Обзоры практики

 

Дицевич Я.Б. - доцент кафедры прокурорского надзора и участия

прокурора в рассмотрении гражданских и арбитражных дел

Иркутского юридического института Академии

Генеральной прокуратуры Российской Федерации

 

Обзор по результатам анализа особенностей личности экологических преступников

 

Тема личности преступника относится к числу ведущих проблем криминологической теории, являясь предметом острых дискуссий на протяжении многих десятилетий[1]. Изучение данного вопроса имеет большое практическое значение, в первую очередь, для профилактики правонарушений[2], в том числе экологических.

При характеристике особенностей личности экологического преступника, прежде всего, представляется необходимым рассмотреть ее социально-демографические и уголовно-правовые признаки, являющиеся, по признанию большинства ученых, основополагающими в ходе изучения данного феномена.                              

Характеризуя социально-демографические признаки лиц, совершивших экологические преступления[3], следует отметить, что данные преступные деяния в основном (за редким исключением) совершаются лицами мужского пола. Хотя в последние 3 года отмечается незначительное увеличение числа женщин среди лиц, совершивших экологические преступления, их количество по-прежнему не превышает 1%. Это вызвано, в том числе, сложившейся практикой привлечения к уголовной ответственности преимущественно исполнителей регистрируемых преступлений рассматриваемого вида, подавляющее большинство которых, как ранее указывалось, составляют преступные деяния, связанные с завладением природными ресурсами (в то время как женщины в данном случае в основном способны выполнять лишь функции организаторов, подстрекателей либо пособников ввиду отсутствия достаточной физической силы, необходимой для выполнения объективной стороны большинства распространенных экологических преступлений).

Например, З., 35 лет, русская, замужняя, имеющая на иждивении несовершеннолетнего ребенка, работающая продавцом, совершила преступление, предусмотренное ст.260 УК РФ ч.2 п. «г», ст.158 ч.1 УК РФ (незаконная порубка в лесах первой категории, совершенная в крупном размере): имея умысел на незаконную рубку в лесах первой группы, желая использовать вырубленный лес для получения материальной выгоды, в отсутствие разрешительных документов на осуществление порубки, наняла для работы своих знакомых Т. и К., введя их в заблуждение относительно наличия разрешительных документов, в результате причинив лесному фонду ущерб в крупном размере на общую сумму 134687 руб.

Одним из основных элементов социально-демографической характеристики личности экологического преступника является возраст. Анализ статистических данных свидетельствует, что экологические преступления в основном совершаются людьми, имеющими определенный жизненный опыт. Так, наибольший удельный вес в общем количестве  экологических преступников имеет возрастная группа 30-39 лет (27%), а также 40-49 лет (24%). За ними следуют возрастные группы 18-24 года (18%), 25–29 лет (16%) и 50-59 лет (10%). Достаточно редко, но все же среди лиц, совершивших экологические преступления, встречаются лица старше 60 лет (2,5%). Наименьшее же количество экологических преступников представляют несовершеннолетние (1,7%), в основном участвующие в совершении данных преступлений в составе группы лиц вместе со взрослыми.       Уровень образования является существенной характеристикой личности человека, совершившего преступление, оказывающей влияние на сферу его интересов, круг общения, выбор способов реализации поставленных целей. Анализ образовательного уровня экологических преступников свидетельствует об имеющихся в нем различиях в зависимости от вида экологических преступлений. Так, у лиц, совершивших экологические преступления, связанные с незаконным захватом природных ресурсов (составляющие основной массив регистрируемой экологической преступности), уровень образования сравнительно невысок. Подавляющее большинство экологических преступников – лица со средним полным образованием (71%). Среднее профессиональное образование имеют 18% лиц, совершивших экологические преступления. Начальное образование имеется у 5% лиц, совершивших экологические преступления. Количество экологических преступников, не имеющих начального образования, составляет 0,3%. И, наконец, высшее образование встречается у 5% экологических преступников. Это, в частности, также можно объяснить попаданием в поле зрения правоохранительных органов в первую очередь не организаторов, а исполнителей экологических преступлений данного вида, которым для осуществления преступных деяний в большей степени необходима хорошая физическая подготовка, нежели высокий уровень образования.

В то же время образовательный уровень лиц, совершивших экологические преступления, связанные с загрязнением окружающей среды, является достаточно высоким. Поскольку, по данным статистики, подобные преступления совершаются в основном должностными лицами предприятий (к уровню образования которых обычно предъявляются определенные требования), в основном это лица с высшим либо средним специальным образованием.                                                                                              

Следует добавить, что, учитывая высочайший уровень латентности преступных деяний рассматриваемого вида, одним из условий, способствующих этому, вполне можно считать достаточно высокий уровень образования лиц,  совершивших экологические преступления, не попавших в поле зрения правоохранительных органов.

