Обзоры практики

В. Мужанова,
студентка 5-го курса
Юридического института ИГУ

 

ОБЗОР
по результатам обобщения практики рассмотрения судами г. Иркутска дел, при производстве по которым имело место изменение иска


Российский законодатель решительно отказался от стеснительных рамок буржуазного процесса, основой которого была принципиальная недопустимость выхода за пределы первоначально заявленного иска - как для суда, так и для лиц, участвующих в деле. Действующее гражданское процессуальное законодательство России предусматривает право истца на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, а также право суда на выход за пределы исковых требований (ч. 1 ст. 39, ч. 3 ст. 196 ГПК РФ) . В указанных случаях речь идет об изменении иска в процессе его судебного разбирательства. 

Гражданский процессуальный закон разрешает изменить «основание или предмет иска», т.е. только один из названых элементов. Некоторые исследователи данной проблемы согласны с позицией законодателя. Они считают, что одновременное изменение обоих элементов иска влечет за собой изменение правоотношения в целом. Однако анализ судебной практики районных судов и мировых судей г. Иркутска показывает, что установленный процессуальным законом запрет на одновременное изменение предмета и основания иска фактически не работает. Кроме того, в науке учитывается изменение и сторон спора, так как они играют не последнюю роль в вопросе определения границ изменения иска, а значит, и внутреннего тождества иска. 

Под внутренним тождеством понимается тождество первоначально заявленного и измененного в ходе судебного разби¬рательства иска. Оно необходимо как условие нормального развития возникшего процесса. Под изменением иска понимается изменение его элементов: предмета и основания, но также и изменение сторон спора, при условии сохранения иском своего внутреннего тождества, т. е. сохранения в неизменном виде того права или охраняемого законом интереса, средством защиты которого является изменяемый иск. 

Рассмотрим вопрос об изменении предмета иска. На наш взгляд, следует согласиться с мнением Г.Л. Осокиной, что под изменением предмета иска следует понимать изменение способа (способов) защиты права или законного интереса, которое возможно в двух формах (разновидностях): 
- заменой одного способа защиты права (интереса) другим (качественное изменение предмета иска); 
- посредством уточнения способа (способов) защиты права или интереса (количественное изменение предмета иска). При этом изменение предмета иска путем замены одного способа защиты права или интереса другим возможно только в исках с альтернативным предметом. Иск с альтернативным предметом представляет собой требование о защите конкретного субъективного права или законного интереса, в отношении которого законом или договором предусмотрено несколько альтернативных способов защиты. Право выбора одного из альтернативных способов защиты нарушенного или оспоренного права или законного интереса принадлежит истцу, а в случаях, предусмотренных законом, также суду. К числу исков с альтернативным предметом относится, например, иск покупателя о защите своего права на получение вещи надлежащего качества. В соответствии со ст.ст. 475 и 503 ГК РФ, а также ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» в случае передачи (продажи) покупателю товара ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, покупатель может предъявить иск о защите своего права на получение товара обусловленного законом или договором качества одним из следующих способов: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара; возмещения расходов на их устранение; замены товара; одностороннего расторжения договора купли-продажи. 

Так, Иркутский районный суд г. Иркутска рассматривал дело по иску П. против ООО «N» о защите прав потребителей. Истец требовал сначала замены товара - телевизора марки «Panasonic» в связи с тем, что в течение установленного на него гарантийного срока он вышел из строя: значительно ухудшилось изображение по причинам, не зависящим от покупателя. Прежде П. обращался непосредственно к продавцу с претензией, на которую получил отказ и предложение о безвозмездном устранении выявленных недостатков. Однако истец, опасаясь возможного выявления указанных недостатков вновь, требовал замены товара. Поскольку право выбора одного из указанных способов защиты принадлежит покупателю, то иск был подан соответственно с требованием о замене товара ненадлежащего качества товаром надлежащего качества. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что телевизора данной марки и модели в наличии у продавца нет и не появится в приемлемый для покупателя срок. Тогда П. вместо первоначально заявленного требования о замене товара заявил требование о расторжении договора купли-продажи . 

