Обзоры практики

М. Ю. Юрин

Начальник отдела организации принудительного исполнения
и взаимодействия с органами специальной юрисдикции

Главного управления Федеральной службы судебных приставов

по Иркутской области, советник юстиции 3-го класса

 

ОБЗОР

по результатам обобщения судебной практики 
обжалования действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей Иркутской области в порядке, установленном ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» за 2004–2005 гг.

 

Настоящий обзор посвящен результатам обобщения судебной практики, сложившейся в процессе рассмотрения жалоб (заявлений) на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, поданных в суды в порядке, установленном статьей 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон). Обзор имеет своей целью выявление основных причин, послуживших основаниями для обжалования действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в судах Иркутской области, а также определение мер, направленных на недопущение фактов несоблюдения действующего законодательства при ведении исполнительных производств.

I.     Общие положения

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Данным положением гарантируется право каждого заинтересованного лица на обращение в суд за защитой в случае нарушения его прав и законных интересов (право на судебную защиту).

Право обжалования согласно ФЗ «Об исполнительном производстве» является одной из гарантий, призванных обеспечить законность в исполнительном производстве.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (далее – Закон)предусматривает возможность обжалования в суде как процессуальных актов (постановлений) судебного пристава-исполнителя, выносимых по результатам совершения отдельных исполнительных действий, так и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, не облеченных в форму отдельного акта.

В течение 2004 г. судами Иркутской области (арбитражным судом, судами общей юрисдикции, включая мировых судей) рассмотрено 478 жалоб (заявлений) на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, что на 116 жалоб меньше, чем в аналогичном периоде 2003 г. (594 жалобы).

Обоснованными в 2004 г. признана 61 жалоба, что на 8 жалоб меньше (69 жалоб) по сравнению с 2003 г. и составляет 12,8 % обоснованных жалоб от общего числа рассмотренных жалоб. В 2003 г. доля обоснованных жалоб составляла 11,6 %.

В соответствии со статистической информацией, предоставленной отделами судебных приставов в Главное управление Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области, в 2005 г. в порядке ст. 90 Закона судами Иркутской области рассмотрено 485 жалоб на действия (бездействие) судебных приставов исполнителей. Из них обоснованными признаны 53 жалобы, что составляет 10,9 % от общего числа.

В том числе Арбитражным судом Иркутской области рассмотрено 129 жалоб, обоснованными признано 6 жалоб. Судами общей юрисдикции рассмотрено 356 жалоб, из них обоснованных – 47 жалоб.

Анализ рассматриваемых судами жалоб свидетельствует о том, что сторонами исполнительного производства обжалуются практически все действия судебных приставов-исполнителей, начиная с момента возбуждения исполнительного производства и вплоть до его окончания.

В основном выделяются следующие основные причины обращений заявителей в суд с жалобами на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей (по частоте обжалования):

1. Действия судебного пристава, связанные с наложением ареста на имущество должника (ст. ст. 46–51 Закона).

2. Действия судебного пристава-исполнителя по передаче арестованного имущества на реализацию.

3.  Действия судебного пристава-исполнителя, связанные с окончанием исполнительного производства и возвращением исполнительного документа взыскателю (ст. 27 и 26 Закона).

4. Бездействие судебных приставов-исполнителей.

5. Совершение исполнительных действий в период приостановления исполнительного производства.

6. Возбуждение исполнительных производств (ст. 9 Закона).

 

II.   Отдельные вопросы порядка рассмотрения споров, связанных с обжалованием действий судебных приставов-исполнителей

Проблемным на практике остается определение подведомственности дел об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей, когда оспариваемые в суд исполнительные действия осуществлялись в рамках сводного исполнительного производства (ст. 55 Закона), объединяющего как исполнительные документы, выданные арбитражным судом, так и исполнительные документы, выданные судом общей юрисдикции.

В соответствии с информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов» и с учетом подведомственности, определенной ч. 1 ст. 27, п. 2 ст. 29 и ч. 1 ст. 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд признал подведомственным ему дело об оспаривании организацией постановления судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа, выданного налоговым органом.

Вместе с тем, если в сводном исполнительном производстве объединены исполнительные производства по исполнению исполнительного листа суда общей юрисдикции и исполнительного листа арбитражного суда, заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением указанных исполнительных документов, рассматриваются судом обшей юрисдикции. В этом случае арбитражный суд прекращает производство по делу в связи с неподведомственностью спора. Такая практика поддержана ФАС Восточно-Сибирского округа.

Следующая проблема касается субъекта, призываемого к ответу при подаче жалобы в порядке ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве».

На практике заявители продолжают указывать в заявлении (жалобе) в качестве заинтересованного лица территориальные подразделения (с 1 января 2005 г. – отделы) судебных приставов Федеральной службы судебных приставов (далее – ФССП) субъекта РФ. Данный подход представляется не совсем верным, поскольку территориальные подразделения не обладают статусом юридического лица, следовательно, не могут выступать в суде ни истцом, ни ответчиком. И в отношении таких лиц в арбитражном процессе производство по делу подлежит прекращению.

Представляется, что правильнее рассматривать в качестве лица, привлекаемого к ответу по жалобе, поданной в суд или арбитражный суд в порядке ст. 90 Закона, непосредственно самого судебного пристава-исполнителя. Поскольку именно судебный пристав-исполнитель самостоятельно совершает исполнительные действия и воплощает в жизнь предписания исполнительного документа, практически все решения, касающиеся движения исполнительного производства, принимаются непосредственно судебным приставом-исполнителем, а не служба судебных приставов. Наконец, к дисциплинарной и иным видам юридической ответственности за невыполнение задач, возложенных на службу судебных приставов, привлекается также судебный пристав-исполнитель, и судебное решение о признании его действий (бездействия) неправомерными может послужить основанием для привлечения к такой ответственности.

Помимо этого, дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, в том числе судебных приставов-исполнителей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, установленным главой 24 Арбитражного процессуального кодекса РФ «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действия (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц», в совокупности с положениями ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве».

В силу статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в заявлении о признании ненормативного правового акта недействительными, решений и действий (бездействия) – незаконными должно быть указано:

1) наименование органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие);

2) название, номер, дата принятия оспариваемого акта, решения, время совершения действий;

3) права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым актом, решением и действием (бездействием);

4) законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемый акт, решение и действие (бездействие);

5) требование заявителя о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Из смысла частей 1 и 2 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса РФ следует, что к участию в деле подлежит привлечению судебный пристав-исполнитель, как лицо, принявшее оспариваемый акт, либо совершившее оспариваемые действия. Данное положение нашло подтверждение и в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 21 июня 2004 г. № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов».