Важной социальной характеристикой личности преступника являются сведения о занятости. Весьма неблагоприятной тенденцией, сохраняющейся на протяжении последних лет, как в Восточной Сибири, так и в России в целом, является заметное снижение в массе экологических преступников числа работающих и увеличение числа лиц без постоянного источника дохода (при этом данными лицами совершается подавляющая часть экологических преступлений). Так, количество лиц, являющихся трудоспособными, однако не имеющих постоянного источника дохода в общей массе экологических преступников за последние 5 лет в Иркутской области составило 70%[4].

Учитывая факт распространения экологической преступности преимущественно в сельской местности, одной из причин роста количества лиц, не имеющих постоянного источника дохода, среди экологических преступников, можно назвать сложность, а иногда и отсутствие возможности получения образования, а впоследствии и работы, ввиду усугубления на селе проблемы безработицы, вызванной развалом сельскохозяйственных организаций (колхозов), зверопромхозов, леспромхозов, повсеместным распространением платного образования. При этом обращает на себя внимание тот факт, что количество экологических преступлений, совершенных гражданами, имеющими официальный статус безработных, незначительно и составляет, по данным статистики, около 1,5 %.

Пятую часть от общего количества лиц, совершивших экологические преступления, составляют рабочие (21%). Уровень их заработной платы обычно сравнительно невысок, в связи с чем они избирают преступную деятельность в рассматриваемой сфере в основном как средство повышения уровня материальной обеспеченности. Также среди экологических преступников, имеющих постоянное место работы, встречаются служащие (2,5%), предприниматели (1,8%), работники коммерческих структур (0,5%). Незначительную долю среди лиц, совершающих преступления рассматриваемого вида, составляют учащиеся (0,8%) и студенты (0,5%). Отмечаются случаи возбуждения уголовных дел по фактам совершения экологических преступлений чиновниками органов государственной власти и местного самоуправления.

Например, Енисейская межрайонная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении главы администрации Енисейского района С. (в прошлом – егеря одного из районных охотничьих хозяйств) по факту злоупотребления служебным положением, а именно — использования вертолётов енисейского отряда лесной авиации по фиктивным санитарным заданиям. Как было установлено в ходе следствия, С. в компании главврача енисейской центральной больницы К. совершил два вылета на вертолётах МИ-8, позже оформленных как вылеты по санитарным заданиям районной больницы якобы для транспортировки тяжело больных людей, находившихся в зимовьях в отдалённых районах. На самом же деле чиновники с вертолета вели незаконную охоту[5].

Встречаются среди экологических преступников и сотрудники правоохранительных и контролирующих природоохранных органов, которые нередко, даже будучи задержанными с поличным, оказывают серьезное противодействие следствию, используя при этом имеющиеся у них связи.

Так, несмотря на сложности, возникавшие ввиду оказания обвиняемым противодействия в ходе расследования уголовного дела, Канским городским судом Красноярского края высокопоставленный сотрудник УВД г.Канска К. был приговорен к реальному исполнению наказания в виде 2-х лет лишения свободы за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.260 УК РФ.

Общеизвестно, что серьезное влияние на личность преступника оказывает его семейное положение. При этом, если обычно наличие семьи является мощным фактором антикриминогенного характера, в рассматриваемом случае наличие семьи с несовершеннолетними детьми (а, следовательно, и обязанности по их материальному содержанию) зачастую является одним из основных условий, побуждающих лиц, проживающих в сельской местности (а, следовательно, имеющих низкие доходы трудовой деятельности, либо место постоянной работы у которых отсутствует) к совершению экологических преступлений. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что 56% экологических преступников на момент совершения преступления находились в брачных отношениях (37% состояли в официально зарегистрированном браке, а 19% проживали в фактическом браке (сожительствовали)), 21% находились в разводе, и 23% были холосты (не замужем). При этом следует отметить, что большинство лиц, совершивших экологические преступления, имели детей (59%). При этом у 26% находился на иждивении один ребенок, у 19% - двое детей, у 18% трое и более детей, что вполне соответствует остальным характеристикам экологических преступников, в том числе факту преобладания среди них лиц зрелого возраста.

Как показал анализ уголовных дел, именно наличие на иждивении экологических преступников несовершеннолетних детей (в совокупности с положительными характеристиками с их места жительства и места работы) являлись в основном основанием назначения им судом наказания с применением ст.73 УК РФ (условно).

Например, П., 35 лет, русский, житель сельской местности, с неполным средним образованием, женат, имеющий на иждивении 3 малолетних детей, совершил преступление, предусмотренное ст. 260 ч.1 УК РФ, а именно незаконную рубку сосны в количестве 2-х стволов, а также березы в количестве 8 стволов в лесах первой группы, тем самым причинив ущерб государству на сумму 11811 рублей. В результате рассмотрения уголовного дела судом П. был приговорен к лишению свободы условно.