В данном случае имело место изменение предмета иска покупателя путем замены одного способа защиты права другим. Иски с альтернативным предметом предусмотрены также в иных нормах ГК РФ (например, ст. 320, п. 1 и 2 ст. 480, ст. 1082 ГК РФ), а также в иных законодательных актах. 

Вторая разновидность изменения предмета иска, в отличие от первой, носит не качественный, а количественный характер. Под количественным изменением предмета иска понимается его уточнение путем увеличения (уменьшения) способов защиты права или законного интереса либо увеличения (уменьшения) размера требования . Примерами такого рода изменения предмета иска могут служить следующие дела: В Ленинский районный суд г. Иркутска обратился Н. с иском против ОАО «Г.». Истец (незаконно уволенный работник) просил суд защитить его право трудиться у конкретного работодателя в конкретной должности такими способами, как признание увольнения незаконным, восстановление истца на прежней работе и компенсации морального вреда. Однако в дальнейшем намерения истца изменились в связи с поступлением на работу к другому работодателю. Вследствие указанного обстоятельства истец в процессе судебного разбирательства дела по иску о восстановлении на прежней работе изменил предмет иска путем его уточнения. Уточнение предмета иска в данном случае выразилось в уменьшении (сокращении) числа первоначально избранных истцом способов защиты его права. В исковом заявлении истец просил суд защитить его право путем признания, восстановления и компенсации, но в дальнейшем в процессе рассмотрения его требования по существу решил отказаться от восстановления на прежней работе в связи с поступлением на работу в другую организацию, ограничившись просьбой о признании увольнения незаконным и компенсации морального вреда . 

Здесь нет замены одного способа защиты права другим, потому что признание, восстановление и компенсация как взаимосвязанные способы защиты права незаконно уволенного работника входили в предмет иска о восстановлении на работе в качестве его составных частей. В рассмотренном примере налицо изменение предмета иска в форме его уточнения посредством сокращения (уменьшения) первоначально избранных истцом способов защиты его права. 

Другое дело, если бы вместо восстановления на работе истец стал бы просить изменения формулировки увольнения. Так как в данном случае это иск с безальтернативным основанием, произошло бы не изменение предмета иска, а замена его другим, новым иском, ведь вместо права на труд у конкретного работодателя будет защищаться просто право на труд, (известно, что возможность устроиться на работу напрямую зависит от формулировки причины увольнения). 

Рассмотрим другой пример: 
В Иркутский районный суд г. Иркутска обратилась с исковым заявлением против ГОУ «П.» о взыскании задолженности по заработной плате уволенная в связи с восстановлением на работе работника, ранее выполнявшего ее работу (должность главного бухгалтера), С. Затем истица дополнила свои исковые требования еще двумя – о признании увольнения незаконным и восстановлении на прежней работе в прежней должности, мотивировав это нарушением установленного законодательством РФ порядка увольнения. В первом случае защите подлежало право истицы на вознаграждение за труд, а во втором – право трудиться у конкретного работодателя в конкретной должности. В данном примере произошла замена первоначального иска другим, в связи с чем истице нужно было бы вновь обратиться в суд с новым исковым заявлением, заново уплатив государственную пошлину и совершив другие необходимые действия. Однако на практике дело обстояло иным образом. Судья Иркутского районного суда продолжил рассмотрение данного дела и вынес по нему решение . Такое применение судьей закона, на наш взгляд, неверно. 

Аналогичная ситуация имела место в следующем деле: 
Г. обратилась в суд с иском против ООО «И.» об изменении формулировки причины увольнения и компенсации морального вреда. На стадии подготовки к слушанию дела истица решила ходатайствовать перед судом о восстановлении пропущенного срока исковой давности по требованию о восстановлении на прежней работе и, соответственно, вместо требования об изменении формулировки причины увольнения потребовала восстановления на работе . В данном случае также имела место замена одного иска другим. 