Отдельной темы заслуживает определение правового статуса территориального органа ФССП при рассмотрении дел в порядке ст. 90 Закона. В целях своевременного осуществления правосудия в арбитражном суде к участию в таких делах привлекается территориальный орган ФССП в лице своих представителей, имеющих специальные на то правомочия. Вместе с тем, суды общей юрисдикции неохотно идут на привлечение в судебное разбирательство территориального органа ФССП, ссылаясь на неопределенность правового статуса.

Территориальный орган ФССП имеет статус юридического лица и в случае признания действий судебного пристава незаконными на него может лечь бремя гражданско-правовой ответственности в порядке ст. 1069 ГК РФ за причиненный должностным лицом ущерб. По указанным основаниям Президиум Иркутского областного суда (определением от 22.10.2002 по делу А. И. Никоновой к Ленинскому ПСП г. Иркутска) отменил решение суда первой инстанции и признал участие территориального органа ФССП при рассмотрении жалоб в порядке ст. 90 Закона обязательным.

 

III.      Анализ судебной практики (по субъекту обжалования)

1. Жалобы на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, поданные взыскателями по исполнительному производству

Основной причиной обжалования действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей взыскателями по исполнительному производству является длительность исполнения исполнительных документов, а также отсутствие у взыскателя информации о ходе совершения исполнительных действий.

Жалобы взыскателей можно разделить на две категории: жалобы на бездействие судебных приставов-исполнителей и жалобы на окончание исполнительного производства. В то же время необходимо отметить, что такое деление является условным, т.к. взыскатели также обжалуют, хотя и значительно реже, арест, оценку, передачу имущества на реализацию и другие исполнительные действия.

1. В основном взыскателями обжалуется бездействие судебных приставов-исполнителей. Бездействие может быть вызвано как причинами, не зависящими от судебного пристава-исполнителя, так и субъективными, связанными с ненадлежащим исполнением им должностных обязанностей.

Тем не менее, своевременное информирование взыскателя о состоянии исполнения во многих случаях может повлиять на снижение количества поданных жалоб.

Анализ рассмотрения судами жалоб на бездействия судебных приставов-исполнителей показывает, что в течение 2005 г. судами рассмотрено 53 жалобы указанной категории, обоснованными признано 6 жалоб (11%).

 

Так, Арбитражным судом Иркутской области рассмотрена жалоба индивидуального предпринимателя Шеффер А. В. о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Усольского отдела судебных приставов (далее – ОСП).

Судом установлено, что в нарушение требований ст. 9, 13, ч.1 ст. 31, 44, ФЗ «Об исполнительном производстве» судебным приставом-исполнителем неправомерно в течение длительного срока после возникновения оснований для принятия мер принудительного исполнения не приняты какие-либо меры исполнения исполнительных документов, чем нарушены права и законные интересы взыскателя. Кроме того, действиями должностных лиц нарушены права заявителя в части непредставления заявителю копии постановления о возбуждении исполнительных производств, непредоставления заявителю возможности ознакомиться с материалами исполнительного производства. В связи с чем бездействие судебного пристава-исполнителя признано судом незаконным.

 

2. Среди прочих исполнительных действий, достаточно часто обжалуемых взыскателями, – окончание исполнительного производства. Данная категория дел, как правило, также связана с бездействием. Так, следствием непринятия всех предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер становится признание незаконными действий по окончанию исполнительного производства в связи с отсутствием должника и его имущества, на которое может быть обращено взыскание.

По данной категории за отчетный период судами рассмотрена 51 жалоба, обоснованными признано 6 жалоб (11,7 %).

 

Администрация Кежемского района Красноярского края обратилась с заявлением в Арбитражный суд Иркутской области о признании незаконными постановлений судебного пристава-исполнителя Усть-Илимского отдела судебных приставов об окончании исполнительного производства и о возвращении исполнительного документа с актом о невозможности при взыскании денежных средств с Государственного унитарного предприятия «Объединение исправительных учреждений № 8». Свои доводы заявители основывали на том, что должник не является учреждением, а обладает статусом унитарного предприятия в системе ГУИН Минюста России и необходимо обращение о взыскании на его имущество.

Суд, отказывая в удовлетворении заявления, указал, что обращение взыскания на имущество предприятия, специально созданного для обеспечения деятельности учреждения уголовно-исполнительной системы, не позволит ГУП исполнять свои обязанности, возложенные на него Уголовно-исполнительным кодексом РФ. В связи с чем ГУП Объединение исправительных учреждений №8, обладая всеми признаками учреждения, по своей организационно-правовой форме является учреждением и может отвечать только денежными средствами (ст. 120 ГК РФ). Учитывая, что судебным приставом принимались исчерпывающие меры по обращению взыскания на денежные средства, в том числе находившиеся в кассе исправительного учреждения, возвращение документа является правомерным. 

 

Нередки случаи, когда взыскателями обжалуются действия судебных приставов-исполнителей по отмене мер по аресту имущества должника, существенно затрагивающих интересы лица, в пользу которого осуществляется взыскание.

 

Так, Бодайбинским мировым судом удовлетворена жалоба взыскателей о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по отмене мер по наложению ареста.

В ходе судебного разбирательства установлено, что основанием для отмены ареста на имущество явились представленные должником факсимильные копии договора купли-продажи заложенного имущества, заключенного должником с третьим лицом до описи и ареста имущества. Подлинность предоставленных копий судебным приставом-исполнителем не была проверена, в результате чего у должника не осталось никакого имущества, в отношении должника возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) и исполнение судебного решения стало невозможным.

 

3. Анализируя судебную практику 2005 г. по жалобам взыскателей на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, необходимо отметить общие особенности, связанные с обжалованием действий должностных лиц по исполнительным производствам неимущественного характера. Во-первых, неоднозначность формулировки вынесенного судебного акта, содержащего требования совершить либо воздержаться от совершения определенных действий. Учитывая, что судебный пристав не имеет права выходить за рамки требований исполнительного документа, результат, полученный в ходе принудительного исполнения при буквальном соблюдении судебного акта, не всегда удовлетворяет взыскателя. В то же время некоторые судебные акты в силу объективных причин могут быть исполнены частично или не могут быть вообще исполнены.     

