Обзоры практики

С.А. Мельник

Консультант комиссии по

правам человека при Губернаторе

Иркутской области

ОБЗОР

по результатам обобщения практики рассмотрения судами

дел, связанных с прохождением военной службы

 

Анализируя судебную практику по делам, связанным с прохождением военной службы, можно прийти к выводу, что наиболее распространенным способом защиты гражданских прав военнослужащими является, в соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ), восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Только после установления судом неправомерных действий должностных лиц воинской части возможно взыскание причинённых убытков. Таким образом, защита прав военнослужащих осуществляется путём последовательной подачи заявления об оспаривании неправомерных действий должностных воинской части в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ), а затем - путем подачи искового заявления о возмещении ущерба, причинённого неправомерными действиями должностных лиц. Исходя из судебной практики Иркутского гарнизонного военного суда и Черемховского гарнизонного военного суда, поданные исковые заявления о взыскании невыплаченной части денежного довольствия военнослужащим оставляются без движения и гарнизонным судом выносится определение об оформлении заявления о неправомерных действиях должностных лиц воинской части вместо искового заявления.

Судопроизводство по данной категории дел в судах общей юрисдикции осуществляется в соответствии с нормами подраздела III ГПК РФ. Согласно ч. 2 ст. 1 и ст. 22 ГПК РФ, дела по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц, государственных служащих рассматриваются судами общей юрисдикции. Эти дела возникают из публичных правоотношений и в соответствии с абзацем 3 ст. 245 ГПК РФ являются разновидностью гражданских дел и рассматриваются в порядке, определяемом ст. 246 ГПК РФ. Поскольку, в соответствии с ч.1 ст. 2 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27.05.2003 года N 58-ФЗ, военная служба является разновидностью государственной службы, то в данном порядке обжалуются и действия органов военного управления и военнослужащих.

Важной в юридическом и в практическом плане является возможность оспаривания решений и действий (бездействия) всех государственных служащих, а не только должностных лиц государственных органов. Это прямо предусмотрено ст. 245 ГПК РФ.

 Предметом оспаривания данной категории дел являются единоличные действия (бездействие), в результате которых: нарушены права и свободы военнослужащего, созданы препятствия к осуществлению военнослужащим его прав и свобод, на военнослужащего незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечён к ответственности. Из анализа дел, рассмотренных военными судами, вытекает, что предметом оспаривания по  данной категории дел являются оперативные решения и действия (бездействие) органов военного управления и лиц, осуществляющих, в частности, властные, контролирующие, разрешительные функции от имени государства практически во всех областях деятельности военнослужащих. Таким образом, предмет оспаривания может быть разделен на две большие группы.

Первая группа предмета оспаривания – это действия. Данную группу составляют ненормативные акты органов военного управления, то есть, когда решения (действия) касаются конкретного военнослужащего. Эти дела  возбуждаются обычно в частном (индивидуальном) порядке.

Вторая группа предмета оспаривания – это бездействие, т.е. неосуществление (или отказ от осуществления) органом военного управления, а также государственными служащими своих обязанностей, в результате которых нарушены права и свободы военнослужащего.

Особое практическое значение приобретает решение вопроса в связи с указанием в ст. 255 ГПК РФ на такое следствие нарушения прав и свобод военнослужащего, как незаконное привлечение к ответственности. В данном случае идет речь о дисциплинарной ответственности.

Дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются по специальным правилам, которые не являются в буквальном смысле правилами гражданского судопроизводства.

Согласно ст. 256 ГПК РФ, военнослужащий вправе подать заявление в гарнизонный военный суд в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод органами военного управления. Установление течения процессуального срока с момента осознания нарушения своих прав является главным отличием от ст. 392 Трудового кодекса РФ, которая устанавливает трехмесячный срок, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Важным и принципиальным в данном случае является то обстоятельство, что согласно ГПК РФ срок подачи  заявления исчисляется с момента, когда заявитель узнал о нарушенном праве и осознал, что оно нарушено, а не с момента, когда должен был узнать об его нарушении.

