Обзоры практики

О. А. Зверева - студентка 5-го курса

Юридического института ИГУ

 

Обзор по результатам обобщения практики определения подведомственности

дел арбитражным судам

 

 

В соответствии ст. 1 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ) арбитражные суды осуществляют функцию правосудия в сфере предпринимательской ииной экономической деятельности путем разрешения экономиче­ских споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетен­ции АПК РФ и иными федеральными законами. Несмотря на то, что указанная норма допускает отнесение к подведомственности арбитражных судов иных категорий дел, такое отнесение возможно только на уровне федерального закона и с обязательным учетом специфики арбитражного суда как органа по разрешению экономи­ческих споров.

Критерии подведомственности дел арбитражным судам достаточно подробно регламентированы Арбитражным процессуальным кодексом РФ (статьи 27-33). Но, несмотря на это, применение соответствующим норм к правоотношениям по конкретному делу порой вызывает у суда трудности, а потому вопрос о подведомственности дел арбитражным судам до сих пор остается проблемным.

В целях формирования единообразной судебной практики в настоящем обзоре необходимо обозначить следующие правовые позиции по ряду вопросов, представляющих определенные трудности при рассмотрении дел, подведомственных арбитражным судам.

Согласно ст. 28 АПК арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами.

Существующее законодательство и сложившаяся практика позволяют к экономическим и иным спорам, рассматриваемым в порядке искового производства, отнести категорию дел онеисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств. Речь идет о различных спорах из обязательственных правоотношений, связанных с толкованием договоров, о надлежащем исполнении прав и обязанностей сторон обязательств, взыскании убытков и санкций, предусмотренных законом и договором, и других спорах.

Приведем пример. Иск заявлен ООО «Росопт» к МУП «Бодайботорг» о взыскании неустойки 178 878 руб. 33 коп., вытекающей из договора комиссии.

В порядке ст. 49 АПК РФ, истец отказался от взыскания с ответчика процентов по ст. 395 ГК РФ и просил суд взыскать с МУП «Бодайботорг» задолженности по договору комиссии  в размере 168 747, 37руб.

Ответчик в своем заявлении признает исковые требования заявленные истцом на сумму 168 747, 37руб.

Признание иска ответчиком, судом принято (ст. 49 АПК РФ).

 Как следует из материалов дела между МУП «Бодайботорг» (Комиссионер) и ООО «Росопт» (Комитент) был заключен договор комиссии, в соответствии с п. 1.1 которого, Комиссионер обязуется по поручению Комитента за вознаграждение совершать сделки купли-продажи товаров от своего имени, но за счет комитента.

 В соответствии с п.п. «Г» п. 2.2 договора комиссии ответчик принял на себяобязательство в начале каждого рабочего дня, следующего за отчетным, не позднее 10 часов, передавать комитенту все полученное по сделкам.

Во исполнение условий договора комиссии истец передал ответчику на реализацию товар на сумму 412 644,75руб., что подтверждается товарными накладными. В нарушение п.п. «Г» п. 2.2 договора комиссии, ответчик передачу денежной выручки не произвел в полном объеме.

 На момент рассмотрения искового заявления задолженность истца передответчиком составила 168 747,37руб., что подтверждается актом сверкивзаиморасчетов и признанием долга ответчиком. Ответчик иск признал, (п. 3 ст. 49 АПК РФ). Как установлено п. 4 ст. 170 АПК РФ, в случае признания иска ответчиком, в мотивировочной части может быть указано только признание иска ответчиком и принятие его судом.

 Таким образом, на основании ст. 309, 990-1004 ГК РФ, требования истца овзыскании с ответчика 168 747,37руб. - задолженности по договору комиссии от11.07.05г., подлежат удовлетворению.

Также характерными делами, относящимися к подведомственности арбитражных судов, являются споры о взыскании задолженности по договорам.

УМП «Жилищно-эксплутационная организация» предъявила иск к ОАО «РЖД» в лице Нижнеудинской дистанции гражданских сооружений и водоснабжения о взыскании 487 981, 01 руб., задолженности за услуги по предоставлению ответчику тепловой энергии, согласно ст.ст. 309-310, 539, 544 ГК РФ.