 

Например, Падунским судом вынесено решение по иску жильцов многоквартирного дома о запрете использовать жилое помещение – квартиру первого этажа в качестве косметического салона, выдан исполнительный лист. При выходе судебного пристава по адресу, указанному в исполнительном документе, в присутствии понятых установлено, что указанная квартира не используется в качестве косметического салона, о чем составлен акт. Тем, самым, требования исполнительного документа в части запрета выполнены в полном объеме, документ возвращен в суд как реально исполненный. Однако суд признал обоснованной жалобу жильцов на действия судебного пристава-исполнителя, указав в своем решении, что «постановление об окончании исполнительного производства вынесено преждевременно, т.к. свидетельские показания подтвердили, что должник продолжает использовать квартиру в качестве косметического салона. Акт о совершении исполнительных действий не содержит сведений о том, по каким признакам сделан вывод о том, что квартира не используется в качестве косметического салона, запрет должником соблюдается». Определением кассационной инстанции решение оставлено без изменения.

 

2. Жалобы на действия судебных приставов-исполнителей, поданные должниками по исполнительному производству

Основное количество жалоб (более 65%) подается в суды лицами, являющимися должниками по исполнительному производству либо их представителями. Отмеченная тенденция легко объяснима, т.к. именно в отношении должника и его имущества совершаются активные исполнительные действия принудительного характера.

Основаниями для обращения должников в суд с жалобами, как правило, являются действия по возбуждению исполнительного производства, аресту, оценке, изъятию, реализации имущества, взыскание исполнительского сбора и наложение штрафа за неисполнение требований судебного пристава-исполнителя.

1. Жалобы на действия судебных приставов по возбуждению исполнительного производства – не самая распространенная категория жалоб, однако, удовлетворение подобной жалобы имеет наиболее значимые правовые последствия, поскольку все последующие действия автоматически являются незаконными. Как правило, жалобы на возбуждение исполнительного производства можно разделить на те, в которых должник не согласен с выдачей или содержанием исполнительного документа, и те, в которых должник не согласен с постановлением о возбуждении.

Что касается первой группы, то подобные жалобы в большинстве случаев остаются без удовлетворения, т. к. выдача исполнительного документа не находится в компетенции судебного пристава. Ко второй группе относятся случаи, когда должник обжалует действия судебного пристава по возбуждению исполнительного производства в связи с нарушением действующего законодательства: пропуск срока предъявления исполнительного документа к исполнению, несоответствие исполнительного документа требованиям закона.

Всего судами рассмотрено 56 жалоб указанной категории, обоснованными признаны 5 жалоб (8,9 %). 

 

Так, взыскатель обратился в Октябрьский районный суд г. Иркутска с жалобой о признании незаконным и несоответствующим ст. 8 и 9 Закона постановления судебного пристава-исполнителя Октябрьского отдела судебных приставов о возбуждении исполнительного производства. В обоснование своих требований заявитель сослалась на то, что постановление не содержит сведений о принятии исполнительного листа судебным приставом-исполнителем к исполнению, не разъяснены все права и обязанности должника, не указано место жительство взыскателя, место рождения и дата рождения должника, не указано, в какой денежной валюте необходимо производить оплату, не приведена ссылка на норму права для обоснования взыскания исполнительского сбора.

Суд отказал в удовлетворении жалобы указав, что вынесение отдельного постановления о принятии исполнительного документа к своему производству не предусмотрено ФЗ «Об исполнительном производстве». Также указание сведений о месте жительства, месте и дате рождения, месте работы, дате выдачи исполнительного листа и сроке предъявления его к исполнению, даты вступления в силу судебного акта не является обязательным требованием к постановлению о возбуждении исполнительного производства, предусмотреным ст. 88 Закона. Неуказание статьи Закона, на основании которого подлежит взысканию исполнительский сбор, не может влиять на права и свободы должника либо взыскателя.

 

2. Сравнительный анализ судебной практики за разные периоды времени показывает, что наиболее распространенными жалобами должников являются жалобы на действия судебных приставов-исполнителей по наложению ареста на имущество должников.

Арест имущества согласно ст. 45, 51 Закона является одной из приоритетных и эффективных мер, способствующих погашению долга за счет имущества должника. Обжалуя действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество, должники требуют освободить имущество от ареста, ссылаясь на нарушение очередности обращения взыскания на имущество, привлечение в процессе наложения ареста заинтересованных понятых, несоответствие оценки имущества рыночной стоимости, пропуск месячного срока со дня наложения ареста (п. 1 ст. 51 Закона). Особое внимание уделяется оформлению актов описи и ареста, правильности их составления. Должники считают незаконным проведение ареста без их участия. При обосновании в судах своих требований о снятии ареста пытаются использовать обнаруженные в постановлениях судебного пристава-исполнителя технические ошибки, опечатки. Данная категория является наиболее важной с точки зрения правовых последствий в случае признания жалобы обоснованной.

Судами Иркутской области в 2005 г. рассмотрено 119 жалоб указанной категории, обоснованными признано 11 жалоб (9,2 %).

Анализируя судебную практику за отчетный период, можно сделать вывод, что в последнее время возросло количество жалоб на действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на денежные средства, учитывая, что последние имеют наиболее высокую оборотоспособность.

Одними из самых распространенных жалоб, связанных с обращением взыскания на денежные средства, являются жалобы на постановления о запрете расходования денежных средств из кассы должника и несоответствие постановлений о наложении ареста на денежные средства на счетах ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Вынесение постановления о запрете расходования денежных средств из кассы должника положениями Закона прямо не предусмотрено. Однако согласно ч. 5 ст. 45 названного закона перечень мер принудительного исполнения не является исчерпывающим, судебный пристав вправе применить любые иные меры, достаточные, на его взгляд, для погашения долга. С учетом положений ст. 88 ФЗ «Об исполнительном производстве», а также в свете практики информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. № 77, запрет на операции по кассе оформляется постановлением судебного пристава-исполнителя, в котором должник обязывается перечислять часть ежедневной выручки на депозитный счет отдела судебных приставов. Анализ судебной практики показал, что судом не ставится под сомнение правомерность вынесения подобного постановления, но основанием для обжалования может явиться указанный в нем размер денежных средств, на которые распространяется запрет.

 

Так, Арбитражным судом Иркутской области рассмотрена жалоба ФГУ СПО «Иркутский аграрный техникум» на постановление судебного пристава-исполнителя Ленинского отдела судебных приставов, которым должник обязан перечислять денежные средства, поступающие в кассу должника, на депозитный счет службы судебных приставов.