Причины возникновения необходимости изменить иск могут быть самые различные. Не исключена и такая, как юридическая неграмотность истца. 
Так, в Ленинском районном суде г. Иркутска рассматривалось дело по иску А. о взыскании алиментов на двух несовершеннолетних детей. Ответчик подал встречное исковое заявление, в котором просил суд назначить экспертизу по факту установления отцовства в отношении одного из детей, внести изменения в его свидетельство о рождении путем записи в графе «отец» - вместо его фамилии фамилию настоящего отца (т.е. исключить прежнюю запись и внести новую). Затем он, изменив иск, просил назначить экспертизу и просто исключить запись в графе «отец» в свидетельстве о рождении ребенка . Разумеется, то, какая запись будет внесена в свидетельство о рождении, и тем более, выяснение, кто же настоящий отец девочки, не должно быть включено в просительную часть искового заявления. 

Таким образом, в данном примере имело место количественное изменение предмета иска.
Наглядным примером второй разновидности уточнения предмета иска могут служить материалы этого же дела, но не по встречному иску, а первоначальному: 

Так, А. требовала взыскать в свою пользу алименты в размере 1/3 заработной платы или другого дохода ответчика на содержание двоих детей. Учитывая, что в процессе рассмотрения дела ответчик доказал наличие у него других денежных обязательств, истица уменьшила размер своих исковых требований с 1/3 до 1/6 доли заработка или иного дохода ответчика . 

Показательным является и следующий пример: 
Мировой судья судебного участка № 19 Свердловского округа г. Иркутска рассмотрел дело по иску Б. о разделе совместно нажитого имущества. Истица в исковом заявлении по пунктам перечислила нажитое имущество, что составляло два автомобиля, бокс для автомобиля и преимущественно вещи, необходимые для охоты. Указав, что всем перечисленным имуществом пользуется ее бывший муж, она просила взыскать половину стоимости данного имущества. Затем истица просила еще включить в состав имущества капитальный гараж. Ответчик подал встречный иск, назвав другое нажитое в совместном браке имущество в виде шубы, техники. Просил принять данные требования к зачету требований по первоначальному иску. В ответ истица вновь просила суд дополнить указанное ей в исковом заявлении имущество техникой и украшениями . 

Аналогичным является следующее дело, рассматривавшееся в Иркутском районном суде г. Иркутска: 
К. предъявил иск против Администрации Иркутского района о признании права собственности на домовладение. Истица находилась в законном браке с Е., когда они вместе своими силами и за свой счет на отведенном участке построили дом. После смерти мужа она продолжила жить в построенном доме. В связи с подачей детьми умершего в тот же суд для рассмотрения в одном процессе другого иска о признании права собственности на домовладение, К. была вынуждена наполовину уменьшить размер своих исковых требований . 

Во всех приведенных выше случаях имело место уменьшение размера искового требования в пределах его материального объекта. Общим для первой и второй групп примеров является количественный характер изменения предметов в форме уточнения или уменьшения заявленных требований. Однако различие заключается в том, что в первом случае изменение предмета выразилось в уменьшении избранных первоначально истцом способов защиты нарушенного права. Во втором же случае изменение размера искового требования имело место в пределах выбранного истцом способа защиты его права, а поэтому отразилось лишь на материальном объекте спора. 

Таким образом, изменение предмета иска путем его уточнения (количественное изменение) может иметь двоякое проявление. Во-первых, в виде увеличения (уменьшения) числа избранных истцом способов защиты права или законного интереса. Следует заметить, что такое изменение предмета иска возможно только в исках со сложным (составным) предметом, когда для полновесной защиты субъективного права или законного интереса одного способа защиты недостаточно, в связи с чем требуется несколько взаимосвязанных способов защиты (например, как в иске о восстановлении на работе). Во-вторых, уточнение предмета иска возможно в виде увеличения (уменьшения) материального объекта требования в пределах одного и того же способа защиты нарушенного права или интереса (например, как в иске о разделе совместно нажитого имущества). 

