Обзоры практики

А. И. Матюха -

студентка 5-го курса

Юридического института ИГУ

 

Обзор по результатам обобщения судебной практики по вопросам реализации права на иск в гражданском процессе

 

Право на защиту в исковом судопроизводстве (право на иск) является одним из центральных институтов российского гражданского процессуального права. Данная тема имеет важное теоретическое и практическое значение, потому что связана с реализацией (осуществлением) одного из важнейших прав граждан и организаций как субъектов права – права на защиту.

Изучению данной темы посвящены монографические исследования М.А. Гурвича[1], Д.А. Добровольского и С.А. Ивановой[2], Е.Г. Пушкар[3], Г.Л. Осокиной[4],. Большой вклад в разработку проблем, связанных с исковой защитой прав граждан и организаций, внесли М.А. Викут[5], Р.Е. Гукасян[6], А.Ф. Клейман[7], В.Н. Щеглов[8], М.С. Шакарян[9] и другие процессуалисты.

В ст. 2 ГПК РФ в качестве одной из основных целей гражданского судопроизводства определена защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Поэтому актуальность изучения данного правового института, его правовой природы и условий реализации обусловлена, прежде всего, его огромной значимостью как для каждого гражданина и организации, защищающих свои субъективные гражданские права, свободы и охраняемые законом интересы, так и для общества в целом.

По итогам рассмотрения указанных положений закона и результатов исследований ученых - представителей науки гражданского процессуального права, складывается впечатление, что лицо, чьи права нарушены, может  беспрепятственно защитить и восстановить их в судебном порядке. Однако очень часто в судебной практике приходится сталкиваться с ограничениями права на иск.

Законодателем введены предпосылки и условия, при обязательном соблюдении которых у лица возникает возможность подать исковое заявление. Конечно, как ограничения данные факторы рассматриваться не могут, скорее они выступают в роли «правил», в соответствии с которыми необходимо предъявлять исковые требования, но хотя законом и предусмотрен закрытый перечень оснований для отказа в принятии искового заявления, на практике зачастую происходит нарушение данного императива. В частности, нередко применяются нормы, не подлежащие применению. Кроме того, даже при соблюдении указанных оснований, суды допускают ошибки в выносимых определениях, что также приводит к ущемлению прав потенциального истца.

Согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина в России являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательных и исполнительных органов власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Главным социальным предназначением правосудия по гражданским делам является судебная защита прав, свобод и охраняемых законом интересов. Это та общественно значимая потребность и тот общественный интерес, которые должны оставаться неизменными, во всяком случае, пока наша страна живет по действующему основному закону и претендует на роль демократического правового государства.

Отсюда следует, что основной конечной целью гражданского судопроизводства должна быть защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, и эта цель должна оставаться неизменной независимо от перемен в общественной жизни. Все остальные целевые установки гражданского судопроизводства играют подчиненную роль по отношению к этой главной цели и являются средством ее достижения или сопутствуют ей как дополнительный общественно значимый и желаемый результат.

Важной гражданско-процессуальной гарантией права на обращение за судебной защитой является установление в законе исчерпывающего перечня оснований, по которым судья отказывает в принятии заявления.

Недопустим отказ в возбуждении гражданского дела по мотивам недоказанности заявленного требования, пропуска срока исковой давности и другим непредусмотренным законом основаниям. Гарантией реализации права на судебную защиту нарушенного или оспариваемого права является обязанность суда при отказе в принятии заявления вынести об этом мотивированное определение. В нем должно быть указано, в какой орган следует обратиться заявителю, если дело не подведомственно суду, либо каким образом устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела в суде. Право на обращение в суд за судебной защитой занимает важное место среди других прав, обеспечивающих защиту нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Обращение заинтересованного лица в суд за защитой уже является юридическим фактом, реализующим гражданскую процессуальную правоспособность. С возбуждением гражданского дела начинает осуществляться гражданско-процессуальная правоспособность ответчика, всех участвующих в деле лиц и других субъектов процесса, у них возникают процессуальные права, юридические обязанности и правомочия. Процессуальная правоспособность граждан и организаций (юридических лиц) включает правомочие обратиться в суд за защитой прав и интересов других лиц, если это предусмотрено законом. В данной стадии процесса суд выполняет задачу по принятию заявления или жалобы, а также задачу по контролированию процессуальной деятельности лиц, заинтересованных в возбуждении дела, путем ее сопоставления с предписаниями соответствующих правовых норм. Для их выполнения судья при наличии предусмотренных законом условий совершает процессуальные действия по возбуждению гражданского дела.

При отсутствии таких условий судья отказывает в принятии заявления или жалобы, либо оставляет их без движения с предоставлением срока для исправления недостатков, препятствующих возбуждению дела.[10] В литературе полномочия судьи по решению вопросов о принятии заявления или жалобы иногда не без основания называют предварительными в том смысле, что они осуществляются до возбуждения гражданского дела. Однако это именно государственно-властные полномочия судьи, как органа правосудия, совершаемые им от имени государства. Между судом и лицами, заинтересованными в возбуждении дела, возникают гражданские процессуальные отношения, обязательным субъектом которых может быть лишь суд в лице судьи, а не какое-либо иное должностное лицо суда.

По мнению автора, если судья вопреки требованиям закона фактически принял заявление без соответствующего процессуального оформления и приступил к совершению последующих действий, направленных на разрешение заявленного спора или поставленного вопроса, процесс по делу все же возникнет, поскольку действия судьи не препятствуют его развитию. Иная ситуация складывается при совершении судьей или другим работником суда действий, преграждающих возможность возникновения и развития процесса. Во всех случаях, когда судья вопреки требованиям закона о надлежащем процессуальном оформлении своих действий при решении вопросов о принятии заявления или жалобы или об отказе в их принятии не делает этого, его субъективные целевые установки будут противоречить целевым установкам гражданского судопроизводства. Однако такое противоречие будет иметь место и при вынесении безупречных по форме определений судьи, если по существу разрешаемого вопроса они содержат вывод, не соответствующий требованиям закона.[11]

Так, если судья примет исковое заявление, не подведомственное суду общей юрисдикции, это не только будет противоречить реализации законного права на обращение за судебной защитой, но и общим для всего судопроизводства задачам. Подобное противоречие независимо от его конкретного проявления всегда означает наличие судебной ошибки, которая в обязательном порядке подлежит исправлению уполномоченным органом.