В обоснование своих требований заявитель указал, что ведет хозяйственную деятельность только за счет государственных дотаций и не имеет права распоряжения денежными средствами. Суд не принял во внимание указанные доводы, т.к. в судебном заседании было установлено, что денежные средства в кассу поступают не только из бюджета, но и от предпринимательской деятельности должника. Суд также учел, что данная организация является учреждением, которое отвечает по обязательствам всеми находящимися в его распоряжении денежными средствами (ст.120 ГК РФ). В удовлетворении жалобы отказано.

 

Другой мерой, принимаемой судебными приставами при обращении взыскания на денежные средства, является арест денежных средств, находящихся на расчетных счетах должника. При обжаловании действий заявители ссылаются, в первую очередь, на неправомерность вынесения постановлений о наложении ареста на денежные средства в размере суммы, подлежащей взысканию, одновременно на всех открытых счетах.

Основанием обжалования в данном случае является нарушение требований п. 5 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» в части соразмерности обращения взыскания.

 

Финансовое управление Администрации Балаганского района обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Балаганского отдела судебных приставов по наложению ареста на денежные средства Администрации, находящиеся на лицевых счетах в Финансовом управлении. Заявитель указал на нарушение ст. 29–38 ,70, 514, 163, 215, 222 Бюджетного кодекса РФ, ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Суд, отказывая в удовлетворении заявления, обосновал свое решение тем, что, убытки, взысканные в судебном порядке с Администрации муниципального образования, возникли в результате гражданских правоотношений, где Администрация выступала от имени муниципального образования в качестве субъекта правоотношений. В силу специфики правового регулирования, денежные средства муниципального образования, от имени которого выступает Администрация, учитываются в специально созданном для этого Финансовом управлении, которое самостоятельным органом местного самоуправления не является. Ссылка заявителя на нарушение судебным приставом-исполнителем принципа адресности и целевого характера использования бюджетных средств в случае обращения взыскания не принята судом во внимание, так как допускает возможность неисполнения судебного акта, что противоречит нормам Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в РФ» и АПК РФ.

 

В соответствии со ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» при недостаточности у должника денежных средств, взыскание обращается на иное имущество. Основанием обжалования действий судебного пристава-исполнителя в большинстве случаев является несоблюдение очередности обращения взыскания, предусмотренной ст. 59 Закона, особенно при обращении взыскания на недвижимое имущество.

Практика, сложившаяся в Иркутской области, практически не изменилась. В обоснование заявленных доводов, заявители ссылаются на отсутствие в исполнительном производстве документов, подтверждающих выявление судебным приставом и отсутствие имущества предыдущих очередей.

В ходе рассмотрения таких жалоб основными доводами в защиту действий должностных лиц будут являться материалы исполнительного производства.

 

Так, постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции отменено решение первой инстанции о признании незаконными и отмене постановления и акта описи и ареста имущества, вынесенных судебным приставом-исполнителем Усольского отдела судебных приставов в отношении заявителя – предпринимателя Галанова А. А.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что при наложении ареста на производственное оборудование должника судебным приставом-исполнителем нарушены требования ст. 59 ФЗ «Об исполнительном производстве», т. е.не соблюдена очередность взыскания. Суд первой инстанции указал, что судебный пристав-исполнитель неправомерно обратил взыскание на имущество должника третьей очереди, при наличии имущества первой и второй очереди.

Суд апелляционной инстанции посчитал выводы суда первой инстанции необоснованными по следующим основаниям.

Несмотря на то, что судом первой инстанции правомерно был сделан вывод о том, что судебным приставом-исполнителем при наложении ареста на производственное оборудование нарушена очередность взыскания, суд не учел, что права должника при производстве ареста нарушены не были. Из текста оспариваемого постановления и акта описи и ареста имущества следует, что арест наложен только в части распоряжения указанным в акте имуществом, переданным должнику на ответственное хранение, ограничения же в пользовании этим имуществом не устанавливались. Следовательно, должник вправе был использовать арестованное оборудование по своему усмотрению, в том числе для целей извлечения прибыли.

К тому же, как усматривается из материалов дела, предпринимателем Галановым произведены действия по сокрытию денежных средств и имущества. В связи с чем в судебном заседании доказан факт недобросовестности должника, который до настоящего момента не погасил задолженность перед взыскателем.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции в удовлетворении заявленных требований должника отказал.

 

3. Еще одной весьма распространенной категорией жалоб, подаваемых должниками по исполнительному производству, являются жалобы на вынесение постановления о взыскании исполнительского сбора.

Судами в 2005 г. рассмотрено 17 жалоб указанной категории, обоснованными признано 4 жалобы (23%).

В обоснование заявленных требований заявители указывают на несвоевременное получение или неполучение постановления о возбуждении исполнительного производства, либо на уважительность причин неисполнения требований исполнительного документа в установленный в постановлении о возбуждении срок.

Если в первом случае доказывание правомерности действий судебного пристава-исполнителя представляет собой исключительно техническую процедуру (документальное подтверждение указанного факта), то во втором – говорить о единой практике до сих пор не приходится.

 Основными причинами неисполнения требований исполнительного документа заявители указывают обжалование судебного или иного акта, на основании которого выдан исполнительный документ в вышестоящую инстанцию, либо отсутствие возможности (тяжелое материальное положение) исполнить требование. В большинстве случаев ссылка заявителей не обжалование судебного акта или исполнительного документа не принимается судом во внимание, т. к. в данном случае должник одновременно с действиями по обжалованию может предпринять действия по приостановлению исполнительного производства. В то же время оценка возможности или невозможности реального исполнения требований исполнительного документа практически полностью зависит от мнения суда.

 

Решением Арбитражного суда Иркутской области в удовлетворении жалобы ОАО «Восточно-Сибирского промышленного железнодорожного транспорта» (ОАО «ВостСибпромтранс») о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя Ангарского отдела судебных приставов о взыскании исполнительского сбора отказано. Свое решение суд мотивировал тем, что заявителем не представлено доказательств погашения задолженности по исполнительным документам в срок, установленный для их добровольного исполнения, а также доказательств наличия уважительных причин неисполнения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа решение первой инстанции отменено и мотивировано тем, что Арбитражный суд Иркутской области в нарушение ч. 5 ст. 200 АПК РФ возложил обязанность доказывания несоответствия постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора на заявителя. Вместе с тем суд кассационной инстанции установил, что судебным приставом-исполнителем не представлены в суд первой инстанции доказательства нарушения должником требований законодательства об исполнительном производстве.

Данное постановление обжаловано в Высший Арбитражный суд РФ, которым отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ, выводы суда кассационной инстанции признаны правомерными.