Часть 2 ст. 256 ГПК РФ устанавливает, что пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием к отказу в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или в судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. Рассматривая соответствие ч. 2 ст. 256 ГПК РФ и ч. 6 ст. 152 ГПК РФ, можно сделать вывод, что инициатива рассмотрения вопроса может исходить только от заинтересованного лица, но никак не от суда. По делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, в таких случаях следует руководствоваться общими правилами восстановления пропущенных процессуальных сроков, установленными ст. 112 ГПК РФ. Из практики рассмотрения дел военными судами следует, что основной причиной отказа по поданным искам является пропуск срока обращения в суд за защитой нарушенных интересов. Органы военного управления и должностные лица воинских частей сознательно создают ситуации, когда заявитель без уважительных причин пропускает процессуальные сроки обращения в суд за защитой своих интересов.

Общие правила искового производства – принципы, письменная форма обращения в суд, постадийное развитие процесса, возможность отказаться от продолжения процесса и прекратить производство по делу применяются и при рассмотрении дел, вытекающих из публичных правоотношений. При этом имеются некоторые отличия от искового производства.

При рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, в силу неравноправного положения субъектов данных правоотношений,  не применяются некоторые категории искового производства.  Исключено применение следующих категорий: мировое соглашение, увеличение или уменьшение требований; исключается возможность предъявления в качестве способа защиты встречной жалобы, аналогичной встречному иску, усилена активность суда в собирании доказательств и его инициатива, а в некоторых случаях (ч. 3 ст. 252 ГПК РФ) не принимается и отказ заявителя от своего требования, хотя прямого запрета на заключение мирового соглашения в главе 25 ГПК РФ нет. 

Дела данной категории, в соответствии с ч. 2 ст. 254 ГПК РФ, предусматривают альтернативную подсудность. Она предусматривает  рассмотрение гражданских дел по выбору заявителя:  месту жительства гражданина или по месту нахождения организации – ответчика. Руководствуясь данной нормой, гражданин вправе подать заявление по своему месту жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного служащего которые приняли оспариваемое решение (действие, бездействие).

Часть 1 ст. 257 ГПК РФ предусматривает участие сторон в судебном заседании. Однако, ч. 2 ст. 257 ГПК РФ определяет, что неявка заявителя или лиц, действия  которых оспариваются, или их представителей, не является препятствием к рассмотрению дела. Положения ч. 2 ст. 257 ГПК РФ соотносятся с ч. 4 ст. 167 ГПК РФ, которая определяет право суда рассмотреть дело в случае неявки ответчика, извещенного о месте и времени судебного заседания. Норма ч. 2 ст. 246 ГПК РФ определяет, что при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, не применяются правила заочного производства, установленные гл. 22 ГПК РФ. Таким образом, в случае неявки в судебное заседание гражданина, руководителя или представителя органа государственной власти, должностного лица, государственного служащего, решения, действия (бездействие) которых оспариваются, суд не выносит определение о заочном производстве, не указывает в резолютивной части решения суда срок и порядок отмены решения суда.

Рассмотрим примеры из практики, где предметом оспаривания являются действия:

Так, Черемховским гарнизонным военным судом было рассмотрено дело по заявлению Ф. на неправомерные действия командира в/ч 73752 при увольнении его с действительной военной службы и исключению из списков части без предоставления жилого помещения. Заявитель утверждал, что командир в/ч 73752, после издания Приказа командиром части 59968 об увольнении Ф. по состоянию здоровья с военной службы, исключил его из списков части, не обеспечив при увольнении с военной службы, жилым помещением по последнему месту службы. Ф. указал, что его календарная выслуга в вооружённых силах составляет 13 лет 8 месяцев и проживает с членами семьи в общежитии. Ф. просил суд: признать действия командира в/ч 73752 по исключению его из списков части до обеспечения жилым помещением незаконными; Приказ командира в/ч 73752 об исключении его из списков части отменить; восстановить его в списках части до обеспечения его и членов его семьи жилым помещениям по нормам жилищного ЖК РСФСР, обеспечив при этом всеми видами недополученного довольствия. Представитель командира в/ч 73752 по доверенности требования заявителя не признал, мотивируя свои возражения тем, что отец Ф. при прохождении военной службы был обеспечен жилым помещением с учётом числа членов семьи, в том числе и Ф. Черемховский гарнизонный военный суд  признал действия командира в/ч 73752 законными и в удовлетворении требований заявителя отказал.