Между тем в теории гражданско-процессуального права, как и в общей теории права, нет единства взглядов по многим аспектам проблемы права на обращение в суд за судебной защитой по конкретному гражданскому делу.

В связи с этим представляется правильным мнение тех ученых, которые рассматривают право на судебную защиту в двух аспектах: как право на обращение за защитой и право на ее получение (Курылев С.В., Грибанов В.П., Добровольский А.А., Иванова С.А.).[12]

Поскольку в гражданском судопроизводстве средством защиты гражданских, брачно-семейных, трудовых и других прав и законных интересов является иск, право на судебную защиту принимает форму права на иск.[13] Другими словами, право на судебную защиту в гражданском судопроизводстве является более широким понятием, нежели право на иск, так как охватывает не только исковое производство, но и производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, а также особое производство. Праву на получение судебной защиты соответствуют понятия права на удовлетворение иска, жалобы, заявления.

Право на предъявление иска и право на его удовлетворение хотя и взаимосвязанные, но вместе с тем вполне самостоятельные, несовпадающие по своему содержанию категории. Право на предъявление иска - обращение с требованием о защите, право на процесс независимо от его исхода. Право на удовлетворение иска означает право на получение защиты, право на самостоятельный исход процесса. Отсюда следует вывод о том, что право на предъявление иска самостоятельно в том смысле, что у заинтересованного лица может быть право на предъявление иска, но не быть права на удовлетворение иска (если, например, выяснится, что у истца в действительности нет права, защиты которого он добивался).

Рассмотрим пример из судебной практики:

Так, Исаков Н.Б. обратился в суд с иском к Государственному учреждению- Управлению Пенсионного Фонда Российской Федерации о включении периода работы в льготный стаж и назначении досрочной трудовой пенсии, указывая, что с 10 марта 1980 года по 26 января 1991 года, т.е. более 10 лет, он проработал на Пороховском известковом заводе дробильщиком известнякового камня в цехе по производству известняковой муки. Считает, что указанная трудовая деятельность относится к вредным работам, предусмотренным в Списке N 1. Однако ответчиком ему было отказано в досрочном назначении трудовой пенсии в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 Федерального Закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" ввиду отсутствия требуемого специального стажа 10 лет по Списку N 1. Истец просил обязать ответчика включить в специальный стаж период его работы в должности дробильщика известнякового камня в цехе по производству известняковой муки с 10 марта 1980 года по 26 января 1991 года и назначить ему досрочно трудовую пенсию по Списку N 1 в связи с работой во вредных условиях в химическом производстве минеральных удобрений с момента первоначального обращения, то есть с 29 января 2008 года. Решением Порховского районного суда Псковской области от 17 апреля 2008 года исковые требования Исакова Н.Б. удовлетворены. Определением судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 3 июня 2008 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Президиум Псковского областного суда судебные акты оставил без изменения. Верховный суд РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, признал вывод Пороховского районного суда о том, что промышленное производство известняковой муки является химическим производством,  необоснованным; и принял по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Исакова Н.Б. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Порховском районе Псковской области о включении периода работы в льготный стаж и назначении досрочной трудовой пенсии было отказано. Отказать в рассмотрении дела по существу суд не мог. [14]

Таким образом, в данном случае у истца было право на предъявление иска, но не было права на удовлетворение иска, поскольку истец в обоснование своих требований ошибочно ссылается на нормы материального права, которые в данном случае применению не подлежат.

В связи с этим, право на иск в процессуальном смысле (право на предъявление иска) отличается от права на иск в материально-правовом смысле (права на удовлетворение иска) по основаниям возникновения и реализации указанных правомочий. Возникновение и реализация права на предъявление иска зависят от обстоятельств процессуально-правового характера (например: подведомственность, подсудность и т.п.). Возникновение и реализация права на удовлетворение иска обусловлены как процессуальными, так и материально-правовыми фактами.

Если лицо обладает правом на предъявление иска и обратится в суд с соблюдением установленных правил - будет возбуждено и рассмотрено гражданское дело; но для того, чтобы решение было в пользу истца, он должен обладать еще и правом на удовлетворение иска (правом на получение защиты, право на положительный результат процесса). Сказанное свидетельствует о тесной связи права на удовлетворение иска с правом на его предъявление: нельзя рассчитывать на судебную защиту, если нет права на обращение в суд с иском. Но и самая тесная связь не означает единства, ибо одно право может существовать и без другого. Практика показывает, что далеко не все предъявляемые в суд иски удовлетворяются.

14.11.2009 г. Администрация Ленинского округа г. Иркутска обратилась в Ленинский районный суд с иском к гражданке Н. о принудительном выселении (её и членов её семьи) из жилого помещения (квартиры), расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Новиково-Прибоя, д. 12, кв. 3. Основанием иска являлось признание дома № 12 по ул. Новиково-Прибоя находящимся в аварийном состоянии, грозящим обвалом (согласно постановлениям Администрации Ленинского округа). Гражданка Н. иск не признала, ссылаясь на то, что предложенное Администрацией Ленинского округа другое жилое помещение (квартира) не является равноценным занимаемому в настоящий момент и, более того, не соответствует техническим и санитарным нормам. Помимо прочего, гражданка Н. ссылаясь на то, что жилое помещение (квартира) является приватизированной, следовательно, согласно соответствующим статьям Жилищного кодекса РФ собственнику жилья при выселении на указанных выше основаниях должно быть предоставлено равноценное жилое помещение или иная компенсация. 24.12.2009 г Ленинский районный суд г. Иркутска вынес определение об оставлении искового заявления без рассмотрения.[15]

Право на предъявление иска отличается от права на его удовлетворение также по субъекту, правомочному устанавливать наличие или отсутствие права на иск. В процессуальном смысле этот аспект проверяется судьей единолично (ст.ст. 133, 134 ГПК РФ).

Наличие или отсутствие права на иск в материально-правовом смысле проверяется судом как коллегиально, так и единолично путем рассмотрения дела по существу в стадии судебного разбирательства (ст. 7 ГПК РФ). Судья не вправе единолично проверять наличие или отсутствие у заинтересованного лица права на иск в материально-правовом смысле при возбуждении гражданского дела.

