. 

Проанализировав судебную практику по данной категории дел, можно указать, что в подавляющем большинстве случаев исковые требования по данной категории дел судами г. Иркутска удовлетворяются, т. е. суды в основном восстанавливают пропущенные сроки.

Хотелось бы также коснуться еще одной проблемы, связанной с необходимостью своевременного оформления документации на наследственное имущество. Как известно, для принятия наследства предусмотрено два способа. Первый предусматривает принятие наследства посредством подачи по месту открытия наследства нотариусу или управомоченному в соответствии с законом должностному лицу заявления наследника о принятии наследства. Кроме того, можно подать заявление тем же лицам о выдаче свидетельства о праве на наследство. Второй способ подразумевает действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства. Например, если наследник начал жить в наследуемой квартире. Главное условие для принятия наследства – реализация права на вступление в наследство в течение 6 месяцев со дня открытия наследства. Если наследник принимает наследство фактически, без обращения к нотариусу, он в случае возникновения спорной ситуации должен представить суду доказательства факта принятия наследства (Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / под ред. Р. И. Виноградовой, В. С. Репина. М., 2002. С. 93). Получение свидетельства о праве на наследство – это право наследника. Он может просить нотариуса выдать ему свидетельство, но не обязан его получать (Макаренко О. Н. Нотариат в вопросах и ответах. Ростов-н/Д., 2002. С. 125.). Однако если лицо фактически приняло наследство, оставленное ему по завещанию, не оформляя свидетельства о праве на наследство, то у него впоследствии могут возникнуть проблемные ситуации в случае необходимости подтверждения права собственности на имущество, подлежащее регистрации. Для этого лицу необходимо будет получить свидетельство о праве на наследство. Безусловно, неоформленная документация не влечет потери права на наследственное имущество, но в будущем могут возникать ненужные проблемы, которых можно было бы избежать. 

Приведем примеры в подтверждение обозначенной выше проблемы: 

В Куйбышевский районный суд г. Иркутска обратилась С. с заявлением к администрации г. Иркутска о признании права собственности на самовольную постройку, об установлении факта принятия наследства, о признании права собственности по наследству. Она указала, что в 1968 г. Г. без согласования с местной администрацией построила жилой дом по ул. Северной, в г. Иркутске. 11.08.88 Г. составила завещание, согласно которому данное домовладение завещала истице. 7.09.2000 Г. умерла. После ее смерти С. стала пользоваться домом и всеми вещами, фактически приняв наследство. Суд, исследовав доказательства, пришел к выводу, что исковые требования обоснованы и подлежат удовлетворению. 

В другом деле Куйбышевский районный суд г. Иркутска рассмотрел дело по иску А. к администрации г. Иркутска о признании права собственности на самовольную постройку, об установлении факта принятия ею наследства, открывшегося после смерти ее отца А. и о признании права собственности на наследственное имущество за ней. При этом истица ссылалась на то, что в 1989 г. ее отец А. приобрел по договору купли-продажи домовладение по адресу: г. Иркутск ул. 1 Огородняя, состоящее из бревенчатого дома общей площадью 47,5 кв. метров, из них жилой площадью 29,7 кв. метров с надворными постройками. В 1992 и в 1999 гг. отец без предварительного согласования с местной администрацией на указанном земельном участке возвел два жилых пристроя к ранее имевшемуся жилому дому, который по данным БТИ г. Иркутска значится самовольной постройкой, в связи с чем общая жилая площадь дома увеличилась до 78,8 кв. метров, а жилая площадь дома увеличилась до 38,8 кв. метров, изменились и назначения комнат. 3 июня 1999 г. отец истицы умер. После его смерти она фактически приняла наследство, т.е. открыто пользовалась домом, оплачивала все необходимые платежи за землю и строение, поддерживала дом в технически исправном состоянии. Однако при жизни отец не узаконил самовольно построенные пристрои к жилому дому, и так как дом являлся самовольной постройкой, истица просила признать право собственности на самовольную постройку за отцом, установить факт принятия ею наследства после смерти отца и признать за ней право на наследственное имущество, оставшееся после смерти отца в виде вышеуказанного домовладения и всех надворных построек, расположенных на земельном участке, поскольку другие наследники, имеющие право на наследование по закону, отказались от получения наследства. Суд признал право собственности на самовольную постройку и посчитал установленным факт принятия наследства. 

