Обзоры практики

Т.Л. Курас – доцент кафедры правосудия

и прокурорского надзора Юридического института ИГУ

С.В. Михалев – помощник адвоката коллегии адвокатов

Иркутской области «Байкальский Юридический центр»

 

Обзор по результатам обобщения практики  рассмотрения судами дел, связанных с дорожно-транспортными происшествиями 

 

Возрастающее количество дорожно-транспортных происшествий  (далее – ДТП) обусловливает необходимость вмешательства государства в сферу отношений, связанных с дорожным движением, с целью защиты публичных интересов путем принятия целого комплекса мер, в числе которых особо следует выделить меры нормативно-правового характера. Гражданское право, регулируя прежде всего имущественные отношения, призвано нейтрализовать негативный эффект от ДТП в имущественной сфере его участников. Важным шагом на пути повышения эффективности механизма гражданско-правового регулирования отношений по возмещению вреда явилось введение в РФ системы обязательного страхования риска ответственности владельцев транспортных средств. Однако при этом необходимо учитывать, что страхование не подменило собой деликтную ответственность. Страховое и деликтное правоотношения, развиваясь параллельно, в равной степени способствуют достижению полезного эффекта общественного отношения по возмещению вреда. Поэтому введение обязательного страхования призывает обратиться к проблемам деликтной ответственности, которые не были решены ранее и в свете введения страхования вновь приобрели актуальность, а также к проблемам, которые появились после принятия закона о страховании.

Одна из них заключается в отсутствии законодательных дефиниций повышенно опасной деятельности и транспортного средства, а также общих признаков, которым должны отвечать те или иные виды транспортных средств для отнесения их к числу источников повышенной опасности. При всем многообразии транспортных средств не все из них являются источниками повышенной опасности, а причинение вреда транспортным средством происходит в различных обстоятельствах, порой настолько неоднозначных, что возможность применения особых правил ст. 1079 ГК РФ о повышенной ответственности оказывается достаточно спорной. Допустимо ли, к примеру, относить самопроизвольное движение автомобиля к деятельности по использованию транспортного средства? Можно ли признать стоящее транспортное средство источником повышенной опасности? В настоящее время проблема признания транспортного средства источником повышенной опасности на законодательном уровне не разрешена, судебная практика существенно восполнила этот пробел, но ее возможности в этом ограничены, поскольку суд не может создавать новые нормы права. Таким образом, задача формулирования универсальных критериев источника повышенной опасности, с помощью которых можно было бы сформулировать легальное определение данного понятия и включить его в текст ГК РФ, долгое время была актуальной и остается таковой сегодня.

Традиционно выделяют два признака источника повышенной опасности - вредоносность и неподконтрольность процесса проявления вредоносных свойств человеку в полной мере. Вредоносность транспортного средства определяется весом, максимальной конструктивной скоростью и мощностью двигателя. Представляется, что данные технические характеристики можно считать универсальными критериями для признания транспортного средства источником повышенной опасности. Связь между количественными показателями данных характеристик и степенью риска причинения вреда подчеркивается в принятой системе тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Поскольку данные характеристики обладают количественными показателями, их можно использовать для выделения из всей совокупности видов наземных транспортных средств источников повышенной опасности. Признак неподконтрольности был обозначен в науке еще в начале прошлого века, и в настоящее время он активно используется в правоприменительной практике. Принято считать, что движущееся транспортное средство неподконтрольно водителю вследствие инерции при торможении, поскольку с момента срабатывания тормозной системы оно ведет себя как обычное физическое тело, движение которого подчиняется не воле человека, а физическим законам. Это обстоятельство обусловливает возможность субъективно-случайного причинения вреда, т.к. даже строжайшее соблюдение правил дорожного движения не снимает риск причинения вреда.

Необходимо отметить, что факт нарушения требований правил дорожного движения (далее – ПДД) все же имеет практическое значение для применения гражданско-правовых санкций к лицу, виновному в ДТП, но характеризует он не противоправность поведения, а виновность причинителя вреда. Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Деятельность граждан в условиях дорожного движения достаточно подробно регламентируется таким нормативно-правовым актом, как ПДД. Данный нормативный акт фактически содержит перечень тех мер, которые должны принимать участники дорожного движения с тем, чтобы свести к минимуму возможность причинения вреда. Более того, по характеру нарушения требований ПДД можно судить о степени вины. Так, их полное игнорирование или грубое нарушение (например, при проезде на запрещающий сигнал светофора, игнорирование запрещающего знака и т.д.) свидетельствует о грубой неосторожности. Простая неосторожность может иметь место при незначительных нарушениях ПДД (например, незначительное превышение скорости). Однако из изложенного выше отнюдь не следует делать вывод о том, что отсутствие факта нарушения ПДД само по себе свидетельствует о невиновности владельца транспортного средства. Связано это с тем, что вред транспортным средством может быть причинен и вне дорожного движения. В этом случае для определения наличия вины и ее степени необходимо руководствоваться ее общим определением.