Право на предъявление иска и право на его удовлетворение различаются также по характеру юридических последствий, которые наступают в случае отсутствия или ненадлежащей реализации того или иного правомочия. Отсутствие права на предъявление иска или его ненадлежащая реализация в зависимости от времени обнаружения влекут отказ в принятии искового заявления в стадии возбуждения гражданского дела (ст. 134 ГПК РФ); возвращение искового заявления (ст. 135 ГПК РФ); оставление искового заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ); прекращение производства по делу (ст. 220 ГПК РФ); либо оставление иска без рассмотрения в стадии судебного разбирательства (ст. 222 ГПК РФ). Отсутствие права на удовлетворение иска влечет вынесение решения об отказе в удовлетворении иска (ч. 5 ст. 198 ГПК РФ).

Различие в указанных выше последствиях проявляется в том, что отсутствие права на иск в процессуальном смысле (права на предъявление иска) означает отсутствие права на процесс, что оформляется соответствующим определением судьи или суда (ч. 2. ст. 134, ч.2. ст. 135, ч.3. ст. 136, ст. 221, ч. 1 ст. 223 ГПК РФ). Отсутствие у заинтересованного лица права на иск в материально-правовом смысле (права на удовлетворение иска) означает отсутствие права на получение защиты, что оформляется решением суда как актом правосудия (ст.ст. 194,198 ГПК РФ).[16]

Перечисленные различия обуславливают важные практические выводы и рекомендации, заключающиеся в недопустимости отказа в приеме искового  заявления, прекращения производства по делу или оставление искового заявления без рассмотрения по соображениям материально-правового характера.

Заканчивая вопрос о юридической природе права на судебную защиту в гражданском судопроизводстве, необходимо остановиться еще на одной проблеме. Некоторые авторы считают, что право на судебную защиту и право на обращение за судебной защитой, закрепленные в соответствующих нормах Конституции РФ и ГПК РФ, относятся к числу субъективных прав граждан и организаций, т.е. прав, непосредственно вытекающих из закона (Мельников А.А., Явич Л.С., Матузов Н.И.).[17]  Другие рассматривают вышеуказанные права как правоспособность или её элемент (Алексеев С.С., Пушкарь Е.Г.).[18]

Что касается первой точки зрения, то, рассуждая о субъективном характере конституционных прав вообще и права на обращение за судебной защитой, в частности, ее представители наделяют его такими признаками и свойствами, которые свидетельствуют о том, что речь идет, по сути дела, о правоспособности. Представители второй точки зрения напрямую утверждают, что право на судебную защиту и есть правоспособность или ее элемент. Таким образом, понятие правоспособности пытаются заменить понятием субъективного права и наоборот.

Но, следуя за мнением многих теоретиков права (Халфина P.O., Керимова А.Н.), рискнем утверждать, что правоспособность и субъективное право — это «различные юридические явления, каждое из которых имеет самостоятельное социальное и юридическое содержание и ценность».[19] Правоспособность в отличие от субъективного права есть абстрактная правовая возможность, которая может так и остаться неосуществленной. Например, возможность быть субъектом гражданского процесса у многих граждан  в  течение  всей жизни так  и не перейдет в действительность. Субъективное право - это конкретизированная возможность, т.е. возможность ставшая действительностью. Рассмотрим в этом плане право на обращение за судебной защитой, т.е. право на предъявление иска. Анализ законодательства показывает, что необходимо различать право на предъявление иска как элемент процессуальной правоспособности и как субъективное процессуальное право.

Для права на обращение за судебной защитой как элемента процессуальной правоспособности характерно то, что предусматривая нормами Конституции РФ и гражданско-процессуального законодательства возможность обратиться в суд за защитой предоставляется всем и каждому (всеобщность) с момента возникновения (рождения гражданина, образование юридического лица) и до прекращения существования (смерти гражданина, ликвидации коллективного образования) субъекта права (стабильность). В связи с этим закон (ч. 2 ст. 3 ГПК) признает недействительным отказ от права на обращение за судебной защитой как процессуальной правоспособности.

При обращении в суд заинтересованное лицо является предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения. Имеется ли у него в действительности субъективное право и нарушено ли оно лицом, указанным в качестве ответчика, суд в состоянии выяснить лишь при рассмотрении и разрешении дела по существу. Следовательно, от наличия или отсутствия у лица такого права не может зависеть его процессуальная правоспособность и ее содержание. Тем не менее, в судебной практике иногда в возбуждении дела отказывается по мотивам отсутствия у заявителя субъективного права на предмет спора.

Например, Общественная организация «Российское авторское общество» - Уральский филиал (далее – РАО) обратилась с иском в интересах Джона Т. Вильямса к индивидуальным предпринимателям Е. и С. о взыскании с каждого из ответчиков в пользу автора Джона Т. Вильямса компенсации за нарушение авторских прав в размере 100 000 рублей – всего 200 000 рублей, указав, что с 13 по 22 января 2007 года в кинотеатре «Премьер-зал Юго-Западный» в г. Екатеринбурге демонстрировался фильм «Гарри Поттер и тайная комната». При создании фильма использовалась музыка Джона Т. Вильямса. Ответчик не выплатил вознаграждение автору за использование его музыкального произведения при публичном показе фильма. Кроме того, РАО в заявленном иске указало, что наличие волеизъявления автора - Джона Т.Вильямса на подачу иска, согласно ст.46 ГПК РФ подтверждается наличием авторского договора между Джоном Т.Вильямсом и зарубежным авторским обществом - Би-Эм-Ай и договором о сотрудничестве в области защиты авторских прав между Би-Эм-Ай и РАО. Представители ответчиков иск не признали, заявили ходатайство об оставлении иска без рассмотрения. В обоснование указали, что в материалах дела отсутствует подлинный документ или надлежащим образом заверенная копия документа, в котором истец самостоятельно от своего имени просит непосредственно РАО обратиться в суд за защитой своих имущественных прав. Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга оставил исковое заявление РАО без рассмотрения, на основании ст.ст. 46, 222 ГПК РФ, в связи с тем, что РАО не представило суду надлежащих, соответствующих требованиям закона, доказательств наличия договорных отношений между автором – Вильямсом и Би-Эм-Ай, а также сведений, что РАО обратилось в суд с заявлением в защиту Вильямса по его просьбе. Кроме того, суд указал, что предметом поданного РАО иска является защита авторских прав по конкретному музыкальному произведению, использованному в фильме. Таким образом, даже наличие договора о защите и об управлении авторскими правами между Джоном Т.Вильямсом и Би-Эм-Ай не исключает той ситуации, что Д.Т.Вильямс мог самостоятельно, независимо от Би-Эм-Ай. вступить в договорные отношения с режиссером-постановщиком кинофильма, создать для данного фильма музыкальную партитуру и получить за выполнение этого заказа вознаграждение - к данному выводу суд приходит на основе оценки положений пункта 14 предоставленной РАО незаверенной копии договора между Д.Т.Вильямсом и Би-Эм-Ай.[20] 

В этом случае вопрос о наличии у гражданина субъективного права на получение компенсации за нарушение авторских прав может быть решен при разрешении спора по существу. В определении суд разъяснил, какие документы необходимы для обращения с исковым заявлением в суд в общем порядке.   Рассматриваемый аспект права на предъявление иска, как показывает практика, является весьма важным.