 

Формальная неопределенность понятия «уважительности причин пропуска срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа» дает широкие возможности для оспаривания таких постановлений. Судебными приставами-исполнителями в судебное заседание должны представляться достаточные доказательства того, в связи с чем в мотивировочной части постановления о взыскании исполнительского сбора судебные приставы-исполнители обязаны указывать на отсутствие уважительных причин для исполнения исполнительных документов, раскрывать в каждом конкретном случае более подробно обстоятельства дела.

Однако необходимо отметить, что в отчетном периоде наметилась тенденция, когда должники обращаются в суд не с жалобой на действия судебных приставов-исполнителей по взысканию исполнительского сбора, а с заявлением об уменьшении его размера.

 

Так, ОАО «Братскпромстрой» обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением об уменьшении исполнительского сбора до 3 процентов. Заявление судом рассмотрено, принято во внимание имущественное положение заявителя, а также то, что им принимаются необходимые меры по погашению задолженности перед взыскателем. Сославшись на Постановление Конституционного суда РФ от 30.07.2001 № 13-П, суд счел возможным удовлетворить частично заявленное требование и уменьшить размер исполнительского сбора, взыскиваемого по постановлению судебного пристава-исполнителя Братского отдела судебных приставов, до 4 процентов от взыскиваемой суммы.

 

IV.      Анализ судебной практики (по предмету обжалования)

Рассмотрим проблемы определения стоимости арестованного имущества.Имущество должника должно продаваться по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением случаев, когда оценка производится по регулируемым ценам. Нарушение данного правила может иметь правовые последствия в виде признания недействительным договора купли-продажи.

 

Так, Арбитражным судом Иркутской области рассмотрена жалоба ОАО «Приангарье» на действия судебного пристава-исполнителя, выразившиеся в вынесении постановления о привлечении специалиста для определения ликвидационной стоимости арестованного имущества. Суд посчитал, что действия судебного пристава-исполнителя не соответствуют действующему законодательству в связи со следующим.

Согласно ст. 52 ФЗ «Об исполнительном производстве» оценка имущества производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа. Если оценка является затруднительной либо имеются возражения должника или взыскателя, судебный пристав-исполнитель для определения стоимости назначает специалиста. Однако при вынесении постановления о привлечении специалиста, судебный пристав-исполнитель указал не рыночную стоимость, а ликвидационную, что является нарушением ст. 52 ФЗ «Об исполнительном производстве». Действия судебного пристава-исполнителя признаны судом незаконными.

 

Данной позиции также придерживается и Высший арбитражный суд Российской Федерации.

 

Президиум ВАС РФ постановлением от 15.04.2003 № 11727/02 отменил постановления апелляционной инстанции и кассационной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, которым был признан недействительным договор купли-продажи акций, проданных в процессе исполнительного производства. При этом Президиум ВАС РФ исходил из того, что реализация пакета акций в нарушение требований ст. 52 ФЗ «Об исполнительном производстве» не по рыночной стоимости в силу ст. 168 Гражданского кодекса РФ является ничтожной сделкой. 

 

Актуальными являются и вопросы обращения взыскания на имущество должника. Практика свидетельствует, что судебные приставы-исполнители нередко арестовывают и выставляют на торги имущество с нарушением очередности, установленной ст. 59 ФЗ «Об исполнительном производстве». Между тем данная норма является императивной, она не допускает каких-либо отклонений от установленной очередности. И все же очень часты случаи произвольного применения соответствующих норм.

Процедура обращения взыскания на имущество должника-организации урегулирована ст. 46–59 Закона.

В соответствии со ст. 59 Закона арест и реализация имущества должника-организации осуществляются в таком порядке: в первую очередь – имущества, непосредственно не участвующего в производстве (ценные бумаги, денежные средства на депозитных и иных счетах должника, валютные ценности, легковой автотранспорт, предметы дизайна офисов и иное). Во вторую очередь – готовой продукции (товаров), а также иных материальных ценностей, непосредственно не участвующих в производстве и не предназначенных для непосредственного участия в нем. В третью очередь – объектов недвижимого имущества, а также сырья и материалов, станков, оборудования, других основных средств, предназначенных для непосредственного участия в производстве.

На основании п. 2 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» взыскание по исполнительным документам в первую очередь обращается взыскание на денежные средства должника в рублях иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

Пункт 5 данной статьи предусматривает, что при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество, за исключением имущества, на которое в соответствии с Законом не может быть обращено взыскание.

 

В Арбитражный суд Иркутской области с заявлениями о признании незаконными действий судебных приставов-исполнителей по наложению ареста на имущество обратилось ООО «Управление механизации Восточно-Сибирских транспортных строителей²». Решением Арбитражного суда действия судебных приставов-исполнителей Ленинского подразделения судебных приставов, выразившиеся в наложении ареста на имущество должника, признаны незаконными.

Как показала проверка исполнительного производства, судебными приставами-исполнителями не принимались меры по установлению у должника денежных средств на счетах, не обращалось взыскание на относящуюся к первой очереди дебиторскую задолженность, которая по состоянию на 01.04.2004 составляла 1 390 307 руб., не устанавливалось наличие имущества первой и второй очереди. Аресту при этом подвергнуто имущество, относящееся к третьей очереди.

Помимо этого в нарушение требований ст. 88 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебным приставом-исполнителем не разъяснены сроки и порядок обжалования постановлений судебного пристава-исполнителя.

Вышеперечисленные действия повлекли признание Арбитражным судом Иркутской области действий судебных приставов-исполнителей по наложению ареста на имущество должника незаконными.

 

Рассмотрим далее проблемы обращения взыскания на дебиторскую задолженность. Анализ судебной практики, сложившейся на территории Иркутской области (2003–2005 гг.) по вопросам обращения взыскания на дебиторскую задолженность свидетельствует о том, что основной причиной, послужившей поводом для обращения в суд с заявлением о признании незаконными действий судебных приставов-исполнителей в данной категории споров являются нарушения порядка реализации дебиторской задолженности, установленного Временной инструкцией о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций – должников, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03.07.1998 № 76.

 

Арбитражным судом Иркутской области рассмотрено заявление ФГУП комбинат «Сибсоль» о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Усольского подразделения судебных приставов по вынесению акта невозможности обращения взыскания на дебиторскую задолженность.

 

Как следует из материалов дела, ФГУП комбинат «Сибсоль» обратилось в адрес Усольского подразделения судебных приставов с заявлением об обращении взыскания на дебиторскую задолженность должника на общую сумму 6 550 139,5 руб. с указанием дебиторов согласно выписке из оборотно-сальдовой ведомости по счету 76,5.