Ответчик с исковыми требованиями не согласен и просит в иске отказать в связи с тем, что он сделал заявление о зачете взаимных требований об уплате денежных средств, с момента его получения его истцом, указанное выше заявление считает исполненным.

Изучив материалы дела, суд установил, что между УМП «Жилищно-эксплутационная организация» и   ОАО «РЖД» был заключен договор № 153 на отпуск воды и прием сточных вод, предметом которого являлись услуги по подаче питьевой воды т отпуск сточных вод, предоставляемые Абоненту Нижнеудинской дистанции гражданских сооружений и водоснабжения – структурное подразделение филиала ОАО «РЖД»). В соответствии с п. 3.2 договора Абонент производит оплату за оказанные услуги в 3-хдневный срок со дня получения счета или в безакцептном порядке в трехдневный срок со дня поступления платежного требования на счет Абонента.

Кроме того, УМП «Жилищно-эксплутационная организация» оказывало ответчику услуги по предоставлению тепловой энергии.

Истец во исполнение принятых на себя обязательств исполнил обязательство по вышеуказанному договору и отпускал ответчику электроэнергию в марте, апреле месяцах 2005е г. в обусловленном объеме и порядке в связи с чем, выставил к оплате счета фактуры всего на сумму 487 981, 01 руб.

 ОАО «РЖД» в лице Нижнеудинской дистанции гражданских сооружений и водоснабжения, в нарушение принятых на смебя обязательств не оплатило предоставленные ему услуги по отпуску воды, приему сточных вод и теплоснабжению.

Решением Арбитражного суда Иркутской области по делу от 24.10.2005 г. по делу № А19-8529/05-8 УМП «Жилищно-эксплутационная организация» признано банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство. В соответствии со ст. 129 –ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. № 127- ФЗ истец обратился с иском о взыскании с ОАО «РЖД» задолженности в сумме 487 981, 01 руб.

Изучив представленные документы, суд находит правовые основания к удовлетворению требований истца по следующим основаниям:

Факт получения ответчиком услуг в марте месяце 2005 г. подтверждается актом сдачи-приемки работ (услуг), подписанным сторонами. Кроме того, ответчик в отзыве на иск нет отрицает, что в период с марта по апрель 2005 г. истцом были оказаны услуги на сумму  487 981, 01 руб.

Ответчик исковые требования не признал, ссылаясь на то, что 18.10.2005 г. ответчик направил в адрес истца заявление о зачете взаимных требований об уплате денежных средств, которое считается исполненным с момента его получения его истцом.

Данный довод истца не может быть принят судом, так как Определением Арбитражного суда Иркутской области от 12.05.2005 г. по делу № А19-8529/05-8 в отношении  УМП «Жилищно-эксплутационная организация» введена процедура наблюдения сроком до 23.10.2005 г., т.е. зачет имел место на данной стадии банкротства.

Согласно п.1 ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты введения в отношении предприятия наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета в встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п.4 ст. 134 Закона очередность удовлетворения требований кредиторов.

На период проведения зачета между сторонами в реестре требований кредиторов УМП «ЖЭО» существовала только третья очередь.

В соответствии с Реестрами требований кредиторов УМП «ЖЭО» на момент проведения зачета требований в октябре 2005 г. в качестве кредиторов 3 очереди также числились следующие лица: а) УФНС России по Иркутской области и УО БАО, Б) ГУЭП «Облкоммунэнерго».

На основании вышеизложенного, в силу ст. 411 ГК РФ зачет требований по заявлению ответчика считается недопустимым (ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, задолженность ответчика перед истцом за оказанные услуги на момент рассмотрения спора в суде составляет  487 981, 01 руб., иного ответчиком не доказано (ст. 65 АПК РФ).

Принимая во внимание, что обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, суд считает заявленные истцом требования подлежащими удовлетворению в сумме 487 981, 01 руб. – основного долга, согласно ст.ст. 309-310, 544, 539. 548 ГК РФ.

Суд постановил исковые требования удовлетворить, взыскать с ОАО «РЖД» (Нижнеудинской дистанции гражданских сооружений и водоснабжения) в пользу Унитарного муниципального предприятия «Жилищно-эксплутационная организация» 487 981, 01 руб. – основного долга.