Обе разновидности изменения предмета иска (замена или уточнение) объединяет то, что как качественное (замена), так и количественное (уточнение) изменение предмета иска не приводят к замене одного иска другим. Замена и уточнение предмета иска как две разновидности его изменения имеют ряд принципиальных отличий. Уточнение предмета иска (количественное изменение), в отличие от его замены (качественное изменение), допускает сосуществование нескольких способов защиты одного и того же права либо законного интереса. Изменение же предмета иска путем замены одного способа защиты права (интереса) другим исключает возможность применения последнего наряду с заменяемым. По этой причине нельзя, например, требовать одновременно раздела имущества в натуре и его денежную компенсацию. В связи с этим изменение предмета иска путем его замены возможно только в исках с альтернативным предметом. Что же касается уточнения предмета иска, то оно может иметь место без каких-либо ограничений. Объективными пределами изменения предмета иска в форме его уточнения выступают характер подлежащего защите права или интереса, допускающего сосуществование нескольких взаимосвязанных способов его защиты, а также природа материального объекта требования. С точки зрения природы материального объекта требования истец или суд могут, например, в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела уточнить размер денежной суммы, подлежащей взысканию с ответчика. Одновременно с этим суд может уточнить и размер подлежащей взысканию государственной пошлины. В таких случаях истец не вправе предъявлять иск на сумму, первоначально указанную в исковом заявлении, потому что такой иск будет тождественен первому. 

Так, в Иркутском районном суде г. Иркутска рассматривалось дело по иску А. против К. о взыскании задолженности по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами. Первоначальная сумма иска была 193600 рублей. Суть иска состояла в том, что истец с ответчицей заключили договор займа на сумму 50000 рублей под 12% годовых. По истечении года ответчица обязалась вернуть долг. Через некоторое время К. вновь заняла у А. 50000 рублей на таких же условиях. Два месяца исправно уплачивала проценты по обоим договорам. Однако затем прекратила осуществлять какие-либо платежи, вытекающие из заключенных договоров. А. сначала рассчитал проценты на день подачи искового заявления. Затем, в процессе рассмотрения его дела, в связи с истечением определенного времени, он пересчитал проценты, увеличив тем самым сумму иска . 

Перейдем далее к рассмотрению вопроса об изменении основания иска. 
Под изменением основания иска понимается изменение его фактической части, т.е. фактического основания. Изменение юридического основания иска влечет не изменение иска, а замену его другим иском, вследствие нарушения при таком изменении внутреннего тождества первого . Следует, однако, заметить, что материальный закон, образующий юридическое основание иска, и конкретная его норма - нетождественные понятия. Это объясняется тем, что одно и то же право или законный интерес, а также способы и условия его защиты, могут быть предусмотрены в нескольких нормах (статьях) материального закона. Из этого следует, что переход от одной нормы материального закона к другой, не связанный с изменением субъективного права или интереса, подлежащего защите, означает всего-навсего уточнение юридической квалификации дела, которое, в свою очередь, может быть обусловлено изменением фактического основания иска . 