Особое положение среди оснований возникновения деликтного обязательства занимает факт причинения вреда, поскольку он также определяет размер компенсации. Если установление самого факта причинения вреда на практике, как правило, сложностей не представляет, то определение объема его возмещения вызывает множество споров, особенно в свете принятия закона о страховании. Так, дискуссионным является вопрос относительно того, является ли утрата товарной стоимости – «покупательной способности» реальным ущербом или упущенной выгодой. Между тем от решения этого вопроса напрямую зависит включение этого убытка в структуру страховой выплаты. Ряд юристов - практиков считает, что она представляет собой "возможные потери в продажной стоимости автомашины, попавшей в аварию и прошедшей ремонт". Такое понимание утраты товарной стоимости относит ее к упущенной выгоде. В то же время необходимость учета величины утраты товарной стоимости транспортного средства при оценке ущерба от его повреждения обусловлена тем, что проведение отдельных видов ремонтных воздействий по восстановлению транспортного средства после повреждения сопровождается необратимым ухудшением внешнего вида, функциональных и эксплуатационных характеристик, снижением безотказности и долговечности транспортного средства. К числу таких последствий относятся, к примеру, появление микротрещин в металле каркаса кузова, ухудшение прочностных качеств и пластических свойств материалов элементов кузова, ухудшение коррозионной стойкости металла, неоднородность лакокрасочного покрытия и пр. В таком понимании утрата товарной стоимости означает умаление уже имеющегося имущественного блага, в то время как возмещение упущенной выгоды подразумевает возможность дохода, который лицо могло извлечь при обычных условиях гражданского оборота. Учитывая это обстоятельство, нельзя расценивать утрату имуществом части своей рыночной стоимости как упущенную выгоду.

Одним из наиболее проблемных вопросов, возникающих в правоприменительной деятельности, является вопрос о том, должны ли включаться в размер подлежащего возмещению имущественного вреда расходы, которые владелец транспортного средства несет в связи с необходимостью замены не подлежащих восстановлению частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах. Верховный Суд РФ счел положения законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств о необходимости учета износа деталей полностью соответствующими требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку они позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны. Таким образом, суд расценил замену не подлежащих восстановлению деталей транспортного средства на новые как улучшение и модернизацию имущества, влекущие неосновательное обогащение потерпевшего. С другой стороны, данные улучшения носят зачастую необходимый характер, т.к. обусловлены невозможностью замены деталей на равноценные в связи с отсутствием рынка изношенных деталей. Нельзя рассматривать необходимую замену поврежденных изношенных деталей на новые как неосновательное обогащение, поскольку такая замена направлена не на улучшение транспортного средства, а на восстановление работоспособности поврежденного транспортного средства, его функциональных и эксплуатационных характеристик. Безусловно, в тех случаях, когда транспортное средство восстановлению не подлежит, и речь идет уже о гибели вещи, взыскание расходов на восстановление недопустимо. Существующая же норма о том, что к гибели вещи приравнивается также превышение стоимости ее восстановления более чем в два раза действительной ее стоимости до момента причинения вреда, исключает возможность неосновательного обогащения со стороны потерпевшего.

Рассмотрим дела из практики судов общей юрисдикции Иркутской области:

К мировому судье в 2007 году с исковым заявлением о возмещении материального ущерба, причиненного ДТП, обратился гражданин О. к гражданину Р. В обоснование искового заявления О. указал, что в результате ДТП транспортному средству, принадлежащему О., был причинен ущерб. В выплате страховой премии гражданину О. страховая компания Р. отказала, поскольку договор страхования гражданской ответственности Р. истек. По основаниям ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинивший вред. О. предоставил отчет об оценке стоимости восстановительного ремонта транспортного средства. Решением мирового судьи исковые требования О.  были удовлетворены.

 В данном случае необходимо отметить, что до 01 марта 2008 года действовала норма, устанавливающая, что договор обязательного страхования продлевается на следующий год, если страхователь не позднее чем за два месяца до истечения срока действия этого договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. Действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии на следующий год не более чем на 30 дней. При продлении договора обязательного страхования страховая премия на новый срок его действия уплачивается в соответствии с действующими на момент ее уплаты страховыми тарифами.

Федеральным Законом от 01.12.2007 года N 306-ФЗ были внесены изменения в федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». В настоящее время ст. 10 вышеназванного законно содержит норму, согласно которой срок действия договора обязательного страхования составляет один год, за исключением случаев, для которых данной статьей предусмотрены иные сроки действия такого договора.