  Согласно ст. 29 АПК арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности:

1) об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда;

2) об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

3) об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда;

4) о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания;

5) другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Несмотря на небольшое количество рассмотренных в суде дел о признании недействующими нормативных правовых актов, нельзя не отметить особую сложность данной категории споров, поскольку на арбитражный суд в данном случае возлагается двойная функция: судебной защиты возможных нарушений прав и абстрактного нормоконтроля, что не может иметь место по другим категориям дел.

На практике возникают ситуации, когда исходя из субъектного состава дело об оспаривании нормативного акта подведомственно арбитражному суду, однако, поскольку этот акт не затрагивает прав заявителя, в удовлетворении заявленных требований суд отказывает, как, например, по делу № А19-15229/06.

Ассоциация объединений собственников жилья обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействующим постановления Региональной энергетической комиссии (далее – РЭК) «Об установлении тарифа на тепловую энергию».

Указанное постановление РЭК опубликовано в газете «Восточно­-Сибирская правда» и является нормативным правовым актом. Названным постановлением установлен и введен в действие тариф на тепловую энергию.

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 192 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействующим нормативного правового акта, принятого государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, должностным лицом, если полагают, что оспариваемый нормативный правовой акт или отдельные его положения не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие - либо обязанности или создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с ч. 2 ст. 4 АПК РФ в случаях, предусмотренных АПК РФ, в арбитражный суд вправе обратиться и иные лица.

Частью 2 ст. 192 АПК РФ предусмотрено, что прокурор, а также государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе обратиться в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК РФ.

Согласно части 1 ст. 52 АПК РФ предусмотрено, что прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об оспаривании нормативных правовых актов.

В соответствии с частью 1 ст. 53 АПК РФ в случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе обратиться с исками или заявлениями в арбитражный суд в защиту публичных интересов.

Обращение организаций в арбитражный суд в защиту прав других лиц АПК РФ и иные действующие законы не предусматривают.

При рассмотрении дела суд пришел к выводу, что заявитель не является потребителем тепловой энергии, поставляемой третьим лицом, и его права не могут быть нарушены оспариваемым постановлением РЭК, в связи с чем, в удовлетворении заявленных требований отказал.[1]

При рассмотрении дел об оспаривании нормативного правового акта судом осуществляется проверка полномочий органа либо должностного лица, принявшего оспариваемый нормативный акт.

Если нормативный правовой акт был принят с нарушением компетенции органа, принявшего его, или с нарушением порядка принятия, если такой порядок установлен законом, то в этом случае акт обязателен для исполнения как отвечающий признакам нормативности, несмотря на то, что вопрос относительно компетенции является спорным. И этот спор подлежит рассмотрению судом.

Заместитель прокурора обратился в суд с заявлением о признании недействующим решения Думы муниципального образования «Об утверждении временного порядка размещения объектов игорного бизнеса на территории муниципального образования».

Решением суда заявленные требования были удовлетворены, оспариваемое решение было признано не соответствующим Федеральному закону от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», «Положению о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений», утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.2002 № 525, и полностью недействующим.

Суд мотивировал свое решение тем, что регулирование ограничений предпринимательской деятельности в сфере игорного бизнеса в силу положений пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации осуществляется федеральным законодательством. В данном случае оспариваемый нормативный правовой акт принят органом местного самоуправления по вопросу, который не отнесен законодательством Российской Федерации к вопросам местного значения. Вопросы размещения объектов игорного бизнеса являются лицензионными требованиями и урегулированы подпунктом «б» пункта 4 Положения о лицензировании. Следовательно, данные вопросы федеральным законодательством разрешены. Дума муниципального образования не наделена полномочием по правовому регулированию вышеуказанных вопросов.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа  указал на следующее.

Согласно статье 2 Федерального закона от 28.08.1995 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» местное самоуправление в Российской Федерации - признаваемая и гарантируемая Конституцией Российской Федерации самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций.

Из взаимосвязанных положений статьи 132 Конституции Российской Федерации и п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» следует, что наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями осуществляется только федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации.

В соответствии со статьями 3 и 5 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации, установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации, установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности являются основными принципами осуществления лицензирования.

В целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации в соответствии с определенными Президентом Российской Федерации основными направлениями внутренней политики государства утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование конкретных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Перечень работ и услуг при осуществлении деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования, в помещениях казино (деятельность казино), деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов), в силу пункта 2 статьи 17 названного выше Федерального закона устанавливается положениями о лицензировании конкретных видов деятельности.

Постановлением Правительства РФ от 15.07.2002 № 525 утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, подпунктом «б» пунктом 4 которого запрещено размещение тотализаторов и игорных заведений в жилых помещениях, в зданиях действующих образовательных и медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность.

Иных запретов на размещение тотализаторов и игорных заведений Положение о лицензировании не содержит.

Учитывая изложенное, Дума муниципального образования не имела полномочий на установление ограничений по размещению объектов игорного бизнеса на территории данного муниципального образования, так как вопрос размещения объектов игорного бизнеса федеральным законодательством разрешен и не относится к вопросам местного значения.[2]

Таким образом, подтверждение имеющимися в деле доказательствами доводов заявителя о том, что оспариваемый нормативный правовой акт был принят государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, должностным лицом с нарушением компетенции, в том числе с превышением полномочий, влечет признание оспариваемого акта либо его отдельных положений недействующими.

Следует обратить внимание на то, что значительная часть дел связана с оспариванием нормативных правовых актов об установлении различного рода тарифов (водоснабжение, водоотведение и т.п.).

Основным спорным моментом по таким делам является определение срока введения в действие тарифа и возможность придания обратной силы досрочно пересмотренным тарифам.

Например. ОАО «Иркутскэнерго» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействующими пунктов 2, 3 решения городской Думы «Об установлении тарифов на услуги холодного водоснабжения и водоотведения, реализуемые потребителям города ОАО «Иркутскэнерго» в части вступления в силу указанного решения.

Решением суда заявленные требования удовлетворены. Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, указав на следующее.

Городской Думой принято решение от 15.03.2006. Данным решением установлены новые тарифы на услуги холодного водоснабжения и водоотведения, реализуемые ОАО «Иркутскэнерго» потребителям города. Пунктом 2 решения признано утратившим силу с 1 февраля 2006 года решение городской Думы об установлении ранее действовавших тарифов, пунктом 3 установлено, что решение вступает в силу с 1 февраля 2006 года и действует до 1 февраля 2007 года.

Арбитражный суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что пункты 2, 3 решения городской Думы от 15.03.2006 противоречат пункту 1 статьи 13 Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ, пункту 24 Основ ценообразования. При этом суд указал, что решение регулирующего органа об установлении цен и тарифов в силу вышеуказанных нормативных положений обратной силы не имеет и при досрочном изменении тарифов организаций коммунального комплекса новые тарифы не могут быть введены ранее чем через один календарный месяц после их установления.

Согласно части 4 статьи 194 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании нормативных правовых актов арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельного положения, устанавливает соответствие его федеральному конституционному закону, федеральному закону и иному нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Подпунктом 5 пункта 1 статьи 14 Федерального закона «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» установлено, что одним из оснований для досрочного пересмотра органом регулирования тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса является предписание органа регулирования субъекта Российской Федерации органу регулирования муниципального образования.

Комитетом цен выдано мэру муниципального образования предписание, в котором предложено досрочно пересмотреть тарифы, установленные с превышением предельного индекса максимально возможного изменения тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса на холодное водоснабжение и водоотведение, установленного постановлением администрации от 13.01.2006 № 2-па.

В соответствии с пунктом 1 статьи 13 Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ тарифы и надбавки устанавливаются на соответствующий период действия, вступают в силу с даты начала указанного периода, но не ранее чем через один календарный месяц после их установления и действуют до окончания этого периода, за исключением случаев их досрочного пересмотра по основаниям, установленным статьей 14 настоящего Федерального закона.

Установленное подпунктом 5 пункта 1 статьи 14 Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ полномочие по досрочному изменению тарифов не может входить в противоречие с порядком введения тарифов, установленным пунктом 1 статьи 13 указанного Закона, из буквального толкования которого следует, что при досрочном изменении тарифов организаций коммунального комплекса новые тарифы не могут быть введены ранее чем через один календарный месяц после их установления. Данное судом истолкование положений пункта 1 статьи 13 Закона соответствует смыслу и содержанию названной нормы.