Так, в Иркутском районном суде г. Иркутска рассматривалось дело по иску З. против Администрации Иркутского района о признании завещания действительным, о признании принявшей наследство и о признании права собственности. Суть дела состояла в том, что мать истицы составила завещание от 03.03.1995, согласно которому принадлежащее ей домовладение передавала дочери при условии обеспечения постоянного проживания в нем сына Е. Заявление было подано в порядке искового производства, так как возник спор: брат истицы Е. – наследник по закону – претендует на имущество и не согласен с волей наследодателя. Указанное завещание было удостоверено Главой Администрации с. Листвянки. 02.05.2004 г. мать З. скончалась. Истица обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию, на что получила отказ, мотивированный отсутствием у Администрации села полномочий по совершению нотариальных действий. В исковом заявлении истица в качестве правового основания привела лишь принципы обеспечения восстановления нарушенных прав и судебной защиты, предусмотренные п. 1 ст. 1 ГК РФ . Затем З. изменила иск, указав, что завещание, удостоверенное должностным лицом органов местного самоуправления, следует признать нотариально удостоверенным, ссылаясь уже на другое правовое основание: 

1. Основы законодательства РФ о нотариате, согласно которым «в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий» ; 

2. ФЗ РФ «О местном самоуправлении в Российской Федерации» от 06.07.1991г. № 1550-1, в котором сказано, что «поселковая, сельская администрация совершает в соответствии с законодательством нотариальные действия» . Закон утратил силу с 01.01.2006г., т.е. применительно к рассматриваемой ситуации он еще действовал; 

3. Указ Президента РФ «О гарантиях местного самоуправления в РФ» от 22.12.1993г. № 2265, в соответствии с которым полномочия органов местного самоуправления, предусмотренные ФЗ РФ «О местном самоуправлении в Российской Федерации» и не входящие в перечень полномочий представителей ОМСУ, предусмотренных Положением об Основах организации местного самоуправления в РФ на период поэтапной конституционной реформы, утвержденным Указом Президента РФ «О реформе местного самоуправления в РФ» от 26.10.1993 № 1760 осуществляет местная администрация . 
Истица сделала вывод, что на момент составления и удостоверения завещания действовало законодательство, наделявшее должностных лиц органов местного самоуправления, при наличии определенных условий, полномочиями по совершению нотариальных действий. Таким образом, в данном примере истица уточнила правовое основание своих требований, ссылаясь дополнительно на другие нормативно-правовые акты, регулирующие полномочия местной администрации на совершение нотариальных действий, а значит, направленные на защиту одного и того же права. Поэтому здесь не будет замены одного иска другим. 

Итак, под изменением основания иска следует понимать изменение только его фактической части (фактического основания), которое также может иметь место как в форме замены, так и уточнения. Хотя, как было указано выше, уточнение правового основания также возможно в некоторых случаях. 

Изменение фактического основания иска путем замены одних фактов другими возможно только в исках с альтернативным фактическим основанием. Иск с альтернативным фактическим основанием представляет собой требование о защите одного и того же права или законного интереса, опирающееся на различные (альтернативные) факты, с которыми материальный закон в одинаковой степени связывает наступление правовых последствий в виде возникновения, изменения или прекращения подлежащего защите права или интереса. 

Так, в соответствии со ст. 69 Семейного кодекса РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: а) уклоняются от выполнения своих обязанностей; б) отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из роддома или иного учреждения, в котором содержится ребенок; в) злоупотребляют своими родительскими правами; г) жестоко обращаются с детьми; д) являются хроническими алкоголиками или е) наркоманами; ж) совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей . В этой связи, если в процессе судебного разбирательства дела по иску о лишении матери ребенка родительских прав законный представитель ребенка - истца или процессуальный истец не сможет доказать указанное в исковом заявлении фактическое основание требования (например, факт злоупотребления матерью ребенка своими родительскими правами), то он вправе заменить данное основание другим (сославшись, например, на факт хронического заболевания наркоманией). 
Под уточнением фактического основания иска понимается его дополнение другими фактами (т.е. увеличение) либо, наоборот, исключение из основания иска некоторых фактов из числа первоначально указанных истцом как не имеющих юридического значения для данного дела (т.е. уменьшение). 