Таким образом, истцам, предъявлявшим требования к ответчикам о взыскании материального вреда, причиненного в результате ДТП, надлежало установить срок действия договора обязательного страхования. В случае истечения срока его действия, потерпевший мог обращаться в страховую компанию за выплатой страховой премии в течение месяца после окончания срока действия  договора обязательного страхования до 01.03.2008 года. С 01.03.2008 года потерпевшему необходимо предъявлять исковое заявление о взыскании материального ущерба, причиненного ДТП, к причинителю вреда по основания ст. 1064 ГК РФ, ввиду того, что договор обязательного страхования по окончании его срока действия не пролонгируется, как это было ранее.

В 2008 г. в Кировский районный суд обратился гражданин К. с исковым заявлением о взыскании материального ущерба, причиненного ДТП, к страховой компании гражданина В., гражданину В. В обоснование искового заявления истец указал, что виновником ДТП является гражданин А., управлявший транспортным средством В., указал на неправомерный отказ страховой компании В. в выплате страховой премии. В ходе рассмотрения дела было выяснено, что виновник ДТП не установлен, выяснено, что страховая компания В. правомерно отказала  в выплате страховой премии К. Кроме того, В. представил договор аренды транспортного средства без экипажа и доверенность на управление им на имя В. Истец уточнил исковые требования о взыскании материального ущерба, причиненного ДТП, к страховой компании гражданина В., гражданину А. Решением Кировского районного суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Рассматривая представленный выше пример, необходимо учитывать положение ст. 1079 ГК РФ, которая устанавливает, что обязанность возмещения вреда возлагается  на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственно ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа  о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Таким образом, при подаче искового заявления о взыскании суммы материального ущерба в результате ДТП необходимо выяснять наличие законных оснований третьих лиц пользоваться и владеть транспортным средством. Кроме того, по данной категории дел, как видно из выше представленного примера, необходимо участие свидетелей в целях установления вины ответчика, а также представление схемы ДТП.

Необходимо отметить и необходимость привлечения в качестве ответчика по данной категории дел виновника ДТП в случае, если сумма причиненного автомобилю ущерба превышает 120000 тысяч рублей, поскольку ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ, устанавливает, что  страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред - в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120000 тысяч рублей.

Из смысла  ст. 1064 ГК РФ, следует, что правом требования возмещения имущественного вреда, причиненного в результате  ДТП, обладает только собственник, либо лицо, обладающее иным вещным правом  на поврежденный  в результате ДТП имущественный объект.

Таким образом, в предмет доказывания  по делу о взыскании имущественного вреда, причиненного в результате ДТП, входит факт принадлежности истцу поврежденного транспортного средства в результате ДТП на праве собственности, либо на ином  вещном праве  - хозяйственного ведения либо оперативного управления. Истцом по данной категории дел может быть только собственник транспортного средства.

Приведем пример: в 2008 году в Иркутский районный суд обратился гражданин Х. к страховой компании Т. и гражданину Т. о взыскании страховой суммы. В обоснование искового заявления Х. указал, что автомобилю, принадлежащему Н., который находился под управлением Х.,  был причинен вред в результате ДТП. Решением Иркутского районного суда исковые Х. были удовлетворены. Судебной коллегией по гражданским делам  Иркутского областного суда  решение Иркутского районного суда было отменено и направлено на новое рассмотрение, поскольку решением суда сумма ущерба, причиненного в результате ДТП, взыскана в пользу  лица, управляющего этим  транспортным средством на основании доверенности.

Кроме того, по данной категории дел необходимо учитывать, что оценка повреждений, причиненных автомобилю в результате ДТП, осуществляется на основе назначенной судом экспертизы технического состояния транспортного средства в порядке ст. 79 ГПК РФ. В соответствии с Постановлением Правительства от 24 апреля 2003 года  «Об организации независимой  технической экспертизы транспортных средств» для проведения экспертизы привлекается эксперт-техник или экспертная организация. Экспертом-техником признается физическое лицо, прошедшее профессиональную аттестацию на соответствие установленным требованиям и внесенное в государственный реестр экспертов-техников (далее именуется - государственный реестр). Порядок проведения профессиональной аттестации (в том числе требования к эксперту-технику) устанавливается совместно федеральными органами исполнительной власти, на которые возложено государственное регулирование в области транспорта, в области юстиции, в области внутренних дел и в области трудовых отношений. Экспертной организацией признается юридическое лицо, имеющее в своем штате не менее одного эксперта-техника, для которого эта организация является основным местом работы, а проведение экспертизы является одним из видов деятельности, предусмотренных в учредительных документах указанной организации.