Федеральным законом от 30.12.2004 № 210-ФЗ возможность придания обратной силы досрочно пересмотренным тарифам не предусмотрена.

Кроме того, в период принятия решения городской Думы от 15.03.2006 действовали подлежащие применению городской Думой Основы ценообразования в сфере жилищно-коммунального хозяйства, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 17.02.2004 № 89 (утратили силу в связи с изданием постановления Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 491), пунктом 24 которых было предусмотрено, что решение регулирующего органа об установлении цен и тарифов обратной силы не имеет. Оснований считать, что положение пункта 24 не относится к досрочному пересмотру тарифов, не имеется.

Таким образом, пункты 2 и 3 оспариваемого решения городской Думы противоречат пункту 1 статьи 13 Федерального закона «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» от 30.12.2004 № 210-ФЗ и пунктом 24 Основ ценообразования.[3]

В соответствии со ст. 31 АПК арбитражные суды рассматривают в соответствии с главой 30 настоящего Кодекса дела:

1) об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности;

2) о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражные суды компетентны на выдачу исполнительных листов по решениям третейских судов, образованных в соответствии с Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации» по делам, которые им подведомственны.

Например. ООО «Зерновая компания САХО» обратилось в Арбитражный судИркутской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Сибирского третейского суда г. Новосибирска в соответствии с ФЗ РФ «О третейских судах РФ» о взыскании с ООО «Ангарская агропромышленнаякомпания» в пользу ООО «Зерновая компания САХО» 816 345 руб. 66 коп - основного долга (цена товара, ж/д тариф и ж/д услуги), 668 896 руб. 43 коп. - неустойки, 3 541 руб. 77 коп.- процентов за пользование чужими денежными средствами, 11 955руб. 14 коп.- расходов по уплате третейского сбора.

На день рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа напринудительное исполнение решения Сибирского третейского суда г. Новосибирска, последнее ответчиком не исполнено.

 Учитывая, что оснований к отказу в выдаче исполнительного листа напринудительное исполнение решения третейского суда - судом не установлено (п.3 ст. 239 АПК РФ), суд находит правовые основания к выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Сибирского третейского суда г. Новосибирска, о взыскании с ООО «Ангарская агропромышленная компания» в пользу ООО «Зерновая компания САХО» 816 345 руб. 66 коп - основного долга (цена товара, ж/д тариф и ж/д услуги), 668 896 руб. 43коп. - неустойки, 3 541руб. 77 коп.- процентов за пользование чужими денежными средствами, 11 955 руб. 14 коп.- расходов по уплате третейского сбора (ст. ст. 236, 237, 238 АПК РФ).

 Таким образом суд определил выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения Сибирского третейского суда г. Новосибирска о взыскании с ООО «Ангарская агропромышленная компания» в пользу ООО «Зерновая компания САХО» 816 345 руб. 66 коп - основного долга (цена товара, ж/д тариф и ж/д услуги), 668 896руб. 43 коп. - неустойки, 3 541руб. 77 коп.- процентов за пользование чужими денежнымисредствами, 11 955 руб. 14 коп. - расходов по уплате третейского сбора и взыскать с ООО «Ангарская агропромышленная компания» в пользу ООО «Зерновая компания САХО» расходы по госпошлине в сумме 1 000 руб. [4]

Согласно ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела:

1) о несостоятельности (банкротстве);

2) по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций;

3) по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;

4) по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров;

5) о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

6) другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Указанные дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Положения АПК РФ и Закона о банкротстве составляют процессуальную основу подведомственности арбитражным судам дел о банкротстве и правил их рассмотрения. При этом нормы АПК имеют общий характер, а нормы Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ  – особенный, специальный характер.

По данной категории дел можно привести следующий пример. КБ «Байкал РОСБАНК» (ОАО) заявлено суду ходатайство об оставлении искового заявления без рассмотрения (ст. 148 АПК РФ), поскольку решением арбитражного суда Иркутской области по делу № А19-9113/06-8 ООО «Чжун-Чан» было признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство, в связи с чем в соответствии с п. 1 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Арбитражный суд считает, что исковое заявление подлежит оставлению без рассмотрения.