Показательным по данному вопросу является следующее дело: 
Решением Свердловского районного суда г. Иркутска были удовлетворены исковые требования С. о признании увольнения за прогул незаконным, изменении формулировки причины увольнения на увольнение по собственному желанию, взыскании заработной платы за вынужденный прогул, возложении обязанности на ответчика И. по выдаче дубликата трудовой книжки. Однако ответчик решение суда в части изменения формулировки причины увольнения и выдаче дубликата трудовой книжки не исполнил, в связи с чем С. была вынуждена обратиться к мировому судье судебного участка № 19 Свердловского округа г. Иркутска за защитой своих прав. В исковом заявлении истица указала, что вследствие такого бездействия вынужденный прогул продолжается по вине И. Истица потребовала принудить ответчика исполнить решение районного суда, а также взыскать в ее пользу средний заработок за вынужденный прогул и за задержку выдачи дубликата трудовой книжки. Затем истица изменила фактическое основание иска, указав, что ответчик исполнил предусмотренную трудовым законодательством обязанность направить уведомление о необходимости явиться для внесения изменений в трудовую книжку и выдаче дубликата трудовой книжки, в связи с чем прекратилась его ответственность за задержку выдачи дубликата трудовой книжки и за вынужденный прогул истца вследствие незаконного увольнения. Позже С. вновь внесла изменения в фактическое основание иска, указав, что, оказывается, Администрация И. приказ об отмене ранее изданного приказа «об увольнении за прогул», и в котором должна быть формулировка увольнения «по собственному желанию», не был издан. Вместо него вынесен приказ «об оформлении С. дубликата трудовой книжки с формулировкой записи причины увольнения - «собственное желание». В данной связи, как считает истица, она продолжает являться работником, незаконно уволенным за прогул. Направлением уведомления прекратилась ответственность за задержку выдачи дубликата трудовой книжки, но осталось основание ответственности – незаконное увольнение, так как приказ об увольнении «за прогул» не был отменен . В данном случае с изменением фактического основания иска соответственно изменялся и его предмет. 

Таким образом, под уточнением фактического основания иска понимается такое его изменение, которое выражается в дополнении или исключении некоторых из указанных истцом фактов. Необходимость уточнения фактического основания иска в процессе его судебного рассмотрения обусловлена тем, что лицо, предъявляющее требование о защите права или интереса (иск), не всегда знает, какие факты реальной действительности имеют юридическое значение, то есть с какими обстоятельствами материальный закон, регулирующий спорное правоотношение, связывает возникновение, изменение или прекращение спорных прав (интересов) и обязанностей. Поскольку под уточнением фактического основания иска понимается дополнение его юридическими фактами (т.е. увеличение) или исключение некоторых из первоначально указанных истцом фактов (т.е. уменьшение), то данную разновидность изменения фактического основания иска можно определить как количественное. В отличие от уточнения замена первоначального фактического основания иска другим означает качественное его изменение, которое возможно только в исках с альтернативным фактическим основанием.

Ранее в российском законодательстве имел силу принцип объективной истины, и суд мог сам изменить основание иска. Активное участие суда состояло в том, что он был обязан проявить необходимую инициативу в выяснении фактических обстоятельств, выявлении и собирании необходимых доказательств, на которые истец и не ссылается . В настоящее время законодатель этому принципу предпочел принцип состязательности. 

Перейдем к рассмотрению вопроса об изменении сторон спора. На практике возможно также изменение субъектного состава спора. Указанный факт, несмотря на то, что стороны не являются элементом иска, безусловно, может повлиять на иск, на его индивидуальность, его тождество, поэтому очень важно рассмотреть и этот вопрос. Изменение состава сторон, принимая во внимание необходимость сохранения иском внутреннего тождества, может иметь место: (а) в случае предъявления иска процессуальным истцом; (б) в случаях обязательного пассивного соучастия; (в) в случае вступления в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора. 