Иное положение складывается, когда речь идет о праве на обращение за судебной защитой (праве на предъявление иска) как субъективном процессуальном праве. Право на предъявление иска как субъективное процессуальное право в отличие от правоспособности имеется не у всех и не у каждого, а лишь у конкретных лиц по конкретным делам при наличии определенных предпосылок. Такой вывод прямо вытекает из ст. ст. 3, 131-132,134,135,136 ГПК РФ, в которых речь идет об условиях перевода права   на обращение за судебной защитой (права на предъявление иска) из области процессуальной правоспособности в область субъективного процессуального права. К таким условиям относятся те юридически значимые факты, с наличием или отсутствием которых закон связывает возникновение и реализацию права на обращение за судебной защитой как субъективного процессуального права.

Таким образом, установленный законом порядок обращения за судебной защитой служит тем правовым механизмом, в рамках и посредством которого право на обращение в суд (право на предъявление иска) из потенциальной юридической возможности (правоспособность) превращается в правовую действительность, т.е. в наличное субъективное право, которому корреспондируется обязанность суда принять и рассмотреть требование о защите - иск, так как ГПК РФ предусматривает возможность обжалования или опротестования необоснованного отказа в принятии искового заявления, прекращения производства по делу, оставление искового заявления без рассмотрения (ч. 3. ст.134, ч.3.ст. 135, ч.3. ст. 136, ст. 371 ГПК РФ).

Как уже было отмечено, право на судебную защиту складывается из двух относительно самостоятельных правомочий: право на обращение за судебной защитой и право на её получение.

Итак, по своей юридической природе право на судебную защиту в исковом производстве, т.е. право на иск, характеризуется тем, что, будучи закрепленным в конституционных и отраслевых нормах, выступает как правоспособность, которая трансформируется в субъективное право при наличии предусмотренных в законе юридических фактов.

Таков в общих чертах механизм перевода права на иск из правоспособности в субъективное право.

Верное решение вопроса о наличии права на обращение в суд за судебной защитой имеет исключительно важное практическое значение, так как с ним связано гарантированное законом право на судебную защиту, нарушенного и оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Необоснованный отказ в принятии заявления и рассмотрения дела влечет за собой нарушение прав гражданина или организации на судебную защиту, является отказом в осуществлении правосудия, и, напротив, рассмотрение судом заявленного требования при отсутствии права на обращение в суд приводит к бесполезной трате средств и времени, так как впоследствии производство по делу подлежит прекращению, а в случае вынесения решения - решение должно быть отменено. Поэтому, принимая дело к судебному рассмотрению, судья обязан проверить наличие у заявителя судебной защиты права на обращение в суд, то есть убедиться, верно ли сделан вывод о наличии у него права на обращение в суд.

Отказ в принятии искового заявления имеет неоднозначные правовые последствия в зависимости от того, отсутствует ли у истца право на предъявление иска или же речь идет о несоблюдении условий его реализации.

Неоднозначное воздействие и связь юридических фактов с правом на предъявление иска обусловили проблему предпосылок и условий реализации права на предъявление иска как субъективного процессуального права. Большая заслуга в разработке этих вопросов принадлежит М.Н. Гурвичу, который ввел в процессуальный оборот понятие предпосылок и условий реализации права на предъявление иска, заострив внимание на юридических последствиях отсутствия предпосылок и несоблюдения условий реализации права на предъявление иска.[21]

Под предпосылками права на предъявление иска М.А. Гурвич понимал такие обстоятельства процессуального характера (юридические факты), от которых зависело или с которыми связывалось возникновение самого права на предъявление иска (возникновение охранительно-искового правоотношения).

Под условиями реализации права на предъявление иска автор понимал такие обстоятельства процессуального характера (юридические факты), с которыми связывалось надлежащее осуществление (реализация) возникшего субъективного права на предъявление иска. Соответственно решался вопрос о юридических последствиях отсутствия предпосылок права на предъявление иска и несоблюдения условий его реализации.

Предложение М.А. Гурвича о законодательном закреплении процессуальных последствий отсутствия предпосылок и несоблюдения условий реализации права на предъявление иска было в свое время воспринято законодателем при утверждении Основ гражданского судопроизводства и ГПК союзных республик. (ГПК РСФСР: ст.ст. 129, 220, 222, а также и ГПК РФ ст.ст. 134, 135, 136, 220-223).

Таким образом, предпосылки права на предъявление иска - это такие обстоятельства процессуально-правового характера (юридические факты), которые обуславливают возникновение права на предъявление иска. Юридическое значение предпосылок права на предъявление иска состоит в том, что их отсутствие означает отсутствие у заинтересованного лица самого права на предъявление иска, что ведет к следующим юридическим последствиям:

а) отказу в принятии искового заявления,  если отсутствие права на предъявление иска обнаружено в стадии возбуждения гражданского дела, (ст. 134 ГПК РФ);

б) прекращению производства по делу, если отсутствие права на предъявление иска было обнаружено в стадии судебного разбирательства. В обоих случаях заинтересованное лицо не вправе обращаться в суд с тем же самым требованием, поскольку у него вообще отсутствует право на такое обращение (ст. 220, 221 ГПК РФ).

Условия реализации права на предъявление иска - это такие обстоятельства процессуально-правового характера (юридические факты), которые в отличие от предпосылок не влияют на возникновение права на предъявление иска, но обуславливают надлежащий порядок его реализации.

Несоблюдение установленного порядка реализации права на предъявление иска влечет троякого рода последствия:

а) в стадии возбуждения гражданского дела - оставление искового заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ) и возвращение искового заявления (ст. 135 ГПК РФ);

б) в стадии судебного разбирательства - оставление искового заявления без рассмотрения (ст.ст. 222, 223 ГПК РФ).

Возвращение (отказ в принятии в соответствии с ГПК РСФСР) искового заявления ввиду несоблюдения условий реализации права на предъявление иска, а также оставление искового заявления без рассмотрения не препятствуют повторному обращению в суд с тем же самым требованием при условии соблюдения установленного порядка реализации указанного права.