Как следует из материалов дела, между КБ «Байкал РОСБАНК» (ОАО) и ООО «Чжун-Чан» был заключен кредитный о предоставлении ответчику кредита в сумме   1 000 000 руб. с оплатой 22 % годовых.

В связи с наличием задолженности по указанному выше договору КБ «Байкал РОСБАНК» (ОАО) обратилось в суд с иском о взыскании с ответчика 507 550 руб. 25коп., из них: 300 000 руб. - основного долга, 207 550 руб. 25коп. - процентов за пользование кредитом.

 Решением арбитражного суда Иркутской области по делу ООО «Чжун-Чан» признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство сроком на один год.

В соответствии с п. 1 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применениипоследствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в п. 1 ст.134 настоящего ФЗ, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

 В силу ст. 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление безрассмотрения, если после его принятия к производству установит, что заявлено требование, которое в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве.

 Рассматриваемые обязательственные правоотношения между КБ «Байкал РОСБАНК» (ОАО) и ООО «Чжун-Чан» вытекают из кредитного и возникли до принятия решения о признании должника банкротом, следовательно, ходатайство истца обоставлении искового заявления без рассмотрения по делу № А19-9113/06-8, в связи с признанием на основании решения по делу № А-19-91113/06-8 ООО «Чжун-Чан» несостоятельным (банкротом) подлежит удовлетворению. Следовательно, у суда имеются правовые основания к оставлению искового заявления без рассмотрения.[5]

         Таким образом, данный пример свидетельствует о разрешении данной категории дел на основании специального законодательства о банкротстве, которое устанавливаетисключительную подведомственность арбитражных судов по названным спорам.

Безусловно, наибольшее количество споров среди норм о подведомственности вызывает толкование п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, согласно которому арбитражному суду подведомственные дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

В п. 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.12.02 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» закреплен подход, согласно которому арбитражному суду независимо от субъектного состава в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК  РФ подведомственны только исключительно корпоративные споры, то есть те, которые вытекают из отношений, субъектом которых выступает участник хозяйственного товарищества или общества, с деятельностью которого непосредственно связан спор, осуществляющий в рамках указанных отношений права или исполняющий обязанности, предоставленные ему законодательством или учредительными документами именно как участнику соответствующего хозяйственного товарищества или общества[6].

Например, споры, возникающим меж­ду юридическим лицом (непосредственно хозяйствен­ным обществом) и лицом, участвующим в его управле­нии, о возмещении последним убытков, причиненных хозяйственному обществу по своему характеру могут быть как трудовыми, так и эконо­мическими — в зависимости от того, какое матери­ально-правовое обоснование будет положено в ос­нову иска, поскольку обязанность лица, участвую­щего в управлении хозяйственным обществом, воз­местить причиненные убытки закреплена не только в нормах гражданского законодательства, но и в ст.ст. 277, 281 Трудового кодекса РФ (далее – ТК РФ)[7].

          ООО «Альтаир-СД» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к гражданину Смирнову А.А. о взыскании с него 227607 рублей на основании ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – ФЗ об ООО).

Определением Арбитражного суда Красноярского края производство по делу прекращено на основании п. 1 ч. 1 статьи 150 АПК РФ. Постановлением апелляционной инстанции определение оставлено без изменения.

 Прекращая производство по делу, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что данный спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, в связи с его неподведомственностью. Не согласившись с принятыми судебными актами, ООО «Альтаир-СД» обратилось в ФАС Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение и постановление Арбитражного суда Красноярского края и удовлетворить иск.

Смирнов А.А., являясь генеральным директором ООО «Альтаир-СД» и осуществляя функции исполнительного органа по руководству текущей деятельностью ООО «Альтаир-СД» на основании трудового соглашения, получил имущество и денежные средства для осуществления экономической деятельности предприятия.

Отказ в возвращении переданного имущества и денежных средств Смирновым А.А. явился основанием к предъявлению иска в арбитражный суд.

Как усматривается из материалов дела, иск был заявлен к Смирнову А.А., как физическому лицу, о взыскании стоимости имущества и денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 44 ФЗ об ООО.

Прекращая производство по делу, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что данный спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в связи с его неподведомственностью. Данный вывод Арбитражного суда Красноярского края, по мнению Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, является обоснованным в связи со следующим.