 

В результате проведения исполнительских действий судебным приставом-исполнителем 20.10.2004 составлен акт невозможности взыскания денежных средств из кассы предприятия, по расчетным счетам, по ценным бумагам в виду их отсутствия. Также 20.10.2004 вынесены три акта о невозможности взыскания дебиторской задолженности, в виду того, что она не подтверждена.

 

Суд, оценив в совокупности представленные доказательства, считает, что требования заявителя подлежат удовлетворению в связи со следующим.

Постановлением Правительства РФ от 27 мая 1998 г. № 516 установлено, что права требования, принадлежащие должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц, по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторская задолженность) должника, учитываются в составе первой очереди имущества должника, подлежащего аресту и реализации.

В соответствии с «Временной инструкцией о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций-должников» (далее Временной инструкцией), утвержденной Приказом Минюста РФ от 03.07.1998 № 76 «О мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организацией», обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит из ареста (описи и запрета распоряжения) указанной дебиторской задолженности, в необходимых случаях – изъятия у должника документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, и передачи их на хранение, а также реализации дебиторской задолженности.

Арест дебиторской задолженности состоит в описи документов, подтверждающих наличие и размер дебиторской задолженности, которые должник и дебитор должника обязаны предоставить по требованию лиц, осуществляющих взыскание. Данными документами могут являться договоры, товарные накладные, платежные документы, акты сверки, переписка должника и дебитора должника по поводу имеющейся задолженности и др. Наличие исполнительного документа, подтверждающего образовавшуюся задолженность, не является обязательным условием и имеет безусловное значение лишь при производстве оценки дебиторской задолженности должника (п. 9 Временной инструкции).

В соответствии с п. 2 Постановления Правительства от 27 мая 1998 г. № 516 «О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций» по требованию судебного пристава-исполнителя, осуществляющего исполнительные действия, стороны обязательств обязаны предоставить все необходимые документы, удостоверяющие конкретные права требования и подтверждающие размер задолженности по соответствующему обязательству.

Действия лиц, осуществляющих взыскание по аресту дебиторской задолженности, определены Временной инструкцией. Так, п. 11 Временной инструкции установлено, что при наложении ареста на дебиторской задолженности должника лица, осуществляющие взыскание, проверяют отражение дебиторской задолженности в документах бухгалтерской учета должника и наличие документов, подтверждающих дебиторскую задолженность.

В случае отсутствия или недостаточности документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, лицо, осуществляющее взыскание, направляет соответствующие запросы дебиторам должника, обязывающие их предоставить копии указанных документов, заверенные в установленном порядке. Однако судебным приставом-исполнителем ни к должнику по исполнительному производству, ни к его дебиторам запросов в целях подтверждения дебиторской задолженности не направлялись.

В силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований возражений, а согласно п. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

При таких обстоятельствах Арбитражный суд посчитал, что судебным приставом-исполнителем не доказана законность вынесения оспариваемых актов о невозможности взыскания дебиторской задолженности ФГУП комбинат «Сибсоль», поскольку отсутствуют доказательства, подтверждающие факт того, что принятые судебным приставом-исполнителем все допустимые законом меры по отысканию дебиторской задолженности должника оказались безрезультатными.

Учитывая изложенное, Арбитражным судом Иркутской области принято решение о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению актов невозможности взыскания за счет дебиторской задолженности.

 

Важными являются и проблемы, связанные с арестом и изъятием арестованного имущества. Особую сложность вызывают случаи оспаривания действия судебных приставов-исполнителей при выполнении норм Закона, регламентирующих порядок изъятия арестованного имущества.

 

Так, Балаганским районным судом рассмотрена жалоба на действия судебного пристава-исполнителя Балаганского подразделения судебных приставов. Основанием для обращения в суд послужило несогласие должника с действиями судебного пристава-исполнителя по изъятию арестованного имущества.

В ходе судебного заседания установлено следующее. В целях исполнения требований исполнительного документа 27 апреля 2004 г. судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о наложении ареста на имущество должника и составлен акт описи и ареста должника. Судебный пристав-исполнитель одновременно с арестом имущества произвела его изъятие.

Вместе с тем в нарушение ст. 53 ФЗ «Об исполнительном производстве» (имущество должника передается на хранение под роспись в акте ареста имущества должнику или другим лицам, назначенным судебным приставом-исполнителем) судебным приставом-исполнителем хранитель арестованного и изъятого имущества не назначен. Судом установлено, что в момент совершения исполнительных действий со стороны должника судебному приставу-исполнителю поступали замечания о том, что арестованное имущество принадлежит несовершеннолетним детям, однако судебный пристав-исполнитель в акте ареста не сделала отметки о поступивших заявлениях.

Вышеперечисленные действия судебного пристава-исполнителя повлекли обращение взыскателя в суд и признание судом действий судебного пристава-исполнителя по аресту и изъятию арестованного имущества незаконными.

 

В соответствии со ст. 48 ФЗ «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, производится по определению суда в присутствии понятых.

 

Так, при исполнении требований исполнительного долга в сумме 374 тыс. руб. в пользу Администрации Иркутской области установлено, что должнику принадлежит на праве собственности автомобиль «Ниссан-Санни». 14 ноября 2003 г. вынесено постановление о наложении ареста на вышеназванное имущество должника.

Впоследствии судебным приставом-исполнителем установлено, что автомобиль «Ниссан-Санни», принадлежащий должнику, находится на ремонте в автосервисе ЧП «Кузнецов». Несмотря на то, что имущество должника находится у третьих лиц, судебным приставом-исполнителем принято решение об изъятии данного имущества. Также судебным приставом-исполнителем не принят во внимание тот факт, что постановление о возбуждении исполнительного производства и постановление о наложении ареста получено должником только 18.03.2004, т. е. в день изъятия.

 

Вышеперечисленные действия судебного пристава-исполнителя повлекли обращение должника в суд и признание действий судебного пристава-исполнителя незаконными. Определением кассационной инстанции Иркутского областного суда от 13 октября 2004 г. решение Октябрьского районного суда от 22.07.2004 оставлено без изменения.

В соответствии со ст. 56 ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае присуждения взыскателю предметов, указанных в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает эти предметы у должника и передает их взыскателю.

Как положительный пример хотелось бы отметить решение Арбитражного суда Иркутской области по заявлению Восточно-Сибирского Управления Внутренних дел на транспорте МВД РФ о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Октябрьского подразделения судебных приставов.