(а). В случае предъявления иска процессуальным истцом, когда по закону он может от своего имени обращаться в суд с требованием о защите прав или законных интересов других лиц, последние извещаются о возникшем судебном процессе и участвуют в нем в качестве истцов. В этой ситуации в судебном процессе будут участвовать два истца. Причем один из них будет выступать истцом только в процессуальном смысле, вследствие того, что не является и не предполагается субъектом спорного материального правоотношения; а другой, чье право или законный интерес защищается, - истцом в материально-правовом смысле . Процессуальный истец в отличие от судебного представителя истца является самостоятельным субъектом права на иск. Поэтому такой истец вправе отказаться от иска независимо от желания истца в материально-правовом смысле. Однако отказ процессуального истца от иска не лишает лицо, в защиту интересов которого был предъявлен иск (т.е. истца в материально -правовом смысле), права требовать продолжения процесса с целью рассмотрения дела по существу. В этом случае будет иметь место изменение субъектного состава иска в форме его уточнения, когда вместо двух самостоятельных истцов по одному и тому же требованию остается лишь один (истец в материально-правовом смысле). 

(б). Изменение субъектного состава иска без нарушения его внутреннего тождества может иметь место также в случаях обязательного пассивного соучастия, когда субъектный состав на стороне ответчика уточняется посредством привлечения в дело обязательных соответчиков, не указанных истцом в исковом заявлении в силу своей юридической неосведомленности или по иным причинам. Обратим внимание, что здесь имеет место выход за пределы заявленных требований (в отношении субъектов, к которым соответствующее требование обращено), то есть инициатива суда . 
Однако истец может и сам инициировать привлечение в процесс других лиц в качестве соответчиков. 

Так, в Иркутском районном суде г. Иркутска в процессе рассмотрения дела по иску П. и Е. против О. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением произошло уточнение субъектного состава на стороне ответчика. Истцы являлись законными наследниками имущества умершего отца в виде домовладения. По их взаимному соглашению в дом временно вселили сына П. – О.В. с женой О. После смерти О.В. его жена с несовершеннолетним сыном О.И. там не проживала, однако, на предложения добровольно сняться с регистрационного учета по прежнему месту жительства отвечала отказом. Через некоторое время соистцы изменили иск, назвав в качестве соответчика по их делу также О.И., так как к тому времени он уже достиг совершеннолетия. Аналогичным является другое дело, рассмотренное этим же судом: Гражданка С. обратилась с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. В иске она указала, что в приемную директора ГОУ «П.», где истица находилась на рабочем месте, явилась заместитель директора и в грубой, агрессивной форме, в присутствии посторонних лих путем устного высказывания распространила не соответствующие действительности сведения, порочащие ее честь, достоинство и деловую репутацию. Первоначально иск был подан против заместителя директора. Затем С. изменила иск, указав, что ответчица также инициировала принятие решения профсоюзной организацией, в котором письменно распространены не соответствующие действительности порочащие сведения о фальсификации истицей внутренних документов - приказов. Решение было подписано председателем профсоюзной организации Ш. Так как ответчиками по искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках, являются лица, их подписавшие, истица просила суд привлечь к участию в деле Ш. в качестве соответчика . 

(в). При вступлении в уже начавшийся гражданский процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, также происходит изменение субъектного состава без нарушения внутреннего тождества иска. Такое вступление указанных лиц означает изменение субъектного состава спора, что влияет на индивидуализацию иска и может привести к его изменению. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. При вступлении в процесс третьего лица рассмотрение дела в суде производится с самого начала. 