Ф. не согласился с решением суда и подал кассационную жалобу в 3-й окружной суд. Определением 3-го окружного суда решение Черемховского гарнизонного военного суда было отменено по следующим основаниям. После поступления на военную службу по контракту Ф. прослужил более 5 лет и в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 28 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», он утратил право на ту часть жилой площади, где он проживал до поступления на военную службу по контракту. Таким образом, при увольнении Ф. допущено нарушение его права  на получение жилой площади по последнему месту службы, предусмотренного ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и п. 17 ст. 34 «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16.09.1998 г. № 1237), что было не принято во внимание при вынесении решения судом. Дело было направлено на повторное рассмотрение в Черемховский  гарнизонный военный суд. При повторном рассмотрении дела в Черемховском гарнизонном военном суде требования Ф. были удовлетворены в полном объёме.

Таким образом, Черемховским гарнизонным военным судом при принятии первого решения, не были правильно применены нормы материального права, что послужило основанием для вынесения неверного решения.

Также можно привести гражданское дело по заявлению военнослужащего в/ч 48409 Б. на неправомерные действия командира в/ч 48409 при увольнении с военной службы. Б. обратился в Черемховский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором указал, что 10.06.2004 г. он был представлен командиром в/ч 48409 к досрочному увольнению с военной службы по пп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона  от 28.03.1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», а приказом командующего РВСН от 28.07.2004 г. № 0146 уволен в запас по данному основанию, без заключения военно-врачебной комиссии (далее ВВК). По заключению ВВК Б. был признан ограниченно годным к военной службе. Б. был подан рапорт о проведении новой аттестации по представлению к увольнению. В ноябре 2004 г. командиром в/ч 48409 было направлено новое представление об увольнении Б. с военной службы в запас по пп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», данное представление не было реализовано. Б. просил суд: признать приказ командующего РВСН от 28.07.2004 г. № 0146 незаконным и не действующим с момента издания, восстановить его в списках части, выдать положенные виды довольствия, уволить его с военной службы по основаниям, предусмотренным пп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Представитель командира в/ч 48409 в судебном заседании требования Б. не признал в полном объёме. При рассмотрении дела суд установил, что в соответствии с п. 11 ст. 34 «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16.09.1998 г. № 1237) при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы, он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение происходит по основаниям, предусмотренным пп. «д» и «е» п. 1 ст. 51 ФЗ  «О воинской обязанности и военной службе». Судом установлено, что на момент увольнения Б. имел 2 основания для увольнения. Исходя из изложенного, требования Б. были удовлетворены в полном объёме.

Приведем еще один пример:

Черемховский военный суд рассмотрел дело по заявлению Ч. на неправомерные действия командира в/ч 73752 при увольнении Ч. с военной службы. В обоснование своих требований Ч. указал, что был уволен с военной службы по пп. «а» п. 1 ст. 51 Федерального закона  от 28.03.1998 г. № 53-ФЗ « О воинской обязанности и военной службе», без предоставления жилого помещения по установленным нормам, а приказом командира в/ч 73752 от 23.06.2006 г. № 117 исключён из списков личного состава части. Ч. просил суд: приказ командира в/ч 73752 23.06.2006 г. № 117 отменить; восстановить его в списках части, выдать все виды довольствия; обеспечить жилым помещением по установленным нормам; возместить все судебные расходы; отменить решение жилищной комиссии в/ч 73752 от 07.01.2006 г. об исключении его из списков на улучшение жилищных условий; после предоставления жилого помещения и выдачи всех видов довольствия исключить из списков части.

Командир в/ч 73752 в письменных возражениях и представитель командира в/ч 73752 в ходе судебного заседания требования Ч. признали частично. В своих возражениях командир в/ч 73752 и его представитель ссылались на решение Думы г. Иркутска от 05.07.2005 г. № 004-20140161/5 «Об утверждении нормы представления и учётной нормы площади жилого помещения в г. Иркутске». Данное решение установило учётную норму и норму представления равной 15 кв. м. Ч занимал жилое помещение общей площадью 48.37 кв. м.

При рассмотрении дела суд пришёл к следующим выводам:

В соответствии со ст. 23 ФЗ от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и п. 17 ст. 34 «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237) военнослужащие, общая продолжительность службы которых более 10 лет, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами, не могут быть уволены  с военной службы без их согласия без предоставления им жилых помещений. В ст. 56 ЖК РФ изложен исчерпывающий перечень оснований для снятия с учёта граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, дающем право на получение жилья по договору социального найма. Суд пришёл к выводу, что на момент увольнения Ч. нуждался в улучшении жилищных условий. Довод представителя командира в/ч 73752 о том, что исходя из решения Думы г. Иркутска от 05.07.2005 г. № 004-20140161/5 Ч. при составе семьи из 3 человек и наличии жилого помещения площадью 48.37 кв.м. перестал отвечать этим требованиям. Суд, рассмотрев данное решение, не нашел в нем положений, указывающих на то, что данное решение имеет обратную силу и вынес решение об удовлетворении требований Ч. в полном объёме.