Рассматривая предпосылки права на предъявление иска и условия его реализации, необходимо иметь ввиду, что обстоятельства, выступающие в качестве последних, предшествуют охранительно-исковому (процессуальному) правоотношению, т.е. являются внеохранительными, внепроцессуальными. Вместе с тем, данные факты имеют процессуально-правовой характер в том смысле, что с их наличием или отсутствием связывается возникновение охранительно-искового правоотношения и его дальнейшее развитие, перерастание в конкретное процессуальное правоотношение, т.е. возникновение и последующая реализация права на процесс».[22]

По действующему законодательству к предпосылкам права на предъявление иска относятся обстоятельства, указанные в ст.ст. 134, 220 ГПК РФ. Различают общие и специальные предпосылки права на предъявление иска. При этом общие предпосылки обязательны для любой категории дел. Сущность специальных предпосылок заключается в том, что для некоторых категорий гражданских дел установлен досудебный порядок урегулирования спора, прежде чем заинтересованное лицо сможет обратиться в суд за защитой нарушенного или оспоренного права. Также предпосылки права на предъявление иска можно подразделить на положительные и отрицательные.[23]

Под отрицательной предпосылкой права на предъявление иска понимается факт, препятствующий возникновению у заинтересованного лица права на предъявление иска. Например, к отрицательным предпосылкам права на предъявление иска относится такой факт, как наличие вступившего в законную силу судебного решения по тождественному иску[24]. В связи с этим отказ в иске, постановленный в порядке гражданского судопроизводства, лишает истца права на вторичное предъявление тождественного иска в порядке уголовного судопроизводства.

В свою очередь, положительной предпосылкой права на предъявление иска является факт, выступающий одним из оснований возникновения у заинтересованного лица права на предъявление иска. К положительным предпосылкам права на предъявление иска относится, например, подведомственность данного дела суду общей юрисдикции, которая означает, что при наличии иных положительных предпосылок и отсутствии отрицательных предпосылок у заинтересованного лица имеется право на обращение в суд общей юрисдикции с иском.[25]

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления, суд прекращает производство по делу, в случае, если:

- заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке;

- заявление предъявлено в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК РФ или другим ФЗ не предоставлено такое право;

- в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

В науке гражданского процесса высказывались мнения, что данное основание неоднозначно по своему содержанию, в частности, имелись ввиду четыре основания или предпосылки права на предъявление иска: подведомственность дела суду, отсутствие прямого запрета на судебную защиту; правоспособность; юридический интерес.[26]

Следует отметить, что наибольшее число судебных ошибок, связанных с неправильным применением процессуального закона, относится именно к предпосылке, предусмотренной пп. 1 п.1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ. В ряде случаев судьи ошибочно отказывают в принятии искового заявления, считая дело неподведомственным суду, или же суды прекращают производство по делу по этим же основаниям. А в некоторых случаях, наоборот, суды принимают к рассмотрению иски, не относящиеся к компетенции судебных органов. Это объясняется тем, что нормы, регулирующие вопросы подведомственности дел судебным органам многочисленны и своеобразны по своему характеру.

Так, например, предъявлен иск начальником смены цеха С. о восстановлении на работе и выплате заработной платы за дни вынужденного прогула. Октябрьский районный суд г. Иркутска иск не удовлетворил, а Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского Областного суда это решение пересмотрела и направила дело на новое рассмотрение в районный суд и указала, что данное дело подведомственно судебным органам, т.к. должность начальника смены не предусмотрена Перечнем М 1, согласно которому требования для указанных в этом перечне, о восстановлении на работе, подлежат рассмотрению в административном порядке.[27]

Несоблюдение правил о подведомственности, как и неправоспособность заинтересованного в возбуждении дела лица, влечет отказ в принятии заявления со ссылкой на пп. 2 п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Судья отказывает в принятии искового заявления, если оно предъявлено в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым  ГПК РФ или другим законом не предоставлено такое право.

Например, предприятие обратилось в суд с иском о признании брака, заключенного между А. и С., недействительным. Из материалов дела следует: предприятие (истец) утратило права на жилое помещение, поскольку из него выбыл г-н А., являющийся нанимателем. Гр-н А. в 1999 году заключил фиктивный брак с целью переуступки указанного жилого помещения. Суд отказал в принятии искового заявления в связи со следующим. Согласно положениям, закрепленным в ст. 28 Семейного Кодекса РФ, предприятие не относится к числу субъектов, имеющих право на обращение в суд с таким требованием.  Таким образом, суд правомерно отказал в принятии искового заявления о признании брака недействительным, с которым обратилось данное предприятие. [28]

Совершенно иначе обстоит дело в случаях отказа истца от иска и принятия его судом. В отличие от рассмотренных выше оснований, наличие вступившего в законную силу определения суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска является препятствием для предъявления того же самого иска последним, но не препятствует предъявлению аналогичного иска бывшим ответчиком к бывшему истцу, потому что спор между сторонами не был разрешен по существу. В законе четко подчеркивается, что вторично нельзя обратиться с тем же иском, когда речь идет о споре между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Если один из указанных компонентов будет изменен, то истец вправе обратиться с иском в суд повторно.

Так, супруги Дроздовы проживали в двухкомнатной квартире. В 2006 году они расторгли брак. Дроздов обратился в суд с иском к Дроздовой о разделе жилой площади и о заключении отдельного договора социального найма жилого помещения на изолированное жилое помещение (комнату) размером 12  кв.м  с оставлением за ответчицей жилого помещения (комнаты) размером 18 кв.м. Суд Куйбышевского района г. Иркутска в удовлетворении иска отказал, мотивируя тем, что поскольку жилая площадь квартиры равна 30 кв. м, то выделение истцу комнаты размером 12 кв.м ущемит интересы ответчицы с ребенком, которым на двоих остается жилое помещение (комната) площадью 18 кв.м. Через некоторое время Дроздов вновь обратился в суд с иском к Дроздовой о разделе той же жилой площади. Определением судьи Куйбышевского Районного суда г. Иркутска в принятии искового заявления было отказано по тем мотивам, что по данному спору имеется вступившее в законную силу решение суда. Коллегия по гражданским делам Иркутского Областного суда отменяя определение судьи указала следующее. Отказывая истцу в принятии искового заявления, судебные органы руководствовались п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, согласно которому заявление не подлежит приему, если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда. Между тем, как усматривается из искового заявления, с которым  Дроздов обратился в суд вторично, он просил выделить ему в пользование жилое помещение (комнату) меньшего размера по сравнению с комнатой, о выделе которой он обращался в суд первоначально. При этом истец указывал на то, что имеется техническое заключение о возможности перепланировки жилого помещения (квартиры) и что владелец помещения не возражает против такой перепланировки. Следовательно, основания и предмет исковых требований к моменту повторного предъявления иска изменились и поэтому отказ в принятии искового заявления нельзя признать правомерным.