В рассмотренных случаях судом были применены нормы ФЗ от 17.11.95 «Об архитектурной деятельности в РФ», согласно которому строительство любого объекта должно вестись при наличии следующих условий: 1) разрешение собственника земельного участка или здания, сооружения; 2) соблюдение градостроительных норм и правил. Нормы ГК РФ, в частности, ст. 222 в соответствии с которой самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Право собственности может быть признано судом за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный земельный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку. 

Поскольку судом было установлено, что истцы в том и другом случае фактически приняли наследство, других наследников не имелось, земельные участки могли быть переданы в арендное пользование и признание права собственности за указанными лицами не нарушает права и охраняемые интересы других лиц, не представляет угрозу жизни и здоровью граждан. В связи с этим исковые требования обоснованно были удовлетворены.

В другом деле, рассмотренном Куйбышевским районным судом г. Иркутска, Б. подал заявление об установлении факта принятия наследства. Б. в заявлении указал, что 17.11.1976 умерла его бабушка В. После ее смерти остался незавещанным принадлежащий ей на праве личной собственности жилой дом по адресу: ул. 1-я Ключевая. Наследниками по закону был его отец Б. (умер 23.09.1990), его мать Б. (умерла 4.09.1992). В установленный срок с заявлением об оформлении наследства истец не обратился, хотя фактически вступил во владение наследственным имуществом, а именно: он и его родители проживали совместно с бабушкой по адресу: ул. 1-я Ключевая, д. 25 г. Иркутска, совместно пользовались нажитым имуществом, произвели похороны В. за свой счет. Иных наследников по закону не имелось. Суд по данному делу обоснованно удовлетворил предъявленный иск. 

Обратимся еще к одному делу, рассмотренному Кировским районным судом г. Иркутска по иску Х. к Комитету по управлению Правобережным округом г. Иркутска об установлении факта принятия наследства и признании права собственности. Х. просит установить факт принятия наследства, состоящего из 1/4 доли в квартире, находящейся по адресу г. Иркутск, ул. Б. Хмельницкого, оставшейся после смерти ее матери Т. и признать за ней право собственности на эту долю. Истица пояснила, что в квартире по ул. Б. Хмельницкого она проживала вместе с родителями с 1950 г. Квартира приватизирована на 4 человек – на ее дочь, внучку, зятя, умершего 17.10.94 г., и мать, умершую 15.10.95 г. После смерти своего мужа ее дочь Х. оформила свидетельство о праве на наследство на 1/4 долю квартиры, принадлежавшую умершему. Так как после смерти зятя ее дочь с двумя маленькими детьми осталась одна, она стала постоянно проживать в спорной квартире, оплачивать за жилье и коммунальные услуги, т. е. фактически приняла наследство. В нотариальные органы своевременно не обращалась в связи с тем, что сначала умер зять, затем ее мать, муж и брат, ей было не до оформления наследства. Наследниками имущества умершей матери кроме нее были бы еще два брата, но они умерли, других наследников не было. Суд исследовал доказательства и пришел к выводу об обоснованности исковых требований Х. 

В другом деле, рассмотренном в Куйбышевском районном суде г. Иркутска по иску прокурора в интересах несовершеннолетнего С. и по иску А. к администрации г. Иркутска об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на жилую площадь, в обоснование иска прокурор и А. указали, что в соответствии с договором мены от 23 ноября 1993 г. А., являвшаяся матерью А. 1971 г. р. и С. 1984 г. р., владела, пользовалась и проживала на праве частной собственности в квартире по ул. Напольной в г. Иркутске. 24.03.1997 А. умерла. После ее смерти дети не обращались в установленном законом порядке для оформления прав на наследственное имущество, однако фактически приняли наследство, постоянно проживали в квартире, иных наследников не было. Истица пояснила, что после смерти матери они с братом фактически приняли наследство, проживали в квартире, она оплачивала коммунальные услуги, делала ремонт. Суд пришел к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме. Согласно ст. 218 ГК РФ, предусматривающей основания приобретения права собственности, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. Факт принятия наследства А. и С. после смерти матери А. нашел свое подтверждение, и они приобрели право на спорную квартиру в соответствии с законом. При определении долей в праве собственности полагаем, что доли детей в наследственном имуществе после смерти матери должны быть равными. 

Таким образом, в большинстве случаев суды при наличии необходимых доказательств устанавливают факт принятия наследниками наследства и признают за ними право собственности на соответствующее имущество, что соответствует законодательству и способствует надлежащей защите прав указанных лиц.