Так, Восточно-Сибирское Управление Внутренних дел на транспорте (ВС УВДТ – заявитель) обратилось в арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного акта. В обоснование своего заявления заявитель сослался на нарушение судебным приставом-исполнителем требований ст. 13 Закона РФ «Об исполнительном производстве», так как в двухмесячный срок определение суда о повороте исполнения решения и об изъятии у должника нежилых помещений и передаче их взыскателю ВС УВДТ МВД РФ не было исполнено. Из материалов дела следует, что определением арбитражного суда Иркутской области, вынесенного в части поворота исполнения решения, предписано изъять у должника в пользу ВС УВДТ МВД РФ спорные нежилые помещения. В целях реального исполнения требований исполнительного документа судебным приставом-исполнителем были произведены необходимые исполнительные действия, выходы на место совершения исполнительных действий, в ходе которых установлено, что фактически должник в спорном нежилом помещении на 3–4-м этажах по указанному адресу не находится; в спорном помещении имелись вывески некой некоммерческой организации; также установлено, что на 3–4-м этажах указанного здания производился ремонт и перепланировка; указанные в исполнительном документе помещения фактически занимало 3-е лицо – некоммерческая организация, которое стороной по делу и по исполнительному производству не являлось. Также должником представлены документы о передаче подлежащих изъятию нежилых помещений в аренду третьему лицу – некоммерческой организации (договоры на срок 11 месяцев).

Из имеющегося в материалах исполнительного производства свидетельства о  государственной регистрации права следует, что на основании заключенного должником договора купли-продажи недвижимости спорные нежилые помещения переданы в собственность физическому лицу, что подтверждается записью в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Какие-либо записи о регистрации прав на объекты недвижимого имущества за должником в Едином реестре прав на недвижимое имущество отсутствуют.

В соответствии со ст. ст. 9, 11 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительные действия могут быть совершены только в отношении лица, являющегося в соответствии со ст. 29 указанного Закона, должником.

Согласно ст. 56 Закона «Об исполнительном производстве», в случае присуждения взыскателю предметов, указанных в исполнительном документе, судебный пристав изымает эти предметы у должника и передает их взыскателю.

Изъятие помещения, согласно Постановлению Высшего Арбитражного Суда РФ № 6440/95 от 13.02.1996, предполагает его освобождение от должника.

При таких обстоятельствах судебный акт не мог быть исполнен в связи с тем, что в ходе проведения исполнительских действий было установлено, что в подлежащем изъятию у должника нежилом помещении, находится третье лицо, которому в соответствии с представленными документами эти помещения принадлежат на праве собственности. При этом в отношении третьего лица судебного решения не принималось, в связи с чем суд пришел к выводу, что в действиях судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного акта не имеется нарушений ФЗ РФ «Об исполнительном производстве».

Рассмотрим далее вопросы, связанные с ответственностью учреждений.Современные муниципальные образования окружили себя сетью учреждений, которые осуществляют функции исполнительного характера и действуют в соответствии с заданиями собственника.

Как правило, учреждения для обеспечения своих функций строят работу с ремонтно-эксплуатационными, строительно-монтажными, жилищно-коммунальными предприятиями и организациями на договорной основе. Так, учреждения вступают в гражданско-правовые отношения и являются их равноправными субъектами.

Все субъекты гражданских правоотношений обладают определенными правами и обязанностями, не исключением являются и муниципальные учреждения.

Вместе с тем действующее гражданское законодательство установило особые правила имущественной ответственности учреждений. Согласно ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. В случае недостаточности указанных денежных средств взыскание не может быть обращено на иное имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением за счет средств, выделенных по смете. Данная позиция также нашла свое подтверждение и в Информационным письмеПрезидиума ВАС РФ № 45 от 14.07.99.

Иными словами, осуществить взыскание с муниципального учреждения можно только за счет средств, заработанных учреждением самостоятельно, в соответствии с предоставленным ему правом на осуществление приносящей доходы деятельности.

 

Так, Арбитражным судом Иркутской области рассмотрено заявление Главного управления Территориального фонда обязательного страхования граждан Иркутской области о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Саянского подразделения судебных приставов по окончанию исполнительного производства о взыскании с МУЗ «Городская детская больница» с актом о невозможности взыскания. В ходе исполнения требований исполнительного документа установлено, что у должника отсутствуют денежные средства, отсутствуют открытые банковские счета, в связи с чем судебным приставом-исполнителем составлен акт о невозможности взыскания. Учитывая, что МУЗ «Городская детская больница» является учреждением, а в силу ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами, то, по мнению суда, у судебного пристава-исполнителя отсутствовали основания для обращения взыскания на имущество муниципального учреждения и действия судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительного производства с невозможностью взыскания соответствуют действующему законодательству.

 

Рассмотрим далее вопрос о наложении штрафов в порядке ст. 85 и 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». Существует частичная конкуренция применения ст. 19.4, 19.5, 19.7 КоАП РФ и ст. 85, 87 Закона. При этом нормы КоАП РФ являются общими, а нормы Закона – специальными. В связи с этим, в случае их конкуренции, применению подлежат нормы специального Закона. Существенным аргументом необходимости применения специальной нормы Закона без соблюдения общих положений является то обстоятельство, что положения статей 85 и 87 Закона, в отличие от других федеральных законов, содержавших нормы об административной ответственности, не утратили своего действия в связи со вступлением в силу КоАП РФ.

Однако Законом и КоАП РФ предусмотрен различный порядок привлечения к ответственности виновных лиц. Поэтому возникает правомерный вопрос: необходимо ли применение ст. 85 и 87 Закона соблюдать порядок привлечения к административной ответственности, предусмотренный КоАП РФ?

Для обеспечения эффективности принудительного исполнения Закон наделил судебного пристава-исполнителя уникально широкими правами: он сам определяет, имеется ли в действиях должника или иного лица состав административного правонарушения, сам определяет размер штрафа и сам же взыскивает назначенный штраф.

Судебная практика применения норм законодательства об исполнительном производстве в части наложения штрафных санкций за неисполнение требований судебного пристава-исполнителя неоднозначна. В последние годы усиливается тенденция применения к правонарушениям, предусмотренным ст. 81, 85 и 87 Закона об исполнительном производстве, требований административного законодательства, в частности норм Кодекса РФ об административных правонарушениях, вступившего в законную силу в 2002 г.