В ходе рассмотрения социально-демографических признаков личности экологических преступников также следует остановиться на вопросе их принадлежности к гражданству той или иной страны. Анализ статистических данных свидетельствует о том, что подавляющее большинство (98%) экологических преступлений совершается гражданами РФ, являющимися при этом в подавляющем большинстве случаев постоянными жителями той местности, в которой совершили преступление. Из иностранных граждан экологическими преступниками становятся в основном граждане стран СНГ (в первую очередь, Азербайджана, Молдовы, Украины, Грузии). Изучение уголовных дел показало, что в основном иностранцы осуществляют преступные деяния не единолично, а в составе группы лиц по предварительному сговору, участие в которой принимают и граждане РФ.

Например, гражданин Сирийской Арабской Республики А. совместно с гражданином России Х. (выходцем из САР) по предварительному сговору совершили преступление, предусмотренное ч.2 ст.258 УК РФ - незаконная охота с применением транспортного средства на птиц, занесенных в Красную книгу РФ – соколов (балабана и кречета), запрещенными орудиями и способами отлова (самоловами кустарного производства) на особо охраняемой территории Прибайкальского национального парка в Ольхонском районе Иркутской области, с целью дальнейшей реализации птиц в странах Ближнего Востока (где стоимость сокола составляет от 2 тыс. до 150 тыс. долларов) для использования в ловчей охоте.

Согласно статистическим данным, подавляющая часть экологических преступлений в Восточной Сибири (равно как и в России в целом) совершается жителями села. Например, около 85% от общего количества совершённых в Иркутской области за последние пять лет экологических преступлений совершены именно в сельской местности, и лишь 15,2% – в городе (хотя при этом количество лиц, являющихся работниками сельского хозяйства (определяемых как крестьяне) среди лиц, совершивших экологические преступления, за последние 5 лет составило лишь 6 человек (или 0,2%). В структуре же общей областной преступности наблюдается диаметрально противоположная картина: количество преступлений, совершенных в городе, составляет 83,2%, а на селе – 16,8% .

Анализ данных уголовной статистики позволяет прийти к выводу о том, что интенсивный рост экологической преступности происходит именно за счет сельской преступности, в то время как количество экологических преступлений, совершенных в городе, оставалось в последние 5 лет практически на одном уровне. Причинами высокого роста экологической преступности на селе, в первую очередь, является более низкая по сравнению с городом степень занятости населения, сравнительно невысокий уровень доходов сельского населения и территориальное расположение в зоне непосредственной доступности природных ресурсов.

Подводя итог рассмотрению особенностей социально-демографических характеристик личности преступников, совершивших экологические преступления в исследуемом регионе, можно выделить их наиболее типичные признаки. Итак, в основном это мужчина зрелого возраста - от 30 до 49 лет (51%), гражданин РФ (98%), житель сельской местности (85%), с полным средним образованием (71%),  состоящий в браке (56 %),  имеющий на иждивении детей (49 %),  трудоспособный, но при этом без постоянного источника дохода (70 %).

Необходимо отметить, что криминологический портрет лиц, совершивших должностные экологические преступления, несколько отличается от вышеприведенного описания экологических преступников. Как правило, у них отмечается более высокий уровень образования (зачастую высшее), социального положения (нередко данные лица, в основном имеющие постоянный источник дохода, занимают руководящие должности в коммерческих либо государственных структурах); отмечается преобладание более старшего возраста таких лиц: 40-49 и 50-59 лет; к тому же, чаще всего они являются городскими жителями.

Несмотря на многообразие экологических преступлений, что влечет разнообразие характеристик лиц, их совершающих, все же представляется возможным сделать вывод о том, что отдельные группы экологических преступников обладают сходными характеристиками, некоторые из которых представляется целесообразным описать в рамках данного исследования.

Так, значительное число экологических преступников – это лица, совершившие преступления умышленно. Основной целью указанных лиц при совершении преступных деяний в сфере экологии является удовлетворение материальных потребностей. Представителям данного вида свойственно убеждение, что преступная деятельность – наиболее приемлемый и легкий способ получения доходов, поскольку вне его использования ощутимо улучшить материальное положение весьма сложно. Для данных лиц характерна потребительская ориентация, преобладание материальных пристрастий над остальными потребностями человека.