Рассмотрим далее примеры из практики, где предметом оспаривания является неправомерное бездействие:

Так, Черемховским военным судом рассмотрено гражданское дело по заявлению Х. на неправомерное бездействие командира в/ч 52009 при выплате полевых денег за несение боевого дежурства в составе дежурной смены вне места постоянной дислокации части.

Рассмотрев требования заявителя, суд удовлетворил их частично, обязав командира в/ч 52009 выплатить оспариваемые денежные средства за период с 1 по 30 августа 2004 г., приняв во внимание заявление представителя командира в/ч 52009 о пропуске процессуального срока обращения  в суд за защитой нарушенного права и положения Боевого устава РВСН определяющего место пункта постоянной дислокации. В кассационной жалобе Х., не соглашаясь с решением суда первой инстанции, просил его отменить, в обосновании чего указал, что суд неправильно сослался в решении на положения Боевого устава РВСН и неверно применил сроки, предусмотренные ст. 256 ГПК РФ.  Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, 3-й окружной военный суд пришёл к следующим выводам:

Процессуальный срок защиты нарушенного права Х. пропустил по неуважительным причинам, поскольку первый рапорт командиру в/ч 52009 об устранении нарушения его права на получение полевых денег Х. подал 12.03.2003 года, а в суд за их защитой обратился только 15.10.2004 года. При этом каких-либо препятствий для соблюдения требований ГПК РФ у него не имелось. Однако при определении времени, за которое Х. необходимо выплатить полевые деньги, суд допустил ошибку. Суд ошибочно посчитал, что заявление Х. подано 1.11.2004 года, хотя в действительности оно было написано и подано 15 октября 2004 года. Кроме того, принимая решение о выплате денежных средств только по 30 августа 2004 г., суд сослался в решении на ст. 41 Боевого устава РВСН, введённого в действие с указанной даты. Между тем, в соответствии с п. «д» ст. 36 приказа Министра обороны РФ 1999 г. № 355, полевые деньги выплачиваются военнослужащим за несение боевого дежурства в составе дежурных подразделений вне пункта постоянной дислокации части. Согласно представленных справок, Х. нёс боевое дежурство вблизи Н.П. Иркутско-Сельского района Иркутской области, которое находится на значительном удалении от г. Иркутска, являющегося в соответствии с историческим формуляром части пунктом постоянной дислокации в/ч 52009. Это обстоятельство в соответствии с директивой  командующего РВСН от 22.10.2003 г. № 440/025 и указаниями начальника ФЭУ от 27.01.2003 г. № 440/4/116 являются основанием для выплаты ему полевых денег. Ссылка Черемховского гарнизонного военного суда на положения Боевого устава РВСН по настоящему делу не может являться основанием для отказа в удовлетворении законных требований и ущемления законных прав и интересов Х.

Своим определением 3-й окружной военный суд изменил решение Черемховского гарнизонного военного суда, обязав командира в/ч 52009 выплатить Х. полевые деньги за период с 15 июля 2004 г. по день вынесения судом окончательного решения.

Таким образом, требования Х. были частично удовлетворены из-за пропуска срока обращения в суд за защитой нарушенных интересов. Подав рапорт командиру в/ч 52009, он ожидал на него ответ, который получил по прошествии более 10 месяцев и только получив отказ командира, подал заявление в суд.

В данном случае для полного восстановления нарушенного бездействием командира в/ч 52009 права необходимо было одновременно с подачей рапорта командиру обратиться в суд с заявлением о неправомерном бездействии командира в/ч 52009.

 Поводя итоги, можно сделать следующие выводы: при подаче заявлений на неправомерные действия (бездействие) органов государственной власти, государственных служащих для положительного решения суда в пользу заявителя, в случае нарушения его прав, заявление в суд необходимо подавать немедленно после нарушения права заявителя или установления факта бездействия органа государственной власти, так как чаще всего основанием для отказа в удовлетворении заявления является пропуск срока исковой давности.