К условиям реализации права на предъявление иска в суд относятся такие обстоятельства процессуально-правового характера, как соблюдение требований, предъявляемых к форме и содержанию искового заявления (ст.ст. 131, 132 ГПК РФ), уплата госпошлины (ст.ст. 132, 136 ГПК РФ); соблюдение досудебного порядка разрешения спора и предоставление истцом документов, подтверждающих соблюдение такого порядка, если для данной категории споров это предусмотрено законом или договором (п.1 ч.1. ст. 135 ГПК РФ); подсудность дела данному суду (п.2 ч.1. ст. 135 ГПК РФ); дееспособность заявителя (п. 3 ч.1. ст. 135 ГПК РФ); наличие надлежаще оформленных полномочий на ведение дела (п.4 ч.1. ст. 135 ГПК РФ). Наличие в производстве этого или другого суда, либо третейского суда, дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 5 ч. 1. ст. 135 ГПК РФ), поступление от истца заявления о возвращении искового заявления до вынесения определения суда о принятии искового заявления к производству (п. 6 ч. 1  ст.   135  ГПК РФ), отсутствие  обстоятельств,  препятствующих мужу требовать развода в период беременности жены и в течение года после рождения ребенка (ст. 17 СК РФ).

Как известно, требования, предъявляемые к форме и содержанию искового заявления, изложены в ст.ст. 131, 132 ГПК РФ. Их соблюдение строго обязательно для всех лиц, обращающихся в суд с просьбой о защите своего или чужого права или интереса.

Поэтому данное обстоятельство следует рассматривать как общее условие реализации права на предъявление иска независимо от его субъекта. В то же время нельзя не учитывать того, что специфика субъекта права на предъявление иска обуславливает и некоторые особенности в содержании искового заявления. Так, для лиц, обращающихся за защитой своего права или охраняемого законом интереса, закон не предусматривает обязанности ссылаться на нормы материального и процессуального права, потому что такое требование существенно затруднило бы широким слоям населения реализацию принадлежащего им права на обращение за судебной защитой. Что же касается прокурора, то он в силу своих профессиональных и служебных качеств, обязан указывать в исковом заявлении нормы материального и процессуального права. Кроме того, в ч. 3 ст. 131 ГПК РФ содержится указание на то, что в случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином либо указание на обращение гражданина к прокурору.

Кроме того, в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ неоднократно указывалось судам на необходимость соблюдать требования, предъявляемые к исковому заявлению с учетом специфики данного спора. Так, в постановлении Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» сказано, что с заявлением, содержащим требование о защите авторских прав, с которыми гражданин обращается в суд, для подтверждения авторства должен быть представлен экземпляр произведения с указанием автора (в случаях, когда авторство не оспаривается).[29]

Следующим условием реализации права на предъявление иска является уплата госпошлины. Уплата госпошлины в отличие от рассмотренного выше основания является не общим, а специальным условием реализации права на предъявление иска, так как обязательна не по всем категориям и не для всех субъектов права на предъявление иска. Реализация права на предъявление иска не зависит от уплаты госпошлины, когда лицо, обращающееся в суд с требованием о защите своего права или интереса лично или через представителя, освобождено от уплаты судебных расходов в силу прямого указания закона или по определению судьи (ст. 89 ГПК РФ).

Так, г-н К. обратился в суд с иском о взыскании суммы страхового возмещения, указав в заявлении на невозможность единовременной  уплаты госпошлины. Суд оставил исковое заявление без движения в связи со следующим. В соответствии со ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков. В п. 4 ч. 2 ст. 64 НК РФ одним из оснований для предоставления лицу отсрочки по уплате госпошлины является невозможность единовременной уплаты налога в связи с имущественным положением лица. Таким образом, суд, оставляя исковое заявление без движения, правильно определил, что в данном случае лицо, ходатайствующее о предоставлении отсрочки по уплате госпошлины, обязано подтвердить невозможность ее единовременной  уплаты, а именно: к исковому заявлению должны быть приложены документы, подтверждающие факт имущественного положения лица, исключающего возможность уплаты госпошлины.  [30]

В связи с важностью данного института Верховный Суд РФ в постановлении № 8 от 31.10.95 г. разъяснил, что поскольку Конституцией РФ установлено гарантированное право каждому на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом (ч.1. ст. 47), вышестоящий суд не вправе без ходатайства или согласия сторон принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду.[31]

Заканчивая рассмотрение вопроса об условиях реализации права на предъявление иска, необходимо отметить, что в литературе и судебной практике перечень оснований к отказу в принятии искового заявления (ст.ст. 134, 135, 136 ГПК РФ) рассматривается как исчерпывающий, не подлежащий расширительному толкованию.

Однако это не совсем соответствует действительности, так, судья отказывает в принятии искового заявления и при наличии следующих оснований:

а) наличие обстоятельств, препятствующих мужу требовать расторжения брака с женой (ст. 17 СК РФ);

б) отсутствие связи между рассматриваемым требованием и требованием третьего лица, заявляющего самостоятельные притязания на предмет спора (ст. 42 ГПК РФ);

в) отсутствие условий принятия встречного иска (ст. 138 ГПК РФ).

Если проанализировать перечисленные обстоятельства, то они по своему характеру являются условиями реализации права на предъявление иска, потому что не исключают возможность рассмотрения заявляемых требований после устранении препятствий (требование мужа о разводе) либо в самостоятельном процессе (требование третьего лица и встречное требование ответчика).

Представляется, что перечень оснований к отказу в принятии искового заявления в действительности должен быть исчерпывающим. Однако это вовсе не означает, что он должен быть ограничен ст.ст. 134-136 ГПК РФ. С учетом изложенного выше, разумнее было бы ориентировать судей на то, что отказ в принятии искового заявления возможен лишь по основаниям, прямо предусмотренным законом.

Итак, следует помнить, что реализация права на обращение за судебной защитой возможна лишь при наличии определенных предпосылок и условий права на иск, причем имеется настоятельная необходимость проводить четкую грань между ними и строго соблюдать нормы права, что в правоприменительной практике, как оказалось, сделать совсем не просто.