В соответствии с ранее действовавшим ГПК РСФСР изменение иска с точки зрения его субъектного состава могло иметь место также и в случае предъявления иска против ненадлежащего ответчика. Рассматривая указанную ситуацию, необходимо иметь в виду следующее. Замена ненадлежащего ответчика, как и по новому ГПК, была возможна только с согласия истца. В случае замены при таком согласии ненадлежащего ответчика другим лицом (надлежащим ответчиком) происходит не изменение, а замена первоначально заявленного иска другим иском вследствие утраты первым своего внутреннего тождества. До принятия нового ГПК РФ, когда истец отказывался от замены ненадлежащего ответчика надлежащим, суд мог привлечь последнего в процесс в качестве второго ответчика по заявленному иску, т.е. имело место изменение иска по субъектному составу без нарушения его внутреннего тождества. Новый ГПК РФ не предусмотрел такой инициативы со стороны суда. Таким образом, замена ненадлежащего ответчика (ГПК РСФСР, в отличие от ГПК РФ, кроме того, предусматривал возможность замены и ненадлежащего истца) представляет собой едва ли не единственный случай, когда допускается возможность предъявления нового иска взамен первоначального без прекращения производства по делу. В этой связи вполне оправданным представляется правило, предусматривающее в качестве необходимого условия такой замены согласие истца, что является проявлением принципа диспозитивности. Согласие истца на замену ненадлежащего ответчика другим лицом (надлежащим ответчиком) означает предъявление истцом нового иска в упрощенном порядке, т.е. в рамках существующего процесса, возникшего по иску истца против ненадлежащего ответчика. 
Л.А. Ванеева полагает, что не заслуживает поддержки исключение из ГПК РФ норм о замене ненадлежащего истца. Этот институт, по ее мнению, в судебной практике применялся долгое время довольно широко, является эффективным с точки зрения процессуальной экономии . Изменение субъектного состава (сторон) может иметь место не только в форме его уточнения (количественное изменение), но и замены (качественное изменение). Замена одного субъекта другим при сохранении иском внутреннего тождества возможна в требованиях, возникающих из правоотношений, допускающих правопреемство (ст. 44 ГПК РФ), из солидарных обязательств (ст. 322-326, 363, 885, 953 ГК РФ), а также из обязательств с альтернативным составом его субъектов (например, п. 1, 2, 3 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей», ст. 1096 ГК РФ). 

Итак, критерием, определяющим допустимые пределы изменения иска, выступает его внутреннее тождество, условием его сохранения является неизменность того субъективного права или законного интереса, на защиту которого был направлен первоначально поданный иск. Принимая во внимание указанный критерий, а также существование двух разновидностей (форм) изменения иска: уточнения и замены, можно сделать вывод, что возможность изменения иска - одно из достижений российского гражданского процессуального права, которое, безусловно, должно детально регулироваться и охраняться действующим законодательством. Это обеспечит полновесную судебную защиту субъективных гражданских прав и законных интересов граждан. В данной связи законодателю еще предстоит переосмысление и доработка института изменения иска. 

Анализ вышеуказанных дел позволяет судить о некоторых тенденциях развития судебной практики. Так, просматривается стремление судей разрешать вопрос о наличии или отсутствии внутреннего тождества иска исходя из презумпции такого тождества. Нередко судьи, в нарушение законодательного запрета на рассмотрение в рамках возникшего процесса нового иска, продолжают судебное разбирательство по измененному варианту первоначального иска, в результате модификации которого он перестал быть тождественным самому себе, а, следовательно, - по новому иску. 

При этом в качестве положительного момента следует отметить, что многие судьи, следуя принципу законности, правильно прекращают производство по первоначальному иску и начинают новое производство по измененному в ходе прежнего судебного разбирательства иску. 

Таким образом, на наш взгляд, целесообразно было бы разработать рекомендации на уровне Постановления Пленума Верховного суда РФ с тем, чтобы обеспечить единообразие судебной практики на всей территории Российской Федерации. 

В настоящее время участились случаи изменения исков, что свидетельствует о понимании гражданами своих процессуальных прав. Все это не может не сказываться на уровне защищенности личности и ее прав в государстве. Хочется надеяться, что в результате дальнейшего совершенствования законодательства и правоприменительной практики уровень правосознания и качество оказываемой судебной помощи в России существенно возрастет.