В соответствии с п. 2 ст. 44 ФЗ об ООО члены совета директоров общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями. С иском о возмещении убытков общество или его участник вправе обратиться в суд (п. 5 ст. 44 ФЗ об ООО). В Законе не определена подведомственность спора о взыскании убытков, причиненных виновными действиями членов совета директоров, единоличного исполнительного органа, управляющего.

Статьей 44 ФЗ об ООО предусмотрен порядок привлечения к ответственности за причиненные убытки. Однако общее основание такой ответственности установлено трудовым законодательством. Так, в соответствии со ст. 277 ТК  РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действенный ущерб, причиненный организации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями.

Следовательно, директор может нести ответственность перед обществом за убытки, причиненные его виновными действиями, на основании ст. 277 ТК  РФ и в порядке, установленном ст. 44 ФЗ об ООО  

Пунктом 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 11 от 09.12.2002 предусмотрено, что споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, если хотя бы один из них является гражданином, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, за исключением случаев, когда указанные споры связаны с предпринимательской или иной экономической деятельностью указанных хозяйственных товариществ и обществ.

Ответчик является гражданином, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, а также не является участником ООО "Альтаир-СД", поэтому данный спор не относится к специальной подведомственности арбитражных судов (ст. 33 АПК РФ).

При таких обстоятельствах спор неподведомственен арбитражному суду, поэтому Арбитражный суд Красноярского края правомерно прекратил производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст.150 АПК РФ

По результатам рассмотрения кассационной жалобы ФАС Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что нарушений норм процессуального права при вынесении обжалуемых судебных актов Арбитражным судом Красноярского края допущено не было, в связи с чем, определение и постановление апелляционной инстанции подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения[8].

Таким образом, экономические споры, возникающие из гражданских правоотношений, представляют собой наиболее характерную и самую распространенную категорию дел, рассматриваемых арбитражным судом.

Что касается компетенции судов по делам об оспаривании нормативных правовых актов, по ней наблюдается несогласованность действующих норм о подведомственности. Данная категория дел является основной для административной юстиции. Поэтому на первый взгляд создание целой системы административных судов могло бы успешно решить многочисленные проблемы в сфере компетенции судов по делам об оспаривании нормативных правовых актов, так как такими делами занимались бы только специализированные суды. Но для создания целой системы таких судов пока отсутствуют соответствующие социальные, экономические предпосылки, хотя это не исключает реализации данного проекта в будущем.

Расширение компетенции арбитражных судов должно осуществляться на законодательном уровне. Рекомендуется внести изменения в содержание в содержание п. 1 ст. 29 АПК РФ, исключив из текста оговорку о том, что возможность оспаривания нормативных правовых актов в арбитражных судах допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Предлагается исключить из содержания ст. 191 АПК часть 3, которая гласит о том, что дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматривается в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом отнесено к компетенции арбитражного суда.

Вопросов, связанных с подведомственностью арбитражным судам дел о несостоятельности (банкротстве) не возникает. Данная категория дел разрешается на основании специального законодательства о банкротстве, которое устанавливаетисключительную подведомственность арбитражных судов по названным спорам.

Относительно корпоративных споров, учитывая, что все они имеют единой целью защиту прав инвесторов, от поведения которых зависит благополучие и развитие экономического оборота, целесообразно предать все дела данной категории в компетенцию системы арбитражных судов РФ.

 


 

 [1] Определение Арбитражного суда Иркутской области от 15 окт. 2006 г.  № А19-15229/06 // АрхивАрбитражного суда Иркутской обл.

[2] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27 окт. 2006 г. № А19-17146/06 // [Электронный ресурс]:  СПС Консультант Плюс.

 [3]  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.12.2006 по делу № А19-14172/06 // [Электронный ресурс]:  СПС Консультант Плюс.

 [4] Определение Арбитражного суда Иркутской обл. от 1авг. 2006 г.  № А19-15912/06-12 // Архив Арбитражного суда Иркутской обл.

[5] О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 дек. 2002 г. № 11 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 2.

[6] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 дек. 2001 г. № 197-ФЗ // Собр. Законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

[7] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от  19 апр. 2004 г. № А33-11569/03-С1-Ф02-1237/04-С2 // [Электронный ресурс]: СПС Консультант Плюс.