Если право на предъявление иска есть право на процесс независимо от его исхода, право на рассмотрение и разрешение по существу заявленного требования о защите, то право на удовлетворение иска есть право на положительный исход процесса, право на решение об удовлетворении иска.[32]

Понятие права на удовлетворение в отличие от права на предъявление иска разработано слабо, чему в немалой степени способствует негативное отношение некоторых ученых-процессуалистов, не признающих эту категорию как самостоятельное правовое явление.  Большая заслуга в разработке понятия права на удовлетворение иска принадлежит С.В. Курылеву и А.А. Добровольскому, которые доказали практическое значение рассматриваемой категории. Право на удовлетворение иска (также как и право на предъявление иска) имеет определенный жизненный цикл, включающий три этапа: возникновение (становление), реализация (осуществление) и прекращение (отмирание). В связи с этим необходимо различать предпосылки возникновения и условия реализации права на удовлетворение иска, хотя одни их не различали, а другие – различали. По вопросу о предпосылках и условиях реализации права на удовлетворение иска среди процессуалистов, исследующих данную проблему, нет единого мнения. Добровольский А.А. не видел особых различий между понятием предпосылки права и условия его реализации. Данный автор к предпосылкам и условиям возникновения и существования права на удовлетворение иска относил:

а) право на предъявление иска;

б) правовую обоснованность иска, свидетельствующую о наличии материального закона, на котором основано заявленное требование;

в) фактическую обоснованность иска, свидетельствующую о доказанности фактов, служащих основанием правового требования истца к ответчику;

г) соблюдение сроков исковой давности;

д) наступление сроков исполнения обязательства.

Соглашаясь с мнением Г.Л. Осокиной, рискнем утверждать, что такая система предпосылок (условий) возникновения и существования права на удовлетворение иска вызывает возражение, прежде всего потому, что в ней сведены в одно целое объективные и субъективные факторы. Если требование о защите рассматривать с объективных позиций, то в действительности, исковое требование может быть вполне обоснованным как с юридической, так и с фактической стороны.

Тем не менее, в иске может быть отказано, потому что истец, несмотря на приложенные усилия и соответствующую помощь со стороны суда (ст. 56 ГПК РФ), не смог доказать обоснованность заявленного требования о защите. Такое тем более возможно, если учесть, что в ряде случаев законодатель допускает использование лишь определенных средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ).

Таким образом, доказанность как способ установления обоснованности заявленного иска зависит от субъективных факторов: знал, не знал, мог, не мог, предусмотрел ли возможность возникновения спора и в связи с этим,    не пренебрег ли требованиями закона, предъявляемыми к форме сделки и т.п. Поэтому не исключена ситуация, когда у заинтересованного лица есть право на удовлетворение иска, однако, поскольку оно не смогло доказать, а суд не сумел выявить наличие этого права, следует отказ в удовлетворении иска, хотя такой отказ может и не соответствовать действительным обстоятельствам дела, действительному положению вещей, что, в свою очередь, может быть обнаружено и документально установлено при пересмотре решения в кассационном, надзорном порядке или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Действительно, право на удовлетворение иска в отличие от права на его предъявление представляет собой сложную правовую категорию, которая включает как материально-правовой, так и процессуальный элементы. Данное обстоятельство объясняется тем, что право на удовлетворение иска проходит в своем развитии две стадии:

а) внепроцессуальную, где формируется материально-правовая основа для удовлетворения будущего требования о защите (предпосылки права на удовлетворение иска);

б) процессуальную, содержащую условия реализации права на удовлетворение иска.[33]

Исходя из изложенного, к обстоятельствам материально-правового характера, обуславливающим возникновение правомочия на защиту (права на удовлетворение иска) относятся такие, как наличие (в прошлом или настоящем) того субъективного права или охраняемого законом интереса, которые подлежат защите, а также фактов, свидетельствующих о нарушении либо оспаривании субъективных прав и интересов. Однако наличие указанных обстоятельств гарантирует получение защиты при условии, что заинтересованное лицо с соблюдением установленного порядка обратится в суд с требованием о защите, т.е. с иском, и докажет при содействии суда фактическую и правовую обоснованность иска (обстоятельства процессуального характера).

Соблюдение сроков исковой давности, право на рассмотрение по существу искового требования необходимы, но еще не достаточны для полной реализации права на удовлетворение иска, потому что суд может и не справиться со своей задачей по установлению права на удовлетворение иска как объективно существующей категории. Факт возникновения и объективного существования права на удовлетворение иска выявляется в процессе посредством доказательственной деятельности.

 «По своему содержанию право на удовлетворение иска есть право на применение юрисдикционным органом способов принудительной реализации (защиты) спорного материального правоотношения. Поскольку способы защиты нарушенных или оспоренных прав и охраняемых законом интересов воздействуют на материально-правовую ткань через процесс (опосредованно), право на удовлетворение иска объективируется в форме судебного постановления».[34]

На основании вышеизложенного, можно прийти к следующему заключению. К предпосылкам возникновения права на удовлетворение иска относятся факты материально-правового характера, лежащие вне и за пределами охранительно-искового правоотношения. К ним относятся:

а) факт наличия у предполагаемого субъекта спорного материального правоотношения (в прошлом или настоящем) того субъективного права или охраняемого законом интереса, которые подлежат защите;

б) наличие фактов, свидетельствующих о нарушении или оспаривании прав и законных интересов субъектов спорного материального правоотношения.

Поскольку реализация права на удовлетворение иска возможна лишь в рамках конкретного процессуального правоотношения, условиями реализации указанного права являются:

а) наличие права на процесс (предъявление иска в установленном порядке);

б) соблюдение сроков исковой давности;

в) доказанность оснований иска, т.е. доказанность факта существования права на удовлетворение иска и соблюдение сроков его реализации (исковая давность).

Необходимость разграничения юридических фактов на предпосылки и условия реализации права на удовлетворение иска обусловлена неоднозначным их воздействием на указанную категорию. Так, в случае пропуска срока исковой давности в иске может быть отказано. Отказ в иске по этому основанию всегда предполагает наличие самого права на удовлетворение иска, поэтому, если суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности, нарушенное право подлежит защите.

Если же отсутствует право или интерес, защиты которого добивается заинтересованное лицо, либо отсутствуют факты, свидетельствующие о его нарушении и оспаривании, право на защиту (право на удовлетворение иска) вообще не возникает, следовательно, никакие уважительные причины не могут быть приняты во внимание судом при решении вопроса о судьбе заявляемого требования. Отсутствие предпосылок права на удовлетворение иска должно влечь однозначное последствие в виде отказа в удовлетворении требования о защите (иска).