Поскольку Конституционным судом РФ было разъяснено, что исполнительский сбор (как и исполнительские штрафы) представляет собой административную штрафную санкцию, должники при наложении на них штрафов в исполнительном производстве, обжалуя постановления судебных приставов-исполнителей, стали активно выдвигать доводы о несоблюдении порядка наложения штрафов, предусмотренного КоАП РФ. Следует констатировать, что некоторые суды общей юрисдикции восприняли эти доводы.На сегодняшний день отсутствует единообразная практика рассмотрения судами Иркутской области жалоб на действия судебных приставов-исполнителей, связанных с вынесением постановлений о взыскании штрафа в порядке ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». 

 

Братский городской суд, рассматривая жалобу руководителя налоговой инспекции по Центральному округу г. Братска на действия судебного пристава-исполнителя по наложению штрафа, посчитал, что ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве» относится к мерам принуждения за несоблюдение законных требований государства и представляет собой санкцию штрафного характера. Штрафу, предусмотренному ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве», присущи признаки административной штрафной санкции: он имеет фиксированное, установленное федеральным законом денежное выражение, взыскивается принудительно, оформляется постановлением уполномоченного должностного лица, взимается в случае совершения правонарушения, а также зачисляется в бюджет и во внебюджетный фонд, средства которых находятся в государственной собственности.

 

Кроме того, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (принятом позднее ФЗ «Об исполнительном производстве») имеется аналогичный состав административного правонарушения. Из этого следует, что в качестве санкции административного взыскания штраф, налагаемый в порядке ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве» должен отвечать вытекающим из Конституции Российской Федерации, Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях требованиям, предъявляемым к такого рода мерам юридической ответственности. Судебный пристав-исполнитель должен соблюдать требования, установленные ст. 28. 2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: составить протокол, затребовать объяснение, известить о дате и месте рассмотрения дела, разъяснить права и обязанности, указать сведения о лице, привлекаемого к ответственности. 

 

Такой подход в общем виде нашел свое отражение в постановлении Пленума Верховного суда РФ №5 от 24.03.2005 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

При рассмотрении жалоб (заявлений) о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о наложении штрафа, следует иметь в виду, что данная категория споров подведомственна судам общей юрисдикции.

Согласно ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности.

В соответствии с ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела, возбужденные по заявлениям юридических лиц и индивидуальных предпринимателей о признании незаконными решений, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, в том числе судебных приставов, затрагивающих права и законные интересы заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Статья 87 ФЗ «Об исполнительном производстве» устанавливает, что за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя виновные граждане и должностные лица подвергаются штрафным санкциям в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда. 

 В силу ч. 1 ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа, выданного арбитражным судом или иным органом, взыскателем или должником может быть подана жалоба в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя. В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 09.12.2002 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса РФ» ч. 1 ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» применяется с учетом положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В данном случае действия судебного пристава-исполнителя обжалуются не в связи с исполнением непосредственно исполнительного документа, выданного Арбитражным судом, или исполнительных документов иных органов (если заявителем является организация или индивидуальный предприниматель), а в связи с наложением штрафной санкции на должностное лицо, следовательно, заявление об оспаривании штрафа не может быть рассмотрено в арбитражном суде из-за не подведомственности данного спора. Данная позиция нашла свое подтверждение в решении Арбитражного суда Иркутской области от 06.12.2004 по делу № А19-29948/04-36.

При применении судебными приставами-исполнителями штрафных санкции по основаниям, предусмотренным ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве», судебные приставы не анализируют уважительность причин неисполнения должниками требований исполнительного документа, на что им указывается судебными инстанциями.

Октябрьским районным судом г. Иркутска рассмотрена жалоба ЗАО «Иркутсклесстрой» на действия судебного пристава-исполнителя, выразившиеся в вынесении постановления о наложении штрафа по основаниям, предусмотренным ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Как следует из материалов дела, по причине неисполнения должником без уважительных причин исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия – предоставить квартиру, судебным приставом-исполнителем дважды вынесены постановления о наложении штрафа в размере 10 и 20 МРОТ соответственно.

Вместе с тем из письма взыскателя, направленного судебному приставу-исполнителю, следует, что он отказывается от предложенной в порядке исполнения судебного решения квартиры, так как предложенный вариант не соответствует требованиям судебного решения. В свою очередь, должник не согласился с основаниями отказа взыскателя и, посчитав свои интересы нарушенными, обратился в суд с исковым заявлением. При таких обстоятельствах суд посчитал, что действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о наложении штрафа преждевременны, поскольку неисполнение судебного решения вызвано уважительными причинами такого неисполнения – отказом взыскателя от предлагаемого жилья. Постановления о наложении штрафа признаны незаконными.

 

В 2005 г. также отмечался рост числа дел в судах, связанных с применением судебными приставами-исполнителями таких мер воздействия на стороны исполнительного производства и третьих лиц, как наложение штрафных санкций, предусмотренных ст. 85, 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». Следует отметить несоблюдение некоторых условий порядка применения штрафов, предусмотренных Законом.

Свердловским районным судом г. Иркутска удовлетворено заявление внешнего управляющего ОАО «Радужный» Пятакова В. И. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя Свердловского отдела судебных приставов о наложении на него штрафа на основании ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». Анализируя требования и протоколы судебного пристава-исполнителя, предъявляемые к заявителю, суд пришел к выводу, что Пятакову были предъявлены требования об исполнении исполнительного документа, а не иного законного требования судебного пристава-исполнителя.

Суд указал, что, привлекая к ответственности за неисполнение без уважительных причин исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель неправильно применил материальный закон, поскольку ст. 87 ФЗ не предусматривает ответственности за неисполнение исполнительного документа, а также возложил ответственность на лицо, не являющееся субъектом данной ответственности, поскольку в силу ст. 85 Закона к ответственности в виде штрафа за данное нарушение может быть привлечен сам должник, а не его представитель.

 

Таким образом, судебным приставам-исполнителям при принятии решений о применении к должнику или третьим лицам штрафных санкций необходимо взять за правило проводить подготовительные мероприятия (надлежащее уведомление, проверка причин неисполнения требований), а также соблюдать требования закона, предъявляемые к форме постановления о наложении штрафа.

Изложенные выше примеры судебной практики по обжалованию действий судебных приставов-исполнителей являются наиболее распространенными. В целом, необходимо отметить, что согласно действующему законодательству, как стороны исполнительного производства, так и третьи лица вправе обжаловать любое действие судебного пристава-исполнителя, если оно нарушает их права и законные интересы. Поэтому при принятии в рамках исполнительного производства какого-либо решения, судебный пристав-исполнитель должен руководствоваться не только законодательством об исполнительном производстве, но и, как это указано в ст. 2 ФЗ «Об исполнительном производстве», иными нормативно-правовыми актами.