К их числу, прежде всего, можно отнести лиц, идущих на совершение преступления вынужденно (вследствие потери либо изначального отсутствия легального заработка и наличия финансовых трудностей). Их целью в основном  является удовлетворение жизненно необходимых для них самих и их семьи потребностей (в одежде, пище, и т.д.), поскольку в нынешних экономических условиях для подобных экологических преступников и их семей незаконные охота, занятие рыбным промыслом, рубка древесины обрели характер основного, если не единственного источника существования[6]. Нередко это отцы семейств, не имеющие постоянной работы, либо лишившиеся ее и испытывающие ввиду этого серьезные материальные затруднения, либо лица, чей заработок (особенно в сельской местности) является низким в сравнении как с установленным в регионе прожиточным минимумом, так и с размером среднедушевых доходов в той или иной местности.           Преступники данной категории  чаще всего не склонны к излишествам, они в основном не обладают высоким социальным статусом, их образ жизни достаточно скромен, по месту жительства и работы они преимущественно характеризуются положительно.

Однако в последнее десятилетие существенно возросло количество экологических преступников, совершающих экологические преступления (в основном предусмотренные ст.ст. 256,258,260 УК РФ) не ввиду тяжелого материального положения, а из соображений корысти, поставивших преступный промысел на предпринимательскую основу. Несмотря на более высокий уровень латентности совершаемых этими преступниками деяний (и, следовательно, меньшую возможность глубокого изучения особенностей личности данных преступников), все же контент-анализ средств массовой информации, изучение данных научной литературы, а также собственные результаты исследования позволяют утверждать, что указанные преступники  зачастую характеризуются повышенным уровнем материальных запросов, стремлением к приобретению предметов роскоши и руководствуются целью получения максимальной прибыли любой ценой в возможно короткий отрезок времени. К их числу относятся так называемые злостные браконьеры, в течение длительного времени осуществляющие противоправную деятельность, имеющие налаженные каналы сбыта незаконно добытой продукции. Способы совершения преступлений, к которым прибегают такие экологические преступники,  достаточно продуманы.

В определенной степени отличаются от рассмотренных характеристики так называемых неосторожных экологических преступников. Значительное их число являются должностными лицами, хотя среди них встречаются и обычные граждане  (например, в результате чьих неосторожных действий с огнем уничтожаются либо повреждаются лесные массивы). Представители рассматриваемой категории экологических преступников предвидят возможность наступления негативных для окружающей среды последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывают на их предотвращение либо не придают им особого значения, действуя по классической поговорке: «после нас хоть потоп»[7]. Им часто свойственно легкомыслие, а также чувство вседозволенности, бесконтрольности, недобросовестное отношение к исполнению своих обязанностей.

Нередко, в силу своей эколого-правовой некомпетентности, такие преступники просто не представляют себе весь объем неблагоприятных для окружающей среды последствий совершаемых преступных деяний, не предвидят возможности их наступления, в то время как могли и должны были их предвидеть. При этом они нередко ссылаются на государственные или общественные интересы, являющиеся, по их мнению, важнее интересов отдельных граждан. Им свойственна недостаточность знаний в сфере экологии, сопровождаемая ничем не обоснованной уверенностью в правильности своих действий.

         Таким образом, к особенностям экологических преступников можно отнести такие их социально-демографические характеристики, как пол (женщин среди экологических преступников значительно меньше (1,1%), чем в общей структуре преступников (13,8%); возраст (среди них преобладают лица зрелого возраста — 30 - 49-летние – 51,2%, в то время как в общей массе преступников, совершивших иные преступления, их не более 40%); оседлость (98% преступлений рассматриваемого вида совершаются гражданами России, подавляющее большинство из которых являются жителями местности, где совершено преступление), отсутствие у большинства преступников рассматриваемого вида постоянного источника дохода (в 70% случаев).

 


[1] Проводя исследование личности преступника в настоящей работе, автор исходил из имеющегося в научной литературе определения личности преступника как совокупности социальных и социально-значимых свойств и качеств человека, которые во взаимодействии с внешними обстоятельствами (ситуацией) привели его к совершению преступления (См.: Репецкая А.Л., Рыбальская В.Я. Криминология. Общая часть: учеб. пособие. Иркутск, 1999. С. 127).

[2] Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. М., 2004. С. 151.

[3] В основу приведенных в данной работе выводов о личности лиц, совершивших экологические преступления, положены в большинстве своем данные ИЦ ГУВД Иркутской области за период с 2003 по 2007 гг. включительно.

[4] При этом указанный показатель превышает аналогичный общероссийский показатель, в 2005 году, например, составивший 62,7% (также являющийся выше, чем в других контингентах преступников - 60,3%). 

 [5] Саськов И. Чиновника обвиняют в незаконной «вертолётной охоте» // Сегодня. 2001. 23 марта.

[6] См.: Государственный доклад "О состоянии и об охране окружающей среды в Российской Федерации в 2005 году" // КонсультантПлюс : справочная правовая система. Сетевая версия. — М. : КонсультантПлюс. 

[7] Яблоков А.В. Среда обитания и права человека // Журнал российского права. 1998. № 4-5.