Заканчивая свою работу, мы пришли к окончательному выводу о том, что вопросы, связанные с категорией права на иск, относятся к числу наиболее сложных и запутанных в науке гражданского процесса. Право на судебную защиту - это комплексный институт материального и процессуального права, который включает в себя не только право на обращение за судебной защитой, но и право на ее получение, в связи с чем, нормы ГПК РФ целесообразно было бы привести в соответствие со ст. 46 Конституции РФ. Право на иск трактуется в двух аспектах: в процессуальном и материально-правовом (иными словами право на предъявление иска и право на удовлетворение иска). Право на предъявление иска и право на его удовлетворение, хотя и взаимосвязанные, но вместе с тем вполне самостоятельные, не совпадающие по своему содержанию категории. Право на предъявление иска означает право на обращение с требованием о защите, право на процесс независимо от его исхода. Право на удовлетворение иска означает право на получение защиты, право на положительный исход процесса. Понимание их сущности не только дает объяснение тому, что ряд предъявленных исков не принимается или остается без удовлетворения, но и способствует предотвращению ошибок, имеющих место в судебной практике.

Принимая дело к рассмотрению, судья обязан убедиться в том, верно ли сделан вывод о наличии у лица, обратившегося с исковым заявлением, права на обращение в суд, так как реализация последнего возможна лишь при наличии определенных предпосылок и условий права. Предпосылки права на предъявление иска - это установленные законом условия (юридические факты), при наличии которых у заинтересованного лица возникает, прекращается или изменяется субъективное процессуальное право на обращение в суд за судебной защитой по конкретному делу. Порядок реализации права на предъявление иска в суд носит наименование условий права на предъявление иска, которые также строго регламентируются законом.

Помимо сложностей в понимании общих вопросов категории права на защиту в исковом судопроизводстве, существуют проблемы в практическом применении отдельных предпосылок и условий реализации права на иск. Анализ предпосылок возникновения права на иск и условий его реализации представляет особую практическую значимость, поэтому необходимо четко представлять себе обстоятельства, влияющие на принятие искового заявления к производству, так как от этого зависит то, будет, или нет, реализовано право граждан на судебную защиту. Право на удовлетворение иска, в отличие от права на его предъявление, представляет собой сложную правовую категорию, которая включает как материально-правовой, так и процессуальный элементы. Данное обстоятельство объясняется тем, что право на удовлетворение иска проходит в своем развитии две стадии: внепроцессуальную и процессуальную. К предпосылкам возникновения права на удовлетворение иска относятся факты материально-правового характера, лежащие вне и за пределами охранительно-искового правоотношения. Необходимость разграничения юридических фактов на предпосылки и условия реализации права на удовлетворение иска обусловлена неоднозначным их воздействием на указанную категорию. Представляется, затронутые в настоящей работе проблемы необходимо разрешать на законодательном уровне. Одной из основных целей дальнейшей работы в данном направлении должна стать недопустимость неправомерного ограничения права на иск.  

 



[1] Гурвич М.А. Право на иск. М., 1976.

[2] Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979.

[3] Пушкарь Е.Г. Конституционное право на судебную защиту. Львов, 1982. С. 20-29.

[4] Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. Томск, 1989; Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. Томск, 1990;

[5] Викут М.А. Иск как элемент права на судебную защиту, его юридическая природа и обоснование/ М.А. Викут// Вопросы теории и практики гражданского процесса. 1976. Вып.1, С. 48, 51-52, 55-56;

[6] Гукасян Р.Е. Проблема интереса в Советском гражданском процессе. М., 1983. С. 125 и др.;

[7] Клейман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967. С.40;

[8] Щеглов В.Н. Иск о судебной защите гражданских прав. Томск, 1987 . С. 49-58 и др.

[9] Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1989. С.23.

[10]Субъекты советского гражданского процессуального права. С.23.

[11] Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000. С. 134.

[12] Курылев С.В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск/С.В. Курылев//Труды Иркутского Госуниверситета, т.22. Серия юридическая. Иркутск, 1957. вып. 3. С. 198, 203;

Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М, 1972. С. 154-155, 162-165; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. С. 89-94 и др.

[13] Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. С. 7;

[14] Определение Верховного суда РФ от 05.02.2009 г. № 91-В08-12//Подготовлено для системы Консультант Плюс, 2009 г.

[15] Архив Ленинского районного суда г. Иркутска. Дело № 2 - 1863/2009.

[16] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ //  Собр. законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

[17] Мельников А.А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1959. С. 54-55; Явич А.С. Право и собственное отношение. М., 1987. С. 124-125; Матузов Н.И. Личности. Права. Демократия. Саратов, 1972. С. 148-197 и др.

[18] Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. с. 16-17, 20-25; Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т.2. С. 94; Пушкарь Е.Г. Конституционное право на судебную защиту. С. 20-29.

[19] Субъекты гражданского права/Под ред. С.Н. Братуся. М., 1984. С. 19. 

[20]Архив Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга. Дело № 16 551-08.

[21] Право на предъявление иска в теории судебной практики последних лет. С. 53-128. 

[22] Крашенинников Е.А. Юридические факты... С. 65-66; Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. С.77.

[23] Смушкин А.Б. Гражданский процесс: учеб. пособие. М., 2007. С. 249.

[24] Мкртчан А. Ф. Предпосылки права на предъявление иска в арбитражный суд// Арбитражный и гражданский процесс.  2005. № 5. С. 12 .

[25] Гражданское процессуальное право России: учебник/ Под ред. М. С. Шакарян. М., 2002. С. 271.

[26] Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. С. 76-78.

[27] Архив Октябрьского районного Суда г. Иркутска. Дело № 2-341/2008.

[28] Архив Ленинского Районного Суда г. Иркутска. Дело № 51 044-08.

[29] О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Верховного суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от  26 марта 2009 г.//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009 г. № 6.

[30] Архив Иркутского районного Суда г. Иркутска. Дело № 18-01/2008.

[31] О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: постановление Пленума Верховного суда РФ № 8 от  31 октября 1995 г.//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996 г. № 1.

[32] Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск. С.20З; Право на судебную защиту. С.40.Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М. 1979. С.57.

[33] Осокина Г.Л. Актуальные проблемы государства и права в современный период. Томск, 1981.С.109. 

[34] Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. С. 150.